24 сентября 2003, 12:38

Грозный: Дом с привидениями

Если ехать в Чечню, чтобы изучить предвыборную ситуацию, грех не посетить штабы кандидатов. Чем я и занялась вплотную, добравшись до Грозного в серый дождливый четверг, 18 сентября 2003 г., когда до выборов президента Чеченской Республики (или, как пишет местная газета "Терская Правда", "всенародных выборов... первого президента свободной Чечни", которые "летописью войдут в историю чеченского народа, будут изучаться потомками") оставалось меньше трех недель. Надеюсь, что при изучении этих в высшей степени неординарных событий пресловутые "потомки" не проигнорируют и мой текст.

Я долго искала Департамент торговли в полуразрушенном городе (вообще-то "полуразрушенный" для Грозного - словечко слабоватое, но ведь целые дома где-то остались, так что нельзя сказать - "разрушенном целиком"). Поднявшись на второй этаж по обшарпанной лестнице, я увидела искомое - а именно табличку "Штаб NN".

Визит к NN входил в программу-минимум. С одной стороны, этот кандидат - ведущий специалист пресс-службы действующего и. о. президента Чечни - вроде как баллотируется против собственного босса. С другой стороны, наглядной агитации в его пользу в республике не сыщешь днем с огнем. Правда, это не показатель - кроме вездесущих плакатов и баннеров Кадырова, к 18 сентября в Чечне никаких агитматериалов в глаза не бросалось; так - по мелочи... А с третьей стороны, тот же NN инициировал снятие с регистрации Малика Сайдуллаева, остававшегося основным противником действующего главы республики в избирательной скачке с препятствиями - после успешной ликвидации таких барьеров, как Асламбек Аслаханов и Хусейн Джабраилов.

В целом, кандидат - личность загадочная и противоречивая. Правда, выйти на эту личность напрямую оказалось невозможно - телефон NN в списке кандидатов на должность президента ЧР не значился. Невозможность побеседовать с кандидатом лично не очень расстраивала - когда речь идет о выборах, беседа с главой штаба порой дает гораздо больше.

Перешагнув порог кабинета начальника штаба, я выпалила скороговорку про то, как "Московская Хельсинкская группа, старейшая из ныне действующих правозащитных организаций России, озабочена предвыборной ситуацией в Чечне и хочет знать, насколько в республике соблюдаются избирательные права граждан" и т.д., и т.п.

Взлохмаченный мужчина средних лет с блестящими глазами изумленно спросил:

- Так вы, это, ко мне пришли?

- Если вы начальник штаба, то к вам.

- Да, - представился он, - Кагирманов Мовсар Мухамедович. И вы действительно пришли со мной поговорить? О чем?

- Ну, - прощебетала я, - вы же ведете агитацию, работаете с избирателями. Интересно, как вы видите предвыборную ситуацию. Нет ли каких проблем?

- Вы подождите. Сейчас. Я всех сотрудников позову, чтобы вы всех увидели! Эй, идите сюда! Все идите! К нам разговаривать пришли!

В боевом кличе начальника штаба звучало такое неподдельное ликование, будто я - первый посетитель за всю историю заведения. Комната как по мановению волшебной палочки наполнилась людьми, на меня уставилось полтора десятка пар выжидающих глаз.

- Ну, так вот, теперь все здесь, - начал разговор Кагирманов.

- А вы, вообще, знаете, как зовут нашего кандидата?

- NN, - в ужасе ответила я, прикидывая, как буду выбираться из этого сумасшедшего дома. Все присутствующие согласно закивали.

- Совершенно верно, - подтвердил начальник штаба, - а вот и его портрет. Мы вам дарим.

С глянцевой бумаги на меня глядел немолодой мужчина в костюме, с задумчиво-романтическим выражением лица и импозантными седыми усами.

- А сколько всего у кандидата штабов? Как прошел сбор подписей?

В ответ услышала, что штаб ровно один, и я в нем сижу, но есть районные представители, и большинство из них тоже сидят здесь. А подписей собрали 13 580. И Кагирманов - не только начальник штаба, но и глава некоего благотворительного фонда "Зов матери", зарегистрированного аж в 1995 году. И сбором подписей занимались люди, связанные с этим фондом. Да и все сотрудники штаба так или иначе имеют отношение к фонду. На этом росток нормальности в нашем разговоре увял. Наклонившись, Кагирманов доверительно произнес:

- Так вы спрашивали, есть ли проблемы? Я вам скажу: проблема есть - и очень серьезная: до сих пор членам штаба ничего не заплатили. Ни копейки. Мои сотрудники подтвердят.

- Вам не заплатил ваш кандидат?

- Не заплатил. И это очень серьезно.

- Сочувствую. А программа у вашего кандидата есть?

- Что?

- Программа.

- Программу NN пока не выдвинул.

- Но еще выдвинет?

- Это вряд ли...

- А как же вы тогда за него агитировали? Что людям говорили, когда эти 13 с половиной тысяч подписей собирали?

- Ну, я сам все агитаторам объяснил. Я ведь его давно знаю. И мы рассказывали, как он сначала был грузчиком на рынке, там, работал, и человек он такой...

- И что же, этого было достаточно?

- Но ведь он народный поэт.

Я вспомнила одного поэта, ранее претендовавшего на пост президента Чечни - Зелимхана Яндарбиева, - лучшее доказательство плохой совместимости этих амплуа.

- А как вы ведете кампанию? Какие распространяете агитационные материалы?

- Материалы?

- Ну, плакаты, листовки...

- Этого нет. Мы просто даем людям портрет NN и Конституцию Чеченской республики.

На этом месте я получила зелененькую брошюрку с надписью: "Проект Нохчийн Республикан Конституци" - видимо, осталась со времен незабвенного мартовского референдума - и решила задать щекотливый вопрос:

- Если не ошибаюсь, именно ваш кандидат инициировал снятие Малика Сайдулаева?

Сотрудница штаба ойкнула и прикрыла рот рукой:

- Как?! Малика сняли?

- Да вот уже неделю назад.

- Ой, а я только от вас первый раз слышу. Ой, вот ведь...

Другие "штабисты" загудели, стали задавать вопросы, и узнали от меня, что Верховный Суд РФ прямо сейчас разбирает это дело, скоро будет решение...

Начальник штаба попытался взять ситуацию под контроль:

- Мы об этом узнали уже потом. Заранее не знали. И сам кандидат не знал. То есть ему сказали совсем в последний момент, он и подал жалобу.

- Кто сказал?

- Ну... знаете...

- Хорошо. А что ваш кандидат дальше будет делать?

- Знаете, как говорят: "Мавр сделал свое дело - мавр может уйти".

- Думаете, уйдет?

- Мы Вам говорим. Сотрудникам штаба ни копейки не платили. Мы вообще кандидата уже две недели не видели. Мы вот подпись с него на документах две недели получить не можем.

Я заметила лежащий перед начальником штаба листок. Под заголовком "Анкета для социологического опроса" была таблица с именами и данными кандидатов и два вопроса для избирателей: "За кого Вы будете голосовать?", "Почему Вы будете голосовать таким образом?". Присутствовали также графы для "установочных данных" респондента.

- У вас опросник для исследования. Какую делали выборку? Каковы результаты?

- Мы ничего не делали. Потому что не умеем. И нам уже два месяца ни копейки...

- А зачем же опросник на столе лежит?

- Принес кто-то. Сказал сделать. А мы не делаем. Я его использую, чтобы отмечать выбывших кандидатов. Вот, видите, напротив фамилии Аслаханова "минус" поставил. А вчера Цуев выбыл - я напротив него тоже "минус" поставил. А напротив Сайдуллаева - маленький совсем "минус", потому что еще не точно...

На этой драматической ноте я распрощалась. Одно из двух - либо это я сошла с ума, либо мир окончательно рехнулся. Этот театр абсурда был бы смешон, если бы рядом не было реальной жизни, измученных войной людей, которые читают в газетах: "Выборы Президента Чеченской Республики должны послужить поводом для объединения Чечни. Они необходимы и своевременны".

Через два часа в Шали я разговаривала со столпившимися около здания местной администрации матерями "исчезнувших". Женщины повторяли: "Какие могут быть выборы, когда не вернули наших сыновей, когда мы даже не знаем, где наши сыновья, живы ли они?" Эти слова, это горе превращали нелепую сцену в штабе кандидата из фарса в трагедию.

Опубликовано в Бюллетене Московской Хельсинкской группы N 1, 24 сентября 2003 года при информационном содействии Интернет-СМИ "Кавказский узел",при поддержке Российского исследовательского центра прав человека, Сети домов прав человека и Международной Хельсинкской Федерации.

Автор: Татьяна Локшина; источник: Московская Хельсинкская группа

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

18 января 2017, 21:10

18 января 2017, 21:09

  • Считавшийся пропавшим студент Касаев и его дядя задержаны силовиками

    Пятикурсник Ставропольской медакадемии Рахмет Касаев, о похищении которого заявили сегодня родственники, найден среди задержанных в местном отделе полиции, сообщили его родным в МВД. Силовики также задержали дядю студента, когда тот пришел подавать заявление о похищении племянника.

18 января 2017, 21:09

18 января 2017, 20:49

  • Показания свидетелей по делу "ростовских амазонок" разошлись

    Свидетель Анатолий Солошенко, нашедший жертв нападения группы "ростовских амазонок" Алексея Сазонова и Юлию Васильеву, описал место преступления не так, как его бывшая начальница, допрошенная на суде ранее. Солошенко попросил суд учитывать те показания, которые он давал следствию ранее, поскольку со времени преступления прошло много времени.

18 января 2017, 20:15

Архив новостей
Все SMS-новости