13 января 2004, 01:14

Современная внутриполитическая ситуация в Абхазии и перспективы мирного урегулирования грузино-абхазского конфликта

Лето 2003 г. оказалось в Абхазии наиболее благополучным за весь десятилетний период после окончания грузино-абхазской войны. На курорты приехало рекордное число отдыхающих из России и других государств СНГ, открылось бесчисленное количество всевозможных кафе и ресторанчиков, все больше новостроек на месте былых развалин. В Сухуме начала действовать мобильная связь, появилось несколько интернет-кафе. Налажено регулярное хождение электричек между Сочи и Сухумом, начал осуществляться проект восстановления морского сообщения между Абхазией и Россией.

Власти заканчивают несколько крупных по своим масштабам строительных проектов: к 10-летней годовщине победы в грузино-абхазской войне (30 сентября 2003 г.) намечено полностью реконструировать столичный стадион и сухумскую набережную (на это хронически не было средств еще во времена существования СССР). Полным ходом идет строительство пешеходного моста на КПП Псоу, который должен разрешить проблему хронических пробок и очередей на абхазо-российской границе.

Несмотря на бесспорные успехи правительства в экономической сфере еще никогда внутриполитическая ситуация в послевоенной Абхазии не была столь напряженной, а противоборство между властями и оппозицией не принимало столь масштабные и острые формы.

Власть и оппозиция

После окончания грузино-абхазской войны ситуация в Абхазии оставалась довольно стабильной, главным источником напряженности были Гальский район и Кодорское ущелье, превратившиеся в зону действий грузинских диверсионно-террористических групп. Активность "внешнего врага" обеспечивала властям поддержку населения, сплачивала правящую элиту, и столь характерные для постсоветского пространства внутриполитические склоки и скандалы оставались как бы за границами этого непризнанного государства. Внутренняя стабильность позволяла выживать в условиях экономической блокады, причем по многим показателям ситуация в Абхазии была куда более благополучной, чем в соседних регионах Грузии.

Разразившийся в марте 2003 г. острый внутриполитический кризис в значительной степени поколебал эту стабильность и повлек за собой тяжелые экономические потери: в апреле выполнение государственного бюджета упало до 56 процентов. Оппозиция впервые оказалась в состоянии оказать силовое давление на власть и добиться отставки неугодного ей премьер-министра Г. Гагулия.

Бросается в глаза, что в современной Абхазии противоречия между властью и оппозицией не носят идеологического характера. Если судить по программным документам, то наблюдается близость, либо полное совпадение политических лозунгов, декларируемых нынешней властью, проправительственными партиями и оппозицией. Все они выступают за политическую независимость и категорически отвергают возможность возврата Абхазии в состав Грузии. Тем не менее, в реальности многие лидеры оппозиции занимают куда более умеренные позиции, чем нынешнее руководство, которое отказалось не то что обсуждать, но даже принимать в качестве официального документа "план Д. Бодена", по которому Абхазии предоставляется особый статус внутри грузинского государства. Многие же лидеры оппозиции рассматривают этот план в качестве приемлемой основы для поиска компромисса (правда, не публично, а лишь в приватных беседах).

При анализе перспектив мирного урегулирования необходимо учитывать, что в Абхазии власти продолжают находиться в куда большей зависимости от населения, чем в Грузии или России. Здесь еще продолжает действовать институт "прямого народовластия" в виде общенационального схода, который в критической ситуации имеет возможность продиктовать властям от имени народа то или иное решение. Именно угроза проведения подобного схода, чреватого для нынешней администрации самыми печальными последствиями, вынудила президента В.Г. Ардзинба отправить в отставку назначенного незадолго до этого премьером Г. Гагулия и весь кабинет министров.

Рост влияния оппозиции совпал с кризисом внутри правящего руководства, позиции которого были серьезно ослаблены конфликтом между В.Г. Ардзинба и не скрывавшим своих президентских амбиций А.М. Джергения - предшественником Г. Гагулия на посту премьер-министра. До отставки этого политика с поста премьер-министра для оппозиции не было более ненавистной фигуры во власти, в полемике между А.М. Джергения и оппозицией использовались самые сильные выражения.

И после своей отставки А.М. Джергения продолжает оставаться абхазским "политическим тяжеловесом": этот близкий родственник нынешнего президента долгое время находился во власти, он имеет обширные международные связи и не менее обширные родственные связи в местной элите, многие его "выдвиженцы" сохраняют свои посты в парламенте и правительственных структурах. Несомненно, что переход А.М. Джергения в стан оппозиции значительно повысил шансы ее прихода к власти.

Весенние потрясения в Абхазии стали следствием роста влияния в обществе абхазской оппозиции. Первые признаки абхазской фронды появились через несколько лет после окончания грузино-абхазской войны, когда эйфория по поводу победы несколько улеглась и общество начало осознавать, что успешное окончание войны вовсе не означает (как рассчитывали очень многие) решения всех проблем в кратчайшие сроки.

Первоначально власти успешно "списывали" все социальные проблемы на войну, послевоенную разруху и политику грузинских властей, пытавшихся возвратить Абхазию при помощи экономических санкций и диверсионной войны в Гальском районе. Однако с годами в абхазском обществе нарастало раздражение против собственных властей, оказавшихся неспособными решить многочисленные социальные проблемы.

Непосредственным толчком для формирования оппозиции стали президентские выборы в октябре 1999 г. Итоги могли показаться для действующей власти поистине триумфальными: голосование избирателей за В.Г. Ардзинба и государственную независимость Абхазии было практически единодушным. Однако сама атмосфера безальтернативных выборов, в сочетании с явной усталостью общества от повседневных проблем, вызвала чувство разочарования и раздражения в определенной части населения, в первую очередь, в среде абхазской интеллигенции. Недовольная быстрым социальным расслоением общества и своим тяжелым материальным положением эта, наиболее критически настроенная по отношению к власти часть населения, превратилась в социальную опору оппозиции.

Руководителями и непримиримыми противниками нынешней власти стали известные в Абхазии политические и общественные деятели, большинство которых занимало прежде видные посты в абхазском руководстве (Г.Аламиа, А.Анкваб, Н.Акаба, О.Дамениа, Т.Кецба, Л.Лакербая, Д.Пилиа и др.).

В настоящее время оппозиция представлена двумя общественно-политическими движениями и одной партией. ОПД Амцахара ("Родовые огни") объединяет несколько тысяч ветеранов войны 1992-1993 гг. и представляет собой организацию вооруженных людей с высокой степенью мобилизационной готовности. ОПД "Айтайра" ("Возрождение") отражает взгляды оппозиционно настроенной части абхазской интеллигенции. Численность "Айтайра" превышает тысячу человек, но движение не представляет собой консолидированной силы: ее лидеры не имеют общего мнения даже по основным проблемам. Часть сторонников движения состоит одновременно в других политических партиях, в том числе и в проправительственных.

ОПД "Амцахара" и "Айтайра" приобрели довольно значительное влияние в абхазском обществе. Существующая формально с 1991 г. Народная партия Абхазии (НПА) не имеет такого влияния и выступает в роли "младшего партнера" более сильных оппозиционных ОПД. Отношения внутри оппозиции характеризуются противоречиями и соперничеством лидеров, однако в условиях весенней конфронтации с правящим режимом все разногласия были на какое-то время забыты.

Фактически в Абхазии произошло не идейное размежевание политических сил, а разделение по принципу: "мы за нынешнюю власть" и "мы против действующей власти". Поэтому полемика в печати между властью и оппозицией имеет не идеологический характер, а чаще всего сводится к вбрасыванию в общество компромата, нападкам на отдельные личности и крайним формам неприятия друг друга. Никакого конструктивного диалога не получается, более того, по мнению В.Г. Ардзинба, его и не может быть, так как "у нас, к сожалению, нет конструктивной оппозиции. Потому, что конструктивная оппозиция должна предлагать какие-то альтернативные пути решения проблем, стоящих перед государством и обществом, а не усугублять кризис для достижения сиюминутных политических целей".

Уже летом 2003 г. абхазская оппозиция раскололась: "Амцахара" на своем внеочередном съезде в июле потребовала от президента уйти в "добровольную" отставку и провести досрочные президентские выборы. В принятой съездом резолюции констатировалось, что "в последние годы в результате допущенных руководством страны ошибок и серьезных просчетов резко осложнилась общественно-политическая ситуация. Приметами времени стали необузданная преступность, произвол и беспредел, клановый подход в подборе кадров, расслоение и поляризация общества, а для неимущих слоев - беспросветность существования. Помимо объективных причин к такому положению вещей привели, прежде всего, субъективные факторы. Еще более обстановка в стране осложнилась в результате серьезной и длительной болезни президента, не позволяющей ему вот уже в течение трех лет исполнять в полном объеме свои полномочия и обязанности главы государства, предусмотренные статьей 53 Конституции Республики Абхазия.

В результате республика оказалась на краю пропасти, и безопасность страны и граждан не гарантированы.

В результате того, что под угрозой оказалось наше государство и его безопасность, съезд постановляет:

1. Парламенту Республики Абхазия и исполнительной ветви власти для преодоления противостояния между ними, в кратчайший срок разрешить кризис на основании Конституции Республики Абхазия. С целью предотвращения сползания страны к безвластию и анархии срочно приступить к реальному реформированию избирательного законодательства и разработке проекта соответствующих поправок к Конституции Абхазии.

2. В связи с состоянием здоровья президента Владислава Ардзинба, являющегося гарантом Конституции и невозможностью исполнять им свои обязанности в полном объеме, предложить президенту Республики Абхазия Ардзинба Владиславу Григорьевичу добровольно уйти в отставку в соответствии со статьей 65 Конституции РА".

В отличие от Амцахара, лояльная властям часть общества и даже все остальные оппозиционные партии и движения не посчитали ситуацию в стране столь катастрофической и не поддержали требования об отставке президента и проведении досрочных выборов. Один из лидеров ветеранского движения В. Начач-оглы объяснил подобное "непонимание" позиции Амцахара со стороны ее недавних союзников тем, что Айтайра "не смогла дозреть до тех кондиций, когда выдвинула бы своего кандидата в президенты". Айтайра тут же заявила, что ее кандидатами будут А. Анкваб и Л. Лакербая, в оппозиционной прессе разразилась перепалка с взаимными обвинениями и последующими требованиями судебной защиты чести и достоинства обиженных лидеров.

Несмотря на несомненные успехи абхазской оппозиции и то большое влияние, которое она оказывает на внутриполитическую ситуацию, нельзя сказать, что ее лидеры пользуются в Абхазии большей популярностью, чем нынешняя власть. Наоборот, согласно данным, полученным в ходе анкетирования 448 жителей Абхазии(1), В.Г. Ардзинба (несмотря на свою серьезную болезнь и длительные перерывы в работе) продолжает оставаться наиболее популярным политическим лидером Абхазии (36%). За нынешнего премьер-министра Р. Хаджимба высказалось 18% опрошенных, за недавно перешедшего в оппозицию С. Лакоба - 17%. Значительная часть опрошенных затруднилась ответить или посчитала, что в Абхазии нет достойных политиков (8% и 4% соответственно). На долю остальных упомянутых опрошенными 15-ти абхазских политических деятелей приходится лишь 17 % голосов. В числе последних - наиболее видные лидеры оппозиции Л. Лакербая, А. Анкваб, В. Начач-оглы и Н. Акаба (7, 3, 3 и 2 голоса соответственно).

Анкетирование выявило довольно скептическое отношение населения к институту многопартийности и существующим ныне политическим партиям: 43% опрошенных затруднилось назвать партию или ОПД, которому они симпатизируют, а 18% заявило, что не симпатизируют ни одной из них. Наиболее популярными политическими движениями оказалась Амцахара (16%), недавно созданное лояльное властям ОПД Ахьаца (9%) и Айтайра (7%), еще 7% приходится на долю остальных пяти партий и организаций (КПРА, НПА, Аидгылара, РПА и Движение матерей за мир и справедливость). Данные опроса позволяют заключить, что на следующих президентских выборах население, скорее всего, будет голосовать в первую очередь исходя из личных симпатий к тому или иному кандидату, а никак не исходя из его партийной принадлежности. В случае, если высокая степень популярности нынешнего президента и премьер-министра сохранится до времени проведения выборов, власти вполне могут осуществить "Путинский вариант" передачи власти и не допустить победы оппозиционного кандидата.

Ключ к решению конфликта - в изменении общественных настроений

В Абхазии прошедшее после войны десятилетие не привело к изменению общественных настроений в благоприятном для грузинского правительства направлении. Большинство людей до сих убеждено, что грузинское государство является враждебным и остается главной причиной всех бед и несчастий. В этих условиях открытый отказ от лозунга независимости и даже само по себе согласие обсуждать компромисс на базе предоставления Абхазии особого статуса внутри грузинского государства означает немедленную политическую смерть для любого абхазского политика. Поэтому закономерно, что и власть, и оппозиция стремятся представить себя как твердых защитников абхазской независимости. При этом оппозиция обвиняет власть в недостаточно последовательном отстаивании абхазской независимости, в ответ власть обвиняет оппозицию в "сговоре с врагом".

Сохраняющиеся в обществе антигрузинские настроения являются одним из главных препятствий для нормализации обстановки. Совершенно очевидно, что для мирного урегулирования необходимо снизить уровень напряженности в грузино-абхазских отношениях и улучшить социально-политическую ситуацию в регионе.

В сложившейся ситуации представляется чрезвычайно важным предпринять меры по снижению уровня военного противостояния в зоне грузино-абхазского конфликта. Очевидно, что невозможно добиться изменения враждебного отношения к грузинскому государству без принятия радикальных мер по прекращению деятельности диверсионных групп: их террористические акции продолжают оставаться постоянным общественным раздражителем и усиливают позиции наиболее радикальных сторонников абхазской независимости.

Надежная основа для нормализации ситуации может быть создана путем осуществления специальных проектов экономического развития в масштабах всего южнокавказского региона, в сочетании с локальными проектами по развитию отдельных районов. Другим средством улучшения экономической ситуации могло бы стать претворение в жизнь грузино-российских договоренностей о разблокировании существующих путей сообщения и в первую очередь железной дороги, связывающей республики Южного Кавказа с Россией через территорию Абхазии.

Достижение урегулирования сильно затрудняется господствующими на Южном Кавказе негативными стереотипами восприятия соседних народов. Осуществление специальных образовательных и научных проектов, направленных на изживание подобных негативных стереотипов, могло бы стать важным фактором в изменении общественных настроений. Положительную роль могла бы сыграть помощь грузинского руководства в восстановлении сожженного во время войны 1992-1993 гг. Государственного архива Абхазии и возвращение вывезенных документов, музейных и библиотечных фондов.

Снижению уровня напряженности могла бы способствовать специальная международная программа по улучшению положения грузинских беженцев. В течение всего послевоенного периода проблема беженцев активно использовалась различными силами в собственных политических и экономических интересах. В настоящее время в Абхазию стихийно возвратилось значительное количество грузинских беженцев, многие из них переехали в Россию и другие государства.

На положении грузинских беженцев негативно сказывается избранный определенными политическими силами откровенно спекулятивный подход к их проблеме, а также материальная заинтересованность этих сил в ее дальнейшем существовании и обострении.

В современной ситуации совершенно очевидно, что массовое и единовременное возвращение грузинских беженцев возможно лишь в случае успеха новой военной кампании по покорению Абхазии и изгнания проживающего там ныне населения. Возврат же беженцев мирным путем требует большого внимания, средств и подготовительной работы.

В первую очередь необходимо выяснить современное состояние проблемы: реальное количество находящихся в Грузии беженцев, количество тех из них, кто согласен вернуться в прежние места проживания, на каких условиях и т.п. Необходимо выяснить возможность трудоустройства возвращающихся, их имущественные права, современное состояние той недвижимости, которая им ранее принадлежала, а также размеры необходимой финансовой помощи для налаживания хозяйства и восстановления жилья.

При рассмотрении вопроса о возвращении конкретных семей беженцев необходимо выяснить отношение к этому местного населения, их соседей. Для этого представляется целесообразным выработать под эгидой международных гуманитарных организаций специальную программу поездок грузинских беженцев в прежние места проживания для ознакомления с реальной ситуацией. Такая программа позволит выявить наиболее бесконфликтную часть беженцев, возвращение которых можно было бы обеспечить в первую очередь.

Наряду с проведением подготовительной работы по возврату грузинских беженцев в Абхазию в современной ситуации необходимо обеспечить их достойное существование в местах нынешнего проживания. В частности, необходимо наладить эффективный международный контроль над распределением поступающей в адрес беженцев гуманитарной помощи и финансовых средств, значительная часть которых, по имеющимся данным, используется не по назначению.

Большую роль в нормализации ситуации может сыграть многосторонний внутригрузинский диалог (с участием представителей центрального правительства и различных регионов, а также Абхазии, Аджарии, Южной Осетии).

* * *

Мирное урегулирование грузино-абхазского и аналогичных имеющихся в Грузии конфликтов возможно в том случае, если для национальных окраин станет политически и экономически выгодным нахождение в составе единого грузинского государства. Это может стать реальным в случае демократизации общественной жизни, преодоления кризиса и ускоренного экономического развития Грузии. В этих условиях возрастает вероятность прихода к власти в Абхазии тех политических сил, которые готовы к компромиссному решению проблемы на основе предоставления Абхазии особого статуса внутри грузинского государства.

Альтернативным способом решения грузино-абхазского и других конфликтов на территории Грузии является военно-силовой. Однако возобновление военных действий в зоне грузино-абхазского конфликта противоречит интересам соседних стран, международного сообщества, да и самого грузинского государства, так как грозит дестабилизацией ситуации не только в Грузии, но и в соседних регионах Кавказа.

Примечание

(1)  Данное анкетирование проводилось в июле-августе 2003 г. в рамках проекта "Общество в условиях непризнанного государства" при поддержке Интернет-СМИ "Кавказский узел" общества "Мемориал" и Института "Открытое общество".

Июль - Август 2003 года

Автор: Александр Крылов, доктор исторических наук;

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 января 2017, 07:02

23 января 2017, 05:59

23 января 2017, 05:01

23 января 2017, 04:02

23 января 2017, 03:18

  • Жители Сочи раскритиковали благоустройство Цветного бульвара

    Утром 22 января жители домов, расположенных возле Цветного бульвара в Сочи, обнаружили, что около трех соток зеленой зоны залиты бетоном, а здоровый полувековой платан срублен. Такие действия местные жители назвали «варварством» и «преступлением». На Цветном бульваре проводится благоустройство, заявили главы администрации Центрального района и ТОС «Гагаринский».

Архив новостей
Все SMS-новости