09 февраля 2004, 16:32

Воинственность Путина взорвет еще не одну чеченскую бомбу

В России кровь и политика все больше переплетаются. В следующем месяце - президентские выборы, в этом месяце - террористический взрыв в московском метро. Согласно поступившим сообщениям, 39 человек погибли во вчерашней трагедии, когда в утренний "час пик" был взорван вагон метропоезда. Аналогичные вещи происходили и в период парламентских выборов в декабре, когда террористка-смертница взорвала себя неподалеку от Красной площади, убив полдесятка людей, а взрыв в вагоне железнодорожного состава на Юге России унес жизни 44 человек.

Пока еще преждевременно с уверенностью утверждать, кто совершил новое преступление в московском метро. Но в последние 4 года террористические взрывы - нередко совершаемые женщинами-смертницами - стали ужасающей характерной особенностью путинской России. Москвичи не забудут рок-концерта на открытой площадке прошлым летом (14 убитых плюс две из террористок). Была также и неудачная попытка взрыва одного московского ресторана (убит специалист по обезвреживанию взрывоопасных предметов; женщина-террористка арестована). И никто так просто не позабудет захвата московского театра позапрошлой осенью (боевики, в том числе обвязанные поясами с взрывчаткой женщины, а также и 157 их заложников были все отравлены насмерть газом, который применили при штурме театра российские военнослужащие). Вполне вероятно, что и за последним ужасом стоят чеченцы, которым предвыборная реклама нужна для их борьбы за независимость.

Последнее кровопролитие отразится на президентских выборах 14 марта с.г. Оно напомнит не только горюющим семьям жертв - и двум миллионам пользующихся метрополитеном москвичей, которые отныне, пробираясь по переполненным народом эскалаторам, платформам и вагонам, будут со страхом наблюдать за сумками и черноволосыми южанами - но и миллионам сочувствующих в других частях России, что нужно голосовать за Путина.

Его политическая карьера строится почти исключительно на античеченской политике. Именно Путин снова начал войну против их независимости. Его грубым, но популярным призывом стали слова "Мы их будем мочить даже в сортире". Эта его грубость - распространенная сегодня на постсоветских миллиардеров, которые могут угрожать его авторитарному правлению - исключительно хорошо воспринимается российскими избирателями. Как показывали еще до последнего взрыва результаты опросов общественного мнения, более 80% избирателей хотели, чтобы Путин остался на второй президентский срок. Вчера он обвинил во взрыве в метро лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова и отмахнулся от жалобы своего единственного либерального соперника на то, что в действительности именно его собственная чрезмерная злобность к чеченцам вынудила их нанести контрудар.

Однако именно об этом ему и следовало бы поразмыслить. Например, сегодня никто не знает, какова цель войны, в которой уже погибли от 5 до 15 тыс. российских военнослужащих. Десять лет назад предполагалось, что первая чеченская война позволит быстро сокрушить чеченский национализм. Добиться этого явно не удалось. И вот теперь эта война породила "палестинизированное" поколение молодых бойцов, ставших очевидцами того, как их близких уничтожают российские солдаты. Эти молодые люди, которых почти ничто не привязывает к жизни на своей разоренной родине, чувствуют, что могут с таким же успехом умереть за свое дело.

Путин отказывается вести переговоры. Вместо этого в последний год он просто заявляет, что война окончена. Его принимавшая желаемое за действительное программа умиротворения включала амнистию, на которую никто не отреагировал, и явно сфальсифицированные выборы марионеточного президента Чечни. Результатом, как утверждает Путин, стал регион, который отказался от сепаратистских устремлений и решил мирно жить в составе России.

Никто в действительности не верит в "мир" на чеченской земле. Российские солдаты продолжают умирать. Численность группировки российской армии в Чеченской республике сокращена вдвое, примерно до 40 тыс. человек. Но даже генералы признают, что безвозвратные боевые потери российской армии в прошлом году составили 263 человека. Кроме того, в Чечне находятся 30 тыс. военнослужащих Внутренних войск, а также разведывательные части и подразделения - достаточно многочисленные силы, которые, надо полагать, теряют людей в аналогичной пропорции.

Можно было бы подумать, что россиянам должна надоесть эта война, поскольку они живут в постоянном страхе, ожидая ответных ударов террористов и того, что их сынов направят умирать в Чечню. Но этого не происходит.

Отчасти это объясняется пристрастными репортажами СМИ, которые питают русскую идею чеченского варварства. Отчасти, это вызвано ненавистью к "чужакам", которая так глубоко проникла в русскую психику. Нация, проживающая посередине Евразийского материка, имеет длинную историю вторжений. Россияне подозрительно относятся к чужеземцам, и это всегда находило отражение в их политике. Российские политические деятели нередко играют на страхе перед "внешним врагом", будь то немцы, поляки или евреи. После распада Советского Союза в 1991 году чеченцы с их темной кожей и не признающей никаких законов культурой прекрасно подошли на роль "плохих парней" русскоговорящего мира. Даже если русские и не верят в ту версию правды, которую им рассказывают о Чечне их лидеры, они настолько сильно не любят чеченцев, что не пытаются оспорить эту версию.

Наконец, чеченская война решает один из самых трудных вопросов постсоветской России: что делать с армией. При численности более миллиона человека она слишком велика для постсоветских нужд России. Но она составляет основу оборонительного самовосприятия России. Никакой президент никогда не осмеливался сократить ее вдвое и сделать профессиональной. Чечня позволяет ответить на этот вопрос. Генералы могут плодиться далее, а солдаты, отправляющиеся в Чечню, даже имеют возможность наживаться на войне. Приземленная экономика этого конфликта зловеща: мирный чеченский гражданин, которого российские солдаты держат в яме живым, может служить для них источником получения выкупа от его родственников, хотя цена за труп выше. Все наживаются на войне, даже остающиеся в тени чеченские банды, которые сотрудничают с солдатами. Умирают только мирные чеченские граждане.

Симпатии всего мира на стороне российских жертв этого зверства в метро. Но воинственность в данной ситуации не оправдана. Путин сделал бы для россиян больше, если бы взглянул в глаза правде о Чечне, признав, что война все еще продолжается, и предпринял первые шаги к действительному примирению.

Ванора Беннетт.

Опубликовано 9 февраля 2004 года.

Перевод - веб-сайт "ИноСМИ.ру"

источник: Газета "The Times"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 09:18

29 мая 2017, 09:16

29 мая 2017, 08:26

29 мая 2017, 07:22

29 мая 2017, 05:53

Архив новостей