23 декабря 2003, 18:36

Госкомпании - нужны ли они республике?

На одном из аппаратных заседаний КМ глава правительства Р. Хаджимба выразил недовольство по поводу работы ряда республиканских госкомпаний. Вторя ему, вице-премьер Э. Тания высказала мнение, что "структура госкомпаний себя не оправдывает, а используемые ими методы управления неэффективны. К тому же все результаты  входящих в госкомпании подразделений усредняются". На взгляд вице-премьера, орган управления ГК в силу разных причин не выполняет возложенные на него уставные функции, в частности  - не оказывает подведомственным предприятиям ни финансовой, ни материальной помощи. Мало того, предприятия за счет собственной прибыли вынуждены содержать управление. По большому счету, и преуспевающие госкомпании со своими подразделениями на местах работают как госпредприятия.

До недавнего времени, в зависимости от вида деятельности, от ГК в бюджет в виде налогов поступало 18% от общей прибыли. Ныне КМ обязал руководство госкомпаний дополнительно отчислять в казну государства 30% от чистой прибыли. По словам Э. Тания, гендиректоры ГК, "забыв" о том, что они пользуются собственностью государства и то, что собственник имеет полное право контролировать их деятельность и претендовать на часть прибыли, данное распоряжение (в принципе, эту статью можно было заложить в устав ГК) вначале восприняли в штыки. И хотя инцидент этот уже исчерпан, правительство, тем не менее, работает над проектом реструктуризации госкомпаний. По мнению вице-премьера, существует несколько путей решения этой проблемы, одним из которых могло бы стать акционирование ряда ГК. Но в любом случае должны остаться те госкомпании, в функции которых входит обеспечение государственных нужд. Все остальные можно либо акционировать, либо перевести в статус частных или совместных предприятий. Руководство КМ уже представило Президенту свои предложения по разработке концепции эффективного управления  госпредприятиями, включая регистрацию устава, определение целей и задач, а  также выборы, обязательно на конкурсной основе, руководителя. Эти предложения также предстоит рассмотреть на предмет соответствия их законодательству. От дальнейших комментариев Э. Тания воздержалась, попросив не торопить события, так как не исключено, что кое-кто, воспользовавшись связями, начнет препятствовать принятию решений.

И все же, с какой целью были созданы госкомпании, что на сегодняшний день они собой представляют и каким образом их деятельность можно сделать более эффективной? Один из высокопоставленных чиновников, пожелавший остаться неизвестным, высказал свои конкретные предложения по каждой существующей на сегодняшний день ГК.

По его словам, чтобы уберечь производственный потенциал от разграбления, в 1995 г. правительство приняло решение на базе однотипных предприятий создать госкомпании. В принципе, решение это на тот момент было правильным: если госкомпании  более или менее остались на плаву и сумели сохранить материальные ценности и основные средства, то большая часть предприятий, оставшихся в подчинении глав администраций, ушла в небытие. При этом государство, за исключением двух-трех компаний, которым были предоставлены беспроцентные кредиты, никакой помощи ГК не оказывало. В то же время создание госкомпаний предполагалось как временное явление, но, по мнению того же чиновника, решение это, к сожалению, перешло в разряд долгосрочных. В итоге некоторые из них не только исчерпали свои возможности, но и в новых экономических условиях перестали соответствовать статусу государственных.

Тем не менее, мой собеседник согласился с мнением вице-премьера о том, что ряд ГК все же стоит оставить в нынешнем виде. К примеру, Гостелерадиокомпания (АГТРК), призванная проводить определенный политический курс, должна оставаться государственной. В то же время, наряду с ней могут существовать и частные телекомпании, но, учитывая, что СМИ - это самое действенное оружие воздействия на массы, законом "О средствах массовой информации" следует четко определить ответственность руководства телекомпаний за распространяемую ими информацию.

По мнению моего собеседника, ГК "Абхазлес" давно себя изжила и даже наносит вред государству. Сегодня госкомпания сама и лес рубит, и сама же его охраняет - это нонсенс. Кроме того, по большому счету, со стороны государства никакого контроля за лесоиспользованием  не ведется. При создании "Абхазлеса" предполагалось за счет промышленной переработки и прибыли от экспорта леса содержать АбНИИЛОС и заповедники. Увлекшись реализацией лесоматериалов, руководство госкомпании существенной помощи этим структурам не оказывает. Как считает мой собеседник, ГК "Абхазлес" стоит ликвидировать, а на базе государственных лесхозов организовать акционерное общество (с обязательным участием государства) открытого или закрытого типа, которое и станет заниматься переработкой и продажей леса. В то же время  государство должно создать комитет, или, чтобы не увеличивать  штат министерств, - бюджетное управление по лесопользованию и охране лесов. Государственным лесным фондом должно распоряжаться государство, а не переработчики (которые только и думают о том, как бы побольше заработать) и лесорубы. От имени государства управление будет следить за лесопользованием, лесопосадками, выдавать лесорубочные  билеты, а Госэкологическая служба станет контролировать этот процесс.

Акционерное общество следует сделать и из ГК "Абхазтоп". Но в этом случае для создания резерва топлива на случай непредвиденных обстоятельств (военных действий, стихийных бедствий и т.п.) государство из всей системы должно сохранить за собой лишь нефтебазу. Кстати, неприкасаемый запас должен быть у каждого предприятия  (об этом говорилось и на совещании в правительстве  при подведении итогов работы комиссии, созданной для выяснения ситуации, связанной с октябрьским бензиновым кризисом).

Расформированию подлежит и ГК "Абхазсвязь".  Достаточно создать Управление связи, в подчинение которого ввести Госсвязьнадзор, ТУМС, правительственную и релейную связь. Остальное следует акционировать (общество закрытого типа), оставив за государством  контрольный пакет акций. Владея кабельными линиями, Управление станет выдавать  лицензии на деятельность, разрешать доступ к сети. Сегодня же любая частная компания вынуждена получать разрешение на пользование сетью у такого же, как и она сама, пользователя, а тот, в свою очередь, не заинтересован отдавать ее другому. Пользователей сети необходимо поставить в равные условия - выживет тот, кто более эффективно станет работать.

Хотя на сегодняшний день ГК "Абхазское морское пароходство" - самая преуспевающая компания (но это уже прямая заслуга ее руководителя), но и она, наверное, подлежит акционированию и преобразованию в чисто коммерческое предприятие.

Исходя из того, что снабжение республики хлебом - дело архиважное, ГК "Абхазхлеб" должна работать на государство, хотя часть дочерних предприятий тоже можно продать или акционировать. И здесь, на случай чрезвычайных ситуаций, обязательно должен иметься стратегический запас муки и зерна (что у нас, кстати, не делается), который периодически следует возобновлять. Следует отметить, что в  России даже "хлебовозки" остались в собственности государства.

В ведении ГК "Абхазавтодор" следует оставить дороги государственного и стратегического значения и мосты. Наряду с ГК могут существовать ДРСУ  и даже частные РУ, которые за счет заказов станут конкретно заниматься ремонтом дорог. Как считает чиновник, частники, стараясь получить  приоритет на заказ, станут работать более качественно и с соблюдением установленных сроков.

ГК "Черноморэнерго" на сегодняшний день практически никому не подотчетна. При этом никто не знает, сколько электроэнергии на самом деле выработано и сколько продано потребителю - все денежные потоки здесь сосредоточены в одних руках. Ранее потребители находились в ведении глав администраций, затем их, за исключением СУЭС,  передали госкомпании. Парадоксально, но получается, что ГК и вырабатывает электроэнергию, и сама с себя же требует оплату. В этой ситуации контроль со стороны "Энергонадзора" малоэффективен.  Чтобы избежать единовластия, ГК следует разделить на Управление, от имени государства наблюдающее за энергосистемой, и обслуживающее и эксплуатирующее до тяговых подстанций линии электропередач закрытое акционерное общество. Но, в первую очередь, во избежание каких-либо коллизий (здесь следует помнить, что недавно Грузия продала пакет энергоакций России, но каких конкретно  - неизвестно), необходимо юридически оформить с Грузией владение ИнгурГЭСом. Ныне существует лишь устная договоренность о пользовании вырабатываемой электроэнергией: 40% - Абхазии и 60% - Грузии.  Тяговые подстанции, а вместе с ними и пользователей, следует оставить в ведении городских служб, а еще лучше - передать в частные руки -  уж они-то, все до копейки выжмут с потребителей. В этом случае удастся избежать и самоуправства со стороны контролеров.

Хотя, по словам чиновника, ГК "Абхазфармация" работает из рук вон плохо, она все же должна оставаться государственной, со своей сетью аптек и реализацией медикаментов (в пику частникам) по фиксированным ценам. При этом госмедучреждения следует обязать закупать лекарства исключительно в ГК, а не где попало и по каким угодно ценам. Сегодня российская таможня запрещает официально завозить медикаменты, они поступают в республику нелегальным путем и, как следствие, - без соответствующих документов.  Более того, частные аптеки устанавливают наценку на недорогие, пользующиеся постоянным спросом лекарства, иной раз - от 200 до 300%. На фоне всеобщей дороговизны фиксированные цены на медикаменты помогут "Абхазфармации" остаться на плаву.

На сегодняшний день деятельность ГК "Абхазтабак" практически не приносит государству каких-либо дивидендов, поэтому ее  также надлежит перевести в разряд коммерческих структур, которые будут заинтересованы как в производстве, так и экспорте табака.

Не лучше обстоят дела и в госкомпании "Абхазавтотранс", руководство которой существует лишь за счет своих подразделений. На ее базе стоит создать  акционерное общество с государственным контрольным пакетом акций. Функции же госкомпании следует возложить на Управление транспорта, под юрисдикцию которого вполне можно было бы передать не только авто, но и железнодорожный, морской и авиационный транспорт. Существующие же ныне автобазы можно приватизировать.

ГК "Абхазстрой" целесообразно было бы полностью акционировать. Нет смысла иметь специально строительное подразделение, когда любой частник в состоянии строить по заказу государства. 

В 1995 г. ГК было намного больше, но в дальнейшем некоторым из них придали статус госпредприятий, хотя и в этом качестве они не оправдали надежд. Как такового не существует объединения "Абхазвино": в его ведении всего лишь три завода, да и те в большинстве своем простаивают. Не приносит пользы и хозрасчетное объединение "Абхазуниверсалторг", которое, к тому же, по непонятным причинам, находится под юрисдикцией Минэкономики. Принадлежащие объединению торговые объекты следует приватизировать, оставив за государством только стратегически важные - центральный холодильник (впрочем, он сегодня полностью разграблен), склад (для хранения резерва продовольствия на экстренные случаи) и пару больших магазинов. На базе ГК "Абхазские авиалинии" (оставить за государством лишь аэропорт) и Управления Абхазской железной дороги стоит создать акционерные общества закрытого типа  с контрольным пакетом акций в руках государства. Определенная программа должна быть разработана и по другим госпредприятиям.

Итак, как считает мой собеседник, большинство ГК следует реорганизовать в акционерные общества. Но при этом он не скрывает, что сам процесс акционирования вызывает определенные опасения. Дело в том, что за 10 послевоенных лет государство так и не смогло произвести инвентаризацию республиканского имущества, поэтому основные средства предприятий в суммарном эквиваленте четко не определены. Чтобы не платить налог на недвижимость, многие руководители специально "изъяли" из своего баланса часть зданий, строений или объединили их в одно целое. Кроме того, ежегодная амортизация из года в год уменьшает цену объекта. При акционировании может  возникнуть такой прецедент: когда  стоимость имеющихся на балансе основных средств поделится на акции, то окажется, что за бесценок можно будет скупить целиком всю госкомпанию. При этом не исключено скрытое акционирование, вследствие которого госкомпания может оказаться в одних руках. Хорошо, если ее купит какой-нибудь местный нувориш, а вдруг - гражданин другого государства? Поэтому при оценке объектов следует исходить не только из балансовой, но и фактической их стоимости.

Чего скрывать, многие предприятия были после войны в нормальном состоянии, а сегодня от них остались лишь остовы. Не единичны случаи, когда с согласия руководства списывались как ненужные вполне пригодные к эксплуатации станки, технологические линии и другое имущество. Мало того, директора предприятий подчас просто закрывали глаза на разграбление своих объектов. Не мешало бы спросить с таких руководителей, вплоть до привлечения их к уголовной ответственности, куда подевалось все то, что за ними числилось, и почему они позволили разворовать государственное добро.

Возможно, не все предложения моего собеседника приемлемы,  но бесспорно одно - любая ГК, предприятие или организация обязаны работать на благо государства, если же не получается - вполне резонно поставить вопрос об их ликвидации.

Наталья Шульгина.

Опубликовано 14 декабря 2003 года.

источник: Газета "Республика Абхазия"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 октября 2017, 23:59

23 октября 2017, 23:34

23 октября 2017, 22:47

23 октября 2017, 22:33

23 октября 2017, 21:45

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей