04 декабря 2003, 17:36

Клеветали, клевещут и будут клеветать. Пока правоприменительная практика не откажется от двойных стандартов

Могут ли быть применены в Азербайджане последние рекомендации ОБСЕ и "Репортеров без границ", касающиеся отмены уголовного преследования журналистов по обвинению в клевете и оскорблении? Этот вопрос среди прочих был затронут во время беседы руководителя общественно-политического отдела президентского аппарата Али Гасанова с генеральным секретарем правозащитной организации "Репортеры без границ" Робером Менаром.

Отвечая на вопрос гостя, почему суды выносят столь крупные денежные штрафы по искам против журналистов и СМИ, Гасанов отметил, что эти решения фактически остаются на бумаге и не исполняются. Он выразил согласие с тем, что судебные решения не должны быть "формальными". Гасанов полагает, что решения судов должны носить "воспитательный характер" и исполняться, чтобы авторы статей чувствовали ответственность за свои действия.

Гасанов информировал Менара о том, что ряд оппозиционных газет обвинил власти в даче взятки в 1,2 млн. долларов члену делегации ПАСЕ Мовлуду Чавушоглу. Авторы статей утверждали, что именно поэтому Чавушоглу не подписал критический доклад своего коллеги Андреаса Гросса о ситуации в Азербайджане. По словам Гасанова, власти не могут проигнорировать подобные публикации, ибо это значило бы согласиться с выдвинутыми в них обвинениями. Поэтому против трех газет, опубликовавших подобную информацию, будет подан иск с обвинением в клевете, сказал Гасанов.

В свою очередь глава МВД Рамиль Усубов, принимая генсека организации "Репортеры без границ", заявил, что некоторые журналисты в Азербайджане не чувствуют ответственности и часто публикуют серьезные обвинения против граждан и официальных лиц.

В качестве примера министр назвал главного редактора "Ени Мусават" Рауфа Арифоглу, который регулярно публиковал материалы, суть которых сводилась к тому, что все курды - террористы, члены РKK. Подобные обвинения должны быть обоснованы доказательствами, в противном случае, это - оскорбление в адрес тысяч лиц курдской национальности, подчеркнул министр. Он отметил, что не раз лично беседовал с Арифоглу на эту тему, разъясняя ему недопустимость подобных огульных обвинений.

"К сожалению, никаких выводов из сказанного мной сделано не было. Поэтому международные организации должны не только критиковать нас за нарушение прав прессы, но и требовать от таких журналистов соблюдать профессиональную этику и не заниматься клеветой", - заключил министр.

В принципе, с доводами Али Гасанова и Рамиля Усубова трудно не согласиться. Однако Р.Менар больше обращал внимание на иные факты судебного преследования как конкретных СМИ, так и отдельных журналистов.

Первое: необходимо учесть, что наши суды, мягко говоря, все же не совсем независимы. Не случайно, что на это Р.Менар обратил внимание. Почти во всех случаях конкретные СМИ, да и отдельные журналисты терпели поражение в судебном противостоянии с государственным чиновником или же представителем правящей партии. Поэтому, следуя практике многих демократических стран, он предлагал законодательно ограничить право должностных лиц, политических деятелей на обращение в суд с иском о клевете.

Второе: предлагается отменить уголовное преследование за клевету. Во-первых, на самом деле законодательство не регламентирует, в каких случаях "пострадавшая" сторона имеет право потребовать уголовного преследования, а в каких нет. Да это и невозможно. Ведь невозможно найти критерии, по которым можно было бы подразделить конкретные оскорбления и клеветнические высказывания на какие-то категории. На практике получается, что в каждом конкретном случае это зависит от желания "пострадавшей" стороны. То есть может случиться так, что за одну и ту же клевету один журналист, либо СМИ могут отделаться опубликованием опровержения, а в худщем случае принести извинение, а в другом получить срок. Поэтому вполне логично предложение об унификации наказания за конкретный этот проступок.

Во-вторых, в случае отмены уголовного преследования за оскорбление чести и достоинства и клевету судьи избавляются от угрозы внеправового, внесудебного давления на них. В этом случае совсем не обязательно, чтобы кто-то в административном порядке попытался оказать давление на конкретного судью. В некоторых случаях над судьей может довлеть общественное мнение, которое может быть и не справедливым.

Третье: А.Гасанов вполне справедливо признает, что в большинстве случаев штрафы, налагаемые судами на конкретные СМИ и на отдельных журналистов, не выплачиваются. По той простой причине, что даже если наложить арест на все движимое и недвижимое имущество конкретного печатного издания и продать их с молотка, невозможно собрать требуемую сумму. Мало того, что таким образом культивируется в обществе неуважительное отношение к решениям судебной власти, одновременно, как правильно отметил тот же А.Гасанов, они не выполняют и свою "воспитательную" функцию.

Ведь власти отрицают, что пытаются использовать эти судебные решения в качестве давления на прессу. То есть не ставится цель закрыть то или иное издание. Значит, сумма налагаемого штрафа должна быть такова, чтобы, с одной стороны, она приводила к автоматическому закрытию издания, а с другой - достаточно чувствительно "била по карману", чтобы иметь тот "воспитательный характер", о котором говорит А.Гасанов.

И, наконец, четвертое (а это самое главное): пока мы не добьемся становления подлинно независимой судебной системы, наша пресса не избавится от правового нигилизма. Вот А.Гасанов и Р.Усубов привели факты, по их мнению, доказывающие, что оппозиционные печатные издания занимаются клеветой. Однако при желании и тот, и другой мог привести еще больше фактов, когда тем же самым занимались и занимаются по сей день проправительственные СМИ. При этом они прекрасно знают, что суды, как правило, не удовлетворяют иски о клевете в отношении проправительственных СМИ. А уголовное наказание им точно не угрожает. По крайней мере, такого история независимого Азербайджана не знает. То есть в данном случае проправительственные СМИ полностью защищены от судебного преследования "зависимостью" судов.

Оппозиционные издания в подобных случаях также имеют неплохую защиту, но иного плана. Они также прекрасно знают, что независимо от того, права конкретная газета или нет, в 99 случаях из ста наши суды встанут на защиту чести и достоинства любого госчиновника. То есть двойные стандарты в данном случае налицо, что сразу расценивается соответствующими международными организациями как применение двойных стандартов, давление на "оппозиционную и независимую прессу". Одним словом, и в этом случае не берется в расчет, права или нет конкретная оппозиционная газета. "Международная защита" в любом варианте обеспечена. Именно поэтому очень редко судебные решения в отношении СМИ приводятся в исполнение, да и осужденные по этой статье журналисты, к счастью, не надолго задерживаются в местах лишения свободы.

Таким образом, обе стороны, одни в большей, а другие несколько в меньшей степени чувствуют себя безнаказанными, что приводит к полному правовому нигилизму в сфере СМИ, а если выразиться более ясно, то за редкими исключениями - наплевательскому отношению к существующему законодательству по клевете...

Р.Миркадыров.

Опубликовано 4 декабря 2003 года.

источник: Газета "Зеркало" (Азербайджан)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

18 декабря 2017, 10:05

18 декабря 2017, 09:28

18 декабря 2017, 09:05

18 декабря 2017, 08:30

18 декабря 2017, 07:36

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей