11 ноября 2003, 20:05

Армения: служить или не служить?

В Армении в первом чтении принят закон, согласно которому призывникам предоставляется право несения альтернативной службы вместо обычной воинской повинности. Принятие закона "Об альтернативной службе" является одним из обязательств, данных страной перед вступлением в Совет  Европы в 2001 году.
Однако как в самой Армении, так и за её пределами этот закон воспринимается весьма неоднозначно.

В соответствии с законопроектом, те, кто в силу своих религиозных убеждений отказываются служить в армии, отныне смогут выбирать, при этом альтернативой будет опять-таки служба в армии, хотя и не боевая. По мнению критиков, долгожданная реформа - в том виде, как это предусмотрено законопроектом - не позволяет надеяться на сколько-нибудь серьезные улучшения в призывной практике.
Как уже было сказано, молодые люди, которым религиозные убеждения не позволяют нести военную службу, получат, согласно законопроекту, право заниматься в армии деятельностью, в которой нет необходимости брать в руки оружие. Срок такого рода службы составит вместо обычных двух лет только 3,5 года, поскольку, аргументируют сторонники законопроекта, один день службы на альтернативной основе будет в два раза короче дня военнослужащего. В дальнейшем для прошедших альтернативную службу исключается возможность работы в правоохранительных или судебных органах.

"Мы начинаем не с классической европейской модели альтернативной службы, а с варианта "воинская служба без оружия", - комментирует для IWPR новый законопроект один из его соавторов, вице-спикер парламента Ваган Ованнисян.
Однако распространенным - как среди населения, так и оппозиционных партий, местных НПО и международных организаций - является мнение, что заложенная в законопроекте реформа не принесет должного результата.

"У нас были другие ожидания и представления об альтернативной воинской службе, которая должна по своей сути быть гражданской. Цель этой службы - выполнение долга перед обществом, но очевидно, что подобный вывод вряд ли можно сделать из принятого парламентом закона", - говорит физик Левон Карапетян.

"Закон для меня неприемлем, - сказал IWPR председатель Хельсинкской Ассамблеи Микаел Даниелян. - Речь идёт не об альтернативной службе, а о воинской. Когда Армения принимала обязательства перед Советом Европы, там было отмечено: " в соответствии с европейскими стандартами", а  этот закон абсолютно им не соответствует".

С замечаниями по поводу законопроекта выступает и представитель ереванского офиса ОБСЕ Кристин Мартиросян, которая считает, что сроки обязательной и альтернативной службы должны быть одинаковыми, причем альтернативная служба должна быть гражданской. Она разделяет мнение, что срок альтернативной службы слишком большой и скорее напоминает наказание.

Секретарь оппозиционной парламентской фракции "Справедливость" Виктор Даллакян считает грубым нарушением прав человека положение в законопроекте, согласно которому призывники, отдавшие предпочтение альтернативной службе, не имеют права работать в дальнейшем в правоохранительных или судебных органах.

Принятие закона в столь деликатной сфере рассматривается в Армении во многом и с точки зрения сохранения установившегося в регионе Южного Кавказа баланса сил. Карабахский вопрос не решен, до сих пор Армения и Азербайджан по существу находятся в состоянии противостояния. Поэтому одним из основных требований армянских законодателей является соответствие обсуждаемого закона аналогичным законам, действующим в Азербайджане. Компромиссов, на которые должна пойти армянская сторона, не должно быть больше, чем в соседней стране.

"Не может быть принят в Азербайджане какой-либо закон, который будет жестче, и закон в Армении, который будет либеральным. При принятии закона об альтернативной службе оба государства должны соблюдать паритет", - сказал председатель постоянной комиссии Национального совета по обороне, национальной безопасности и внутренним делам Мгер Шахгельдян. "Мы придерживаемся двух принципов: наша армия будет формироваться на базе обязательного для всех призыва. Поэтому мы предлагаем не гражданскую по своей сути альтернативную службу", - говорит Ованнисян. Даже оппозиционер Виктор Даллакян, который не входит в число сторонников законопроекта, считает, что в случае принятия в этой сфере европейских норм "101 процент призывников заявят, что их религиозные убеждения не позволяют им защищать родину".

Но и условия службы в армянской армии оставляют желать много лучшего. Применение насилия в армии давно стало обычной практикой, а те, кто отказываются служить, ссылаясь на свои религиозные убеждения, становятся жертвами травли.
Для примера можно вспомнить случай с Артемом Саргсяном. В феврале 2001 года - через два месяца после того, как его призвали в армию - Артем был до смерти избит в армейских бараках в Ванадзоре. Известно, что ранее он возглавил студенческие акции протеста против отмены отсрочек призыва в армию.

"Действующие в армии законы зоны для нас неприемлемы. Мы потеряли друзей, которые не подчинялись этим неписаным законам, и если нам опять дадут закон о воинской повинности, значит - никаких изменений ждать не приходится", - говорит 20-летний студент Сельскохозяйственной академии Армен Гаспарян.

Служба в армии давно является в стране объектом критики и осуждения, а потому родители со страхом думают о том дне, когда их сыновья получат повестку о призыве в армию. "Мой сын учится в США, и я с ужасом жду его возвращения. - говорит математик Майя Карапетян. - Я не хочу, чтобы он служил в сегодняшней армии в небезопасных условиях. Так думаю не только я, но и другие родители".

Опубликовано в октябре 2003 года

Автор: Жанна Алексанян, корреспондент Armenia Now; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

21 января 2017, 17:02

21 января 2017, 16:08

21 января 2017, 15:49

21 января 2017, 14:58

21 января 2017, 14:29

Архив новостей