01 декабря 2003, 14:49

Грузия в ноябре 2003 года: Революция роз

В Грузии наступила постшеварднадзевская эпоха. Что принесет она нового стране и чем будет отличаться от пройденного этапа, - покажет время. Но факт, что это должно было случиться, и последние годы, особенно после ноябрьских событий 2001 года, Грузия жила в ожидании скорого ухода "Бабу" ("Дедушки").

Начну издалека, чтобы осветить основные причины, обусловившие массовость выступлений последних дней, приведшие к отставке Шеварднадзе, правившего Грузией 31 год (с перерывом в 1985-1992).

Парадоксально, что после потрясений 1993 г. (поражение в Абхазии, всплеск гражданской войны в Западной Грузии и др.), власть Шеварднадзе в Грузии заметно окрепла. Население в подавляющем большинстве еще верило опытному лидеру. Люди надеялись, что с окончанием военных кампаний в стране начнется подъем экономической жизни. Эти надежды, главным образом, строились на ожидании западной помощи и широко разрекламированных планах превращения Грузии в транспортный коридор Восток-Запад. Реализация всех будущих благ связывалась с именем Эдуарда Шеварднадзе, его личными связами и влиянием на мировой политический класс.

Государственный организм, расшатанный бурными событиями конца 80-х и начала 90-х гг., стал укрепляться и "покрыватся жирком" (бюрократизироваться). Были разогнаны многочисленные автономные вооруженные группировки - "братства". Их лидеры и активисты, не успевшие бежать за границу, оказались в тюрьмах, а кое-кто и погиб при невыясненных обстаятельствах.

В 1995 г. была принята новая Конституция Грузии (симптоматично, что этот акт совпал с первым террористическим покушением на Шеварднадзе), проведены парламентские выборы. Воостановили также пост Президента республики, упраздненный после свержения Гамсахурдиа.

Новую Грузию президент Шеварднадзе строил, используя свой старый опыт и опираясь на старые кадры. Во властных структурах во множестве появились бывшие партийно-комсомольские работники, вытеснившие лиц, идущих из т.н. национально-освободительного движения. Впрочем, Шеварднадзе приблизил к себе и некоторых молодых политиков, не связанных с бывшей номенклатурой, которые укрепляли его имидж западника и реформатора. Среди этих политиков выделялся лидер партии Зеленых, биолог по специальности Зураб Жвания (1963 г.р.), ставший в 32 года спикером Парламента Грузии.

Политической опорой Шеварднадзе стала созданная им партия "Союз Граждан Грузии", занявшая большинство мест в Парламенте. В ряды "граждан" устремились тысячи людей, не без основания рассчитывавшие на карьерный рост под крышей президентской партии. Бюрократизация государственного аппарата и рост коррупции, связанный с этим процессом, стали знаковыми явлениями шеварднадзевской Грузии.

К концу 90-х гг. сошла на нет тенденция экономического роста, наметившаяся было в предыдущий период. Огромные средства, поступавшие в помощь Грузии из западных стран, расхищались власть имущими. Притчей во языцах стала финансово-деловая активность родственников Шеварднадзе. Регулярный характер приняли задержки в выплате и без того мизерных зарплат и пенсий. Обещание Союза Граждан (1995 г.) создать 1 000 000 рабочих мест - оказалось фикцией. В поисках работы сотни тысяч жителей Грузии уехали в другие страны. Общество начало понимать, что объявленные Президентом реформы и борьба с коррупцией носят формальный характер. Не давали ощутимых результатов распропагандированные международные экономические проекты, плохо функционировали источники государственного дохода (в казну попадала едва седьмая часть, предусмотренных бюджетом поступлений), из каждых 4-х судебных постановлений, не выполнялись - 3. Сильное недовольство населения вызывали перманентные отключения света и газа. Зашло в тупик и урегулирование грузино-абхазских и грузино-осетинских взаимоотношений. Положение усугублялось наличием в стране многочисленной армии беженцев.

Недовольство общества создавшимся положением заострилось опять на личности Шеварднадзе (также как раньше фактически от него одного ждали решения почти всех национальных задач). В таких условиях прошли парламентские (1999 г.) и президентские (2000 г.) выборы. Опять победил Союз Граждан, но в обществе стали циркулировать упорные слухи о масштабных фальсификациях в его пользу. В употребление вошли термины: административный ресурс, избирательная "карусель" и пр.
Несомненная заслуга Шеварднадзе, это - полная свобода слова, царившая в Грузии в годы его правления. Многочисленные СМИ широко комментировали создавшееся положение и нередко, при этом, критика в адрес властей - и лично Президента - переходила всякие границы корректности. Однако, к сожалению, даже такая свобода стала ассоциироваться в Грузии с тотальной вседозволенностью и безнаказанностью, царившими в стране: журналист пишет, что ему вздумается, чиновник ворует, бандит грабит - и всем все сходит с рук.

В октябре 2001 г. грузинские силовые структуры при помощи вооруженного чеченского формирования организовали бессмысленное, в полном смысле этого слова, вторжение в Абхазию, обернувшееся (как и следовало ожидать) поражением, материальным, политическим и моральным уроном. Вероятно, это стало последней каплей, вызвавшей массовые выступления жителей Тбилиси, недовольных общим положением. В ноябре 2001 г. начались стихийнные митинги перед зданием Парламента. Под окнами Госканцелярии, где расположен кабинет Президента, толпы людей скандировали: "гададеки" ("уходи").

В этот период стал явным раскол между Шеварднадзе и группой молодых "западников" из Союза Граждан. Ушел с поста спикера З.Жваниа. Значимой фигурой нового крыла оппозиции стал член Парламента Михаил Саакашвили (1967 г.р.). Юрист, учился в США, а затем некоторое время работал в адвокатской канторе в Нью-Йорке.

Саакашвили в Парламенте приобрел известность разоблачительными выступлениями против высокопоставленных казнокрадов. С его именем связывается реформирование судебной системы Грузии. За короткий срок он успел побыть членом парламента, затем, выйдя из его состава, поработал министром юстиции (Шеварднадзе назначил его по рекомендации Жваниа), снова вернулся в парламент того же созыва, выиграв мажоритарные выборы, и не дождавшись окончания срока полномочий, включился в местные выборы, победил на них и возглавил городское собрание Тбилиси.

Пост спикера Парламента заняла Нино Бурджанадзе (1964 г.р.), кандидат юридических наук, прошедшая (наподобие Жваниа и Саакашвили) политическую школу Шеварднадзе в Союзе Граждан. Обозреватели оценивали ее как компромиссную фигуру, устраивающую как оппозицию, так и Шеварднадзе, которого с отцом Нино (в советское время тот занимал ответственные посты в КП Грузии, а ныне - преуспевающий бизнесмен, президент АО "Хлебопродукты Грузии") связывает личная дружба. Несмотря на это Бурджанадзе вскоре примкнула к оппозиции, не покидая поста спикера.

К этому времени авторитет Шеварднадзе сильно упал в глазах западных друзей Грузии, воочию наблюдавших за ситуацией в стране. Говорили, также, что западными политиками хорошо воспринимаются Саакашвили и Жваниа.

К парламентским выборам 2003 года все политические силы Грузии готовились с особой тщательностью. Амбициозные политические лидеры, учитывая, что в 2004 году истекает последний срок пребывания Шеварднадзе у власти, придавали этим выборам особенное значение, как к этапу борьбы за президентское кресло. Стали формироватся новые альянсы и объединения. В частности, молодежь, ушедшая из Союза Граждан, сформировала два политических блока:

  1. "Объединенные демократы" во главе с Бурджанадзе и Жваниа. В эту организацию входит и бывший вице-спикер, известный кинорежиссер, Эльдар Шенгелаиа. Почти в последние минуты в один блок с "демократами" объединился "Союз традиционалистов", который возглавляет Акакий Асатиани, занимавший при З.Гамсахурдиа пост председателя Верховного Совета Грузии.
  2. "Национальное движение" во главе с Саакашвили. В последнее объединение вошли разнородные политической силы:
  • ряд значимых фигур из распавшегося Союза Граждан;
  • Республиканская партия Грузии (старейшая из существующих политических организаций страны, основана в 1978 г.; была разгромлена КГБ, но возродилась в годы "перестройки"), РПГ возглавляет бывший политзаключенный Давид Бердзенишвили;
  • Объединение национальных сил - организация, костяк которой составила одна часть распавшегося движения "звиадистов". Ее возглавляет бывший соратник З.Гамсахурдиа - Звиад Дзидзигури.

Уже в разгар предвыборной борьбы в названиях этих оппозиционных объединений появились фамилии популярных лидеров - "Бурджанадзе-Демократы" и "Саакашвили-Национальное движение". В Грузии рядовой избиратель пока еще голосует за отдельно взятого лидера, а не политическую организацию в целом.

Задолго до начала открытой избирательной кампании в СМИ усилилась критика в адрес Шеварднадзе и, увязанной с его личностью, социально-политической обстановки. Радиоканалы транслировали шуточные песни о Президенте, независимая телекомпания "Рустави-2", лоббирование которой приписывается Жваниа и Саакашвили, показывала мультипликационные сериалы, главным героем которых был смешной, хитрый и эгоистичный старичок - Эдуард Шеварднадзе.

Внезапно улицы Тбилиси запестрели выполненными от руки надписями - "КМАРА!", что по-грузински означает: "довольно!". Выяснилось, что их малюют совсем молодые юноши и девушки, состоящие в одноименной НПО. Их призыв означал протест против существующего положения: коррупции, протекционизма, безработицы, бедности и пр. "Кмаристы" выступали под белыми флагом, на которых изображен яростно сжатый кулак. (Точно такой же флаг и тактику действий имело движение "Отпор!" в Сербии, когда свергали Милошевича.) Рекламы "Кмара" регулярно передавались по телеэфиру в самое дорогостоящее вечерное время. Упорно говорили, что "Кмара" финансируется западными фондами.

В предвыборных баталиях особой активностью отличались "националы". Огромный резонанс имели их "рейды" в Южный Картли, подконтрольный президентскому "наместнику" в этой области Левану Мамаладзе, и в Батуми, где ситуацию полностью контролирует влиятельный глава аджарской автономии Аслан Абашидзе.

Шумные "налеты" националов вызвали адекватную реакцию местных властей. В завязавшихся столкновениях физически пострадали десятки людей (в том числе некоторые публичные политики и представители администрации), был причинен материальный ущерб.

Подобные акции принесли Национальному движению политические дивиденды. Избиратели в целом сочли националов пострадавшей стороной и больше стали им симпатизировать. Определенный эффект дали и начатые Саакашвили, как главой городского собрания, кампании по ремонту обветшавших жилых домов в Тбилиси, строительству спортивных и детских площадок и др. Кроме того, по инициативе лидера националов, тбилисским пенсионерам за счет городского бюджета была повышена пенсия с 14 до 17 лари (1 лари = $ 0,45).

В ходе избирательной кампании Национальное Движение, а также другие сильнейшие политические объединения, регулярно устраивали выезды в регионы Грузии, где при поддержке своих местных организаций проводили многолюдные встречи с избирателями, устраивали различного рода акции. Такие выезды нередко сопровождались стычками со сторонниками соперничающих партий. Такие стычки-потасовки стали уже характерным явлением политической жизни Грузии.

Большие страсти бушевали вокруг формирования состава Центральной Избирательной Комиссии (далее - ЦИК) и уточнения ряда специальных вопросов, связанных с выборами. Субъекты выборов (всего 24) опасались быть обманутыми при подсчете голосов (и, может быть, сами были не прочь поживиться за счет соперников). Эти страсти вышли за пределы страны и в Грузию приехал бывший госсекретарь Бейкер, взявший на себя роль медиатора между властями и оппозицией (впрочем, в данном случае отграничение оппозиции от властей довольно условное понятие, все сильнейшие политические партии Грузии имеют своих представителей во властных структурах).

Шеварднадзе, потерявший фактически опорную политическую организацию, перед выборами создал новое объединение "За Новую Грузию", отличающуюся своей эклектичностью. Тут нашли место остатки Союза Граждан, "левые" социалисты и "правые" национал-демократы, движение национал-патриотического толка "Язык, Отчизна, Вера", Партия Зеленных, "Партия Освобождения Абхазии", выступающая за силовое решение проблемы (при том, что Шеварднадзе декларирует мирный путь урегулирования), и новосозданный Христианско-Демократический союз. В блоке оказались даже "Совет Транспортников" (?! - Г.А.) и некоторые бывшие "звиадисты".

Проправительственный блок возглавил государственный министр Грузии Автандил Джорбенадзе.

Скажу также коротко о других фаворитах предвыборного марафона, преодолевших (или приблизившихся) к заветному 7-процентному барьеру.

  • "Союз Демократического Возрождения" - организация, опирающаяся на Аджарскую автономную республику, но имеющая разветвленную сеть и в ряде других регионов Грузии, в том числе в Тбилиси.
  • "Лейбористская партия" - делает ставку на самую социально незащищенную часть населения Грузии.
  • "Новые Правые" - организация право-либерального толка. Ядро его составили молодые бизнесмены, выходцы из Союза Граждан.
  • Движение "Промышленность Спасет Грузию" - представляет в политике крупный бизнес.

За некоторое время до выборов все участники предвыборной гонки, не исключая представителей проправительственного блока, заговорили о грандиозных фальсификациях избирательных списков. Все видели в этом козни соперников. В обсуждение вопроса широко ввязались СМИ и неправительственные организации. Оказалось, что в списки не попала значительная часть потенциальных избирателей. Полностью были пропущены многоквартирные дома, целые улицы и микрорайоны. Зато в списках находили имена и фамилии людей, умерших 5, 10, 20, 30 лет тому назад. Их сразу окрестили "мертвыми душами". Несмотря на "драматическую" борьбу за исправление ошибок, положение не менялось. Граждан официально призвали лично посещать избирательные участки, справлятся по Интернету и добиваться восстановления в списках своих имен. Очень многие так и поступили, но исправленное, каким-то "чудом" опять искажалось. Многие, восстановливавшие свои имена по 2-3 раза (!), придя в день выборов на участок ... оказывались опять вне списков.

Выборы 2 ноября прошли при большой активности населения. В Тбилиси люди по 2-3 часа выстаивали в очередях, чтобы добраться до урн. Видимо, на то были две главные причины:

  1. люди искренне желали кардинальных перемен в жизни страны;
  2. СМИ уже за несколько месяцев до выборов принялись постоянно заполнять газетные полосы и эфир материалами о предстоящих выборах, широко комментировались даже самые незначительные детали, связанные с подготовкой к выборам, каждый вечер примерно 9 основных телеканалов (как государственных, так и независимых) предоставляли экран представителям разных политических сил. На зрителя постоянно обрушивались рекламы, призывающие непременно принять участие в голосовании.

Результаты выборов, за которыми следило большое количество иностранных и местных наблюдателей, оказались различными в данных ЦИК и оценках неправительственных организаций. Привожу эти данные в процентах: под цифрой 1 в таблице даются показания ЦИК; под цифрой 2 - грузинского отделения международной НПО "За справедливые выборы и демократию"; под цифрой 3 - американской организации "Global Strategy Group".

ПЕРЕШАГНУЛИ ЗА 7-ПРОЦЕНТНЫЙ БАРЬЕР

1

2

3

За Новую Грузию

21,32%

18,92%

14,2%

Союз Демократического Возрождения

18,84%

8,13%

7,3%

Саакашвили-Национальное Движение

18,8%

26,6%

20,7%

Лейбористская партия

12,04%

17,3%

14,1%

Бурджанадзе-Демократы

8,79%

10,15%

8,1%

Новые Правые

7,35%

7,95%

меньше 7 %

Публикация вышеприведенных данных вызвала взрыв негодования "националов" и "демократов". На проспекте Руставели у здания Парламента, где произошла трагедия 9 апреля, они созвали круглосуточный митинг протеста, пригрозив властям, что не разойдутся, пока Президент не признает данные ЦИК неправильными. Шеварднадзе, желая выиграть время, предложил решить вопрос в суде, согласно букве закона, однако натиск протестующих стремительно нарастал, несмотря на то, что остальные политические силы страны, имеющие определенное влияние, не поддержали их. Саакашвили и его союзники требовали официально признать недействительными результаты выборов в Аджарии, Джавахети и Южный Картли, где большинство получили "Возрождение" и проправительственный блок. (Представители национальных меньшинств, компактно населяющие Джавахети и Южный Картли, в массе своей дистанцированы от межпартийнного соперничества в Грузии и традиционно голосуют за правящую партию.) На оппозиционном митинге выделялись активисты организации "Кмара", с криками размахивающие своими флагами.

Личная встреча Президента с лидерами оппозиции - Саакашвили, Бурджанадзе и Жваниа - не привела к соглашению и требования оппозиции ужесточились - был выдвинут лозунг: "Грузия без Шеварднадзе".

Шеварднадзе лично отправился за поддержкой в Аджарию к Аслану Абашидзе. Так поступал он всякий раз в критические моменты, несмотря на то, что в целом отношение между официальнными Тбилиси и Батуми было более чем прохладным. За весь период пребывания Шеварднадзе во главе независимой Грузии (с 1992 г.) Аслан Абашидзе ни разу не приезжал в Тбилиси, опасаясь покушения на свою жизнь.

Тем не менее Абашидзе всегда выручал Президента в трудную минуту. И на этот раз он оказался, практически, единственной его опорой. Проправительственный блок проявил свою полную неспособность оказать противостояние оппозиции. Из Аджарии в Тбилиси были переброшены сторонники "Возрождения", служащие государственных организаций автономной республики, которые заняли митинговую площадь перед Парламентом, после того как Саакашвили внезапно очистил ее, спустя несколько суток "стояния".

На проспекте Руставели новые митингующие выдвинули диаметрально противоположные требования. Между прочим, там прозвучало и то, что Саакашвили должен повиниться перед действующим президентом Грузии, а также будущим президентом - Асланом Абашидзе.

Тем временем Саакашвили и Бурджанадзе оказались в Западной Грузии, где призвали всех недовольных правящей кликой объединиться и отправится в Тбилиси. Тысячи и тысячи людей на автобусах и легковых автомашинах многокилометровыми колоннами двинулись на восток. Телекомпания "Рустави-2" показывала впечатляющий марш на столицу бесконечной вереницы машин. Двигаясь в темноте с зажженными фарами, они напоминали сверху огненную реку.

21 ноября вечером передовые колонны автобусов, обвешанные флагами Национального движения (белое полотнище с пятью красными крестами), непрерывно сигналя, вошли в Тбилиси. В первой машине, возвышаясь за лобовым стеклом, стоял взволнованный Михаил Саакашвили. Толпы горожан приветствовали его криками: "Миша!, Миша!".

В тот же вечер на площади Свободы, перед Мерией, где располагается служебный офис Саакашвили, был проведен многолюдный митинг. Выступали Саакашвили, Бурджанадзе, Жваниа и другие оппозиционные лидеры.

В 300-х метрах от них, перед Парламентом, продолжался круглосуточный митинг сторонников "Возрождения", очень, однако, уступавший оппозиционному митингу, как числом участников, так и эмоциональной напряженностью.

Между "противоборствующими" митингами, фронтом против оппозиции, стояли кордоны полиции и внутренних войск со специальным оснащением (шлемы, щиты, дубинки). От правоохранителей в адрес собравшихся на Площади Свободы прозвучали строгие предупреждения о недопустимости движения в сторону Парламента.

22 ноября, накануне праздника "Гиоргоба" (День св. Георгия) - один из самых популярных традиционных праздников в Грузии, - Шеварднадзе должен был открыть заседание парламента нового состава. Лидеры оппозиции были категорически против этого. Некоторые другие политические силы - колебались. Площадь перед зданием Парламента - как предмостное укрепление - охранял митинг "возрожденцев".

Сессия парламента должна была открыться в 4 часа дня, но кворум не собирался и Шеварднадзе продолжал ждать. Каталикос-Патриарх всея Грузии Илья II, традиционно освящающий первый рабочий день нового состава парламента, отказался прийти на этот раз, сославшись на то, что должен присутствовать на службе в храме.

Тем временем многочисленная группировка оппозиционеров обложила здание госканцелярии (в метрах 200-250 от Парламента), охраняемое силами правопорядка.

Примерно в 4.30 депутаты наконец-то собрались в необходимом числе и Шевардназе открыл заседание. Это подстегнуло события. Тысячи сторонников оппозиции во главе с лидерами без труда прорвали полицейский заслон (сопротивление фактически не было оказано) и заняли "Парламентскую площадь" (Почему-то со времен событий 9 апреля это место стали называть "площадью", хотя это просто часть проспекта Руставели и широкий тротуар перед правительственным зданием.) "Возрожденцы" отступили.

Шеварднадзе стоял на трибуне и говорил, когда двери распахнулись и в зал ворвалась возбужденная толпа оппозиционеров. Во главе их находился Саакашвили с розой в руке (потом все эти события окрестят "Революцией роз"). Из присутствующих депутатов, вероятно, самые стойкие, вскочили с мест и бросились им навстречу, другие стали ускользать из свободных выходов. В зале завязалась рукопашная схватка, молодые люди бегали по депутатским столам, а Шеварднадзе, как ни в чем не бывало, стоял на трибуне и продолжал читать речь. Только когда эпицентр драки приблизился к трибуне на угрожающее расстояние, личная охрана, окружив Президента со всех сторон, вывела из зала. Освободившееся место сразу занял Саакашвили, который провозгласил победу революции и ... выпил чай, приготовленный для Шевардназе. (Все в Грузии знают, что Шеварднадзе никогда не выступал в парламенте и на заседаниях правительства без знаменитого стакана чая в металлическом подстаканнике.)

Сразу после этого, осаждавшие Госканцелярию оппозиционеры потребовали сдачи здания и "Каджетский замок" пал перед ними. (Так прозвали тбилисцы в советское время это огромное здание бывшего ЦК КП Грузии, построенное, кстати, при Шеварднадзе, в бытность его кандидатом в члены Политбюро. Каджетский замок в поэме Шота Руставели - твердыня злых демонов.)

Вечером 22-го ноября Президент объявил о введении в стране чрезвычайного положения. Одновременно он призвал оппозицию к переговорам, но после очистки занятых объектов. Предложение, разумеется, было проигнорировано.

На следующее утро в Грузию приехал министр иностранних дел РФ Игорь Иванов. Первым делом он направился к зданию Парламента и выступил на митинге оппозиции. Его речь, с вкраплениями грузинских слов, была встречена апплодисментами. Затем Иванов поехал к Шеварднадзе.

За один день пребывания в столице Грузии, И.Иванов неоднократно встречался с Президентом и лидерами оппозиции. Видимо, его "челночная дипломатия" в немалой степени способствовала наступлению развязки. Вечером, обявив свою миссию выполненной, Министр иностранних дел России улетел в Батуми для встречи с Абашидзе.

Позднее СМИ распространили информацию, что Шеварднадзе искал политической поддержки у правительств США и России, но не получил ее. Западные державы официально объявили, что не собираются вмешиваться во внутренние дела Грузии. Такое же заявление сделала группировка российских войск, дислоцированная в Грузии. Президент не мог опереться и на грузинские вооруженные силы. Даже если бы он приказал вывести их против демонстрантов, солдаты и офицеры не подчинились бы приказу. Некоторые из них, оставив в казармах оружие, присоединились к народу.

Саакашвили, оккупировавший "Парламентскую площадь", выдвинул ультиматум: пусть Шеварднадзе придет к народу, а не то через 1 час мы сами явимся к нему в "Крцаниси" (официальная резиденция Президента в пригороде Тбилиси).

Съемочная группа "Рустави-2" сидела в аэропорту, чтобы заснять как Шеварднадзе будет убегать из Грузии. Они даже обнаружили самолет, готовый к вылету, и показали его, но вскоре оказалось, что это самолет И.Иванова.

Вечером 23-го Саакашвили и Жваниа поехали к Шеварднадзе. До ворот крцанисской резиденции их сопровождало около 200 сторонников. Встреча с Президентом, как говорят, носила даже чуть-чуть идиллический характер. Разговор, не все детали которого известны широкой общественности, велся в спокойных тонах. После этого позвали журналистов и Шеварднадзе объявил о своей отставке. Надо отдать ему должное: 75-летний Эдуард прекрасно держался. Даже пошутил пару раз. На наивный вопрос молоденькой журналистки: "А куда вы сейчас пойдете?" Он просто ответил: "Домой".

В тот вечер рейтинг Шеварднадзе, находившийся в Грузии на нулевой отметке, качнулся и поднялся чуть-чуть. Не исключаю, что через 2-3 года, если новые власти не выполнят своих обещаний, раздаваемых ныне народу, Шеварднадзе снова обретет популярность и превратиться для нации в моральный авторитет.

Таким образом, и второй президент независимой Грузии был отстранен от власти неконституционным путем (хотя победившая оппозиция оспаривает этот тезис). Правда в отличие от кровавого свержения Гамсахурдиа, на этот раз все обошлось без выстрелов и жертв, если на считать нескольких побитых депутатов.

Такой была, вкратце, "Бархатная революция", или "Революция роз", как называют сейчас это событие победители и СМИ. За три дня, пока писался настоящий опус, в Грузии произошли (и происходят) немаловажные события - прямой результат случившегося. Однако все развиваеться так стремительно, что если приступить к изложению и последующих фактов, то рискуем попасть в заколдованный круг.

Краткие выводы:

  1. Население Грузии безусловно приветствует отставку Президента. Никто не ведает как сложиться последующая судьба страны, но людей радует появление хоть какой то перспективы; того, чего при Шеварднадзе было лишено определенное большинство жителей страны.
  2. Огромную роль сыграло в событиях TV. Несколько телеканалов постоянно освещали происходившее и человек, сидевший дома перед телевизором, был, пожалуй, лучше осведомлен о развитии ситуации, чем рядовой участник митингов, находившийся в гуще событий.

Добавлю, также, что симпатии большинства телекомпаний и, особенно, популярной - "Рустави-2" были на стороне оппозиции, что в не малой степени способствовало формированию общественных настроений.

(Государственное телевидение, попробовавшее было дать несколько иную оценку развернувшимся событиям, в буквальном смысле было атаковано многочисленными сторонниками оппозиции. После этого государственный телеканал "онемел" и до конца политического противостояния без комментариев показывал только митинг оппозиции на Парламентской площади.)

  1. Растет убеждение, что определенные круги на Западе приложили руку к свержению Шеварднадзе. Если подтвердиться, что организация "Кмара" финансируется извне (а откуда больше она может финансироваться?), а также то, что в одном пригородном курортном поселке ее активистов обучали эффективным методам проведения уличных демонстраций, то можно прийти к определенным выводам.

(Кстати, уже после своей отставки, экс-президент Шеварднадзе заявил журналисту, бравшему у него интервью, что "некоторые зарубежные организации, заимствовав опыт Югославии, использовали его здесь".)

27 ноября 2003 г.

Автор: Георгий Анчабадзе, ведущий научный сотрудник Института истории и этнологии АН Грузии;

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 12:20

  • Банкетный зал закрыт в Махачкале

    Суд по требованию прокуратуры решил приостановить работу махачкалинского банкетного зала, в котором, как заявило надзорное ведомство, не соблюдены правила пожарной безопасности.

23 марта 2017, 12:02

23 марта 2017, 11:45

23 марта 2017, 10:51

23 марта 2017, 10:35

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии