19 августа 2003, 20:39

Казанский кафедральный. Собор, за который всем нам стыдно

В числе первых своих дел в обозримом будущем назвал новый епископ Ставропольский и Владикавказский владыка Феофан восстановление главного храма края - Казанского кафедрального собора на Крепостной горе в Ставрополе.

Хочется надеяться, что после этих слов нового для края человека нам, его старожилам, стало совестно. По всей Руси эпоха восстановления порушенных храмов заканчивается, даже Храм Христа Спасителя, объект куда более сложный, давно поднят, а у нас вокруг Казанского одни разговоры, да и те в последнее время затихли.

Икона Казанской Божией Матери всегда особо почиталась на Руси. По преданию, она списана с Влахернской иконы, написанной св. евангелистом Лукой при земной жизни Богородицы. Когда икона была готова, она внимательно посмотрела на нее и сказала: "С этим образом моя благодать и сила".

В 1816 году в Ставрополе была ликвидирована вспышка чумы. Члены городского схода не один день провели в молитвах перед иконой Богоматери и св. Николая, чтобы это чудо произошло.
Разрешение на строительство собора в честь Казанской Божией Матери дал Николай I, начертав на проекте храма: "Согласен, но фасад передать Кону или Брюллову". По благословению первого епископа Ставропольской епархии Иеремии народ стал активно жертвовать деньги на возведение храма. Интересен тот факт, что больше всех на строительство собора, а именно 1 000 рублей (зарплата чиновника составляла сумму в 15 руб. - Авт.), пожертвовал городской голова Ставрополя Н. Плотников в память о своем умершем сыне. Храм, рассчитанный на 1 500 прихожан, построили по канонам русско-византийского стиля, а 72-метровую колокольню - по индивидуальному проекту. В своем роде она была единственной в России.

С 1847 года и на протяжении всего дореволюционного периода Ставрополя Казанский кафедральный собор оставался главным храмом губернии.

В 30-е голы ХХ века храм был закрыт и затем разобран местными жителями на строительный материал. Оставшаяся же колокольня простояла до 1943 года. Ее взорвали по приказу первого секретаря крайкома партии М. Суслова, который узрел в ней ориентир для немецких самолетов. Для того чтобы стереть с лица земли колокольню, в ее основание поместили 30 ящиков взрывчатки. Взрыв только тряхнул здание, построенное на века. Тогда заложили 500 кг трофейных авиационных бомб. Взрыв расколол колокольню на две части, и она рухнула.

По проекту 1947 года, на месте собора, а к тому времени и памятника И. Апанасенко, планировалось возведение помпезной стелы, увенчанной красной звездой, т.к. собор играл важную градообразующего роль и на его место требовалась аналогичная архитектурная доминанта, служившая бы точкой привязки для всего центра. К счастью, этот проект не был воплощен в жизнь.

В перестроечные времена, когда народ потянулся в церкви, соборы и православие начало возрождаться, встал вопрос и о восстановлении собора. Примечательно, что тогда его строительство приравнивалось к покаянию.

В 1990 году при Ставропольском горсовете были образованы Комитет по возрождению историко-культурного наследия Ставрополя и комиссия по созданию заповедной зоны на Крепостной горе, бывшей Соборной. Комитет и комиссию возглавил В. Гребенников - завсектором строительно-реставрационных работ отдела истории Ставрополя краеведческого музея.

По благословению митрополита Гедеона в комиссию от Ставропольской епархии вошел протоиерей Павел Самойленко.

27-ым марта 1991 года датировано решение N 173 Ставропольского городского совета народных депутатов "О мерах по охране, использованию и дальнейшему развитию Крепостной горы", согласно которому на данные благие цели заказчику генпроекта - Ставропольской краевой организации Советского фонда культуры - выделяется 100 тысяч рублей, а краеведческому музею - 13 тысяч рублей. Летом 1991 на месте, где до 1943 года находился Казанский кафедральный собор, под руководством и при непосредственном участии Гребенникова начались раскопки, во время которых в южной части склона была обнаружена гробница с останками святителя Феофилакта. 17 ноября 1991 года крестным ходом они были перенесены в кафедральный собор св. апостола Андрея Первозванного.

Седьмым апреля 1992 года датировано постановление главы Ставрополя N577 "О разрешении управлению Ставропольской и Бакинской епархии проектирования храмового комплекса на заповедной территории Ставропольского историко-культурного центра "Крепостная гора", согласно которому и был произведен отвод земли.

В 1994 г. святейший Патриарх Алексий II самолично благословил Ставрополье на возрождение храмового комплекса на месте раскопок, освятив установленный деревянный крест с изображением иконы Казанской Божьей Матери.

Мирское дело

Тогда же владыка Гедеон обратился через СМИ к жителям края с просьбой жертвовать деньги на строительство храма. В приходах Ставрополья были установлены дополнительные ящики для пожертвований. При администрации Ставрополя открыт спецсчет. Таким образом, дело восстановления собора объективно превратилось из числа церковных в мирское. Все, кто когда-либо бросил в ящик хотя бы рубль, имеют теперь право знать, на что он истрачен. Судя по сумме пожертвований, таких, имеющих право ставропольцев, сотни тысяч. Все мы также имеем законное право на возмущение и законный вопрос: когда же, наконец, храм будет выстроен?

"За 1992 г. на восстановление храма было перечислено пожертвований 160 млн. рублей при стоимости проектных документов - 4-5 млрд. рублей. За 1993-1994 гг. поступило пожертвований 2 млрд. 897 млн. 691 рубль. Часть их была сразу израсходована на проектно-изыскательные работы. Позже было перечислено на спецсчет 45 799 940 рублей" ("Ставропольская правда" от 09.02.96 г.).
Читателя не должны удивлять эти астрономические суммы. В то время они ничего не стоили - инфляция шла бешеная. И все же дело тронулось. 30 марта 1994 года постановлением главы Ставрополя N 518 епархии был предоставлен земельный участок площадью 675 кв. м в долгосрочную аренду сроком на 50 лет.

В 1995 году постановлением главы города N4341 на проектирование объекта "Кафедральный собор" были выделены 300 млн. рублей (в виде аванса) за счет исполнения бюджета. Контроль возложили на тогдашнего первого заместителя главы Г. К. Кутепова. Был объявлен конкурс на лучший проект. По замыслу ставропольских архитекторов, участников конкурса, храмовый комплекс в точности должен был восстанавливаться по проекту Кона. Но пророки в своем Отечестве почему-то оказались невостребованы.

В 1996 году городская администрация при поддержке Комитета по архитектуре и градостроительству делает ход конем, обратившись в московскую фирму, в то время строившую храм Христа Спасителя. Заодно решили размеры собора существенно увеличить. Разумеется, изменились и порядок цифр, цена вопроса.

"На 2 августа 1996 года на новый (! - Авт.) спецсчет администрации Ставрополя N142226 МФО 231017 "На восстановление Казанского кафедрального собора" перечислено от населения 556,5 млн. рублей. Из них 300 млн. перечислено генподрядчику проектных работ "Мостпроект-2", - писала "Ставропольская правда" от 02.08.96 г. Все это - еще неденоминированные миллионы.

Сколько проектирование стоило окончательно - сегодня нам установить не удалось. Вроде бы - 1,9 млн. рублей (в новых деньгах). Сколько выплачено - неизвестно. По словам известного в городе человека - Виктора Карлова, в то время члена попечительского совета воссоздания собора, на реализацию московского проекта потребуются суммы, сопоставимые с размером годового бюджета края. Напомним, что в этом году бюджет составляет 11 млрд. рублей.

Один интересный момент: если ставропольский проект от епархии был подписан протоиреем Павлом Самойленко, то с москвичами работать от церкви был уполномочен почему-то В. Гребенников.

Итак, деньги собирались, а московская компания под них проектировала собор. В конце 1996 года в крае сменилась власть, губернатором стал А. Черногоров. Но не ему, а его "красному" заму В. Хорунжему молва приписывает вмешательство в работу по воссозданию собора. "В 1996 году работы по восстановлению собора были заморожены как "дворца для попов", по грубому выражению В. Хорунжего", - писал Гедеон в письме мэру Москвы Ю. Лужкову.

Тем не менее, сбор средств продолжался.

В 1998-м постановлением главы города N 3812 участок был изъят у епархиального управления и отдан под строительство собора "Службе заказчика". Ею руководил Александр Капустянский. Он трагически погибает. И его дело продолжает отец - Николай Капустянский. В 2000-м году Николай Леонардович начинает строительство часовни святителя Николая Чудотворца.

Письмом от 21.04.2000 г. Алексий 11 благословляет Н. Капустянского на строительство Кафедрального собора как храма памяти погибших воинов за единство России на Северном Кавказе.

По словам Николая Леонардовича, он строит на пожертвования жителей города и свои деньги, никакого отношения к спецсчету администрации он не имеет.

Действительно, реквизиты его счета совершенно иные.

Часовня только что выросла из земли. По самым скромным подсчетам, на нее израсходовано не более двухсот тысяч рублей. Повторюсь, все мы имеем право знать, сколько собрано и куда пошли общественные средства. С этой мыслью я и занялась изучением вопроса. Звонок в приход отцу Павлу Самойленко, в горфинуправление, в минфин края, в налоговую инспекцию... Ответы уклончивые, неопределенные... Поневоле вспомнилось письмо в епархию монахини Руфины еще от 1997 года, где она просила митрополита Гедеона ускорить строительство собора, "иначе деньги так и будут последовательно исчезать со счета". А подвигла ее на такой вывод публикация в "Вечернем Ставрополе" от 19.07.97 г., где было указано, что из фонда возрождения собора администрация города изымает 120 млн. рублей. Вернули ли их назад - сегодня неизвестно.

Пожалуй, даже больше, чем журналисты, в гласности расходования общественных средств со спецсчета заинтересованы члены попечительского совета. В конце концов, на карту поставлено их доброе имя. В цивилизованном обществе принято, что общественные фонды публично отчитываются перед обществом, сколько они получили денег и куда и на что расходовали. Место для такого публичного отчета, уверена, бесплатно предоставит любая газета края ("Ведомости" - уж точно. - Ред.). Отчет может стать отправной точкой для развертывания новой кампании по сбору средств на строительство. Возможно, нужен и новый состав попечительского совета, из 14 его членов ровно половина не занимает уже тех должностей, из-за которых они и были в него включены.

Все, с кем пришлось общаться в ходе подготовки данного материала, в один голос говорили: строительство собора будет стоять на месте до тех пор, пока за него не возьмутся первые лица края и города. Храм Христа Спасителя в Москве потому и вырос на глазах, что курировал стройку сам Юрий Лужков.

Лед тронулся где-то месяц назад, когда глава представительной власти, председатель краевой Думы Ю. Гонтарь, высказался в поддержку строительства собора за счет краевого бюджета.

Очередь теперь за первым лицом - главой исполнительной власти - губернатором. Не думаю, что камнем преткновения будут убеждения А. Черногорова. Ведь строительство собора - своего рода символ покаяния нынешнего поколения перед прошлым. И кто, как не губернатор, должен этот процесс возглавить.

Опубликовано 14 августа 2003 года

источник: Газета "Ставропольская правда"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

23 октября 2017, 15:16

23 октября 2017, 14:36

23 октября 2017, 13:52

23 октября 2017, 13:50

23 октября 2017, 13:35

  • Два арестанта сбежали в Азербайджане

    Арестованные бежали сегодня из поезда, на котором их везли в Бакинский СИЗО после процесса в Ленкоранском суде, где обвинитель потребовал приговорить каждого к 19 годам тюрьмы.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей