30 октября 2003, 15:28

Мониторинг дискурса межэтнических отношений, культивируемого в Краснодарском крае. Июнь - август 2003 года

Академический дискурс
Журналистский дискурс
Политический дискурс

Академический дискурс

12 июня 2003 года был заново установлен памятник адмиралу М. П. Лазареву на привокзальной площади железнодорожной станции "Лазаревская" г. Сочи. Решение о восстановлении бюста принял глава администрации Лазаревского района г. Сочи А. П. Чубарь в своем распоряжении N 102-Р от 06.06.2003 г. Основанием для этого послужили ссылки на целый ряд федеральных и региональных нормативных актов, а также "мнение профессиональных ученых-историков", что позволило районным руководителям всю ответственность за случившееся перенести на "вышестоящее начальство".

Вопрос с памятником чрезвычайно болезнен для шапсугов, т. к. связан с трагическими для них страницами в истории, Кавказской войной и действиями в ней адмирала Лазарева, в то время командовавшего флотом на этом участке театра военных действий. Как и следовало ожидать, данное решение крайне негативно было ими встречено, спровоцировало волну протестов со стороны адыгской общественности. Были написаны открытые письма протеста жителями п. Головинка и аула Наджиго, как недальновидный поступок властей охарактеризовал восстановление бюста Президент Адыгеи Х. Совмен.

Данный случай дает нам пример той роли, которую играет академическое сообщество в современных социальных практиках. Именно экспертное заключение профессиональных ученых выступило легитимизирующим основанием принятого решения. И это заставляет посмотреть на него повнимательней. Позиция историков была представлена в виде письма "Председателю комитета по охране, реставрации и эксплуатации историко-культурных ценностей (наследия) Краснодарского края А. Ф. Ачкасовой", которое подписали профессор В. Н. Ратушняк и еще 22 ученых-историка, в ответ на ее просьбу "высказать мнение профессиональных ученых-историков по поводу разрушения памятника адмиралу М. П. Лазареву и восстановлению его на прежнем месте, а также прокомментировать исторические факты, изложенные в письме "Адыгэ Хасэ". Немного позже газета "Кубань сегодня" от 25 июля опубликовала статью кандидата исторических наук О. В. Матвеева "Возвращение флотоводца". Что интересно, оба тексты практически идентичны друг другу, встречаются одни и те же предложения и целые абзацы.

Позиция ученых сформулирована исключительно в рамках колониального дискурса. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что оба текста во многих своих положениях имеют ксенофобную составляющую. Авторы абсолютно не обращают внимания на конституционный статус шапсугов как коренного малочисленного народа РФ с вытекающими отсюда правами. Установка считать позицию шапсугов "игнорирующей историческую память государствообразующего этноса и основного населения Кубани" (фраза присутствует в обоих текстах) фактически означает построение иерархии народов. Выделение каких бы то ни было групп как государствообразующих противопоставляет их тем самым всем остальным. Шапсуги в обоих текстах очень странно противопоставляются "кубанцам" как общности, наделенной авторами этническими чертами. Возникает естественный вопрос: на каком основании и по каким признакам одни жители Краснодарского края причисляются к "кубанцам", а другие нет?

В оскорбительном тоне характеризуются лидеры тех национально-культурных общественных объединений, которые выразили солидарность с позицией шапсугов. "Подписавшие обращение председатели Грузинского, Армянского, Украинского культурных центров и др., к сожалению, не только не знают истории диаспор в контексте региона, но и закладывают мину под их будущее. ...Руководителям греческого общества "Эноси" и армянского культурного центра "Севан" не мешало бы знать, что поселение представителей их диаспор на благодатном Черноморском побережье Кавказа было делом русских военных и государственных деятелей, внесших тем самым вклад в спасение этих народов от турецкого ига. Не малокомпетентным и слабо разбирающимся в истории и культуре своих народов людям судить о том, представляет ли разрушенный с их огульной подачи памятник М.П. Лазареву историческую или культурную ценность. ...Печально осознавать, что подобные высказывания берут на себя люди, якобы пекущиеся на словах о будущем наших детей, но на деле воспитывающие их на оправдании актов варварства и вандализма" (эти отрывки есть в обоих текстах). Попрекая лидеров национальных обществ в некомпетентности, щеголяя своим знанием и указывая шапсугам на вандализм, автор статьи в "Кубань сегодня" кандидат исторических наук, доцент Кубанского государственного университета О. В. Матвеев скатывается к риторике оскорблений и прямых противопоставлений одних граждан РФ другим. "А мы гордимся ею (историей), в отличие от представителей грузинского, армянского, украинского, еврейского и других национальных обществ г. Сочи, подписывавших некомпетентное обращение".

Комментарий исторических событий XIX века демонстрирует ангажированность экспертов, уверенных в прогрессивном значении Кавказкой войны для развития региона, что и оправдывает, по их мнению, те средства, которыми она велась. Авторы письма фактически отрицают мнение о многочисленности погибших в ходе войны адыгов, и делают это в оскорбительном для своих оппонентов тоне. "Пусть они предоставят источники, где говорится, что моряками адмирала Лазарева были "стерты с лица земли сотни аулов" и уничтожены "десятки тысяч мирных жителей". Пусть назовут хотя бы десяток этих аулов" (письмо А. Ф. Ачкасовой). Анализируя проведенные под непосредственным руководством М. П. Лазарева боевые операции, эксперты стремятся доказать, что целью тех были сугубо военные укрепления, а использование корабельной артиллерии было военной необходимостью. "Без артиллерийской поддержки высадка десанта привела бы к большим потерям, поэтому адмирал М. П. Лазарев поддержал высаживающиеся войска корабельным огнем" (фраза присутствует в обоих текстах). Не сумев противостоять морской артиллерии, адыги вынуждены были уйти в горы. За дальнейшую их судьбу, как, наверное, полагают эксперты, флотоводец ответственности не несет.

Как уже отмечалось выше, данное экспертное заключение историков послужило одним из оснований для принятия решения о восстановлении памятника. Оно же служит показательным примером слабости подобных практик. Культивируемые представления о владении учеными единственно истинного знания все чаще и чаще используются как эффективное средство для манипуляции при дебатировании различных социальных вопросов.

Наши мониторинговые доклады время от времени вызывают интерес и, естественно, люди, читающие их, высказывают свое мнение. Мнения бывают очень разными и это совершенно логично.

В этом докладе мы решили поместить одну из точек зрения на наше творчество.

Ненормативный мониторинг

"Мониторинг дискурса межэтнических отношений, культивируемый в Краснодарском крае" нелегко определить. Сами авторы "мониторинга" - сотрудники Центра понтийско-кавказских исследований - представили свою задачу так: "Преодоление этноцентричного мышления, снятие "ксенофобной" риторики через раскрытие конструктивистской модели формирования этничности (в том числе анализ влияния на данный процесс академической среды)". Как очевидно из формулировки задачи, это не вполне наука, хотя в текстах и используется научная терминология. Похоже, "академическая среда Краснодарского края" столкнулась с новой социальной практикой, суть которой - в рассмотрении опубликованного этой самой средой через призму одного научного направления - конструктивизма. Казалось бы - на здоровье, приходилось сталкиваться и с более экзотическими подходами. Например, академики из "Кубанской народной академии" все еще рассматривают написанные по теме этничности работы с позиций одного учения. Конечно, единственно верного. И ничего, все привыкли. Однако, повторюсь, в случае с "мониторингом дискурса" мы имеем дело с новой социальной практикой. И в силу этой новизны она пока интересна.

Чем бы ни был "мониторинг дискурса", он создается в обществе. И поэтому хочется надеяться на соблюдение его авторами общепризнанных этических норм. Например, такой нормы, как оперирование при оценке чужих текстов фактами, а не предположениями. Или такой, как отказ от приписывания другому человеку каких-то взглядов с последующим беспощадным разоблачением этих взглядов. Авторам "мониторинга" не удалось в вышедших к сентябрю докладах остаться в границах этих норм. Подтверждаю цитатами. Описывая свое отношение к диссертации В. Симоненко, авторы "мониторинга" заявляют: "Лояльность, продемонстрированная Викторией Симоненко, получила положительный отклик в рецензиях и отзывах на диссертацию, да и защита прошла успешно. В отзыве М. В. Саввы, известного "кубанского" специалиста по "межнациональным отношениям", подчеркивается "значимость методологического аспекта представленной работы, поскольку исследование исторических предпосылок культурной адаптации актуально не только в отношении турок-месхетинцев. В России, в том числе и в Краснодарском крае, присутствует несколько так называемых "новых диаспор", испытывающих адаптационные трудности". Конец цитаты. Господа, хотелось бы более весомых подтверждений, помимо ваших домыслов, по поводу того, что я оценивал в своем отзыве на автореферат В. Симоненко некую ее лояльность, а не научное содержание работы. Хотели авторы "мониторинга" или нет, они допустили некорректное заявление в адрес конкретного человека. В таких случаях принято извиняться.

Занятна стилистика "мониторинга": "Беда, а не вина автора в том, что она находится под влиянием позитивистского дискурса...". Такая вот снисходительная жалость "знающих истину"? Присутствует и смелая "постановка диагноза": "...Виктория повторяет устоявшиеся клише и стереотипы. В российской науке такой феномен уже находится в фокусе внимания обществоведов, которые определяют его как "нечаянный расизм".

Далее. Домысливание за авторов с последующим разоблачением домысленного становится (по крайней мере в отношении моих работ) важной частью "мониторинга дискурса". Цитата по поводу моей работы, написанной в соавторстве с Е. В. Савва: "...указывая на конфликтность как свойство, очевидно, что все, что будет связываться с этничностью, будет рассматриваться с негативным оттенком". Кому очевидно? На основании чего очевидно? Подтверждений того, что я или мой соавтор рассматриваем все, связанное с этничностью, "с негативным оттенком", в очередной раз нет. Как-то неудобно объяснять людям с высшим образованием, что существует несколько теорий социального конфликта, и только в обыденной речи, но никак не в "мониторинге дискурса", слово "конфликт" подразумевает "негативный оттенок". В этом же выпуске "мониторинга дискурса" мне были приписаны использованные в моей работе цитаты других авторов, которые были обозначены сносками с указанием на то, кому они принадлежат. Я не присваиваю чужих мыслей и не всегда разделяю взгляды, приведенные в текстах, которые цитирую. Это было в порядке вещей до появления "мониторинга дискурса". Надеюсь, это и впредь будет в порядке вещей.

Авторы "мониторинга" на основании собственных домыслов и предположений делают вывод: "Подобное конструирование в прессе этнических конфликтов авторы (Савва Е.В. и Савва М.В.) обличают и критикуют, но, по существу, их глава, посвященная "этническим" феноменам выполняет аналогичные функции в академическом сообществе". Другими словами, моя работа конструирует этнический конфликт.

Об этом последнем выводе стоит поразмыслить. Сама попытка приписать конструирование конфликта мало интересна. В последние два года были более яркие попытки такого рода. Например, судебное преследование прокуратурой Ставропольского края профессора СтавГУ В. А. Авксентьева за "разжигание межнациональной розни". На самом деле в коллективной монографии с участием Виктора Анатольевича были процитированы характеристики этнических взаимоотношений на Ставрополье с упоминанием фамилии прокурора края. Суд закончился в пользу ученого, а само дело имело большой общественный резонанс. Могу поручиться - престиж прокуратуры это дело не повысило. Но она, прокуратура, хотя бы не претендует на "постоянное наблюдение за процессом научного исследования межэтнических отношений с целью выявления его соответствия желаемому результату или первоначальным предположениям" (перевод "мониторинга дискурса" применительно к нашему случаю). В случае с "мониторингом дискурса" интересна высокая агрессивность и отказ от этических норм в публичном анализе ситуации со стороны людей, претендующих по стилю своих текстов на причастность к науке.

"Мониторинг" без соблюдения этических норм, безусловно, получается более забавным. Получатели электронных рассылок Центра понтийско-кавказских исследований узнают много нового о расширяющемся круге кубанских расистов, нечаянных и прочих. Конечно, если этические нормы при ведении мониторинга соблюдать, расистов станет меньше. Но ведь авторы "мониторинга дискурса" именно этого и добиваются?

Савва М.В., доктор политических наук, профессор кафедры связей с общественностью и социальных коммуникаций Кубанского государственного университета.

Журналистский дискурс

Выборка исследуемых изданий на данном этапе претерпела небольшие изменения и имеет следующий вид.

Ежедневные газеты:
"Кубанские новости";
"Вольная Кубань";
"Краснодарские известия";
"Кубань сегодня"

Еженедельные газеты:
"Краснодар";
"7 дней Кубани";
"Московский комсомолец на Кубани";
"Аргументы и факты - Юг";
"Краевые новости";
"Независимый голос Кубани".

Журнал:
"Люди года"

Последние летние месяцы характеризуются, к сожалению, произошедшими в стране несколькими террористическими актами, в том числе и в г. Краснодаре. Обсуждение данных событий в краевой прессе сопровождалось актуализацией дискурса этничности. Активным использованием этнического кода в таких публикациях выделяется "Кубань сегодня". В размышлениях по поводу теракта в Тушино, опубликованных в "Кубань сегодня" от 11 июля, ответственность за случившееся возлагается на всех чеченцев, проживающих в столице. "Чеченки-взрывницы не в день взрыва в Москву приехали, где-то же они останавливались, вживались в обстановку. Опять же не у молдаван и евреев, обосновавшихся в Москве, останавливались. У земляков они жили, у земляков консультировались и экипировались". Именно чеченцы, по мнению автора, М. Беглецова, являются организаторами нелегальных поставок оружия и боеприпасов в столицу. Они-то, якобы, и спровоцировали так называемое дело об оборотнях в погонах. "Повязали ребят (сегодня это уже известно наверняка) по доносам представителей чеченской диаспоры, которым наши опера были как кость в горле". Как видно, чеченцы рассматриваются автором как некая самостоятельная, отдельная от российского общества группа, как некое инородное тело. Показательна следующая цитата: "Сразу после взрыва в Тушино лидеры чеченской диаспоры выступили с заявлением о том, что теракт есть одна из попыток их кровных врагов не только опорочить добрые имена этих мирных чеченцев, но и чужими руками уничтожить их физически. Интересное нам крутят кино: чеченцы дерутся, а москвичи и гости столицы гибнут". Интересно здесь как раз таки то, что автор не считает их ни москвичами, ни гостями столицы. Таким риторическим ходом, а также активным использованием термина "диаспора" постулируется чуждость данных лиц для общества.

Совсем откровенно призывает рассматривать чеченцев как бандитов со всеми вытекающими отсюда выводами публикация в "Кубань сегодня" от 18 июля. Автор публикации все тот же - М. Беглецов. "Все еще не подвергнут ревизии пресловутый лозунг советских времен о том, что преступность не имеет национальности. Но ведь преступник-то конкретного роду, племени и конкретной национальности! Чего тут темнить?" Естественно, что первыми кандидатами в преступники на данном основании, для автора являются чеченцы. "То, что без внутримосковской поддержки террористы были бы в ней слепыми котятами, что в столице существует монолитное, грамотное чеченское подполье - разве не факт?" Отношение к ним государства и общества должно строиться на основе репрессивной модели, так как "все жесты доброй воли со стороны российского руководства по отношению к чеченцам, живущим в Чечне, рассредоточенным по многочисленным диаспорам на собственной российской территории, заканчиваются террором против России". В качестве примера автор, конечно же, приводит опыт США. "Когда Япония напала на Перл-Харбор, сотни тысяч японцев (американских граждан) были помещены в концлагеря. После известных событий одиннадцатого сентября у всех людей арабской внешности, прибывающих в Штаты, снимают отпечатки пальцев и в случае каких-либо подозрений проверки ведутся с какой угодно пристрастностью".

Освещение прессой терактов в Краснодаре отличается практически полным отсутствием аналитических статей, посвященных этому событию. Авторы публикаций ограничились описанием произошедшего и передачей оценок представителями власти. В газетах были опубликованы интервью с губернатором края, главой г. Краснодара и представителями силовых структур. Все представители власти просили "не проводить параллелей с каким-то "чеченским" или другим следом. Бандит не имеет национальности". Однако культивируемая в российском обществе фактически все последнее десятилетие чеченофобия не могла не проявиться в оценках происшедшего. "Вольная Кубань" от 29 августа опубликовала мнения краснодарцев по поводу взрывов. При всем их многообразии превалировал именно "чеченский след", наиболее отчетливо выраженный одной домохозяйкой. "Даже странно, что чеченцы только сейчас добрались до Кубани. В нашем многонациональном крае с кавказской внешностью можно себя преспокойно чувствовать. Это сейчас милиция на каждом углу даже адыгов проверяет. Но это на две недели - не больше".

То, что инициаторы взрывов имели своей целью использовать актуализацию ксенофобно окрашенного дискурса этничности для дестабилизации обстановки в крае, в качестве центральной версии предложили "7 дней Кубани". Автор опубликованной в N 34 статьи сомневается в прямой связи событий в Краснодаре и противостоянием в Чечне. Приводится несколько оснований для такой точки зрения, в том числе и тот факт, что за годы чеченской войны террористы старались не осуществлять свои акты в Краснодарском крае. "Тому есть разные объяснения, и не последнее из них - забота о безопасности интересов чеченского бизнеса на Кубани". В то же время, отмечается в статье, регион в последнее время "накопил если не критическую, то внушающую опасения массу этнических противоречий". По мнению автора публикации, совместными усилиями федеральных и краевых властей удалось пригасить наиболее острые конфликты. "Именно это может и не устраивать некие силы, заинтересованные в том, чтобы дестабилизировать ситуацию в крае, спровоцировать в обществе взаимную подозрительность, "охоту на ведьм" и, как следствие, эскалацию напряженности, сползание мирной до сей поры Кубани в пучину смуты, - если не новой Кавказской войны... И за всем этим не обязательно стоят чеченские сепаратисты или ревнители вахаббизма". Жаль, однако, что автор не задался вопросом, почему уже столько лет именно розыгрыш "этнической карты" рассматривается как эффективный ресурс политических игр.

Не только в непосредственной связи с терроризмом, но и шире, с преступностью предпочитает обсуждать краснодарская пресса и вопросы миграции, которая мыслится непременно как "иноэтничная".

Автор, уже дважды упомянутый в этом выпуске, М. Беглецов в "Кубань сегодня" от 16 августа задается вопросом хорошо или плохо то, что в России выросла рождаемость "не за счет природных русских, а за счет ее русскоязычных приезжих жителей". Какого ответа придерживается автор, сомневаться не приходится. По его мнению, Россия не способна переварить то количество мигрантов, которые приехали за последние 10 - 15 лет (рассматривается цифра в 20 миллионов человек). "Слов нет, Россия велика и необъятна, но мало кто из приезжих горит желанием поселиться в Магадане или даже в Вологде. Им подавай такие мегаполисы, как Москва или Санкт-Петербург, для многих желателен Юг России, лучше всего Краснодарский край (желательно Сочи)". Большинство мигрантов автор предпочитает классифицировать как "стихийных переселенцев, которые экспортируют сюда "законы гор", а проще говоря, скотоводческий феодализм". Поэтому, само собой разумеется, что последствия такой миграции представляются удручающими. "На Ставрополье есть районы, где в школах учится до 80 процентов детей мигрантов. Как они учатся, сами понимаете, но главное - что русским детям здесь не школа, а зона для малолеток". Еще более удручает автора ситуация в экономической сфере, прежде всего в торговле. "Рынок. Много вы найдете, как говорят в милицейских протоколах, лиц славянской национальности? Вообще-то есть, но в качестве продавцов-реализаторов, а не продавцов-хозяев. Рабы на рынке - белые, господа - черные (в российском смысле)". Ситуацию в Краснодарском крае автор характеризует как более благоприятную (наверное, благодаря "мудрому" руководству). Однако и здесь ему мерещится опасность. "Белых лиц на улицах кубанских городов и станиц пока больше. Да, черные и желтые, прочие нелегалы заполняют нишу непрестижной работы. Но будьте уверены: до поры до времени".

Примечательно, что автор вполне осознает ксенофобный характер публикации. И даже считает его справедливым. "Шовинизм? А что прикажете делать русскому Ивану, когда с одной стороны в его кармане роется свой национально идентичный кровосос, а с другой стороны засунул лапу вчерашний бандит - пастух и конокрад из ближнего зарубежья?" Направленность действий, которых ожидает от читателей автор, становится понятна из заключительных выводов публикации. "То, как сегодня российский народ разбавляется инородцами, свидетельствует: о России как цивилизации придется забыть. Нам другая цивилизация уготована. Какая? Это уже видно сегодня. Ждем-с?"

"Кубанские новости" от 25 июля общим размышлениям о мигрантах предпочли публикацию материала о конкретном случае, объектом которого стали цыгане. Однако направленность статьи никоим образом не изменилась. Иначе как преступниками цыгане в ней не рассматриваются. "Сочи, тем более в период летних отпусков, всегда был лакомым кусочком для цыган. В большинстве случаев они пытаются заработать гаданием или попрошайничеством в общественных местах, но это - лишь видимая часть айсберга, прикрытие для краж, которые, как правило, совершаются детьми. Пока женщина в цветастой юбке предсказывает судьбу клиенту, малолетние преступники (чаще всего дети или племянники гадалки) ловко вытаскивают из сумочек кошельки и другие ценности после чего убегают. Ловить их практически бесполезно, дорогу тут же заступает крикливая толпа родственников с орущими младенцами на руках, вокруг вертятся другие детишки, как две капли воды похожие на сбежавшего". Описываемый в статье случай происходил, в целом, согласно представленному сценарию с тем лишь дополнением, что при выяснении личности задержанных "стало известно, что трое из них прибыли из Абхазии и находятся на территории Российской Федерации незаконно". Незамедлительно данные лица были доставлены в суд, который безотлагательно рассмотрел суть дела и вынес решение о принудительном выдворении задержанных за пределы России. Что и было исполнено сотрудниками правоохранительных органов в тот же день. "Это не последний случай депортации. Подобные меры будут применяться и дальше для того, чтобы обеспечить личную и имущественную безопасность отдыхающих и жителей нашего города. Для нас национальность не имеет никакой роли. Главное - уважение к законам России", - отметил заместитель начальника УВД Центрального района города Сочи полковник милиции Иван Костюк". Однако тот факт, что статья подписана пресс-центром УВД г. Сочи, позволяет усомниться в истинности такой позиции.

Квинтэссенцией подхода краевой прессы к освещению темы миграции может служить публикация газеты "Вольная Кубань" от 13 августа, подготовленная ее аналитическим центром. В поисках ответа на вопрос о причинах массовых переселений людей авторы остановились на пословице: "Рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше". Современная активная миграция обусловлена в значительной степени "вооруженными конфликтами, чаще всего этническими". Миграционная ситуация в Краснодарском крае также рассматривается как результат действия именно этого фактора.

Характеризовать масштаб миграционных потоков в край авторы предпочитают в терминах "всплеск", "лавина" и т. д. Доказательством этому должны служить приводимые данные статистики. Однако демонстрируемые операции с цифрами иначе как манипуляцией охарактеризовать сложно. "По данным Всероссийской переписи, население края увеличилось за счет вновь прибывших более чем на 500 тысяч человек". И здесь же. "С начала 90-х годов миграция в край приняла обвальный, неконтролируемый характер. Она более чем в шесть раз превысила среднероссийские показатели. За это время в край на постоянное место жительство прибыло более одного миллиона человек, то есть каждый пятый житель является мигрантом". Если же взглянуть на цифры неангажированным взглядом, то ничего "катастрофического" они не покажут. По данным Госкомстата по состоянию на 1 июня 2003 года в Краснодарском крае проживает 5 миллионов 108 тысяч 900 человек. А по данным Всесоюзной переписи 1989 года в крае проживало 4 миллиона 620 тысяч 900 человек. Таким образом, прирост населения за 13 лет составил порядка 10 %. Назвать его обвальным можно только имея большую фантазию. К тому же стоит добавить, что общий прирост населения в регионе был обеспечен в основном за счет пиковых 1991-94 гг., в дальнейшем же происходит снижение механического притока, что полностью соответствует общероссийским тенденциям.

Как особенность миграции в край рассматривается "ее многонациональный состав и компактное расселение мигрантов". При этом непременно отмечается стремление их "осесть в наиболее важных в стратегическом отношении районах - вблизи государственной границы и на Черноморском побережье". Как результат миграции постулируется рост практически всех этнических групп. Однако использование статистических данных сопровождается откровенной манипуляцией. "Этническая карта Кубани прямо-таки на глазах претерпела существенные изменения. Скажем, армяне, в массовом порядке покидающие свою историческую родину, по количеству населения занимают в крае уже не четвертую строчку, как в 1978 году, а вторую - после русских". Интересно знать, почему авторы пропустили данные переписи 1989 г., согласно которым армяне занимали третью позицию по численности?

Отвечая на вопрос, благо или зло несет с собой миграция, авторы отстаивают позицию, что "хороша или, по крайней мере, приемлема та миграция, которая регулируется и контролируется". На основании этого хвалебными словами оценивается деятельность краевых властей по регулированию миграционных процессов. На положительную оценку этих действий оказывает влияние и то, что "центр поддержал политику администрации края". В качестве заслуг краевой власти отмечается создание "системы контроля за миграционными процессами, в том числе и за незаконной миграцией". В ней задействованы участковые в жилых микрорайонах, председатели квартальных домовых комитетов, управленческая вертикаль районного, городского и краевого звена. Другим достижением предлагается рассматривать составление "этнического паспорта Краснодарского края". "Он позволил определить болевые точки и выработать конкретные меры по улучшению межнациональных отношений и предупреждению межэтнических конфликтов, вызванных избыточной миграцией".

Важнейшее значение придается работе комиссий миграционного контроля. "Такая комиссия существует при главе администрации Краснодарского края, и еще действуют 33 районных и 15 городских комиссий миграционного контроля". Тот факт, что их создание и деятельность противоречит нормам федерального законодательства и, по существу, является антиконституционным, авторов статьи совсем не заботит. Несмотря на такую "кропотливую" работу властей миграция все равно актуализируется авторами как проблемное поле. "Избыточная миграция создает перегрузку инфраструктуры края, способствует росту преступности, обостряет и без того непростые межнациональные отношения". И здесь главной "проблемой" выделяются турки-месхетинцы. Ее решение видится в репатриации последних на "историческую родину". "В этой связи назрела необходимость обращения в МИД РФ для инициирования перед Советом Европы проблемы выполнения Грузией условий ее принятия в эту организацию (в том числе возвращения на историческую родину турок-месхетинцев), это особенно актуально в связи с проведением СЕ инспекции Грузии".

Другими немаловажными проблемами миграционной ситуации в России признаются проблема определения правового статуса граждан бывшего СССР и проблема контроля за внутренней миграцией в Российской Федерации. Суть первой проблемы видится авторам в том, что к некоторым категориям бывших советских граждан не получивших российского гражданства затруднительно применение административных санкций, предусмотренных законом о положении иностранных граждан, так как "некуда выезжать по истечении срока временного пребывания и некуда выдворять". Ситуация усугубляется тем, что с начала 2004 г. признаются недействительными советские паспорта, в результате чего десятки тысяч людей окажутся лишенными возможности свободного перемещения по России и за ее пределами. В качестве рекомендации авторы предлагают "для разрешения данной проблемы разработать конкретные инструкции и указания для органов внутренних дел".

Относительно второй проблемы в статье постулируется требование выработки "федерального закона "О миграции", который бы вводил дополнительные механизмы воздействия на миграцию. Например, разрешение регионам повышать налог на имущество, плату за услуги жилищно-коммунального хозяйства для лиц, у которых в результате регистрации мигрантов размер жилой площади сократился ниже установленной законом нормы, повышение роли органов власти субъектов Федерации при решении вопросов оставления на жительство иностранных граждан и т. п."

Эссенциалистский подход к пониманию этничности, господствующий в краевой прессе, одним из своих следствий имеет стремление к установлению "настоящей национальности" тех или иных персон. "Кубань сегодня" от 18 июля опубликовала статью о псевдонимах. Останавливаясь на причинах подобных практик, автор одной из главных выделяет желание человека скрыть свою этническую принадлежность. "После революции в обменный пункт фамилий ринулись все, кому не лень было скрыться от своего прошлого. Чтобы, значит, слиться с массами и... руководить ими, не вызывая, к примеру, национальной неприязни". Основную массу рассматриваемых случаев представляют факты смены "еврейских" фамилий на более "благозвучные". Само собой разумеется, что центральное место в статье было отведено деятелям революции. "Особенно любили изменять фамилии революционеры всех мастей, особенно неславянского происхождения. После революции почти не осталось деятелей с местечковыми фамилиями". При этом автор не упускает возможности поиронизировать над фамилиями своих героев. "Революционер, а потом государственный деятель Григорий Евсеевич Зиновьев еще до революции 1917 года отказался от своей местечковой фамилии Радомысльский (по другим сведениям - Альфенбаум). Вот только не порадовал он своими мыслями российский народ". Итогом статьи служит призыв не доверять особо фамилиям, чтобы определиться с этничностью человека. "Не всегда верь ушам своим. Даже фамилии: Ивановы, Петровы или Сидоровы могут быть "озвучены" на самом деле иначе". Однако, занятный факт, в статье "А кто за псевдонимом?", а именно так называется этот текст, нет ни фамилии, ни даже псевдонима самого автора. Возможно, увлекшись поисками истины, он усомнился даже в себе.

"Кубань сегодня" от 23 июля опубликовала негодующие размышления писателя Логинова о различного рода переименованиях. Особое неудовольствие вызывает у автора возвращение городу на Неве исторического названия Санкт-Петербург. "Сгоряча и впопыхах вернули городу стародавнее неповоротливое немецкое название - Санкт-Петербург, хотя этот город еще при царе Петроградом назывался. Пусть новым преобразователям претит имя вождя мирового пролетариата, пусть, но зачем же возвращать немецкое? Санктъ..." Именно тот факт, что название города "немецкое" и вызывает негодование писателя. "Если уж так захотелось, почему бы не назвать Ленинград Петроградом? Это было бы по-русски. Видимо, святотатцам претит все русское".

Традиционным для прессы жанром является публикация писем читателей. Стоит отметить, что краснодарские газеты редко печатают читательские размышления по теме этничности либо другие письма, продуцирующие данный дискурс. В рассматриваемый период подобные материалы опубликовала только одна газета. "Кубань сегодня" от 8 августа в своем обзоре читательских писем выделила следующее мнение. "Россия номинально существует лишь на карте. Фактически она разделена между национальными и коррумпированными кланами. Всем невтерпеж поживиться русским добром, народным богатством. ... Что самое обидное: русские в своей стране уже не чувствуют себя хозяевами - им уготована участь нацменов. Зловещее, хитроумное иго давит и давит на ослабевшую державу".

Откровенно ксенофобный характер имеет письмо читателя, опубликованное в "Кубань сегодня" от 11 июля. Его автор, О. Николаев, делится своими впечатлениями от просмотра телепередачи "Домино", где "одна из ведущих - "негра". Возмущение читателя вызвала позиция одной из героинь передачи, выделяющая как главную в супружеской жизни только финансовую сторону. Виновной в формировании такой позиции молодых женщин автор признает в первую очередь телеведущую, называя ее исключительно "негритянская теледива из "Домино". Вывод же, который делает читатель, совсем недопустимо оскорбительный. "Если так принято в Африке - так пусть "негра" туда и едет, там своих соплеменниц своему "искусству" и учит!"

В краснодарском журнале "Люди года" в N 6 (10) за 2003 г. темой номера были "Межнациональные отношения на Кубани". Первый материал на данную тему "В поисках черной кошки" написал Святослав Касавченко, редактор издания. Данный текст предваряет карту "конфликтов на национальной почве", публикуемую далее. С. Касавченко, как априори, заявляет в своей публикации о проживании 127 национальностей. Хотелось бы заметить, что живут все-таки люди, а не национальности. Такой "объективистский" подход еще раз демонстрирует отношение к народам, нациям, этносам и т.д., как к своеобразным субстанциям, имеющим свои собственные, присущие только им, характеристики. Что любопытно, журналист сам сомневается в существовании межнациональных конфликтов, обвиняя в приписывании подобных классификаций полукриминальным разборкам и бытовым дракам своих коллег по перу и "неповоротливую милицию". Высказывая мысли о "срежессированности большинства конфликтов", авторы материала самим составлением "карты межнациональных конфликтов" конструирует эти конфликты как "этнические", хотя и оговариваются, опираясь на мнения экспертов-конфликтологов, что "практически любой этнический конфликт начинается с экономического противоречия, социальной проблемы или уголовного преступления. Но поскольку его участниками являются люди разных национальностей, конфликт становится по своим последствиям именно этническим". Налицо нестыковка: на предыдущей стр. 51, С. Касавченко пишет о вине журналистов, придающих конфликтам этническую окраску, а на следующей стр. 52 мы читаем аналогичные высказывания о конфликтах как этнических, но уже вышедшие из-под пера журналистов его же издания, которые он как редактор, видимо, одобрил и пропустил в номер.

Интересен комментарий к карте одного из ее составителей М. В. Саввы. Указывая на причины этнических конфликтов, он, с одной стороны, подчеркивает "немалую роль", которую "играют некорректность многих средств массовой информации в освещении этнических проблем", а также "отсутствие нормальных партнерских отношений между властью и общественными объединениями, в том числе национальными". Но, с другой стороны, выступающий как эксперт М. В. Савва продолжает высказывать мысли о предопределенности конфликтов из-за "большого количества этнических общностей, проживающих на территории края, и активной миграции начала 90-х годов прошлого века, которая привела к возникновению достаточно крупных диаспор". Причем автор противоречит своей логике, когда, рассуждая о предотвращении этнических конфликтов, пишет о том, что предоставление каждому этносу национально-государственного образования, не избавляет от появления конфликтов. Так причем здесь количество этнических общностей? Спорным представляется и способ прогнозирования этнических конфликтов. "Берется карта уже имевших место конфликтных ситуаций, на нее накладывается калька территорий с острыми социально-экономическими, экологическими и другими проблемами. Места совпадения - наиболее вероятная территория очередного конфликта на этнической почве". Возникает резонный вопрос: если проблемы социально-экономические и экологические, то с какой такой стати ситуация определяется как этнический конфликт!? Противоречивость проявляется и в следующих словах: "Так, должны предприниматься усилия по вовлечению меньшинств в процесс принятия политических решений, чтобы показать, что их права соблюдаются. Подчеркну, что это не означает возможности ущемления представителей этнического большинства".

Завершает подборку материалов в журнале на данную тематику фрагмент монографии некраснодарского социолога и психолога Светланы Лурье "Монологи из "тюрьмы народов". Что характерно, взят близкородственный по риторике текст, где "русские" и другие народы выступают как монолит: "Что в это время (время распада СССР) делают русские?", "Этот период, когда русские находятся как бы в бреду" и т.д. (стр.51-56). Однако отметить хочется не столько этот факт, сколько высказываемую редактором издания надежду на этнопсихологию как эффективный ресурс по регулированию рассматриваемых проблем. Здесь надо отметить, что этничность и связанные с нее практики являются все-таки социальными отношениями, и попытка описания их психологическим инструментарием не может иметь позитивного результата.

Политический дискурс

Как отметил один чиновник из краевой администрации, пожелавший остаться неизвестным, комментарии по межнациональным проблемам у нас дает только губернатор. Летние месяцы в целом не отличались активность политиков в публичном обсуждении этнических вопросов. Только губернатор А. Н. Ткачев не мог обойти эту тему в ходе прямого телеобщения с жителями края. Как всегда в последнее время в центре внимания оказались турки-месхетинцы. Ситуацию вокруг них глава администрации охарактеризовал как сложную и необычную. Однако продемонстрированные губернатором представления о турках остаются все те же. "Я был в одной из школ, где из 1 400 учащихся - 600 турецких детей. Из 6 первых классов - 4 полностью турецкие. По-русски говорить не хотят, ведут себя агрессивно, есть случаи оскорблений, избиений. Никто из турок не работает на государственных предприятиях, в организациях. Как правило, свой бизнес строят по принципу "купи-продай", занимаются и криминальным бизнесом, в том числе и воровством". Решение "турецкой" проблемы глава администрации видит в репатриации последних в Грузию. "Ведь решение этого вопроса уже найдено. Когда в 1999 году шла речь о принятии Грузии в Совет Европы, одним из условий было то, что Грузия примет обратно турок-месхетинцев. На этих условиях Грузию и приняли. Однако ничего не изменилось. Мы вынуждены будем через наш МИД выходить на Совет Европы, еще раз выходить на Шеварднадзе, стучаться во все инстанции, чтобы эту ситуацию сдвинуть с мертвой точки".

В рамках своих суждений о турках-месхетинцах губернатор актуализировал проблему незаконной миграции. В этом вопросе его позиция также не претерпела никаких изменений. "Хочу ответственно заявить: мы будем заниматься этой проблемой, будем в этой сфере наводить порядок. Будем находить законные пути депортирования семей тех, кто живет в крае незаконно". Также традиционно глава администрации отметил, что "мы боремся не по национальному признаку, а с незаконной миграцией". Однако тема разговора, в ходе которого подняли вопрос незаконной миграции, и предполагаемые бенефицианты краевой политики свидетельствуют все-таки об обратном. "Мы будем поддерживать коренное население, которое живет на Кубани столетиями: это и армяне, и греки, и славянские народы".

Назначенный летом на должность главного федерального инспектора по Краснодарскому краю аппарата полномочного представителя Президента РФ в ЮФО А. Одейчук положительно оценивает деятельность краевых властей в сфере межнациональных отношений. Хотя на Юге России, по его мнению, складывается "сложная межнациональная ситуация", причины эксцессов следует искать не столько в этнической нетерпимости, сколько в общей моральной аномии. "Что касается скинхедов, - это явление не характерно для Кубани. И на кладбище, я думаю, действовали обыкновенные пьяные хулиганы, подогретые проигрышем футбольной команды "Кубань" [имеется в виду погром армянских надгробий на Славянском кладбище в Краснодаре в апреле 2003 г.]. На кладбище каждый день разбивают памятники и надгробья независимо от национальности похороненных. В генах нашей нации, наверное, заложено больше стремления к разрушению, чем к созиданию. Посмотрите на наших детей. Они же крушат все, что попадается на глаза: остановки, ларьки, урны, почтовые ящики, лифты. Само воспитание таково или образ жизни..."

Часто, в речи журналистов и политиков возникает вопрос об этнической преступности, однако этот широко растиражированный миф о предрасположенности некоторых "этнических" групп к преступлениям начинает трещать, когда об этом говорят те, кто занимаются проблемами преступности профессионально. Один из таких примеров ниже.

Прокурор Краснодарского края В. Г. Ульянов в ходе одного их интервью выступил с категорическим отрицанием идеи существования "этнической преступности". "Хочу отметить, что мнение о том, будто криминал организуется по национальному признаку, на мой взгляд, несколько устарело. Неужели вы думаете, что если ОПГ дагестанская или адыгейская, то там все исключительно дагестанцы или адыгейцы". Активное использование этнонимов для обозначения преступных групп со стороны правоохранительных органов имеет под собой совсем иные основания. "Это название дается по лидер у ОПГ, или по месту дислокации группы, зоны проживания, или по основному источнику дохода, где преступники организуют свой "бизнес". То есть в группировке могут быть все русские и при этом проживать в Дагестане. В данной ситуации ни в коем случае нельзя говорить, что ОПГ формируется только на основе национальной принадлежности". В криминальные сообщества людей объединяют преступные цели, но никак не этничность. Поэтому, как отмечает прокурор, "борьба с преступностью, с теми или иными группировками не затрагивает национальный вопрос".

К сожалению, приходиться констатировать, что произошедшие в конце августа в Краснодаре взрывы актуализировали в краевом политическом дискурсе "мигрантскую" тему. Как отмечает газета "Известия - Юг" от 29 августа в статье "Когда-то это был спокойный город" во время встречи главы краевой администрации А. Н. Ткачева с жителями микрорайона Гидростроителей на месте взрыва, "отвечая на вопрос одной из жительниц, почему была свернута жесткая линия в национальной политике краевых властей, в том числе и обещания депортировать незаконных мигрантов, губернатор эмоционально пообещал, что эта политика возможно будет продолжена... Эту же тему - о необходимости продолжать жесткую линию в отношении незаконных мигрантов - Александр Николаевич поднял и в своем докладе на расширенном заседании Совета Безопасности края 27 августа".

Результатом таких настроений губернатора стало вступление в силу после опубликования Постановления главы администрации Краснодарского края ? 787 "О мерах по регулированию миграционных процессов и обеспечению защиты прав и законных интересов граждан Российской Федерации, проживающих на территории Краснодарского края". Обоснованием для принятия данного нормативного акта выступил тезис о сохраняющемся высоком уровне миграции в регионе. При этом отмечается, что "масштабы, направление и формы миграционных потоков в край создают дополнительные трудности и проблемы в экономической, социально-политической сферах. Пребывание незаконных мигрантов на территории края, являющегося приграничным субъектом РФ, создает угрозу государственной безопасности".

Согласно постановлению, утверждено положение о краевой комиссии миграционного контроля и ее состав, а также примерное положение о районной (городской) комиссии миграционного контроля.

Органам местного самоуправления рекомендовано в месячный срок привести свои нормативные правовые акты в соответствие с настоящим постановлением, ежемесячно информировать управление мониторинга миграционных потоков администрации края о проводимой работе по контролю за незаконной миграцией и административному выдворению лиц, незаконно находящихся на территории Краснодарского края.

Главному управлению внутренних дел Краснодарского края рекомендовано ежеквартально представлять управлению мониторинга миграционных процессов администрации края сведения о численности и правовом основании регистрации по месту пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства, об административном выдворении иностранных граждан и лиц без гражданства, незаконно находящихся на территории Российской Федерации, а также направлять в краевую комиссию миграционного контроля запросы о наличии либо отсутствии оснований, препятствующих выдаче разрешения на временное проживание и вида на жительство в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства.

Краснодарскому краевому комитету государственной статистики рекомендовано ежеквартально и по итогам года представлять управлению мониторинга миграционных процессов администрации края расчетные данные о численности постоянного населения Краснодарского края, национальному составу и динамике его изменения.

Таким образом, с большой долей вероятностью можно предположить, что для краевой власти "незаконные" мигранты станут основными подозреваемыми в терактах, и все силы будут брошены на ужесточение миграционной политики.

При подготовке доклада о политическом дискурсе использовались материалы следующих газет:

  1. Краевые новости. - 2003. - N 24.
  2. Краснодарские известия. - 2003. - 22 августа.
  3. Кубань сегодня. - 2003. - 17 июня.
  4. Известия - Юг. - 2003. - 29 августа.

Август 2003 года

Автор: Колесов В. И., Кочергин А. А., Лейбовский А. В.; источник: Краснодарская городская общественная организация "Центр понтийско-кавказских исследований"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

28 июля 2017, 14:37

28 июля 2017, 14:22

28 июля 2017, 14:12

28 июля 2017, 13:52

28 июля 2017, 13:27

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей