21 ноября 2003, 10:18

За убийство журналиста 15 лет. Где здесь логика?

На днях завершился судебный процесс по делу об убийстве Тиграна Нагдаляна. Читателю известен и ход процесса, и оглашенный приговор по делу. Однако кажущийся эпилог так и не дал исчерпывающего ответа на некоторые важные вопросы.

Первое. Тигран Нагдалян не был убит как физическое лицо, как гражданин Республики Армения. Как подчеркивалось во время всего судебного процесса, убийство Нагдаляна было связано с его профессиональной деятельностью журналиста. То есть, был убит журналист, и в этой связи в правовом аспекте во время процесса на этом внимание не концентрировалось. О том, что Тигран Нагдалян был убит журналистом, с осознанием важности вопроса во время суда говорила только сестра убитого - Карине Нагдалян. Когда убийство государственного деятеля связывают с его профессиональной деятельностью, то судебное расследование не проводится аналогичным образом, как было в случае Тиграна Нагдаляна. Думаю, что подобный подход несправедлив. Иначе можно предположить, что в случае убийства журналиста мотивация убийства не играет существенной роли.

Правильно ли, что убийство, связанное с профессиональной деятельностью человека, не рассматривается в особом порядке, и не провоцирует ли в дальнейшем такой подход другие возможные убийства. Кстати, в этом случае не было поставлено никакой разницы между простым убийством и убийством человека по профессиональным мотивам. Получается, что журналист, осмелившийся сказать в чей-либо адрес нелестные слова, не застрахован от мести.

И таков избранный путь стремящейся к демократии Республики Армения? Если Армения пойдет именно таким путем, то каждого должно беспокоить его будущее. А журналистам необходимо будет решить, нужны ли СМИ нашей стране. Мы можем придти к тому, что вокруг наступит сплошная тишина, информационный вакуум, или будем слушать бессодержательные, пустые слова. Работа самого журналиста, если он будет бояться за каждое сказанное слово, обесценится.

По мнению многих, приговор был "мягким". 15 лет и организатору преступления, и исполнителю не было воспринято как наказание. Если суд счел обоснованным представленное исполнителю - Джону Арутюняну, и организатору - Армену Саргсяну -  обвинение и если оно соответствует действительности, то наказание вовсе не было равнозначным.

Вызывает интерес вопрос наличия какой-то отделенной части, который так и не удостоился какого-либо определенного ответа. Так и не узнали, какая именно часть была отделена от дела. Не поняли, потому что официально никакого разъяснения не было дано, а прозвучали всего лишь какие-то предположения. Подобные судебные процессы, к сожалению, свидетельствуют о том, сто судебные инстанции в нашей стране не состоялись. Отсюда и неуважительное, необъективное отношение к таким процессам со стороны средств массовой информации.

Если следить за судебным процессом и формировать свое мнение посредством средств массовой информации, то может создаться впечатление, что каждый журналист имеет свою правду, которой верит безоговорочно.

То обстоятельство, что этим убийством была сделана попытка, пусть простят за сказанное, закрыть рот Тиграну Нагдаляну, доказывает, что вопрос был не в личности. А что был убит журналист, в этом никто не может сомневаться.

Нет сомнений и в том, что сидящие на скамье подсудимых не были осуждены как обвиняемые в убийстве журналиста.

Опубликовано 20 ноября 2003 года

Автор: Агавни Арутюнян; источник: Газета "АЗГ" (Армения)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 мая 2017, 00:01

  • Задержанный в Грузии педагог попросил не выдавать его Турции

    Городской суд Тбилиси назначил экстрадиционный арест гражданину Турции Мустафе Эмре Чабуку, обвиняемому на родине в пособничестве терроризму. Адвокат Чабука намерен обжаловать решение об аресте и привлечь внимание международных правозащитных организаций к этому делу.

25 мая 2017, 23:49

25 мая 2017, 23:27

25 мая 2017, 23:06

25 мая 2017, 22:43

  • Венедиктов заявил о разочаровании допросом по делу Немцова

    Ключевым эпизодом сегодняшнего заседания суда по делу об убийстве Бориса Немцова стал допрос главного редактора "Эха Москвы" Алексея Венедиктова, рассказавшего о жалобах Немцова на угрозы "кадыровцев". Венедиктов посетовал, что суд отказался допросить его перед присяжными, назвав отказ "разочарующим".

Архив новостей