14 октября 2003, 21:14

Справка о ситуации накануне президентских выборов в Азербайджане

Краткое содержание
Общие сведения
Центральная избирательная комиссия и регистрация кандидатов
Препятствование митингам оппозиции
Применение властями силы и запугиваний в отношении участников митингов оппозиции
Произвольные аресты представителей оппозиции
Ограничение мониторинга
Роль международного сообщества

Краткое содержание

15 октября 2003 г. граждане Азербайджана будут избирать нового президента после предвыборной кампании, которая с самого начала стала предметом манипуляций правительства, стремившегося обеспечить "фору" для Ильхама Алиева - сына президента Гейдара Алиева. Власти обеспечили благоприятный для И. Алиева состав избирательных комиссий и отсекли от мониторинга выборов неправительственные организации.

По мере приближения даты голосования чиновники все более открыто принимают сторону И. Алиева, препятствуя проведению оппозицией массовых мероприятий и стремясь ограничить число участников таких митингов. Сотни активистов оппозиции, среди которых была и 73-летняя женщина, подверглись избиениям и произвольным задержаниям со стороны полиции.

В последние недели перед голосованием Хьюман Райтс Вотч были зафиксированы многочисленные нарушения такого рода. Начиная с 30 сентября мы побывали в пяти районах Азербайджана, где обсуждали текущую ситуацию с политическими активистами, официальными лицами, журналистами и др. Материалы этих поездок и составили основу настоящей справки. С началом работы международных наблюдателей, в особенности от Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека и посольства США, общая атмосфера избирательной кампании несколько улучшилась, однако оппозиция по-прежнему ежедневно сталкивается с саботажем со стороны властей. Несмотря на запугивания, притеснения и манипуляции, избирательная кампания оппозиции продолжается. При этом для рядового избирателя последствия кампании, развернутой государством против оппозиции, представляются не столь очевидными. Не приходится сомневаться в том, что многие простые граждане напуганы предвыборным насилием, в то время как властям вполне удалось не дать оппозиции донести свои идеи до большинства населения.

Государственные репрессии против оппозиционных политиков и их сторонников противоречат обязательствам Азербайджана по Международному пакту о гражданских и политических правах.(1) В связи с избирательной кампанией нарушаются, в частности, право на свободу собраний (статья 21), право на свободное выражение своего мнения (статья 19) и право на участие в ведении государственных дел (статья 25). Участники предвыборных митингов и освещающие их журналисты подвергаются произвольному аресту и задержанию (статья 9), избиениям и другому недозволенному обращению (статья 7); нарушаются также их процессуальные права, в том числе в части права пользоваться услугами защитника (статья 14). Действия правительства также идут вразрез с Копенгагенским документом ОБСЕ, в котором подробно изложены стандарты проведения свободных и справедливых выборов, а также с обязательствами Азербайджана как члена Совета Европы.

Прямым следствием организованной властями травли оппозиции неизбежно станет сомнительная легитимность президентских выборов 15 октября, причем вне зависимости от справедливости и прозрачности собственно процесса голосования. Размах манипулирования, арестов и физического насилия в связи с этими выборами заранее не позволяет считать их ни свободными, ни справедливыми.

Все эти нарушения основных прав имеют долгую предысторию. Азербайджан имеет плачевную репутацию с точки зрения избирательных нарушений. Последние общенациональные выборы (парламентские, 2000 г.) были названы ОБСЕ "интенсивным курсом различных методик манипулирования". Истоки сегодняшних нарушений избирательных прав лежат как в многолетних усилиях правительства по сведению к минимуму проявлений инакомыслия и по ограничению плюрализма в обществе, так и в сложившейся практике безнаказанности за произвол.

Ограничив, в нарушение своих международно-правовых обязательств, политическую конкуренцию, правительство способствовало поляризаци политического пространства. В ситуации, когда выборы в очередной раз могут стать нелегитимными, некоторые лидеры оппозиции заговорили о планах в случае новых фальсификаций развернуть после выборов массовые акции протеста. Один из оппозиционных политиков заявил в интервью Хьюман Райтс Вотч: "Если мы увидим, что Ильхам выиграл выборы демократическим путем - пожмем ему руку и займем места в оппозиции. Но если он сфальсифицирует результаты - тогда мы будем бороться с ним, это наше право". Ему вторил другой лидер оппозиции: "Если выборы сфальсифицируют, то мы будем рассматривать это как государственный переворот и будем бороться с ними. Нас перебитыми носами не остановишь".

Общие сведения

Выборы президента Азербайджана 15 октября проходят на фоне серьезной неопределенности политического будущего республики. С момента своего возвращения во власть в 1993 г. Гейдар Алиев оставался доминирующей фигурой в азербайджанской политике, не говоря уже о его карьере в советское время, когда он занимал должности председателя республиканского КГБ, первого секретаря Компартии Азербайджана и члена Политбюро ЦК КПСС. Несмотря на проблемы со здоровьем, Алиев-старший все же попытался принять участие в этих выборах. В августе 2002 г. правительство провело конституционный референдум, в результате которого Г.Алиев получил возможность в случае своего ухода единолично назначить исполняющим обязанности президента своего сына Ильхама. Как и любые другие выборы в Азербайджане, этот референдум сопровождался подтасовками и запугиваниями избирателей.(2) После того как 21 апреля 2003 г. Г.Алиеву стало плохо во время выступления, он не показывался на публике; по сведениям, он находится в одной из американских больниц на аппаратуре искусственного поддержания жизнедеятельности. В начале августа парламент назначил на пост премьер-министра Алиева-младшего, занимавшего тогда должность спикера. 2 октября 2003 г. по азербайджанскому национальному ТВ было зачитано обращение Г.Алиева, в котором тот снимал свою кандидатуру и призывал граждан голосовать за своего политического преемника ? Ильхама Алиева.

За время 10-летнего правления Г.Алиев обеспечил концентрацию власти в руках президента и его представителей на республиканском, областном и местном уровнях. По сравнению с этим, властные возможности других ветвей исполнительной власти и парламента выглядят более чем скромно. Так, проект государственного бюджета направляется президентом в парламент практически без разбивки по расходным статьям, и для утверждения такого бюджета в 2001 г. парламенту хватило 20 минут.(3) Помимо этого, президентские структуры практически полностью контролируют внебюджетный Государственный нефтяной фонд.

Огромные полномочия президентской власти воплощаются на областном и местном уровнях в главах администрации, которые назначаются президентом и подчиняются непосредственно ему.(4) В городах и в сельской местности главы администрации располагают большими полномочиями, чем органы местного самоуправления. В частности, они контролируют кадровые назначения в государственном секторе, который является крупнейшим работодателем в Азербайджане.(5) В настоящем меморандуме будет показано, что именно органы исполнительной власти наиболее непосредственным образом участвуют в саботаже деятельности оппозиции на местах.

Одна из причин столь ревностной поддержки правящей партии "Ени Азербайджан" и ее кандидата Ильхама Алиева со стороны местных органов исполнительной власти и многих других госчиновников заключается в убежденности последних в том, что от сохранения режима зависит перспектива сохранения ими работы. В условиях высокой безработицы лояльность правящей партии часто становится обязательным условием занятия многих должностей в Азербайджане, в особенности на государственной службе. Поскольку большинство назначений прямо контролируется администрацией президента, многие должностные лица опасаются остаться без средств к существованию в случае победы оппозиции, многие сторонники которой в настоящее время не имеют работы в том числе и из-за дискриминации со стороны правящей партии.

Концентрация власти в руках правительства ограждает его от эффективного парламентского или судебного контроля. Правительство не контролируется и обществом в целом, поскольку со времени провозглашения независимости в 1991 г. ни одни выборыв Азербайджане не были ни свободными, ни справедливыми. Последние выборы (парламентские, 2000 г.) сопровождались массовыми манипуляциями со стороны властей,запугиванием оппозиции, значительным полицейским произволом и масштабными подтасовками в день голосования. Международными наблюдателями от ОБСЕ, Национального демократического института и Хьюман Райтс Вотч выборы были признаны в значительной степени не соответствующими международным стандартам.(6) БДИПЧ ОБСЕ охарактеризовало парламентские выборы 2000 г. как "интенсивный курс различных методик манипулирования".(7)

Многие из отмеченных на прошлых выборах нарушений в той же степени проявились и в период нынешней президентской избирательной кампании. Мобилизовав все ресурсы на поддержку кандидатуры Ильхама Алиева, азербайджанские власти развернули против оппозиции кампанию бюрократического саботажа и политического давления и сделали невозможным проведение предвыборной кампании в свободной и справедливой атмосфере.

Центральная избирательная комиссия и регистрация кандидатов

При содействии БДИПЧ ОБСЕ в Азербайджане был разработан единый Избирательный кодекс, объединивший пять предыдущих кодексов; 27 мая 2003 г. Кодекс был принят парламентом.(8) Этому предшествовали несколько месяцев переговоров по ряду наиболее спорных положений, причем в итоге представители оппозиции вышли из переговорного процесса, заявив, что правительство не хочет вести конструктивный диалог.(9)

Новый Избирательный кодекс был признан Венецианской комиссией Совета Европы и БДИПЧ ОБСЕ в целом соответствующим международным стандартам, однако в окончательном заключении отмечался и ряд серьезных недостатков.(10) К наиболее существенным проблемам относится порядок формирования Центральной избирательной комиссии в составе 15 членов, которая принимает важнейшие решения в связи с выборами, в том числе о регистрации кандидатов на пост президента. Согласно Избирательному кодексу шесть мест в составе Центризбиркома отводится правящей партии "Ени Азербайджан", три - представителям парламентской оппозиции, три - "независимым" парламентским партиям (в настоящее время последние занимают проправительственную ориентацию) и три - оппозиционным силам, не представленным в парламенте. В результате в Центризбиркоме сложилось рабочее большинство в две трети голосов (6 - "Ени Азербайджан", 3 - поддерживающие правительство "независимые" и один "коммунистический" голос от представителей парламентской оппозиции). Таким образом, оппозиция оказалась отстраненной от принятия решений в ЦИКе, как и опасались международные эксперты, консультировавшие азербайджанское правительство при разработке Избирательного кодекса. Аналогичные диспропорции характерны и для состава многих избирательных комиссий на местах.

Отсутствие независимости Центризбиркома рельефно проявилось в процессе регистрации кандидатов на президентские выборы. Нескольким кандидатам было отказано по основаниям, которые вызвали критику со стороны наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ, отметивших "неупорядоченность" процедур ЦИКа и "неубедительность" мотивов отказа.(11)

Регистрацию получили Гейдар и Ильхам Алиевы, а также еще четыре проправительственных кандидата второго плана.(12) Центризбирком зарегистрировал и несколько ключевых кандидатов от оппозиции, включая Этибара Мамедова (Партия национальной независимости Азербайджана - АМИП, ПННА), Али Керимли (Партия Народного фронта Азербайджана - "реформаторы"), Ису Гамбара ("Мусават") и еще трех оппозиционных кандидатов.(13)

Однако другим влиятельным кандидатам оппозиции было произвольно отказано в регистрации. Наиболее вопиющим примером служит отказ в регистрации лидера Демократической партии Азербайджана (ДПА) Расула Гулиева - бывшего спикера парламента, который разошелся в 1996 г. с президентом Г.Алиевым и эмигрировал в США. Свой отказ Центризбирком мотивировал некорректной ссылкой на то, что Р.Гулиев имеет "грин-карту" (вид на постоянное жительство в США), причем решение было оставлено в силе даже после того, как в ЦИК были представлены документы, подтверждающие, что в США Р.Гулиев имеет статус беженца, а не резидента.(14) Центризбирком также отказался зарегистрировать бывшего руководителя президентского секретариата Эльдара Намазова под малоубедительным предлогом, что копии документов,удостоверяющих личность, не были нотариально заверены; при этом ранее в похожей ситуации проправительственному кандидату ЦИК предоставил возможность учесть замечания и подать повторную заявку.(15)

Центризбирком также принимал сторону правительства в большинстве своих заявлений, выступив даже с критикой в адрес оппозиции, когда четыре митинга 21 сентября были разогнаны полицией с применением силы и многие участники получили травмы (см. ниже). После событий 21 сентября ЦИК сделал заявление на основе позиции МВД, неоправданно обвинив оппозицию в организации беспорядков и исказив ход событий: "Участники акций протеста игнорировали требования полиции и допускали агрессивные выпады в адрес местного населения, оскорбляя людей и провоцируя столкновения. Митингующие также призывали местных жителей к гражданскому неповиновению и к свержению институтов государства". (16)

Препятствование митингам оппозиции

Местные власти, в особенности органы исполнительной власти, активно вмешивались в предвыборный процесс. Их настойчивые попытки сорвать избирательную кампанию оппозиционных кандидатов резко контрастировали с той открытой поддержкой, которую они проявляли в отношении Ильхама Алиева, и способствовали формированию в республике глубоко несправедливой избирательной атмосферы.

Одним из излюбленных приемов властей является отказ в предоставлении адекватного места для проведения митингов оппозиции. Власти могут отказать организаторам сразу, тянуть с ответом до последнего момента или предоставить неподходящее место.

Так, 21 сентября бакинские власти все же разрешили Исе Гамбару (одному из наиболее популярных оппозиционных кандидатов) провести в столице два митинга, однако ограничили места их проведения двумя небольшими кинотеатрами, каждый из которых вмещает не более 500 человек.(17) Толпы людей, собравшиеся вокруг кинотеатров, были дубинками разогнаны сотрудниками полиции, в результате чего получили травмы десятки простых граждан, журналистов и партийных активистов.(18)

Хьюман Райтс Вотч провела мониторинг шести митингов оппозиции, и практически во всех случаях были зафиксированы аналогичные проблемы. В Саатли для митингов АМИП/ПНФА 2 октября и партии "Мусават" 6 октября была выделена небольшая площадка перед местным Домом культуры, в то время как центральная площадь всего в 100 метрах оставалась свободной.

В Геокчае заявка АМИП/ПНФА на проведение митинга 8 октября была подана больше чем за неделю до мероприятия. Выделив поначалу для этого небольшой дом культуры, местные власти вдруг сразу принялись за "ремонт" здания, чтобы не дать людям возможности собраться вокруг.

Утром 8 октября местные активисты все еще не знали, где будет проводиться митинг, и им пришлось просить кандидатов в президенты подождать до выяснения ситуации. Власти сдались только после обращения к ним представителей Хьюман Райтс Вотч и посольства США. В итоге людям разрешили встретиться с кандидатами на одной из небольших городских площадей. Как утверждают в АМИП/ПНФА, перед этим городские власти организовали в поддержку Ильхама Алиева большой бесплатный концерт на центральной площади Гейдара, просить о предоставлении которой организаторы оппозиционного мероприятия посчитали заранее безнадежным делом.

В Мингечауре руководство партии "Мусават" просило исполнительную власть выделить для встречи с И.Гамбаром 8 октября место на 5 тыс. человек. В итоге им предоставили кинотеатр на 600 мест, где также вдруг начался ремонт. Когда один из местных лидеров партии попытался объяснить властям, что давка из-за недостаточности места может привести к беспорядкам, начальник полиции пригрозил ему арестом.(19) В последний момент митинг разрешили провести на тупиковой улице на окраине города близ местного стадиона. В это же время городские службы бросили все силы на благоустройство центра в ожидании прибытия Ильхама Алиева, который должен был выступать на центральной площади.

В крупном городе Али-Байрамлы исполнительная власть выделила для выступления Исы Гамбара крохотный дом культуры на 280 мест на окраине, при том что перед этим городские власти сами провели несколько мероприятий в поддержку Ильхама Алиева на просторной и удобно расположенной площади Азадлык.

Вмешательство властей далеко не ограничивается теми трудностями, которые они создают оппозиции при выделении мест для мероприятий. Во время многих митингов оппозиции, за которыми наблюдали представители Хьюман Райтс Вотч, местные власти попросту перекрывали основные дороги в город, чтобы люди не могли попасть на встречу. В Саатли во время митинга партии "Мусават" 6 октября Хьюман Райтс Вотч на двух главных въездах в город из окрестных деревень было зафиксировано присутствие представителей местных властей, которые внимательно наблюдали за проезжавшим транспортом. Несколько машин, направлявшихся в сторону города, при виде начальства повернули обратно. Примерно за полчаса до начала митинга представитель Хьюман Райтс Вотч наблюдал, как сотрудники полиции перекрывают грузовиками все основные подъезды к городу, фактически блокируя место проведения митинга.

Практически идентичная ситуация имела место 8 октября в Мингечауре, где непосредственно перед началом митинга партии "Мусават" местными властями была полностью перекрыта центральная улица и другие магистрали под предлогом вырубки деревьев. Маршрутные такси, которые обычно проезжали недалеко от места митинга, были пущены через другие районы. Движение по центральной улице возобновилось сразу после окончания митинга. Местные сотрудники полиции утверждают, что движение перекрывается в интересах обеспечения безопасности во время митингов оппозиции. Однако как масштаб таких мероприятий, в особенности в части блокирования подъездов из окрестных деревень, так и характер других ограничений и препятствий в связи с митингами оппозиции дают веские основания полагать, что их настоящая цель заключается в том, чтобы свести к минимуму число участников.

Местная администрация и другие органы власти также пытались ограничить посещаемость митингов оппозиции, задерживая на месте работы или учебы муниципальных служащих, рабочих промышленных предприятий, учителей и студентов, даже если митинги проходили в нерабочее время.

В одном из наиболее вопиющих случаев, зафиксированных Хьюман Райтс Вотч, власти Мингечаура 7 октября после окончания рабочего дня фактически заперли на электростанции от 3 до 5 тысяч работников, устроив обязательные, хотя обычно никогда не проводящиеся, учения по действиям "в чрезвычайной ситуации". До 8 часов вечера работники должны были оставаться на своих местах, в то время как митинг партии "Мусават" был назначен с 17.00 до 19.00 часов. Работникам разрешили разойтись в 18.45 ? после того, как представитель Хьюман Райтс Вотч обратился за разъяснениями к местным властям и стал фотографировать происходившее на электростанции. Выходя, многие говорили представителю Хьюман Райтс Вотч, что были оставлены после работы против своей воли.

В Саатли, "готовясь" к митингу партии "Мусават" в воскресенье, 6 октября, местная администрация объявила этот день рабочим, т.е. учащиеся и служащие должны были быть на своих местах. После митинга представитель Хьюман Райтс Вотч наблюдал, как многие учащиеся действительно возвращаются домой из школы. Они подтвердили, что воскресенье было официально объявлено обязательным учебным днем и отмечали, что на их памяти такое случается впервые.

В Али-Байрамлы местная администрация параллельно с митингом партии "Мусават" 6 октября организовала на площади Азадлык беспрецедентный праздник в связи с Днем учителя, сделав его посещение обязательным для учителей, учащихся и государственных служащих, с тем чтобы те не отправились на митинг оппозиции.(20) В итоге возмущенные сторонники оппозиции собрались на площади Азадлык, силой разогнали "праздник", захватили подготовленную сцену и провели собственный митинг. Утром следующего дня в офисе партии "Мусават" был арестован и жестоко избит полицией активист партии Илькар Гафаров, оказавшийся в тот момент в помещении. На следующий день его отпустили с множественными телесными повреждениями, причиненными в результате побоев.(21)

Практически во всех регионах Азербайджана активисты оппозиции сталкивались с серьезными проблемами при попытках разместить средства наглядной агитации в пользу своих кандидатов: зачастую это было чревато для них арестом или другими последствиями. Типичным примером могут служить события 1 октября, когда трое членов партии "Мусават" были задержаны и избиты в отделении полиции Нардаранского района Баку за то, что за день до митинга в поддержку Исы Гамбара развешивали партийные плакаты. Им удалось развесить вдоль одной из дорог около 50 плакатов, когда рядом остановилась машина сотрудника полиции в звании капитана. Тот стал кричать: "Эй, вы, козлы, ну-ка снимайте ваши дурацкие плакаты!" После этого капитан попытался применить силу, сбросив одного из активистов с лестницы. Подъехавшие вскоре на помощь полицейские сорвали все плакаты и, свалив на землю, еще до задержания избили одного из активистов. Уже в отделении активистов "обрабатывали" примерно пятеро полицейских. Когда задержанные попытались напомнить о том, что Избирательный кодекс дает им право развешивать плакаты, сотрудники, по словам активистов, набросились на них с удвоенной силой.(22)

1 октября в офисе АМИП в Саатли появился глава местной администрации: накануне активисты партии развесили плакаты к митингу 2 октября. Сопровождавшие его люди сорвали все партийные плакаты в офисе и угрожали троим находившимся там активистам. Вскоре после этого прибыли сотрудники полиции, чтобы арестовать лидера местного отделения АМИП.(23)

Местные правозащитные организации и оппозиционные политические партии сообщают о десятках аналогичных случаев, когда представители властей избивали развешивавших плакаты активистов. Поступают также сообщения о том, что в некоторых районах должностные лица угрожают владельцам магазинов, которые разрешают вывешивать у себя оппозиционные плакаты. В результате в большинстве регионов Азербайджана наглядная агитация оппозиции почти не представлена, в то время как все подходящие площади, в том числе в государственных учреждениях и общественных зданиях, сплошь заклеены плакатами в поддержку Ильхама и Гейдара Алиевых. Как говорят активисты оппозиции, их плакаты почти сразу же срываются государственными служащими; Хьюман Райтс Вотч также зафиксировано по всей республике множество испорченных или сорванных плакатов оппозиции. Следует отметить, что организаторы избирательной кампании Ильхама и Гейдара Алиевых в большинстве случаев игнорируют требование об указании на плакатах названия типографии, организации-спонсора, тиража и даты производства, однако ни Центризбирком, ни местные власти не предпринимают никаких шагов, чтобы исправить столь явное нарушение Избирательного кодекса.(24)

Применение властями силы и запугиваний в отношении участников митингов оппозиции

Многие оппозиционные митинги в Азербайджане обходились без насилия; во время их проведения полиция лишь строго выполняла свои профессиональные обязанности. Однако другие массовые мероприятия такого рода сопровождаются полицейским произволом, риск стать жертвой которого остается распространенным фактором, отталкивающим рядовых граждан от участия. Размах полицейского насилия в предвыборный период и присутствие на митингах оппозиции значительного числа сотрудников полиции создают практически на любом таком мероприятии ощутимую угрожающую атмосферу, даже если митинг заканчивается вполне мирно. Отмечены также случаи, когда насилие в отношении участников митингов провоцировала местная исполнительная власть.

Только за одну неделю интервью Хьюман Райтс Вотч были зафиксированы десятки случаев жестоких избиений, которые нередко заканчивались переломами или сопоставимыми по тяжести травмами. В этих инцидентах насилие провоцировали сами сотрудники полиции, неадекватно реагировавшие на действия, которые считаются нормальными в любом демократическом обществе (проход с плакатами политического содержания или оглашение лозунгов). Приводимые ниже примеры не дают исчерпывающего представления о проблеме полицейского насилия; они, скорее, показывают размах этого явления. По сравнению с парламентскими выборами 2000 г., в связи с нынешней президентской избирательной кампанией Хьюман Райтс Вотч зафиксирован вызывающий тревогу рост числа случаев полицейского насилия на политической почве.

Во многих случаях избиений полицией политических активистов последние затем привлекаются к административной ответственности на срок до 15 суток за нарушение общественного порядка. На всех этапах таких административных дел задержанным отказывается в доступе к адвокату, а судьи практически всегда принимают сторону полиции и признают активистов виновными в "неподчинении" или "оскорблении" сотрудников полиции, даже если обстоятельства дела прямо указывают на обратное.

К наиболее серьезным инцидентам из зафиксированных Хьюман Райтс Вотч относятся случаи применения силы к активистам Демократической партии Азербайджана (ДПА), проводившим два раза в месяц перед зданием ЦИК пикеты протеста против решения Центризиркома, отказавшегося зарегистрировать Расула Гулиева. Полиция неизменно избивала пикетчиков.

Типичным примером могут служить события 3 октября, когда ЦИК пикетировала группа из примерно 50 человек. Сотрудники полиции набросились на них с дубинками; четырех женщин догнали в близлежащем парке и там избили еще более жестоко. В итоге трем женщинам удалось убежать, четвертую ? Джофар Алмадову ? задержали и избили еще раз. По дороге в отделение женщина потеряла сознание, и ей пришлось вызывать "скорую". Однако когда врачам сообщили, что пострадавшая - активист ДПА, те отказались оказывать ей помощь.(25)

Эскалация полицейского насилия в отношении политических активистов происходила в Азербайджане на протяжении нескольких месяцев и пошла на убыль только после прибытия в начале сентября международных наблюдателей. Фуад Гасанов, секретарь ДПА по международным связям и основатель правозащитной организации "Против насилия", был избит и арестован во время митинга за демократические выборы 25 мая на бакинской площади Физули:

Там, на площади, уже были автобусы, набитые полицейскими с дубинками. Нам даже толком собраться не дали. Мы уже поняли, что митинг не получится, решили просто лозунги покричать. В этот самый момент полиция стала нас избивать - дубинками, ногами. Меня в микроавтобус затолкали... По голове наших били, по лицу, мне губу разбили. Всех наших так били.(26)

После этого задержанных активистов доставили в местный административный суд, где сотрудники полиции обвинили их в сопротивлении аресту и оскорблении полиции. Заявления задержанных о том, что они стали жертвами полицейской жестокости, судья во внимание не принял и назначил всем по 15 суток ареста.(27)

Рафик Зейналов и еще примерно десять активистов ДПА были избиты во время июльской акции протеста и за неподчинение полиции получили от 10 до 15 суток ареста. 1 октября Р.Зейналов, принимавший участие в очередном пикетировании Центризбиркома, был избит сам и стал свидетелем того, как сотрудники полиции избили до потери сознания другого активиста ДПА - Нурадина Исмаилова.(28)

Во время крупной несанкционированной акции протеста 6 сентября на площади Физули в результате избиения полицией сотрудников ДПА 25 человек получили травмы. 40-летняя учительница Латифа Аллавердыева рассказывает:

Из метро выходим ? женщины кричат: "Расул-бей! Расул-бей!"(29) Сразу полиция нас стала бить, дубинками. Мы - в разные стороны. Полиции много было, человек по пять-десять на каждую женщину. Нас отделяли друг от друга и били по отдельности. Потом уже я свою сестру увидела: она лежала на земле покалеченная. Нам пришлось мужчин звать, чтобы погрузить ее в такси - она без сознания была.(30)

В итоге у 30-летней сестры Л.Аллавердыевой оказалось сильно повреждено колено, и спустя месяц после этого она еще оставалась на постельном режиме. Еще три активиста были арестованы и получили от трех до четырех суток ареста за "неподчинение полиции".(31)

Сотрудники полиции не щадят даже пожилых людей. 70-летнему Фамилю Гасанову во время разгона пикета ДПА у Центризбиркома 21 июля сломали несколько ребер. 73-летняя Рамитин Максудова на пикете ДПА в начале сентября попыталась помочь молодой женщине, которую избивали сотрудники полиции: "Меня здорово дубинками побили, а ту женщину все равно арестовали. Я стоять после этого не могла - какие-то юноши мне помогали. ... Повредила бедро и десять дней в постели пролежала". 1 октября Р.Максудова опять пошла на пикет ДПА у Центризбиркома и получила серьезную травму запястья: "Они ко мне пошли, чтобы побить, а я голову руками закрыла - по запястью попало". На вопрос, что заставляет ее с такой настойчивостью участвовать в протестах, несмотря на возраст и травмы, она ответила, что ее пенсия составляет всего 14 долларов в месяц и она рассчитывает, что в случае победы ДПА рассчитывает на улучшение положения пенсионеров.(32)

Местные журналисты, присутствующие на митингах оппозиции, также нередко становятся жертвами полицейской жестокости, причем наличие на видном месте журналистской карточки зачастую превращает их в объект целенаправленной охоты. 2 октября журналист близкой к ДПА газеты "Хурриет" Табриз Вефали опубликовал статью о том, что 1 октября наблюдал, как капитан полиции избил активиста ДПА и отобрал у того мобильный телефон. На следующий день, когда журналист присутствовал на очередном пикете ДПА у Центризбиркома, к нему подошли несколько сотрудников полиции (в числе которых был и тот самый капитан) и стали обвинять его в клевете: "На меня набросились, во все места били. По лицу получил так, что разбили губу". На момент интервью с представителем Хьюман Райтс Вотч 4 октября Т.Вефали еще не мог внятно говорить из-за полученных травм.(33)

При том что основная волна насилия и арестов пришлась на долю активистов ДПА, в ряде случаев сила применялась и в отношении представителей других политических партий. 21 сентября, когда несколько тысяч сторонников партии "Мусават" собрались на митинги в двух бакинских кинотеатрах, полиция силой разгоняла тех, кому не хватило места в помещении; в обоих случаях многие мирные активисты получили травмы. Лидеры оппозиции и журналисты убеждены, что за некоторыми из них полиция охотилась специально, и представленные ими факты действительно дают основания для такого заключения.

Лидер партии "Хальк" (выступающей на стороне Исы Гамбара) и бывший премьер-министр П.Гусейнов, пытавшийся остановить побоище у кинотеатра "Тебриз", сам стал жертвой полицейского насилия. Несмотря на то что холл кинотеатра был уже очищен полицией от посторонних, П.Гусейнова затолкали внутрь, где его жестоко избили около 25 сотрудников полиции и сторонников правительства (в результате он получил переломы носа и запястья). По его мнению, полиция искала повод, чтобы целенаправленно расправиться с ним самим, И.Гамбаром и редактором газеты "Ени Мусават" Рауфом Арифоглу.(34)

В том же инциденте пострадала группа журналистов. Когда полиция стала разгонять собравшихся, Анар Натикоглу, посланный для освещения событий из газеты "Ени Мусават", находился у входа в кинотеатр вместе с еще четырьмя журналистами. Он рассказывает, как сотрудники полиции в грубой форме приказали собравшимся разойтись: "Убирайтесь отсюда, мерзавцы!" После этого они принялись избивать людей и в этот момент заметили группу журналистов:

Нас затолкали в маленький холл и заперли двери. Полиция стала избивать нас, очень сильно, а деваться некуда было. Я на полу был, били дубинками и ногами. Все это минут десять продолжалось. Можете себе представить: на двадцать человек - сорок полицейских. Мне здорово попало, так что стоять не мог. Двое активистов попытались помочь мне - так полиция мне еще по спине врезала, я опять свалился, а они меня ногами добивали. Я уже почти вырубился, когда эти активисты меня оттащили.(35)

21 сентября полиция и сторонники правительства также устроили столкновения с участниками митингов Этибара Мамедова (АМИП) и Али Керимли (ПНФА) в Ленкорани и Масалинском районе, в результате чего многие сторонники оппозиции получили травмы. Э.Мамедов и А.Керимли сообщили Хьюман Райтс Вотч, что они лично были мишенью нападавших и что у них сложилось впечатление, что полиция и сторонники правительства были заодно. Обоим лидерам благодаря собственной охране удалось остаться невредимыми, однако 17 сторонников оппозиции были арестованы и отпущены только на следующий день.(36)

Активное участие в разжигании столкновений со сторонниками оппозиции принимали местные власти, в особенности администрация.

В одном из зафиксированных Хьюман Райтс Вотч случаев глава администрации Саатли Гульхуссейн Ахмедов вместе с многочисленными родственниками (среди которых были двое его братьев и несколько двоюродных братьев) и работниками местной администрации избили участников митинга АМИП/ПНФА 2 октября в Саатли. Как утверждают многочисленные свидетели, опрошенные Хьюман Райтс Вотч по отдельности, нападавшие явились с топором и черенками от лопат, избивая всех, кто попадался им под руку.

Среди наиболее серьезно пострадавших был 20-летний Абдельали Ибрагимов, которому черенком от лопаты сломали челюсть в двух местах.

"Мубарис Ф." (не состоит в политических партиях, свое участие в митинге объясняет "заинтересованностью в демократии") рассказывает:

Нас было немного, основная группа митингующих впереди нас. Вдруг мы увидели несколько человек с портретами Гейдара и Ильхама Алиевых, они свои лозунги кричали. У них был топор и ручки от лопат. Сначала они Абдельали сзади очень сильно по челюсти ударили. Он упал - они его ногами. Помогаю ему встать, пытаемся выбраться. Тут подходят еще два провокатора, забирают его у меня и ведут в магазин: дверь заперли, там еще его били. ... В этой группе был Ханхуссейн (Ахмедов, брат главы администрации). Он всех заводил... Полиция ничего не делала. Их полно вокруг было, когда нас били.(37)

В местной больнице, куда привезли А. Ибрагимова, врачи не решились оказать ему помощь, сказав, что им запретили. Родственникам пришлось в частном порядке договориться с одним из врачей, чтобы тот в соседнем доме осмотрел пострадавшего, после чего они отвезли Ибрагимова на лечение в Баку.(38)

Назим Аббасов рассказал Хьюман Райтс Вотч, что Ханхуссейн Ахмедов ударил его по лицу черенком от лопаты (это произошло сразу после избиения А. Ибрагимова):

Слышу - кто-то сказал: "Они его бьют [Ибрагимова]". Смотрю - это брат главы администрации Ханхуссейн Ахмедов. В этот момент Ханхуссейн мне ручкой от лопаты по носу и по глазу врезал. Я чуть сознание не потерял - с такой силой. Рядом с ним еще двое были, тоже с лопатами. Там еще помощник главы администрации был. Меня головой в канаву с водой сунули и стали ногами пинать.(39)

Еще одному участнику митинга - Азеру Нариманову - ударом в лицо выбили зуб.(40)

Учитель Этибан Иманов был избит другим братом главы администрации - Мехманом Ахмедовым: "Они совсем обезумели. Брат главы администрации грозился убить меня: "Еще посмотришь, что после 15 октября будет. Я тебя прикончу. У нас на это все права есть." Я попытался выскочить из драки, тогда он напал на меня. Палкой по голове сзади вырубили, прямо по затылку".(41)

Присутствовавшие на митинге многочисленные сотрудники полиции ничего не предприняли, чтобы пресечь потасовку. Начальник местного отдела внутренних дел даже пытался сделать вид, что ничего не знает об этих событиях, хотя заявление представителя Хьюман Райтс Вотч об имеющихся доказательствах прямого участия представителей исполнительной власти и родственников главы администрации вызвало у него явную реакцию дискомфорта.

Насилие продолжалось и после митинга. Спустя час той же группой был избит Вахид Мирзаев, возвращавшийся с митинга домой. Примерно через четыре часа лицами, близкими к администрации, были избиты еще два активиста оппозиции.

Произвольные аресты представителей оппозиции

Несколько лидеров оппозиции были арестованы и некоторое время содержались в полной изоляции. Хьюман Райтс Вотч документально зафиксированы два случая похищений лидеров оппозиции сотрудниками в штатском: этих людей в течение нескольких дней держали под стражей, избивали и допрашивали; все это время родственникам ничего не сообщалось. Оба эпизода имели место в начале сентября и в обоих фигурируют сотрудники управления МВД по борьбе с организованной преступностью.

5 сентября член политсовета ДПА Талят Алиев был похищен сотрудниками в штатском по дороге домой из офиса партии. В управлении по борьбе с оргпреступностью начальник отдела уголовного розыска обвинил его в организации вооруженных формирований ДПА. На следующий день его доставили в Наримановский райсуд, где ему было предъявлено откровенно ложное обвинение в сопротивлении аресту в совершенно другом районе Баку (даже не там, где его похитили). Несмотря на все протесты, Алиев получил семь суток. После этого его отвезли обратно в управление и там его неоднократно избивали начальник отдела уголовного розыска и начальник отдела по борьбе с бандитизмом. По словам Т. Алиева, последний на допросах несколько раз доставал пистолет и угрожал пристрелить его, если он не сознается. О задержании никому не сообщалось, и коллегам по партии потребовалось четыре дня, чтобы установить местонахождение Алиева. После этого обращение с задержанным улучшилось, однако накануне освобождения начальник отдела по борьбе с бандитизмом посоветовал Т. Алиеву не рассказывать о случившемся, намекнув, что в противном случае тот может "попасть в автокатастрофу". Выйдя на свободу, Алиев немедленно собрал пресс-конференцию и подробно рассказал о событиях.(42)

6 сентября в Сумгаите сотрудниками в штатском был похищен Габир Рзаев - заместитель лидера оппозиционной партии "Умид" (поддерживает кандидатуру Исы Гамбара) и бывший омоновец. Его также сначала доставили в управление по борьбе с оргпреступностью, после чего -  в Наримановский райсуд, где по ложному обвинению в нарушении общественного порядка в Баку (!) дали пять суток административного ареста. Когда Г. Рзаев попытался объяснить судье, что обвинение неправомерно, шестеро сотрудников вывели его из зала суда и избили. После этого его также отвезли обратно в управление по борьбе с оргпреступностью, где обвинили в организации вооруженных отрядов для партий "Умид" и "Мусават" и в подготовке государственного переворота. Г. Рзаев отказался подписывать явку с повинной и был избит несколькими сотрудниками. В течение четырех суток его местонахождение оставалось неизвестным, пока родственникам не удалось разыскать его через Наримановский райсуд.(43)

Ограничение мониторинга

Правительство Азербайджана проводит общую линию на жесткое ограничение деятельности любых НПО, в частности препятствует их регистрации с помощью усложненной процедуры. Законодательство отдельно ограничивает право местных НПО проводить мониторинг выборов, отсекая те организации, которые получают финансовую поддержку из-за рубежа.(44) На практике это приводит к такой ситуации, когда мониторинг выборов запрещен всему местному неправительственному сообществу, поскольку почти все азербайджанские НПО в той или иной степени финансируются зарубежными спонсорами. Даже такие специализированные НПО, как "За гражданское общество", официально не вправе проводить мониторинг.

Азербайджанским НПО удается частично обходить этот запрет через регистрацию своих членов как независимых наблюдателей, что допускается Избирательным кодексом. НПО "За гражданское общество" смогла таким образом зарегистрировать более 1,5 тыс. наблюдателей на местах (примерно вдвое меньше, чем она планировала выставить). В ряде регионов избирательные комиссии произвольно отказывают в регистрации индивидуальным наблюдателям. Так, в Гяндже на 2 октября НПО "За гражданское общество" удалось зарегистрировать 92 из 102 наблюдателей, в то время как в Баку - только 25 из 500.(45)

Недопущение местных НПО к свободному мониторингу выборов вызывает особое беспокойство в условиях, когда все предыдущие выборы в Азербайджане сопровождались массовыми нарушениями. Как известно, именно эффективный мониторинг со стороны местного неправительственного сообщества служит одной из наиболее реальных гарантий против массовых подтасовок.

Объектом нападений и силового вмешательства в работу, организуемых, как представляется, местными властями, становятся также правозащитники и группы по распространению знаний о выборах.(46) 25 сентября 2003 г. группа активистов за права женщин в составе председателя Общества защиты прав женщин Новеллы Джафароглу, руководителя азербайджанской национальной секции Международного общества прав человека Саадат Бенанъярлы и штатного сотрудника Общества защиты прав женщин Седагет Пашаевой прибыла в Нахичевань на открытие в области первой независимой газеты "Наш Нахчыван" и для встречи шестерых сербских участников проекта по избирательному просвещению, организованного Институтом "Открытое общество".(47)

27 сентября, за несколько часов до прибытия сербской группы, Н. Джафароглу, С. Бенанъярлы и С. Пашаева приехали в нахичеванский Ресурсный центр по правам человека в сопровождении директора Центра Малахат Насибовой. К тому моменту перед зданием собралось около 50 женщин. В адрес приехавших из толпы стали кричать: "Это вы сюда американцев и европейцев привозите? Нам кроме Ирана никто не нужен, потому что Иран нас кормит!" После этого толпа напала на правозащитников, которые были избиты и забросаны помидорами. В итоге четырем женщинам удалось укрыться в помещении Центра; вызванная ими полиция прибыла только через час. Сотрудники полиции и органов безопасности заявили, что не могут гарантировать безопасность правозащитников, и посоветовали им уехать из Нахичевани. Те, со своей стороны, объяснили, что не могут уехать, не дождавшись приезда сербской группы. (48)

Утром следующего дня Н. Джафароглу, С. Бенанъярлы и С. Пашаева отправились в аэропорт, где снова подверглись нападению. Перед посадкой на рейс к ним подошла женщина со словами: "Да, убирайтесь и не вздумайте возвращаться!" После этого женщина набросилась на правозащитников, и вскоре к ней присоединились другие женщины, находившиеся все это время неподалеку. С.Бенанъярлы рассказывает Хьюман Райтс Вотч: "Новелла была на полу, ее пинали ногами, нас забросали помидорами и яйцами -  все что у них в сумках было. Меня какая-то женщина била, я держалась за железную трубу, чтобы не упасть. Потом еще одна подошла, стала меня головой о трубу бить. Седагет головой об пол колотили".(49) Избиение продолжалось около 15 минут.

Все это время сотрудники государственной службы безопасности аэропорта отсутствовали на месте событий и ничего не предприняли, чтобы прекратить избиение. Ссылаясь на нежелание оказывать им помощь со стороны местных властей и службы безопасности аэропорта, избитые правозащитники говорят, что все это было организовано местной администрацией Нахичевани. По прибытии в Баку они обратились с жалобой в республиканские органы безопасности.

28 сентября сербская группа была лишена возможности провести три запланированных семинара для молодых избирателей. Прибывшие в нахичеванский Ресурсный центр по правам человека сотрудники полиции приказали всем собравшимся покинуть помещение. Вторую сербскую группу проекта по избирательному просвещению развернули назад по дороге в Ордубад. После этого органы безопасности заявили участникам проекта, что им не разрешат проводить семинары и остаться в Нахичевани. Сербов доставили в аэропорт и посадили на бакинский рейс.(50)

Роль международного сообщества

С проблемами в мониторинге выборов сталкиваются и некоторые международные организации. Американский Национальный демократический институт (НДИ), работающий в Азербайджане с 1995 г. и проводивший мониторинг президентских выборов 1998 г. и парламентских 1995 и 2000 гг., так и не был приглашен наблюдать за нынешними президентскими выборами. Такой случай отмечается второй раз за всю историю НДИ: первый был связан с выборами в Зимбабве в 2000 г. НДИ публично критиковал нарушения в ходе предыдущих выборов, однако каждый раз эта критика носила конструктивный характер и сопровождалась детальными рекомендациями правительству. Аналогичным международным организациям, таким как Международный республиканский институт (также из США) приглашение наблюдать за выборами поступило.

Одной из наиболее эффективных миссий по избирательному мониторингу, работающих сейчас в Азербайджане, является миссия ОБСЕ/БДИПЧ, которая включает 20 постоянных и более 600 оперативных наблюдателей (развертывание последних осуществляется непосредственно накануне голосования). (51) Лидеры оппозиции отмечают, что с прибытием постоянных наблюдателей откровенные нарушения со стороны властей пошли на убыль. Особенно заметный прогресс наблюдался в области административных арестов активистов оппозиции, поскольку после массовых задержаний на митингах наблюдатели ОБСЕ стали регулярно посещать отделения полиции. Многие активисты оппозиции, арестованные после прибытия наблюдателей ОБСЕ, говорили, что их отпускали, как только наблюдатели появлялись в отделении; в одном случае в полиции им даже сказали: "Благодарите ваших друзей из ОБСЕ".

Парламентская ассамблея Совета Европы 13 октября направила в Азербайджан миссию наблюдателей в составе 24 человек. В середине сентября республику посетила предварительная делегация ПАСЕ, которая выразила озабоченность, среди прочего, несбалансированным составом избирательных комиссий, предвзятостью СМИ в пользу Гейдара Алиева и отсутствием реальных предвыборных дебатов. В заявлении выражалась надежда на то, что за оставшийся месяц могут все же быть созданы "справедливые и равные условия".(52)

Свою роль сыграли и дипломатические представительства. Посольство США предприняло немалые усилия к тому, чтобы не допустить повторения нарушений, имевших место во время предыдущих выборов, хотя большая часть этой работы проводилась в закрытом режиме и не сопровождалась публичными призывами к конкретным шагам. Сотрудники американского посольства регулярно посещали митинги оппозиции и проправительственных сил. Помимо этого, администрация США и правительства других стран, включая Германию, Великобританию и Нидерланды, выступали основными финансовыми спонсорами серьезного реформирования технического обеспечения выборов: ими были оплачены тысячи прозрачных урн для голосования, а также плакаты и реклама в СМИ, направленные на распространение знаний о выборах.

Следует отметить, что при всем этом азербайджанские власти не прекращают произвол в отношении оппозиции, зачастую - на глазах у международных наблюдателей. Международное сообщество со всей ясностью продемонстрировало свою приверженность обеспечению свободных и справедливых выборов через дипломатическое внимание, финансирование технических средств голосования, и направление международных наблюдателей. Несмотря на столь явно выраженную позицию, правительство Азербайджана продолжает настойчиво идти по пути подавления своих политических оппонентов, и это, пожалуй, служит лучшим индикатором отсутствия у правящей в Азербайджане партии приверженности принципам демократии и прав человека.

Примечания

(1) Ратифицирован Азербайджаном в 1992 г.

(2) National Democratic Institute, Azerbaijan Presidential Elections 2003 Election Watch Report One, September 15, 2003.

(3) Caspian Revenue Watch, Caspian Oil Revenues: Who will Benefit? (New York: Open Society Institute, 2003), p. 99.

(4) International Foundation for Electoral Systems, Summary Description of the Division of Powers between Municipalities and State Local Executive Authorities, November 2002.

(5) Согласно статистическим даннымс 1998 г., на госсектор приходится почти половина рабочих мест. См.: Joint ECE Eurostat-ILO Seminar on Measurement of the Quality of Employment, CES/SEM.41/24, March 1, 2000,http://www.unece.org/stats/documents/ces/sem.41/24.s.e.pdf

(6) OSCE ODHIR International Observer Mission, Republic of Azerbaijan, Election to the Milli Majlis, Statement of Preliminary Findings and Conclusions, Baku, November 6, 2000; Statement of the NationalDemocratic Institute(NDI) International Observer Delegation to Azerbaijan?s November 5, 2000 Parliamentary Elections, Baku, November 7, 2000; Human Rights Watch, "Azerbaijani Parliamentary Elections Manipulated," A Human Rights Watch Backgrounder, November 2000; Human Rights Watch, "Azerbaijani Parliamentary Elections Manipulated," A Human Rights Watch Memorandum,December 29, 2000.

(7) OSCE ODIHR, Republic of Azerbaijan, Parliamentary Elections, 5 November 2000 and 7 January 2001, Final Report.

(8) Венецианская комиссия оказывает заинтересованным государствам содействие в приведении конституционных норм в соответствие европейским стандартам.

(9) Международные консультанты, работавшие с правительством над новым Избирательным кодексом, с сожалением говорили Хьюман Райтс Вотч, что достижению компромисса мешала и привычка оппозиции бойкотировать любые инициативы властей.(10) OSCE/ODHIR and European Commission for Democracy through Law (COE Venice Commission), Joint Final Assessment of the Electoral Code of the Republic of Azerbaijan, Opinion no. 214/2002, September 1, 2003.

(11) OSCE/ODHIR Election Observation Mission to Azerbaijan, Presidential Election 2003, Interim Report 2, September 26, 2003.

(12) Абуталиб Самедов ("Альянс во имя Азербайджана"), Хафиз Гаджиев ("Муасир Мусават"), Гудрат Гасангулиев ("объединительное крыло" Народного фронта Азербайджана), Юнус Алиев ("Милли Вахдат").

(13) Лала Шовкет (Либеральная партия Азербайджана, выдвинута инициативной группой "Национальное единство"), Сабир Рустамханли (Партия гражданской солидарности), Араз Ализаде (Социал-демократическая партия).

(14) Азербайджанская федерация правозащитных организаций. 1-й доклад о мониторинге ситуации накануне президентских выборов в Азербайджане 15 июня-31 августа 2003 г.

(15) Там же, имеется в виду Торгул Ибрагимли. "Нескандальные" отказы получили такие кандидаты, как живущий в эмиграции Москве бывший президент Аяз Муталибов, Эльшад Мусаев (его партия "Великий Азербайджан" не зарегистрирована в Минюсте), Закир Тагиев, Руфат Агаев (бывший первый секретарь Бакинского обкома Компартии Азербайджана).

(16) Radio Free Europe/Radio Liberty, Azerbaijan Report, September 26, 2003 (цит. по англ. тексту).

(17) По данным недавнего опроса, проводившегося Центром политических и экономических исследований, 36,3% (относительное большинство) респондентов заявили, что на президентских выборах будут голосовать за лидера партии "Мусават" И. Гамбара. "Opposition Gains Confidence as Azerbaijan Presidential Election Approaches", Eurasianet, October 6, 2003

http://www.eurasianet.org/departments/insight/articles/eav100603.shtml

(18) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Анаром Натикоглу, 2 октября 2003 г.

(19) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ильхамом Алескеровым. Мингечаур, 7 октября 2003 г.

(20) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Абдуллой Рафизаде. Али-Байрамлы, 6 октября 2003 г.

(21) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Абдуллой Рафизаде (по телефону), 8 октября 2003 г.

(22) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Шахином Зодановым, Разимом Алиевым и АсефомЗейналовым. Баку, 5 октября 2003 г.

(23) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Азером Гусейновым. Саатли, 3 октября 2003 г.

(24) Статья 87.3.

(25) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Джофар Алмадовой. Баку, 4 октября 2003 г.

(26) Интервью Хьюман Райтс Вотч. Баку, 2 октября 2003 г.

(27) Там же.

(28) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рафиком Зейналовым. Баку, 4 октября 2003 г.

(29) Имеется в виду Расул Гулиев.

(30) Интервью Хьюман Райтс Вотч. Баку, 4 октября 2003 г.

(31) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Эльдаром Зейналовым, одним из задержанных.

(32) Интервью Хьюман Райтс Вотч. Баку, 4 октября 2003 г.

(33) Интервью Хьюман Райтс Вотч. Баку, 4 октября 2003 г.

(34) Интервью Хьюман Райтс Вотч с П.Гусейновым. Баку, 6 октября 2003 г.

(35) Интервью Хьюман Райтс Вотч. Баку, 2 октября 2003 г.

(36) Интервью Хьюман Райтс Вотч. Геокчай, 8 октября 2003 г.

(37) Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Баку, 6 октября 2003 г.

(38) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Гандашали Ибрагимовым. Баку, 4 октября 2003 г.

(39) Интервью Хьюман Райтс Вотч. Саатли, 3 октября 2003 г.

(40) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Азером Наримановым. Саатли, 3 октября 2003 г.

(41) Интервью Хьюман Райтс Вотч. Саатли, 3 октября 2003 г.

(42) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Талятом Алиевым, 6 октября 2003 г.

(43) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Габиром Рзаевым, 6 октября 2003 г.

(44) Закон Азербайджанской Республики "О неправительственных организациях (общественных объединениях и фондах)", статья 2.4.

(45) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Эльдаром Исмаиловым. Баку, 2 октября 2003 г.

(46) Весной этого года несколько бакинских правозащитников неоднократно становились объектами погромов, физического насилия и запугиваний, за которыми, как представляется, стояли азербайджанские власти.

(47) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Н. Джафароглу и С. Бенанъярлы. Баку, 1 октября 2003 г.

(48) Интервью Хьюман Райтс Вотч с С. Бенанъярлы. Баку, 1 октября 2003 г.

(49) Там же.

(50) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Галуран Мехтиевой (по телефону), 1 октября 2003 г. Из Нахичевани также произвольно выдворялись сотрудники международных организаций по оказанию помощи. В июне 2003 г. местные власти выслали швейцарца и его азербайджанского партнера, прибывших для выяснения возможностей развития туризма в регионе (в аэропорту их встречала директор нахичеванского Ресурсного центра по правам человека М.Насибова.) Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ш. Исмаиловой. Баку, 1 октября 2003 г.

(51) Постоянные наблюдатели прибыли примерно за месяц до выборов.

(52) Parliamentary Assembly of the Council of Europe, "Statement of the Council of Europe Parliamentary Assembly's "pre election" delegation to Azerbaijan, September 16, 2003.

13 октября 2003 года

источник: "Human Rights Watch"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 марта 2017, 02:24

  • Участники митинга в Сочи потребовали у властей обратить внимание на проблемы экологии

    Санкционированный митинг сторонников КПРФ, собравший более двухсот местных жителей и гостей города, прошел в Сочи возле памятника Владимиру Ленину на Курортном проспекте. Организатор и ведущий митинга, лидер местного отделения КПРФ Игорь Васильев заявил собравшимся о том, что темой акции является коррупция в органах власти. Кроме того, на митинге затронули экологические проблемы города-курорта, передает корреспондент "Кавказского узла".

26 марта 2017, 01:25

  • Омбудсмен Астраханской области признал проблемы в системе УФСИН региона

    На территории Астраханской области отсутствуют женские исправительные учреждения ФСИН России для отбывания наказания в виде лишения свободы, что приводит к проблемам для осужденных женщин и их детей, говорится в официальном ответе аппарата уполномоченного по правам человека в области "Кавказскому узлу".

26 марта 2017, 00:32

25 марта 2017, 23:59

25 марта 2017, 23:56

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии