24 сентября 2003, 12:24

Останется только один, или в ожидании Горца

Славная дата 11 сентября наполнилась новым содержанием. В день рождения Железного Феликса обрушивались башни небоскребов, рушились охраняемые наследниками Дзержинского нерушимые рубежи нашей Родины, а 22 сентября - рухнула надежда на выборы в Чеченской Республике. Нет, 5 октября избирком свои процедуры, скорее всего, проведет, но лечебного эффекта от них ожидать уже не приходится. Просто за сутки изменился жанр предстоящего действа - от увлекательного боевика, через не менее увлекательный детектив, - до комедии абсурда.

Хотя, вообще-то, теперь - с появлением нового Закона о выборах - борьба за власть в России скорее напоминает схватку бульдогов под ковром. О действующих кандидатах говорить нельзя. Мы получили счастливую возможность, не нарушая закона, назвать имена наиболее реальных некогда претендентов на победу - Малика Сайдуллаева, Асламбека Аслаханова и Хусейна Джабраилова, - поскольку они сошли с дистанции. Правда, интересно было бы посмотреть версию "Горца", в которой противников Дункана Маклауда в решающий момент вызывали бы "для беседы", давали им должностишку или отстраняли от поединка решением какого-нибудь "Совета Смотрителей"? Сайдуллаев вчера был исключен из списков кандидатов решением Верховного суда Чеченской Республики.

22 сентября же, прервав свои предвыборные встречи в Грозненском университете, Аслаханов "с благодарностью принял предложение" Владимира Путина и стал его помощником.

Еще раньше, 2 сентября, после беседы в администрации президента, снял свою кандидатуру Джабраилов.

Боевик-фэнтэзи не удался.

Вы можете сказать - давление, административный ресурс. Не слишком ли просто? Может быть, все эти исчезновения кандидатов из списка - лишь видимая часть действа?

"Вторая чеченская" была увертюрой и лейтмотивом первого путинского президентства. Использовать ту же тему во второй раз было бы дурным тоном, теперь у нас в Чечне урегулирование.

Правда, власть и общественность подразумевают под этим словом вещи разные. Общественность настаивала на том, что любым выборам должно предшествовать это самое урегулирование, едва ли не главной составной частью которого называли переговоры с избранным в 1997 году президентом Масхадовым. Власть же утверждает, что никакой Масхадов не президент, а проведение выборов само по себе означает: вопрос закрыт, чеченская тема с повестки дня снимается. Так было до 12 сентября, когда помощник президента Сергей Ястржембский неожиданно незалежну Ичкерию признал... Дело в том, что в этот день некто Иса Темиров, "вице-спикер парламента Ичкерии" (его еще назвали "и.о. спикера"), объявил на пресс-конференции в Москве: 5 сентября Масхадов от должности президента отстранен. Сделано это было в соответствии с конституцией Ичкерии. Сам же Масхадов "в нарушение конституции незаконно присвоил власть и своим указом ввел в ЧРИ шариатское правление, чем изменил основы конституционного строя, что само по себе является тягчайшим преступлением". Поскольку автор "мудрости еллинской не текох", он не берется законодательство самостiйной Чеченской Республики толковать, да и другим не советует: полно оно неясностей и противоречий.

Не ясны также обстоятельства исторического заседания 5 сентября (накануне двенадцатой годовщины независимости Ичкерии!) - где оно происходило, был ли кворум и кто его туда собрал. Об этой затее слухи ходили по крайней мере с августа, причем - не самого приятного свойства: якобы и на самих депутатов, и на их родственников оказывают весьма жесткое давление.

Не совсем понятно, кто допустил Темирова до высокой трибуны спикера вместо "исчезнувшего" Алихаджиева. Не менее странно и его появление на московской пресс-конференции - Темиров участвовал в басаевском налете на Буденновск, что, кажется, амнистии не подлежит.

Возможно, на все эти вопросы смог бы ответить масхадовский представитель Вагап Тутаков, в те же недели неожиданно допущенный российскими властями из Европы в Чечню. Но Тутакова с утра 11 сентября блокировали в гостинице сотрудники российских спецслужб...

