18 декабря 2003, 18:46

Родственники погибших недовольны вердиктом

Через четыре года суд, наконец, вынес приговор по делу об убийстве в армянском парламенте. Однако многие находят этот вердикт неудовлетворительным.

Самый длительный и наиболее политизированный судебный процесс в новейшей истории Армении по делу об убийстве в парламенте в Октябре 1999 года восьми видных политиков наконец завершился. Виновные приговорены к пожизненному заключению. Согласно вердикту, оглашенному 2 декабря - почти через три года после начала рассмотрения дела - шестеро из семи подсудимых, братья Наири и Карен Унаняны, Эдуард Григорян, Врам Галстян (дядя Унанянов), Дереник Беджанян, а также водитель Ашот Князян проведут остаток жизни в тюрьме. Гамлет Степанян осужден на 14 лет лишения свободы.

Вина этих людей никогда не вызывала сомнения, поскольку их действия были засняты кинокамерами, транслировавшими заседание парламента 27 октября 1999 года. В тот день Наири Унанян и его четверо соучастников ворвались в зал, где проходило заседание армянского парламента, и открыли огонь по депутатам. В результате погибли восемь высокопоставленных политических деятелей, в том числе премьер-министр Вазген Саркисян и спикер парламента Карен Демирчян.

Убийство двух из трех могущественнейших лиц Армении потрясло страну, уничтожив имевшееся равновесие политических сил.

Суд признал подсудимых виновными по шести статьям Уголовного кодекса. В частности, в вину им вменяется убийство, попытка захвата власти и терроризм.

Первые заседания суда по делу "27 октября" проходили в переполненном зале и сопровождались организованными у входа в здание пикетами, но с течением времени общественный интерес к процессу ослаб. Последнее заседание суда, на котором, наконец - спустя четыре года ожидания - был оглашен приговор, прошло мирно. Переполненный зал без лишних эмоций отреагировал на вынесенный вердикт. На улице перед зданием было безлюдно.

Судебный процесс протекал на фоне заявлений со стороны родственников погибших, которые утверждали, что подсудимые являются лишь исполнителями, тогда как настоящие преступники - те, кто заказал это убийство - остаются недосягаемыми для правосудия. По словам некоторых оппозиционных политиков, члены президентской администрации, в том числе и сам президент Роберт Кочарян, причастны к этому нападению на парламент.

"Суд вместо того, чтобы раскрыть злодеяние 27 октября, выполнил заказ режима и скрыл существенные обстоятельства дела", - заявил председатель политсовета партии "Республика" Альберт Базеян.

При оглашении вердикта не присутствовали ни Саркисяны, ни Демирчяны.

Брат убитого премьера Вазгена Саркисяна Арам Саркисян приглашал Роберта Кочаряна на политическую дискуссию. "Если Роберт Кочарян докажет свою непричастность к "27-ому", то я готов публично извиниться перед ним", - заявил Саркисян.

Кочарян между тем категорически отрицает свою связь с октябрьскими событиями. Приглашения Саркисяна он не принял, передав ему через своего пресс-секретаря, что "дискуссии, относящиеся к судебным делам, проводятся в зале суда".

Недовольство оппозиционных депутатов вызывает также тот факт, что Кочарян не подписал вовремя документ о внесении дополнений в уголовный кодекс страны, который, не затянись процесс утверждения его президентом, мог бы лишить виновных по делу " 27 октября" права на помилование.

Критические заявления делались и в отношении 5-месячного перерыва в рассмотрении дела, в результате чего число изначально вызванных для дачи показаний свидетелей подверглось резкому сокращению. Слушания не проводились с 15 января по 15 июня. Сначала причиной называлась болезнь судьи Узуняна. Затем захворал один из подсудимых - Врам Галстян - и заседания пришлось отложить опять. Однако позднее Галстян утверждал, что ему насильственно вводились лекарства, которые привели к расстройству нервной системы.

После возобновления процесса оказалось, что список свидетелей, в котором изначально значилось 129 имен, был урезан, и в конечном итоге в суде были допрошены только 28 человек.

Рузан Хачатрян - единственный журналист, которая сразу после случившегося 27 октября провела и сняла на пленку интервью с Наири Унаняном, также была лишена возможности дать показания в суде. По ее словам, видеозапись, запечатлевшая злодеяние, подверглась монтажу. Видеозапись у нее изъяли в день преступления.

Адвокаты убитых утверждают, что преступники имеют соучастников, против которых не было выдвинуто обвинений. Адвокат Демирчянов Ашот Саркисян, резюмируя отдельные части уголовного дела, пришел к выводу, что террористы внесли с собой оружие в зал заседаний Национального Собрания не с улицы, а какие-то люди предоставили им оружие внутри здания.

Совсем по другой причине недоволен исходом дела министр транспорта и связи Андраника Манукяна. По его мнению, подсудимые не получили должного наказания - расстрела.

По словам Манукяна, который сам был серьезно ранен 27 октября и едва избежал смерти, преступники подвергались пыткам, целью которых было заставить их дать показания против возможных соучастников, в том числе против президента. Однако даже под пытками они не сделали этого, - говорит Манукян, исключая какую-либо связь Кочаряна с убийцами.

Четыре года прошло с тех пор, как в парламенте прогремели убийственные выстрелы, а Армения все еще ни на шаг не приблизилась к пониманию того, что же в действительности случилось в тот злопамятный день. По-прежнему без ответа остается вопрос: действовали Унанян и его группа самостоятельно или по чьему-то приказу.

"Фактически суд не прибавил ничего нового к тому, что нам было известно. Группа Унаняна осуждена за содеянное преступление, что было известно общественности еще в день тех событий, а ответ на вопрос, кто заказчики, так и не был дан", - говорит врач Самвел Саргсян.

Все подсудимые намерены обжаловать приговор.

Опубликовано 14 декабря 2003 года.

Автор: Жанна Алексанян, корреспондент Armenia Now; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2017, 12:52

27 мая 2017, 11:53

27 мая 2017, 11:20

27 мая 2017, 10:26

  • Гезяль Байрамлы арестована на три месяца

    Сабаильский районный суд Баку избрал в отношении обвиняемой в контрабанде заместителя председателя партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА) Гезяль Байрамлы меру пресечения в виде ареста сроком на три месяца. Байрамлы отвергла обвинение и заявила, что ее преследуют из-за оппозиционной политической деятельности. Защита считает решение об аресте необоснованным.

27 мая 2017, 09:23

  • 1 Двое полицейских осуждены в Ростове-на-Дону по делу о взятке

    Начальник отделения полиции по делам несовершеннолетних Советского района УМВД Ростова-на-Дону приговорен к четырем годам колонии за получение взятки, местный участковый за посредничество во взяточничестве осужден условно, сообщили в региональной прокуратуре.

Архив новостей