11 ноября 2003, 20:42

Северная осетия: беженцы остаются беженцами

Спустя годы после вооруженного конфликта лагерь ингушских беженцев остается нелегитимным образованием, а попытки переселить их не удаются.

Одиннадцать лет прошло с начала конфликта между Северной Осетией и Ингушетией, однако сотни беженцев по сей день остаются без места постоянного проживания на границе между этими двумя северокавказскими республиками. Осетинские власти предлагают обеспечить жильем ингушских беженцев, но не обязательно на их прежнем месте проживания. С этим категорически не согласны определенные силы в Ингушетии, которые считают, что беженцы должны вернуться в свои дома.

"Городок" беженцев возник стихийно рядом с поселком Майский в Северной Осетии, что расположен вблизи границы с Ингушетией, еще в 1994 году. Жителями городка стали ингуши, которые за два года до того потеряли свои дома в результате вооруженных столкновений с осетинами. С тех пор он так и остается незаконным образованием, не имеющим официального статуса пункта временного проживания вынужденных переселенцев.

"Даже маленькие дети городка знают, что живут здесь без всяких прав, - говорит Сулейман Кациев, юрист ингушского отделения правозащитного центра "Мемориал". - Они также знают, что пока вопрос о статусе поселения не будет решен, конец их лишениям не наступит".

"Фактически, эти люди не нужны ни Осетии, ни Ингушетии", - заявил в беседе с IWPR Виталий Смирнов, сотрудник представительства президента РФ по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта. - "Осетия не торопится ходатайствовать перед федеральным центром о придании городку официального статуса, а Ингушетия не хочет, чтобы "осетинские" ингуши жили где-нибудь, кроме мест их прежнего проживания".

Война между ингушами и осетинами развернулась в конце октября 1992 года. Первые вооруженные столкновения вспыхнули в Пригородном районе Северной Осетии. Спор из-за этой территории связан с тем, что изначально одна его часть, расположенная на правом берегу реки Терек входила в состав Ингушетии, и там преобладало ингушское население. Затем, в советский период, эта территория стала достоянием Чечено-Ингушетии. Но в 1944 году Сталин депортировал чеченцев и ингушей в Центральную Азию. Пригородный район достался Северной Осетии. Но история на этом не закончилась. В конце пятидесятых Никита Хрущев помиловал ингушей и чеченцев и восстановил Чечено-Ингушетию. Но Пригородный район остался под юрисдикцией Северной Осетии.

После распада Советского Союза чеченцы и ингуши разделились, образовав две отдельные республики в составе Российской Федерации, после чего притязания Ингушетии на Пригородный еще более усилились. Однако к тому времени, когда ингуши стали возвращаться домой, там уже обосновались многие осетины, и в районе сформировались две ярко выраженные национальные общины.

Конфликт разразился в конце октября 1992 года. Битва длилась пять дней. В результате были убиты сотни людей, в основном мирных жителей, сожжены дотла тысячи домов. По разным данным, в результате конфликта беженцами стали от 30-ти до 60-ти тысяч ингушей и около пяти тысяч осетин. Тогда с целью прекращения кровопролитных столкновений в регион были направлены федеральные войска.

Многие ингушские семьи, являющиеся гражданами Северной Осетии, живут в "городке" у села Майского уже девять лет, дожидаясь переселения в свои разрушенные дома или на новые места. Их сегодняшнее место жительства выглядит как беспорядочное скопление между железной и автомобильной дорогой более 150 железных строительных вагончиков. В них живут около 250 семей. Еще примерно 1 300 вынужденных переселенцев нашли временный приют у родственников или снимают углы в самом Майском.

Поселок Майский также почти на сто процентов населен гражданами ингушской национальности. Это чуть ли не единственный населенный пункт спорной части Пригородного района Осетии, в котором боевых столкновений не было, хотя он и расположен на самой границе между Северной Осетией и Ингушетией. "После конфликта Северная Осетия надолго потеряла контроль над поселком, - говорит Виталий Смирнов. - Сюда боялись ехать представители не только социальных служб, но даже силовых структур ".

Тогда и приютил поселок вынужденных переселенцев - к вящему неудовольствию североосетинских властей, которые обвиняют соседнюю Ингушетию в способствовании формированию в тот период "импровизированного" городка беженцев.

"Этот городок был образован без нашего ведома по инициативе тогдашних властей Ингушетии, - говорит министр по делам национальностей и внешних связей Северной Осетии Сергей Таболов. - Власти соседней республики выдавили их на нашу территорию и в результате мы получили такой несанкционированный городок беженцев. В то время, чтобы не обострять конфликт, власти Северной Осетии не стали препятствовать его образованию, но так как он нигде не зарегистрирован, накопилось много связанных с ним проблем".

Определенные проблемы связаны с тем, что в вагончики, в которых живут ингуши, в нарушение всех норм безопасности и правил учета энергоносителей были подведены свет и газ из Майского. "Переселенцам, понятно, нечем платить, да и счетчиков нет, а жители поселка воспользовались этим и тоже перестали платить", - говорит Виталий Смирнов. Образовавшийся за все эти годы совокупный долг за свет "городка" и поселка достиг астрономической по здешним масштабам суммы - 10 миллионов рублей (около 330 тысяч долларов). Так, по крайней мере, считает руководство местной энергетической компании. Пытаясь как-то вернуть долг и прекратить его рост, энергетики Северной Осетии на протяжении всех последних лет регулярно отключают электричество в "городке" и всем поселке. Долги возникли не только по свету, но и газу. Поставщики газа тоже выставляют счета и грозят отрезать городок еще и от газоснабжения.

"Около месяца длилось последнее отключение света, - уточняет Сулейман Кациев, - и только угроза жителей "городка" - в знак протеста перекрыть федеральную трассу "Кавказ", письма в адрес президентов России и Северной Осетии, правозащитные организации - заставили власти пойти на диалог и лишь конце октября вернуть свет в вагончики. Но когда ситуация повторится, не знает никто, ведь в принципе вопрос так и не решен".

Смирнов рассказывает, что с целью упрощения ситуации с долгами представительство президента РФ за свой счет произвело разделение электрических линий поселка и городка. "Более того, затрачены огромные средства на восстановление электросетей Пригородного района Осетии, и мы предлагаем уменьшить долги "городка" и поселка на эту сумму. Однако осетинские энергетики зачли менее миллиона рублей", - говорит он.

Руководство Осетии пытается решить проблему "городка", но не путем его легитимации, а способствуя возвращению ингушей в прежние места проживания или расселяя их по новым местам на территории Пригородного.

С 1997 года из городка выехали около 150 семей, однако из-за отсутствия доверия между ингушской и осетинской общинами процесс переселения время от времени оказывается перед угрозой срыва. Еще совсем недавно - весной этого года - были случаи, когда автоколоннам возвращающихся ингушей дорогу в свои села преграждали толпы осетин, иногда даже летели камни. Чтобы не доводить до этого, сначала достигается взаимная договоренность о возврате, но зачастую это не удается.
В таких случаях руководство Осетии регулярно выделяет под новое строительство земельные наделы на незаселенных площадях. В частности, 91 семья из "городка" в Майском подала соответствующие заявки. 10 октября должен был состояться перевоз вагончиков на выделенные участки, но вот что написано об этом в официальной справке представительства президента РФ: "Это мероприятие, согласованное с осетинской стороной, было сорвано неизвестными лицами, которые воспрепятствовали вывозу временного жилья, запугивая владельцев автопогрузочной техники и самих переселенцев".

По мнению Смирнова, проблема в том, что очень многие жители городка - выходцы из сел, попадающих в настоящее время в зону отчуждения вокруг водозабора столицы Осетии - Владикавказа, которые осетинское руководство включило в свои планы по расселению. Реализации этих планов мешают определенные силы Ингушетии, которым расселение видится попыткой осетинских властей укрепить контроль над исконно ингушскими землями. "Они и стремятся сохранить их (села), в том числе путем возврата туда прежних жителей", - сказал Смирнов.

Но какие бы планы ни строили в отношении беженцев ингушские активисты или североосетинские власти, важнее всего то, что люди продолжают жить в городке в ужасных условиях. "Наши мучения описать невозможно, - вздыхает старожил "городка" пожилая Патимат Хамхоева. - Когда отключают свет, то мы лишаемся и воды. Не только летом, но и зимой приходится ходить с ведрами за водой в соседнее село за 3-5 километров!"

Опубликовано в октябре 2003 года

Автор: Всеволод Рязанов, старший научный сотрудник североосетинского Института гуманитарных и социальных исследований, Владикавказ; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

28 июля 2017, 05:53

28 июля 2017, 05:40

28 июля 2017, 04:54

28 июля 2017, 03:55

28 июля 2017, 03:00

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей