28 января 2004, 10:43

Зона затяжной мобилизации

- С флагами уже хорошо? - Зам. главы Буйнакского района Тамерлан Азнауров выходит на балкон администрации села Карамахи, проверяя российскую и дагестанскую символику. - А то приезжал ваш коллега, увидел, что знамена истрепались, и такое выдал - еле отмылись...

С некоторых пор Азнауров хочет найти двоих. Во-первых, директора той фабрики, которая выпускает неприспособленные под кавказские ветра полотнища. Во-вторых, журналиста одного из центральных изданий. Он приехал в Карамахи с год назад и, пощупав лохмотья, написал, что российская власть не установилась здесь даже после уничтожения местных "ваххабитов" в сентябре 99-го. Хотя Тамерлан Магомедрасулович не будет против, если сперва ему попадется журналист.

Потому что власть там есть. Такая, как надо по ситуации. Точнее, по инструкции: "По окончании чистки осадное положение снимается, водворяется ревком и насаждается милиция".

Подписи под инструкцией несовременные - Антонов-Овсеенко, Тухачевский. И время ее создания давнее - 1921 год. И место - Тамбовщина-антоновщина: иные незаконные вооруженные формирования, другой региональный сепаратизм.

А все остальное в бумаге, судя по Карамахи и Чабанмахи , как новенькое. Как на любой гражданской войне и после нее. Только здесь до сих пор не понимают, почему нельзя было "водворить и насадить" заранее. Вместо этой войны.

Вопросы к федералам

- Степашин приезжал за год до событий, в 98-м, - вспоминает Юсуп Гадисов, зам. главы Карамахинского ревкома, то есть сельсовета. - Сидел с экстремистами за одним столом, а потом сказал, что у нас все в порядке. Как будто он не видел у мечети на въезде стенд с надписью "Здесь живут по законам шариата". И оружия у "вахов" он как будто не заметил...

Приверженцев ваххабизма "вахами" здесь называли не всегда. Карамахинцы - во все времена трудолюбивые (каждый клочок меж камней засажен капустой либо картошкой) и предприимчивые (когда стало можно, обзавелись "КамАЗами" и стали дальнобойничать) - оставались верны традиционному исламу даже при Советах. Но когда в Буйнакский район в начале 90-х стали приезжать ученые люди из Иордании и Саудовской Аравии, им - пусть они и проповедовали ислам ваххабитского толка - в Карамахи обрадовались.

А потом - где-то между первой и второй чеченской - к пяти столпам ислама новые учителя добавили шестой: джихад. Появились в селе другие гости - не иорданские, чеченские. Оружие в Карамахи потекло. Объявился и полевой командир из своих, карамахинских - бригадный генерал Джайруллах. На горе Чабан - там, где село Чабанмахи, километрах в семи от Карамахи, - выросла телевышка для соответствующей пропаганды. Люди стали ездить в Чечню, к Басаеву в лагеря; Мадину Бидагову, дочь одного из видных местных экстремистов, выдали замуж за Хаттаба...

Короче, три года - с 96-го до осени 99-го - творилось то, что власти Дагестана сегодня называют "карамахинским позором". А в Москве и вовсе предпочитают лишний раз не вспоминать.

- Если бы нас поставили году в 95-м, никаких "вахов" бы здесь не было, - уверены офицеры Карамахинского поселкового отделения милиции (ПОМ). - Почему не поставили? Вопрос к федералам...

- Уважаемому московскому хакиму (начальнику. - "МН") снова пришло время стать хакимом. Для этого снова надо немножко побомбить Дагестан. Такова традиция, - уверены ПОМовцы, только что вернувшиеся с ловли чеченских боевиков в Цунтинском районе.

Без казармы на казарменном 

До того как Карамахи и прилегающее село Чабанмахи были буквально снесены с помощью вертолетов и установок "Град", здесь было три милиционера, все здешние. Сейчас в ПОМе - под сотню, со всех концов Дагестана: местных - два процента, то есть двое. За два года, 2002-й и прошлый ,ни одного преступления, связанного с религиозным экстремизмом. Ни в Карамахи, ни в окрестностях (на балансе поселковой милиции - еще с десяток сел). А так - кражи, мошенничество, наркотики. Изнасилование в прошлом году - одно, убийство - тоже одно и по бытовухе. Средняя полоса России карамахинским показателям обзавидуется.

- Говоришь, цена вопроса? - переспрашивает начальник милицейского штаба Шамиль Рабаданов. - Зарплаты - от двух до трех, даже у офицеров. Мы тут фактически на казарменном положении. При одном "но": казармы у отделения нет. Кто комнаты в селе снимает за триста рублей в месяц, кто домой ездит каждый день, если близко. А большинство в кабинетах живет. У кого они есть, конечно.

Тем не менее милиция постоянно начеку.

- "Ваха"... "ваха"... еще "ваха"... - указывают оперативники на проходящих мимо сельчан.

- А где у них бороды?

- Вышло республиканское постановление: пресечь проявления религиозного экстремизма, в том числе и внешние.

Мой собеседник завертел зажигалку: то вспыхнет, то погаснет.

- Э, ты не думай, - пресекает вопрос на корню. - Беседы проводили. Просто беседы...

Сами "вахи" неразговорчивы, что понятно. Бывших боевиков в Карамахи и Чабанмахи осталось чуть более тридцати - из многих сотен. Остальные - кто сидит, кто убежал в Чечню, Турцию или близлежащий Азербайджан, а кого сельчане после федеральной операции сами на пепелища не пустили: селились где хочешь.

- Сказать честно, почему мы сами на "вах" до бомбежек не лезли - даже когда поняли, куда они ведут? Потому что каждый за себя перед Аллахом отвечает, - говорит вольный дальнобойщик Юсуф. У него - один из шести сотен "КамАЗов", "прописавшихся" в селе. Юсуф благодушен: только что он съездил из Баку в Челябинск с фруктами, вернулся с барышом. - Кто хотел пушками побряцать, те бряцали. Кому просто ваххабизм нравился как вера, те молились и до сих пор молятся по своему разумению. А остальным и тогда не до них было, и сейчас ни до чего. Главное здесь - цена на капусту. Которой сейчас нет.

- Капусты?

- Цены, - кривится Юсуф.

Разные цены

С капустой - во всех смыслах слова - действительно не везет. В прошлом году урожай у оптовиков-перекупщиков шел по десять рублей за кило. Конъюнктуре обрадовались и капустой засадили всё. Теперь за нее дают три - это те, кто добрый. А так - рубль восемьдесят. Лежат кочаны до весны, морозятся в руинах "ваховских" домов и всюду, где возможно. Даже штаб федералов в Чабанмахи, откуда шло в 99-м руководство войной в карамахинской зоне, теперь наполнен капустой доверху. Хотя на воротах до сих пор "штаб" написано.

- Не покупатель приехал? - К главе сельсовета Ибадуле Мукаеву, сопровождающему меня по своим владениям (Карамахи, Чабанмахи, Ванашимахи), почти бежит почтенного возраста человек. - Жалко... Пропади она пропадом.

- Все так говорят. А к весне поближе здесь за каждый клочок земли война будет: передел ежегодный на общем сходе. Только "война" в кавычки возьми, когда писать будешь, - вполне серьезно говорит Ибадула.

В цене сейчас как раз то, что пригодно для войны без кавычек: оружие, собственно. Зарегистрированное - то, которое перед бомбежками 99-го раздали либо легализовали для борьбы с "вахами", - худо-бедно изъяли. Остальное попытались получить в конце прошлого года. За деньги, вроде бы специально выделенные под эти цели дагестанскими властями. Расценки - лучше, чем при сдаче оружия в Чечне. Пистолет, допустим, стоит пять тысяч. Автомат - шесть, гранатомет "Муха" идет за десять тысяч. Любой патрон - просто за десять.

Карамахинцы вначале сдавались довольно резво: одних патронов двенадцать тысяч набралось. Плюс тройка "Мух". И других предметов изрядно. А денег, что характерно, нет. Хотя все бумаги в Махачкалу ушли давно.

- Если бы первым сдавшим сразу заплатили, сейчас бы у нас много "Мух" было. Десять, даже пятнадцать, - говорят в ПОМе. - А так подстава чистая выходит.

По общему оперативно-следственному мнению, оружия в селах "где-то на миллиона полтора". В пересчете на жизнь это, например, пять двухэтажных домов в Карамахи-Чабанмахи, по триста тысяч штука. После "Градов" многие отстраиваются до сих пор, все четыре года.

- Компенсации за уничтоженные дома? Были, конечно. По тридцать пять тысяч на члена семьи плюс полсотни на всех - за имущество, - подсчитывает Ибадула Мукаев. - Лотерея получилась: в семьях - от четырех до десяти человек, и жили все по-разному. Значит, небогатые и многодетные выиграли. А остальные - нет.

Издержки вахабизнеса 

Считать Мукаев любит и умеет: до всех событий он учительствовал в Карамахи, физика и математика. Потом ушел в коммерцию, но далеко от родных мест не уезжал. В конце концов за ним сразу же после войны пришли старейшины и попросили возглавить сельсовет.

Радости от такой просьбы Ибадула не испытал. Одного из глав карамахинской администрации в середине 90-х убили "вахи", другой - совсем предвоенный - сам от дел ушел, подчинившись контексту. Но Мукаева уговорили, о чем он теперь не жалеет. Хотя и бизнес бросил, и другого навара нет.

- Чужие не предлагают, а со своих не возьмешь. Не потому что такой честный. Просто если здесь на одном конце села воздух испортишь, на другом сразу противогаз надевают. Ничего не скроешь, - говорит Ибадула. - Тут главврач Буйнакского района недавно удумал передать рентген из нашей больницы на баланс в соседний аул - не увезти, а просто на баланс. Так сельчане пришли ко мне и говорят: "Либо сам вернешь, либо мы выйдем и заберем обратно". Приходится биться. Если эти на улицу выйдут, мало никому не будет...

Больницу - "хорошая клиника, все есть, только УЗИ нет" - в Карамахи на федеральные деньги отстроили пару лет назад. И милицию. И школ здесь теперь целых две, простая и начальная. Вторую Ибадула сельчанам обещал к концу года еще в прошлом марте, когда избирался на второй срок. Слово сдержал. Хотя под его обеспечение пришлось занять триста тысяч у знакомых коммерсантов: деньги на восстановление поступают все реже.

- Перед бомбами у меня было как во всех местных семьях: одни братья за экстремистов, другие с Россией, но встречаемся за общим столом. - Ибадула идет по коридору новой школы. - Захожу как-то к родным, а на дворе у них несколько учеников моих собрались, беседуют. Послушал - обалдел: "У такой-то модификации "калашникова" дальность такая, прицельное расстояние сякое. Эта граната тот разлет дает, а та - на столько-то больше. А при такой-то силе ветра отклонение пули винтовки Драгунова составляет такую-то величину". Таблицы умножения за всю жизнь у меня не выучили, потому что неинтересно им было - а туда же, баллистика...

Слава Аллаху, что работы Игоря Курчатова и Эдварда Теллера в школьную программу физики не входят. Подозреваю, у тогдашних учеников Ибадулы Мукаева они бы вызвали живой и непосредственный интерес.

- Сейчас, конечно, спокойно, - оценивает положение карамахинский глава. - За "Единую Россию" мы шестьдесят процентов дали, на президентских, наверное, не меньше соберем. Нет, без фокусов: сами люди так голосуют. Все-таки Путин "вахов" усмирил. Ну да, поздно. Но усмирил.

На вопрос, почему с "вахами" надо было справляться именно перед выборами, государственный человек Мукаев не ответил. Его можно понять.

- Это для нас был ваххабизм. А для Москвы - ваххабизнес, - формулирует Ильяс, капустный магнат (более ста тонн на складах). - Нас с середины 90-х держали под "вахами", как те овощи: ждали, пока в цене проблема поднимется. Когда два рубля ей цена была - не продавали. А в 99-м мы оптом ушли, считай, за десять.

Как и большинство, Ильяс голосовал за "Единую Россию". И за президента тоже будет.

***

"Карамахинская зона - редкий случай успешного контртеррора",- говорят и в Махачкале, и в Москве. Люди в самой зоне согласны. Только приказ о мобилизации, висящий на сельсовете Ибадулы Мукаева, местных до сих пор беспокоит. Стандартный приказ: "Явиться на пункт к такому-то часу... немедленно прибыть к месту прописки" и так далее. Все в бумаге на месте, кроме даты: в соответствующей графе - пустота.

Почему-то немногие уверены в том, что число, месяц и год не будут проставлены в канун каких-нибудь очередных федеральных надобностей.

P.S. Некоторые имена изменены.

Юрий Васильев , с. Карамахи - Москва.

Опубликовано 28 января 2004 года.

источник: Газета "Московские новости"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

21 января 2017, 14:29

21 января 2017, 13:51

21 января 2017, 13:02

21 января 2017, 13:02

21 января 2017, 12:24

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии