10 декабря 2003, 03:00

Похищения и исчезновения. Чечня, 2003 год.

Сейчас, в этот момент, в Грозном у правительственного комплекса стоят жители поселка Гикаловский. Они требуют от власти хоть какой-то информации о судьбе двух похищенных человек. В ночь с 30 ноября на 1 декабря в этот поселок на нескольких бронетранспортерах въехала группа военнослужащих. Они ворвались в два дома и увезли в неизвестном направлении двух местных жителей - Омара Демильханова и Зелимхана Бачаева. При этом они избили родных и близких похищенных людей. С тех пор о судьбе Демильханова и Бачаева ничего не известно. К митингующим выходил заместитель военного коменданта Чеченской Республики Ибрагим Сулейменов, обещал сделать все возможное. Но до сих пор власть не может ответить что-нибудь внятное жителям Гикаловского.

Два дня назад, 1 декабря, как сообщил "Интерфакс", заместитель председателя правительства Чечни Мовсар Хамидов заявил, что "с начала этого года в Чеченской Республике похищены и пропали без вести более 400 жителей". При этом он отметил, что по сравнению с прошлым годом количество похищений уменьшается: "Сейчас динамика идет на спад. Это результат оперативного реагирования на случаи исчезновений людей. Повышенное внимание решению этой проблемы уделяет президент Чечни, более эффективно стало работать республиканское МВД".

Тут, наверно, уместно вспомнить какие цифры, характеризующие количество похищений и исчезновений, называли официальные должностные лица в этом году раньше. Мы видим весьма впечатляющую "пляску" цифр.

Так, 11 мая с.г. Мовсар Хамидов сообщал, что с начала года пропали без вести 245 человек (по 54 человека в месяц). Через три месяца, 19 августа, он же сообщил "Интерфаксу", что "за первое полугодие 2003 года в Чечне похищено 267 человек". То есть отсюда следует сделать вывод, что за три месяца были похищены и пропали 22 человека, по семь человек в месяц. Если бы это соответствовало действительности, то означало, что в Чечне удалось почти справиться с похищениями людей! Еще через два месяца, 20 октября, Мовсар Хамидов сообщает "Интерфаксу", что в Чечне с начала года "были похищены или пропали без вести" около 300 человек". То есть с 19 августа по 20 октября пропадали, примерно по 17 человек в месяц. И вот еще через месяц появилась цифра - 400 исчезнувших человек. Значит ли это, что по официальным данным за ноябрь пропали без вести 100 человек?

Думаю, что такой вывод было бы делать неправильно. Скорее, это указывает на то, что любые подобные данные, сообщаемые общественности, являются не окончательными, не полными. Они могут изменяться, и весьма существенно, по мере уточнения и систематизации информации, если, конечно, с этой информацией идет реальная работа.

Значительно большее недоумение у нас вызывают данные МВД Чеченской Республики.

18 августа министр внутренних дел Алсу Алханов сообщил корреспонденту ИТАР-ТАСС, что в Чечне с начала года пропали без вести 380 человек. Проходит два месяца, и 20 октября республиканское МВД сообщает тому же агентству ту же самую цифру - 380 человек. Как после этого можно всерьез воспринимать информацию, исходящую из этого ведомства!?

Теперь о наших данных.

Мы ведем "Хронику насилия в зоне вооруженного конфликта", где день за днем помещаем ставшую нам известной информацию об убийствах, похищениях, подрывах, нападениях, обстрелах, "зачистках" и т.п. Мы отмечаем случаи насилия независимо от того, какая из сторон конфликта их совершает. Мы стремимся говорить не вообще о происшествии, не только о количестве пострадавших людей, но всегда, когда это возможно, сообщаем конкретные имена, фамилии людей, их адреса. По каждому из известных нам случаев нарушения прав человека мы направляем запросы в прокуратуру, требуем их проверки, добиваемся возбуждения уголовных дел. И случаи, когда нам оттуда приходит ответ, что мол такого происшествия не было, крайне редки - таких было около десяти за весь период "второй чеченской войны". Да и то, при дальнейшей проверке в половине случаев мы показали, что не мы, а прокуратура была не права. По-моему, это неплохо характеризует степень достоверности наших данных.

Мы раздали вам выдержки из наших Хроник за октябрь и ноябрь - здесь речь идет только о случаях похищений людей. Кто похищает? И военные, и командированные в Чечню специальные отряды милиции, и ФСБ, и сотрудники силовых ведомств Чеченской Республики, и боевики, и просто криминальные элементы. Но если вы внимательно прочтете нашу Хронику, то увидите, что в значительном большинстве случаев вполне очевидна ответственность за эти преступления тех, кого называют "федералами" и тех, кого называют "кадыровцами". При этом за последний год сотрудники чеченских силовых ведомств все чаще либо участвуют в таких преступлениях вместе с военными или ФСБ-ешникми, либо похищают самостоятельно.

В розданной вам таблице мы приводим по месяцам количество ставших нам известных фактов похищений людей в 2003 году с января по ноябрь.

 

Месяцы

Похищено людей

Из них освобождены или выкуплены

Из них найдены убитыми (почти всегда со следами пыток)

Исчезли

Январь

64

20

12

32

Февраль

66

25

11

30

Март

20

6.

4

10

Апрель

42

12

2

28

Май

32

6

4

22

Июнь

46

17

3

26

Июль

43

11

1

31

Август

44

9

8

27

Сентябрь

22

19

-

3

Октябрь

26

7

2

17

Ноябрь

26

5

-

21

Итого:

431

137

47

247

Во-первых, количество похищений и исчезновений, произошедших за год в Чечне, не исчерпывается этими цифрами. "Мемориал" в состоянии охватить своим мониторингом лишь ограниченную часть республики, примерно 25-30 % ее территории. Остальные регионы, в их числе и горные, для наших сотрудников остаются недоступными. Тем временем, ситуация там напряженная, убийства и похищения людей совершаются почти ежедневно. Да и в охваченных мониторингом районах "Мемориал" вряд ли составляет исчерпывающую сводку. По нашим примерным оценкам общее количество преступлений против гражданских лиц на территории Чеченской Республике может быть в 3-4 раза выше сведений, имеющихся у "Мемориала".

Во-вторых, следует также учитывать, исходя из специфики проведения мониторинга в Чеченской Республики, что всегда сведения за два последних месяца бывают заниженными и постепенно дополняются в течении нескольких последующих последующих месяцев. Поэтому, к сожалению, количество похищенных в октябре и ноябре 2003 г. неизбежно возрастет.

Таким образом, по нашему убеждению, цифра, представленная Мовсаром Хамидовым, явно занижена по сравнению с реальностью.

Учитывать, что данные за октябрь и ноябрь еще будут пополняться, то по сравнению с прошлым годом в нашей "Хронике насилия" в этом году случаев похищений будет меньше примерно на 15-17 %.

По нашему мнению, говорить на основании этого о какой-то "положительной динамике" не стоит, тем более, у власти есть действительно реальный ресурс для резкого уменьшения количества похищений и последующих исчезновений людей.

Давайте посмотрим на нашу таблицу по месяцам.

Начало года характеризовалось увеличением похищений и убийств похищенных. Впрочем, это наблюдалось уже в конце прошлого года. Можно предполагать, что после захвата в октябре прошлого года в Москве заложников федеральные силы усилили таким образом "работу по наведению порядка" в Чечне, убирая тех, кого можно подозревать в связях с боевиками. Именно в этот период даже Кадыров заговорил о похитителях людей, разъезжающих на БТР-ах и военных грузовиках, об ответственности за эти преступления военных.

Затем в марте, накануне и во время референдума, мы наблюдаем разительное снижение числа похищений. Тогда надо было обеспечить благоприятный фон для проведения этого мероприятия. Тогда военные и милиционеры вдруг стали крайне любезными на всех блок-постах.

Потом с апреля по август мы снова фиксируем тот уровень этих преступлений, который держался в течении большинства месяцев 2002 года.

Наступает сентябрь - подготовка к выборам президента Чеченской Республики - и опять происходит разительное снижение количества похищений! Вдобавок, из 22 похищенных людей (те случаи, которые стали нам известны) 19 освобождены похитителями!

Это ли не свидетельство того, что те, кто похищает, пытает и убивает людей как минимум контролируются властью? Когда наступает политическая необходимость, то власть говорит им "СТОП!". Значит, у власти есть ресурс для резкого снижения количества похищений.

О какой власти идет речь?

Думаем, о властях разных уровней. Кадыров вполне контролирует свои силовые ведомства. Военное командование, Региональный оперативный штаб могут воздействовать на различные спецназы (ВВ МВД, ГРУ и т.д.), на спецподразделения милиции для, по крайней мере, снижения количества совершаемых ими похищений.

Но явно нет желания прекратить эту преступную практику. Явно, что многие силовики считают правильным бороться с терроризмом при помощи террора.

Явно, что нет к этому политической воли и у Президента России.

Давайте вспомним, что на протяжении нескольких лет правозащитники требовали прекращения варварской практики "зачисток". В ходе этих спецопераций часто исчезали задержанные люди. Наконец, в конце прошлого года Путин заявил о прекращении этих спецопераций и переходе к тактике "адресных спецопераций". После этого зачистки в Чечне не прекратились, но количество их резко уменьшилось. Впрочем, сразу резко увеличилось количество похищенных людей в ходе "адресных спецопераций".

Сколько же всего за время второй чеченской войны (октябрь 1999 г. - 2003 г.) исчезло людей в результате похищений, незаконных задержаний, ночных "адресных спецопераций", "зачисток"? Думаю, что никаких точных цифр тут нет.

Можно привести лишь прикидочные минимальные оценки. Мы считаем, что таким образом "исчезли" больше 3 тысяч человек. Насколько больше? Мы не знаем. Подчеркиваю, что в эту примерную цифру я не включаю тех, что пропал без вести в ходе боев, бомбардировок, артобстрелов и т.п. Также подчеркиваю, что в абсолютном большинстве из этих случаях речь идет о целенаправленно осуществляемом федеральной властью России терроре.

Много это или нет? Очевидно, что каждый случай такого исчезновения человека является вопиющим, каждый должен становиться предметом серьезного расследования. Но все же - как оценить масштаб происходящего в Чечне?

Сами по себе цифры убитых или похищенных в Чечне людей не дают представления о том кошмаре, который творится там.

Давайте проведем сравнение.

В 1937-1938 годах в период большого сталинского террора сотрудники НКВД приезжали по ночам, арестовывали людей, после пыток и пародии на суд их расстреливали, а родственникам часто сообщали: они-де осуждены на десять лет дальних лагерей без права переписки. Таким образом исчезли сотни тысяч человек. Всего в годы большого террора были казнены около семисот пятидесяти тысяч из примерно ста семидесяти миллионов тогдашнего населения Советского Союза - сорок четыре на десять тысяч жителей.

Сейчас в Чечне по ночам вооруженные люди в масках, приехавшие на бронетранспортерах или автомашинах без номеров, врываются в дома и увозят в неизвестном направлении их хозяев. Причем спокойно проезжают через все блок-посты. А увезенные люди "исчезают". Иногда потом родственники "исчезнувших" находят их тела со следами пыток. Сейчас в Чечне проживает по всем серьезным оценкам не более семисот тысяч человек (результаты переписи населения следует относить к ненаучной фантастике). Значит, по самым минимальным расчетам, на десять тысяч жителей Чечни приходится сорок четыре жертвы государственного террора, осуществляемого в виде похищений и последующих "исчезновений" людей.

Автор: Олег Орлов, председатель совета Правозащитного центра "Мемориал"; источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 марта 2017, 04:12

29 марта 2017, 03:46

29 марта 2017, 03:16

29 марта 2017, 02:54

  • "ЭкоВахта" попросила отправить свое дело в суд Майкопа

    Советский районный суд Краснодара провел первое заседание по административному делу в отношении организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу», распространившей пресс-релиз без ярлыка иностранного агента. Суд согласился отложить процесс до разрешения вопроса о подсудности дела.

29 марта 2017, 02:20

  • Ирина Снытко удалена из зала суда после многочисленных вопросов свидетелю

    Суд в Сочи по делу Ирины Снытко, обвиняемой в насилии по отношению к двум полицейским, во время допроса свидетеля обвинения снял все вопросы подсудимой к нему, посчитав, что они заданы не по существу дела и мешают процессу. После этого судом было принято решение об удалении Снытко из зала суда, передает корреспондент "Кавказского узла".

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии