17 октября 2003, 19:57

Выборы в Чечне. Часть 2: из жизни избирательных участков

Изрядный маршрут Грозный - Самашки - Ачхой-Мартан - Валерик - Гехи - Урус-Мартан - Аргун - Толстой-Юрт - Грозный дался нам без особого труда. Если не считать жары и пыли, мы с коллегой по мониторинговым похождениям особых неудобств не испытывали. В 9.30 выехали из столицы и к 18.30 благополучно вернулись обратно. Блок-посты пролетали ласточкой. На избирательных участках встречали нарочито радушный прием. И общее ощущение тошноты от того, в какой грязный фарс превратили выборы президента Чеченской республики, тоска от пустых улиц и по-пионерски звонких бессмысленных речей бесчисленных и до отвращения одинаковых должностных лиц нет-нет да и уступала место неудержимому веселью в связи с тем или иным казусом, уже явно стоящим за пределами добра и зла. Этими казусами грех не поделиться с читателем - пусть тоже порадуется карнавалу чеченских выборов.

* * *

В селе Гехи, куда мы добрались около часа дня, наше внимание привлек припаркованный радом с высоким свежевыкрашенным забором автобус. Возле автобуса стояли скромный БТР плюс несколько машин военного образца.

- Слушай, мы, кажется, пересеклись с "ястржембским туром"! Пойдем, взглянем, что там за действо устроили для иностранных коров! - говорит мой коллега.

"Ястржембский тур" - мероприятие, организованное для заграничных журналистов. Под конвоем их везут на автобусах по Чечне, останавливаясь в заранее выбранных местах. Там выпускают на "свободу" (шаг влево, шаг вправо практически не допустим) для обозрения специально для них разведенного цветника, дают насладиться декорацией, заталкивают обратно в автобусы. И вперед - к следующему цветнику. Так - целый день.

Выскакиваем из машины, приближаемся к воротам, из за которых доносятся лихие звуки музыки. Предъявив пресс-карты, заходим в просторный чисто выметенный двор, кишмя кишащий журналистами и охраной. Кого больше - трудно сказать. Во дворе - народное гуляние. Население с полной отдачей радуется выборам - играют национальные мелодии, отплясывают национальные танцы. Все это снимается на камеры и фотоаппараты. Достаю свой фотоаппарат - чем я хуже иностранных корров?

- Сделай пару картинок, это представление стоит запечатлеть, - одобряет коллега, в отличие от меня профессиональный журналист, и собирается было отойти, поискать в толпе представителей прессы каких-нибудь старых знакомых. Но тут к нам совершенно неожиданно начинает стягиваться охрана. Собственно, не к нам, а скорее ко мне. Коллега им явно не интересен. Будучи не в состоянии объяснить такое повышенное внимание к своей скромной персоне со стороны такого количества вооруженных людей, я несколько теряюсь.

- Ваши документы! - рявкает здоровый мужик. Кажется, он здесь главный.

Вежливо улыбаясь, протягиваю свои журналистскую аккредитацию из того же офиса Ястржембского. Последние пару дней она работала безотказно. Пропускали всюду. Видимо, так велико в Чеченской Республики уважение к г-ну Ястржембскому. Старший по охране долго вертит в руках мою волшебную аккредитацию и подозрительно спрашивает:

- Вы журналист? Приехали вместе с туром?

- Нет. Мы журналисты, но приехали сами по себе, - вступает в разговор мой коллега.

- Это как?

- Что значит "как"? У нас свой транспорт.

- Так нельзя! - авторитетно заявляет гражданин начальник.

- Что значит "нельзя"?

- Если журналисты, присоединяйтесь к туру. Будете ездить под охраной.

- Зачем? Нам не нужна охрана. Мы как-нибудь сами.

- Так нельзя.

Кольцо стражей безопасности сжимается совсем тесно. Окончательно перестаю понимать, что происходит.

- Стойте здесь. Я сейчас вернусь, - начальник отходит, пару раз оглядываясь через плечо.

- В чем проблема-то? - недоуменно спрашиваю я всех вместе и ни у кого в отдельности.

И тут ко мне наклоняется один из упакованных в камуфляж охранников и сочувственно шепчет:

- Ты платок-то сними.

- Чего? - недоумеваем мы с коллегой.

- Понимаешь, ты как вошла, в черном и в этом платке, ну, мы подумали - смертница. Очень похожа.

Веселью нашему нет предела. Я, в целом, похожа на местную. В Чечне - на чеченку. В Ингушетии - на ингушку. На улицах со мной неизменно заговаривают на местном наречии. Я этим пользуюсь. Одеваю длинную юбку и сливаюсь с пейзажем. Но чтоб за "шахидку" принимали - это в первый раз.

- "Шахидка" с фотоаппаратом? Здорово! Нет, ребята. Но раз вы волнуетесь, мы, пожалуй, пойдем.

При молчаливом одобрении охраны быстро сматываемся со двора, пока не вернулось начальство. Садимся в машину и едем дальше, смакуя подробности приключившейся истории. Самое забавное - наш маленький инцидент, кажется, привлек внимание пары иностранных телевизионщиков. Вот будет замечательно, если в какой-нибудь далекой стране нас покажут в новостях с комментарием: "в день выборов Президента Чеченской Республики сотрудники силовых структур идентифицировали в толпе ликующих чеченских селян потенциальную террористку".

* * *

Въехав вскорости в Урус-Мартан, мы спросили у неопознанных лиц в неопознанном обмундировании, где находится ближайший избирательный участок и, следуя их мудрым указаниям, вместо искомого участка пришли прямиком к территориальной избирательной комиссии. Но раз уж пришли, так решили зайти - выяснить, что там происходит. Сотрудники комиссии, осознав, что пришли московские корреспонденты, очень оживляются. Мы просим отвести нас к руководству, и нас незамедлительно проводят в солидный кабинет. В нем два стола - буквой Т, и в начальственном кресле сидит представительный мужчина в белой рубашке и при усах. Один из сотрудников комиссии наклоняется к нему, почтительно что-то шепчет на ухо. Он встает. Важно пожимает нам руку. Приглашает сесть. Кабинет наполняется мужчинами. У нескольких на груди табличка - "наблюдатель от Ахмат-хаджи Кадырова". Принадлежность других - неочевидна. Хозяин кабинета тоже не представился, но мы с коллегой не сомневаемся, что он - председатель территориальной избирательной комиссии. Ведь когда мы попросили увидеться с руководством, нас сразу привели к нему.

"Председатель" берет слово и начинает произносить речь о своевременности и необходимости президентских выборов в Чечне. О том, что после выборов, наконец, появится полноправная местная власть, которая сможет взять ситуацию под полный контроль, справиться с терроризмом, экстремизмом, "международным ваххабизмом" (последний самобытный термин не может не вызвать восхищения). И как только новый Президент примется за работу, как только установится гражданская власть и ситуация перейдет под контроль местных правоохранительных структур, все в республике наладится. Война закончилась, но действуют тайные силы в России и за рубежом, которые не дают консолидироваться чеченскому обществу, сеют смуту. А если конкретно, - делится с нами оратор самым сокровенным, - он как историк знает, что существуют две силы, а именно - славянофилы и западники. Западники предлагали идти по западному пути. А славянофилы - по российскому. Западники насадили преступную приватизацию и завязали чеченскую войну с целью развала России.

Экскурс в теорию заговора столь пространен и предсказуем, что я отключаюсь от монолога и задумываюсь о чем-то стороннем. Но ход моих мыслей нарушается с особым пафосом произнесенной фразой:

- Новый президент с этим справится. Я надеюсь на это очень и именно с Кадыровым связываю дальнейшую консолидацию в Чеченской республики.

Ну и разошелся этот председатель комиссии - пресссу за Кадырова агитирует!

- То есть Вы лично поддерживаете Кадырова и хотите видеть его на президентском посту?

- Конечно, я ведь зам. начальника штаба!

- Простите?

- Я заместитель начальника штаба Кадырова по Урус-Мартановскому району.

Местная реальность по сути столь абсурдна, что редко чему удивляешься. Но этот сюжет превосходит наши ожидания. Прийти в избирательную комиссию, попросить встречи с руководителем и быть отведенным к кадыровскому штабисту, вальяжно рассевшемуся на месте начальника... Смех и грех. Сворачиваем беседу. Конспирологические теории нам не в новинку, а все, что нужно было увидеть, мы уже увидели. Причем с лихвой. На прощание, просим оратора назвать фамилию-имя-отчество. Иначе, мол, как же мы опубликуем интервью с таким большим человеком. Он неожиданно спохватывается. Видимо, понял - что-то не так.

- Вахид меня зовут. Но вы не подумайте неправильно. Это не то, что я все время здесь нахожусь, при территориальной комиссии. Так просто зашел, посмотреть как дела.

Ну, естественно, человек без фамилии! Зашел ты сюда просто так. И нас к тебе провели просто так. "Как любопытно! Как странно! Какое совпадение!".

* * *

В Аргуне еще через часок я неспешно веду беседу с председателем избирательной комиссии на участке номер семь, Тамарой Халидовой. Она с некоторым беспокойством повествует о том, что на референдуме была прекрасная явка - 96%. И уже к 13.30 тогда проголосовало 50% избирателей. А сегодня к половине второго - всего 29%. Значит, такой явки, как на референдуме все же не будет.

- А почему, с вашей точки зрения, сейчас явка ниже, чем на референдуме? - спрашиваю не без любопытства.

- Ну, сейчас люди бояться больше. Сейчас беспокойно.

- То есть в марте обстановка была спокойнее?

- Что вы! Это сейчас гораздо спокойнее. Гораздо спокойнее, чем тогда.

- Тогда почему же сейчас больше боятся?

- Ну... слухи нехорошие... И вообще, на референдум все единым фронтом шли. Потому что за ОДНО голосовали. А сейчас целых семь кандидатов. Некоторым выбрать, наверное, сложно. Не понимают.

Вот, значит, как. Семь кандидатов - это слишком много для простого избирателя. Видимо, нужно не более одного. Что бы кто случайно не ошибся, не запутался. Впрочем, скорее всего, и так не ошибутся. А даже если и ошибутся - найдется, кому поправить запутавшегося гражданина.

* * *

Последняя остановка на нашем пути - село Толстой-Юрт, в котором родился и вырос один из кандидатов в Президенты Чечни, Абдула Бугаев (местные почему-то произносят его фамилию исключительно как Бугаев).

В Толстой-Юрте дела - веселее некуда. На избирательный участок N 58 завалилась свадьба. Самая что ни на есть настоящая свадьба. Жених, невеста, родственники новобрачных, толпа гостей, музыка. Восемнадцатилетняя невеста кроме бракосочетания решила еще отметить и свое первое голосование. (Невольно вспоминается не самая пристойная социальная реклама, призывающая молодых избирателей идти на федеральные парламентские выборы 1995 года: юноша с девушкой в постели и подпись: "Первый раз никогда не забудешь!")

Но молодоженами и их торжественным эскортом дело не ограничилось. На участке к ним присоединились глава Грозносельского района г-н Докамалдаев, представитель правительства Чеченской республики г-н Анасов и несколько журналистов. Под ликующие крики толпы государевы люди торжественно вручили молодоженам конверт с деньгами - подарок от и. о. президента республики. (Напомним, что незадолго до выборов Кадыров пообещал денежные подарки парам, заключившим священный союз 5 октября, а также семьям младенцев, родившихся в этот светлый день.)

Присутствовавшие на этом праздники жизни наблюдатели кандидата Бугаева пожаловались на столь несомненное нарушение председателю участковой избирательной комиссии Бэле Цыбаевой, преподавателю школы, на территории которой разместился участок N 58. Но Бэла Салмановна в происшедшим ничего предосудительного не усмотрела. Нам, как особо одаренным, она специально пояснила, что знать не знает, что же было в пресловутом конверте. И вообще, такая толпа народу собралась и столько было шума-гама, что она и не разглядела толком, что происходит. "А свадьба, сами понимаете, - свадьба. И гости. И журналисты снимают. Невесте 18 лет. Между прочим, наша бывшая ученица. Два праздника в один день. И замуж вышла и проголосовала впервые в жизни. Нельзя же было ей такую радость испортить!"

* * *

Вы думаете - это все не про нас? Мало ли, что в этой Чечне происходит. Там - все не как у людей. И уж подобного абсурда у нас нет и быть не может.

Как бы не так! На официальной пресс-конференции в Грозном 6 октября, помимо прочих высокопоставленных ораторов, выступал представитель Центризбиркома России Сейбшах Шабиев. Он заявил, что выборы в Чечне прошли "на основе законности и гласности", и добавил, что "такой уровень выборов хотелось бы пожелать другим кандидатам в других субъектах РФ". Идея, кажется, ясна. А у нас, между прочим, в декабре общефедеральные парламентские выборы. И в марте президента Российской Федерации выпадет честь выбирать. Так что готовьтесь, господа. Сценарий известен.

Опубликовано в Бюллетене Московской Хельсинкской группы # 6, 17 октября 2003 года, при информационном содействии Интернет-СМИ "Кавказский узел", при поддержке Российского исследовательского центра прав человека, Сети домов прав человека и Международной Хельсинкской Федерации.

Автор: Татьяна Локшина; источник: Московская Хельсинкская группа

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 мая 2017, 12:43

  • Артур Панов пожаловался в ЕСПЧ на нарушение прав

    Гражданин Украины Артур Панов, обвиняемый в подготовке теракта в Ростове-на-Дону, обратился в Евросуд с жалобой на нарушение нескольких статей Конвенции о правах человека, он также намерен добиваться отмены ему меры пресечения. Об этом Панов сообщил "Кавказскому узлу" в письме, переданном через своего адвоката.

26 мая 2017, 12:10

26 мая 2017, 12:01

26 мая 2017, 11:20

26 мая 2017, 11:00

Архив новостей