Впрочем, куда интереснее самого сюжета реакция на него упомянутого Сергея Ястржембского - тот к импичменту президента Ичкерии Парламентом Ичкерии в соответствии с конституцией все той же Ичкерии, существование которой отрицал все последние годы, - отнесся весьма всерьез. Говорят, сэр Исаак Ньютон на старости лет впал в толкование Апокалипсиса. Так наш случай того куда злее... Если уж на то пошло, впору 5 октября выбирать нового президента не простой Чеченской Республики, а Ичкерии? Эта игра теней на заднем плане придает всему действу оттенок абсурда.
Вообще говоря, легитимность Масхадова, неоспоримая в 1997 году, теперь действительно вызывает немало вопросов. Его неспособность унять криминальный вал и похищения людей, предотвратить в 1999-м вторжение в Дагестан, а в 2002-м - "Норд-Ост"... все это - песок в часах, отмеряющих время независимой Ичкерии. Много ли его осталось? И отстранение Саламбека Маигова с поста масхадовского представителя - тот-де осудил летние теракты - не последняя ли песчинка?

Не знаю. Понятно другое: основания власти нынешнего "исполняющего обязанности президента" - еще более шаткие.

Опросы общественного мнения, проведенные Сергеем Хайкиным, показывают: ни тот, ни другой не воспринимаются в Чечне как лидеры. В этих условиях любая власть, пользующаяся доверием людей, была бы для этих людей благом. По крайней мере - меньшим из зол.

Кто из реальных претендентов на победу остался в списке кандидатов?

Военный капеллан сепаратистов в первую чеченскую войну, затем оказавшийся естественным - хотя, может быть, и невольным - противником "ваххабитов", экстремистов, террористов. Естественный - и столь же невольный - союзник федеральной стороны в начале "второй чеченской". Для "федералов" это был подарок. На него в середине 2000 года поставили по-крупному, предпочтя это простое и дешевое (в смысле политическом) решение сочетанию трудного процесса переговоров с "умеренными сепаратистами" и изоляции радикалов/террористов. Один возможный переговорщик - Руслан Алихаджиев - просто "исчез", другой - Турпал-Али Атгериев - был арестован и умер в тюрьме.

Платить пришлось позже: со второй половины 2000-го началась широкомасштабная партизанская (читай - диверсионно-террористическая) война, которая длится и до сих пор. Но ставка на Горца только увеличивалась. Последнее такое повышение - чеченская амнистия "под гарантии главы республики", когда боевикам, пополнявшим ряды его охраны, даровалось прощение. "Если вы одолжили рубль, то зависите вы, если миллион - зависят от вас". Теперь отказаться от него значило бы потерять сразу слишком много. Не отказаться - все равно потерять, и больше... но потом. Полномочий расходовать бюджетные средства (в том числе, выделенные "на восстановление"), создавать "законные вооруженные формирования" у нынешнего и. о. больше, чем у Дудаева, Масхадова и Басаева вместе взятых. И все это - "с дозволения полиции".

Нынешняя чеченская власть оказалась похожа на приснопамятные ГКО. Вчера отказаться от нее было невозможно - уж больно все просто, "безвозмездно, то есть даром"! Сегодня отказываться уже дорого. Завтра - будет катастрофа, обвал, дефолт. Самостоятельное, неконтролируемое - на грани шантажа - поведение чеченского главы уже давно мешает федеральной власти, и многие в российском руководстве готовы от этого подарка отказаться, но... как и когда?

Выборы 5 октября такую возможность давали.

Опросы показывали, что популярность и.о. невелика и все больше падает в результате бесконтрольных действий набранных в его охрану махновцев (этот результат удивителен: обычно террор побуждает население действующую власть публично любить).

Высказывалась идея избавиться от "подарка", дав выборам пройти... и посчитав голоса честно, как есть. По всем раскладам, выходила бы смена власти. Смена относительно честная - если не считать обманом само проведение выборов в условиях гражданской войны и чрезвычайного положения. Вопрос, что делать с нынешним "и.о." и его "дикой дивизией" после отставки, стоял бы по-прежнему, но тут был бы хоть формальный повод - все лучше, чем объявлять новую "маленькую победоносную войну".

Как возможный фаворит назывался Малик Сайдуллаев. Известно, что в последние четыре года он помогал соплеменникам в Чечне не только материально: в частности, в декабре 1999-го небезуспешно пытался пресечь шамановский беспредел в родном Алхан-Юрте. Правда, в списке кандидатов были еще два известных в Чечне человека - бизнесмен Хусейн Джабраилов и депутат Асламбек Аслаханов, которые неизбежно оттянули бы голоса у "фаворита". Так что "добровольный" уход обоих с предвыборного забега можно было бы трактовать даже как одну из частей замысла кремлевских архитекторов.

Другая часть плана - идея наблюдения за выборами в Чечне, проистекшая в начале августа из президентской Комиссии по правам человека: предлагалось привезти в Чечню полтыщи российских правозащитников из глубинки, чтобы те проследили за ходом и итогами голосования. Из этой затеи, правда, ничего не вышло - и российское, и чеченское "правозащитные сообщества" отказали организаторам, но сама идея не умерла: это следует из вчерашнего заявления председателя Комиссии Эллы Памфиловой.

Красивая комбинация, не правда ли?

И само по себе снятие чеченским Верхсудом 11 сентября кандидатуры Сайдуллаева тоже можно было трактовать по-разному, ведь это местное решение. Хотя и избирком республики согласился с решением суда...

Но как на него отреагирует власть федеральная? Вдруг это - начало захватывающей интриги, с отменой старых решений новыми судами, с борьбой и ростом популярности гонимого героя, и - с заслуженной победой в конце?

Власть, кажется, уже отреагировала.

11 сентября Владимир Путин встретился с Ахмадом Кадыровым принародно и прилюдно. Они обсуждали распределение компенсаций за разрушенное жилье. Путин особо просил проследить, чтобы не украли. Ахмад-Хаджи внимал и поддакивал: мы-де уже распорядились, чтобы украденное вернули... В общем, второе издание встречи с Валентиной Матвиенко - прием уже устарел...

Что это, если не агитация, если не позиция власти?

Можно, конечно, ждать. Можно уповать на чудо - именно это, похоже, и делали некоторые правозащитники, желая "понаблюдать за голосованием". На чудо - больше не на что - будут надеяться те жители Чечни, что придут 5 октября на избирательные участки.

Но, похоже, чуда не будет - с жанром фантастического боевика и героической сказки мы уже распрощались, неожиданной детективной интриги тоже не будет. Власть решила коней на переправе не менять.

Комбинация со сменой власти через выборы быстрого успеха не гарантировала, но обещала проблемы - причем немедленно. И это - перед выборами парламентскими и президентскими. Сложные и не гарантирующие успеха комбинации были, видимо, сочтены непозволительным риском. Тем более - в условиях обострившегося противостояния кланов в кремлевской администрации.

После вмешательства режиссера сцена опустела. Смотреть продолжение можно лишь из любви к жанру абсурдной трагикомедии.

Опубликовано в Бюллетене Московской Хельсинкской группы N 1, 24 сентября 2003 года, при информационном содействии Интернет-СМИ "Кавказский узел", при поддержке Российского исследовательского центра прав человека, Сети домов прав человека и Международной Хельсинкской Федерации.

Автор: Леонид Рузов; источник: Московская Хельсинкская группа

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 июля 2017, 20:21

  • Игорь Стенин потребовал пять миллионов рублей за моральный ущерб

    Сегодня лидер лидер движения "Русские Астрахани" Игорь Стенин, приговоренный ранее к двум годам колонии-поселения по обвинению в публичных призывах к терроризму и оправданный апелляционным судом, подал исковое заявление о возмещении морального вреда за незаконное привлечение к уголовной ответственности.

24 июля 2017, 19:45

24 июля 2017, 19:14

  • Власти Аушигера заявили об отключениях воды из-за ветхого водопровода

    В селении Аушигер в Кабардино-Балкарии воду приходится отключать один раз в неделю на целый день, чтобы провести ремонтные работ на изношенном водопроводе, сообщили представители МУП "Аушигер–Сервис" и сельской администрации, опровергнув заявление прокуратуры об отключении воды из-за задолженности местных жителей.

24 июля 2017, 19:03

24 июля 2017, 18:39

Архив новостей