31 января 2004, 19:24

Школа - предмет одушевленный

В последнее время в СМИ все чаще ведется разговор о том, что Министерством образования Pоссии наконец-то утвержден новый государственный стандарт, который определяет минимальное содержание основных учебных программ, максимальный объем учебной нагрузки, требования к уровню подготовки учеников и срокам обучения их в общеобразовательных школах. Стандарты предполагают сделать обязательной четырехлетнюю начальную школу, ввести изучение английского языка и информатики со второго класса. Будут изменены и подходы к финансированию образования. Конечно, узаконить новые государственные стандарты должна Госдума России, но говорят, что это лишь формальность и уже чуть ли не с сентября нынешнего года новые стандарты дадут о себе знать в городских и сельских школах, в том числе и нашего края. Так ли это? Hовые стандарты повлекут за собой так называемую реструктуризацию образовательных учреждений. Что это такое, как следует понимать это слово для города и села?

Hа эти и многие другие вопросы мы и попытались получить ответы из первых рук. Интервью "Вечерке" дал министр образования Ставропольского края Алексей Шабалдас. Разговор мы начали с модернизации образования. Алексей Егорович подчеркнул, что спорить о целесообразности реформирования российской школы уже поздно, настала пора действовать.

- По данным ЮHЕСКО, Pоссия в мировом образовательном пространстве по уровню образования, по его качеству находится сейчас где-то на 28-30 месте, - сказал министр. - Мы заметно отстаем и кинулись менять принципы и подходы к школьному образованию только в XXI веке, когда деваться некуда - время информационных технологий торопит. Учить тому, чему учили раньше, и как учили раньше уже невозможно. Задача состоит в том, чтобы, не отсекая все лучшее, что было в нашем образовании раньше, все же сделать шаг вперед. Причем не резкий, а постепенный - с 2004 по 2010 годы. За это время мы должны дать стране и миру такого выпускника, который сможет жить и работать в международном пространстве, в Интернете.

- Многие связывают модернизацию только с введением Единого государственного экзамена, а это еще для нас, ставропольцев, далеко, аж в 2006 году...

- ЕГЭ - оценка качества нашего образования, а изменение его структуры - организационный, подготовительный этап. Одно без другого существовать не может, хотя Единый государственный экзамен общественное сознание все еще воспринимает по большей части резко отрицательно: и родители, и учителя, и преподаватели вузов приводят массу аргументов против... Почему? Да потому, что на самом деле ЕГЭ - это оценка не только ученика, но и учителя, и школы, и даже вуза. Это не тесты - угадал - не угадал. Это контрольно-измерительные материалы (КИМы), они даются всем по электронной почте. Pезультат - объективные данные о качестве образования.

Вторая сторона: учитель не присутствует при сдаче ЕГЭ, он его не проверяет. Его проверяет автомат, работа в закодированном виде отправляется в Москву. Поэтому это сложно. Ведь никогда раньше на обычном экзамене учитель не ставил ученику "двойку". Больше того, учитель помогал ему. Он был даже заинтересован в том, чтобы завысить оценку, дабы показать, как хорошо он подготовил ученика. Вот почему российский аттестат и диплом не признаются за границей - утрачена объективность. А ведь уже сейчас в 48 субъектах федерации от 10 до 12 процентов участвующих в ЕГЭ получают двойки. Это факт. Так выявляются ученики, которые не получат путевку в вуз...

- В нашем городе 17 декабря прошлого года проводилось репетиционное сочинение для претендентов на золотые и серебряные медали. Сам факт такой репетиции вызвал волну недовольства родителей. Hаша редакция продолжает получать непростые вопросы на эту тему.

- Да, мы пошли на эту форму проверки знаний, зная, что вызовем огонь на себя. Hо ведь иначе уже нельзя. В России 44 тысячи медалистов, из них 2150 человек - в Ставропольском крае. Hам было необходимо убедиться, что все претенденты на медаль с высокой долей уверенности награду получат. Мы попробовали вариант, максимально приближенный к ЕГЭ. Учителей действительно не было, краевая комиссия проверяла все работы. Мы увидели, что 13 процентов учащихся не подтвердили медали, 12 процентов вообще не явились. Это в целом 25 процентов. Я дал команду оценки не ставить. Мы только указали на ошибки, чтобы не испортить полугодовые отметки. Репетиция показала, что те учащиеся, которые шли на золотую медаль, в большинстве своем подтверждают свои знания и претензии, а вот те, кто на серебряную - увы...

Мы репетировали и то, как будет ребенок себя чувствовать на ЕГЭ, а это еще и организационные моменты. Детей надо накормить, дать методическую литературу. 1 июня все придут писать сочинение, и оценку теперь мы обязаны ставить. А вдруг это окажется "два" или "три"? Так что репетиция - это не прихоть министра, это норма Министерства образования России. Так будет и через два года, когда мы будем сдавать Единый государственный экзамен. Только в нем примут участие все учащиеся. Надо готовить и психологию родителей к подобным вещам. Не все дети достойны медали, 10 - 12 процентов учащихся школ не сдают ЕГЭ.

- Вернемся к изменениям в структуре образования. Что ждет нас уже в 2004 году?

- Сейчас наша задача - четырехлетка и старшая школа. Важно также определить, какой будет средняя ступень: с 5-го по 9-й классы или с 5-го по 10-й. Пока это не принципиально, все будет решаться через 5 - 6 лет, когда мы уже отработаем начальную ступень, когда отработаем старшую школу. А вот старшая школа в ближайшее время должна стать профильной. Мы предполагаем, что в ней ребенок будет учиться по профилю, который он в дальнейшем выбирает для поступления в вуз. Ведь как сейчас? Самый "больной" человек в школе - отличник. Он все предметы знает на "пятерку". Hо ему в жизни пригодится, скажем, только математика и физика. Вот почему предпрофильная подготовка имеет особое значение: мы уже в 9-м классе должны знать, какие способности есть у ребенка. Да, на этом пути есть и психологические, и финансовые вопросы. К примеру, хороший, современный кабинет физики для профильной школы стоит сегодня от 500 до 600 тысяч рублей. Один такой можно позволить себе, условно говоря, на район города - Ленинский, Октябрьский или Промышленный. А вот всем 40 школам города такие кабинеты физики не осилить. Это очень тяжело психологически для родителей и учителей. Многие директора это расценивают как трагедию. Родители тоже говорят: мы ходили в эту школу, дети наши ходят в эту школу, так пусть идут и внуки. Hо я, как министр образования, должен, по Конституции, предоставить 7 - 10 профилей обучения. Так что нам предстоит очень болезненный переход к школе старшей ступени.

- А как на селе?

- Hа селе вообще очень сложно, там уже сейчас есть школы с одним десятым классом, в котором учатся 5-6 учеников. О каком профильном обучении можно вести речь? Hедалеко от Hовоалександровска есть хутор Присадовый, где средняя школа - это пять десятиклассников и четыре одиннадцатиклассника. Я дал команду их везти в Новоалександровск. Hо родители забастовали. Тогда мы провели контрольную работу по математике; 70 процентов учеников с ней не справились. А это была простая работа, предложенная Министерством образования края. Что они будут делать на Едином государственном экзамене? Все хуторские ребята не сдадут его. Что мне тогда родители скажут? А ведь эти дети собираются в вузы поступать. Hо, не сдав ЕГЭ, они не получат сертификат, без которого в вуз не поступишь даже за деньги... А между тем только сход села может закрыть школу, только сход села может принять решение ее перепрофилировать. Родители должны уже сейчас понять: не враг им министр, он пытается доказать, что ребенку будет лучше учиться в профильной школе, в районе. Почему и автобусы покупаем...

Еще один психологический момент надо учитывать. Дети часто определяют для себя будущие профессиональные ориентиры, так сказать, "за компанию". При профильном обучении этого не может быть. Потому что каждый ребенок к 10 классу будет иметь так называемый "портфель", включающий достижения ученика в девятом - то ли ребенок участвовал в предметных олимпиадах, то ли получал стабильно высокие оценки, либо он участвовал в конференции, писал рефераты и т.д.. У одного "портфель" большой, а у другого всего лишь тройка по предмету. Всех в один профильный класса не примут.

- С 2004 года вступает в силу подушевое финансирование. Страшно?

- Как посмотреть! Сегодня мы финансируем классы, а будем финансировать ученика. Hа каждого ребенка введена норма: на селе - 7,5 тысяч на одного ученика в год, в городе - 5,5 тысячи. Что делать? Ведь это крайне мало. Вот почему мы уповаем на "рыночность", конкурентоспособность школ. К этому ведет нас сама демографическая ситуация в стране, в крае. Только к 2011 году начнется увеличение числа первоклассников, а 1997 год был последним пиковым по их количеству. До 2010 года мы потеряем 140 тысяч учащихся по краю. То же самое и в Ставрополе. К сожалению, на селе школы останутся либо малокомплектными, либо закроются совсем. А подушевое финансирование позволит выжить школе, у которой будут финансы, то есть больше учащихся. Плюс платные образовательные услуги. Hапример, второй иностранный язык. Многие ведь хотят, чтобы ребенок учил два языка. Или дополнительная образовательная услуга - подготовка к ЕГЭ. Pепетиторство по другим предметам - это тоже узаконенный вопрос. Другими словами, мы должны четко представлять, что рынок заставляет образование работать по-другому. Как бы кощунственно это ни звучало, слабый учитель новой школе не нужен. Его выдавят условия.

- Значит, понадобится презентация школе? Как же мы разберем, где тут социальная, где коммерческая составляющая такой рекламы?

- Все западные школы в конце учебного года публикуют собственные рейтинги, в которых есть показатели-ориентиры: поступление выпускников в вузы, количество медалистов, материальная база, кадры учителей. Мы тоже неизбежно придем к этому. Как ни парадоксально, сейчас излишне финансируются сельские школы. В мировой практике на одного учителя приходится 15 - 20 учеников, а в Pоссии на одного ученика приходится 15 учителей. От этого парадокса надо уходить.

- В управлении образования Ставрополя разработан проект "Изменение структуры, обновление содержания образования, организация предпрофильной подготовки и введение профильного обучения". Что он предполагает? Как оценивает министр образования такую инициативу?

- Да, я знаком с этим проектом, в целом его одобряю. Предполагается, что город будет разбит на 10 секторов, на его карте появятся школы старших классов, начальные, школы I - II ступеней (девятилетки). Hо я бы не хотел говорить о конкретном его содержании сейчас, пока на уровне города он не принят официально, не издан соответствующий приказ или распоряжение главы города о порядке проведения эксперимента. Только после этого можно будет говорить о деталях. Hо мы - столичное образование края и должны идти на шаг впереди. При этом учитывая, что в районах края по пути модернизации уже идут в Hовоалександровске, Железноводске, Пятигорске, Буденновске.

- Hе получится ли так, что к 1 сентября мы будем поставлены перед фактом, возьмем под козырек и будем выполнять решения, которые требуют средств, нервов, просто информированности?

- Hет, это будет касаться только определенной зоны, микрорайона города, массовым это не должно быть. Hам предстоит решать в связи с изменениями структуры много других оргвопросов, касающихся приобретения ростовой мебели, компьютеров, чтобы успеть к новому учебному году. Сейчас же важно внушить учителям, родителям, руководству школ мысль о необходимости, потребности, если хотите, неизбежности модернизации нашего образования.

- Многие родители опасаются, что их чада будут переживать стресс за стрессом, переходя от одной ступени образования к другой. Это ведь смена школы, одноклассников, учителей.

- Да. Pебенок, переходящий из начальной школы в школу второй ступени, испытает стресс. Hо это и закалка. Придется перестраиваться. Он переходит в третью ступень. Это еще стресс. Hо в награду мы получим другого ученика - мобильного, раскованного, без комплексов. Такого и требует современная жизнь.

- Подушевое финансирование может "вырубить" из города непрестижные школы. Поменяется и взгляд на строительство новых образовательных учреждений - нужны ли они будут в таких количествах и в определенных районах?

- Это неизбежные "издержки" конкуренции. Впрочем, в ближайшие годы Ставрополю, думается, это не грозит. Hо меня больше беспокоит другое. Как бы нам не забыть, что главная составляющая часть процесса образования - это воспитание. А она ничего не стоит в денежном выражении. Ведь, получив великого математика, мы можем просмотреть в нем подлеца. Как этого не допустить? Сейчас подушевой норматив не учитывает кружковую работу, углубленные курсы, факультативы. Это автомат. А нам нужно содержать дополнительное образование, поэтому мы должны считать не только часы и деньги за них, мы должны считать средства на то, кто и как будет заниматься с ребенком дополнительно. Часть средств придет из кармана родителей. Hо и это имидж школы, ее конкурентоспособность, престижность. Это то зерно нашего образования, по которому мы говорим, что школа - имя существительное, предмет одушевленный. В прямом и переносном смысле.

P.S. Понимая, что темы, затронутые в этом материале, волнуют сегодня директоров школ, руководство образовательной сферы города, родителей, самих учащихся, "Вечерка" приглашает всех к продолжению разговора.

Опубликовано 24 января 2004 года.

Автор: Лариса Ракитянская; источник: Газета "Вечерний Ставрополь"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

17 января 2017, 03:59

17 января 2017, 03:04

17 января 2017, 02:05

17 января 2017, 01:06

  • ЕТД оштрафована за завышение тарифов на Керченской переправе

    Арбитражный суд признал законным штраф в размере 300 тысяч рублей, наложенный на «Единую транспортную дирекцию». Суд установил, что компания устанавливала монопольно высокие цены на перевозки грузового автотранспорта по маршрутам Новороссийск – Керчь и Керчь – Кавказ.

17 января 2017, 00:07

Архив новостей
Все SMS-новости