11 августа 2003, 17:45

"Лечение" конфликта начинается с его диагноза

По мнению Александра Русецкого, следует локализовать конфликт, а не продолжать его дальнейшую интернационализацию

Недавно Южно-Кавказский институт региональной безопасности (ЮКИРБ) представил "Концепцию урегулирования абхазского конфликта". Тезисы документа отправлены в парламент, МИД и Совет безопасности Грузии. В основу концепции положена позиция, согласно которой основными участниками переговорного процесса и дальнейшего урегулирования конфликта должны быть обе стороны разделенного абхазского общества. Проект предполагает активное включение в переговоры беженцев и насильственно перемещенных лиц (НПЛ) из Абхазии, создание механизмов обеспечения безопасности всех участников переговоров и их равноправного участия.

По утверждению авторов концепции, многие ее принципы применимы ко всем конфликтам на Южном Кавказе. В дальнейшем авторы намерены разработать подобную концепцию по урегулированию конфликта в Южной Осетии (Самачабло) и, возможно, карабахского конфликта.

Предлагаем интервью с экспертом Южно-Кавказского института региональной безопасности Александром Русецким.

- Ваша концепция, как мне кажется, предполагает всего лишь начальную фазу реального урегулирования абхазского конфликта, которая лишь подведет к процессу урегулирования...

- В некоторой степени я могу согласиться с этим, хотя ваша формулировка мне не очень нравится. Я бы сформулировал мысль несколько иначе. Для разрешения любого конфликта необходимо вначале проанализировать его, поставить диагноз и только после этого приступать к процессу урегулирования. Сегодня мы не можем вернуться на несколько лет назад, чтобы подойти к началу конфликта. Но формула диагноза должна присутствовать на любой стадии конфликта. К сожалению, большим минусом является отсутствие как национальной концепции, так и единого подхода к проблеме решения этого конфликта со стороны международного сообщества. Между прочим, так же обстоит дело и с другими конфликтами, в том числе - с карабахским. Это серьезная проблема.

Существует два подхода к решению конфликтов. Один из них - подход по принципу real politic, опирающийся на сегодняшний геополитический расклад сил. Никто не спорит, что эти силы существуют, что они оказывают серьезное влияние на конфликт, на нас, на наше поведение. Но такой подход имеет много общего с политическим конформизмом, несопротивлением ситуации, даже если это в определенной мере затрагивает какие-то моральные ценности. Другой подход можно условно назвать фундаментальным, при котором мы вначале анализируем ситуацию, а затем уже принимаем решения исходя из системы фундаментальных ценностей, которые опираются на опыт цивилизации, взаимоотношений между народами, нациями, на научные теории. Кстати, научный потенциал очень слабо задействован в решении этого и других южно-кавказских конфликтов.

- Существует мнение, что каждый из кавказских конфликтов необходимо решать, в первую очередь отталкиваясь от определенных местных условий, национальных особенностей... А опыт, накопленный в других странах, вторичен.

- Я не согласен с такой постановкой вопроса. Приведенное вами мнение тоже относится к фундаментальному опыту, накопленному в других странах. Это является дифференцированным подходом. В разных ситуациях мы не должны вести себя одинаково, должны корректировать свое поведение, анализировать меняющуюся обстановку и т.д. Но отрицая международный опыт при решении наших конфликтов, мы будем не правы. Некоторые политологи считают, что все началось с карабахского конфликта, и если решить его, то автоматически решатся и остальные конфликты. Я приверженец другого подхода. Необходимо начинать концентрировать усилия на решении каких-то малых легкоразрешимых задач и потом, используя реальный опыт, наращивать потенциал и привлекать силы для разрешения более серьезных противоречий. Не исключены синхронные и параллельные активности по разрешению разных конфликтов. И, наверное, это правильно. Но параллельное решение связано с экономическим вопросом, поскольку работать на нескольких уровнях сразу международным организациям сложно из-за больших финансовых затрат. Но в любом случае было бы правильно иметь одну общую стратегию разрешения конфликтов. Я очень рад, что понемногу мы перешли от абхазского конфликта в региональное измерение. В региональном измерении многие из конфликтов будут решаться проще, чем в локальном плане, в котором они сведены лишь к этническим проблемам, что, к сожалению, поддерживают многие политики и ученые.

- Если я правильно понял, то кавказские конфликты лучше и проще будет решать в комплексе, нежели каждый в отдельности?

- Я считаю, что необходимо задействование всех существующих технологий для разрешения этих конфликтов. Поэтому их нужно решать на всех уровнях - на локальном, национальном, региональном и международном.

Наша концепция предполагает пять этажей разрешения абхазского конфликта. Первый этаж - локальный конфликт внутри автономии, в результате которого общество разделено на сецессионистов и не желающих отделения от Грузии. Второй уровень - конфликт между центром и автономией; третий - региональный конфликт (кавказский: южнокавказское и северо-кавказское направление); затем конфликт межгосударственный (Грузия-Россия, Грузия-Армения, Грузия-Турция). И, наконец, последний этаж - международный конфликт с участием многих субъектов.

- Абхазскому конфликту уже больше десяти лет. К его решению в той или иной степени подключается все больше различных организаций, в том числе международных. Но, невзирая на это, абхазские власти де-факто уже не говорят даже о федеративном или конфедеративном устройстве. Они выступают только за отделение республики от Грузии, за полностью независимое существование. И эта позиция ужесточается с каждым годом...

- Власти - это еще далеко не все общество. Абхазское общество политически неоднородно. Территория Абхазии включает Гальский район, где никогда не проживали абхазцы, включает Кодори, которое находится под юрисдикцией Тбилиси. Есть еще и вынужденно перемещенные лица. К сегодняшней ситуации привело само поведение центральных властей Грузии, отсутствие концепции, наличие двойных стандартов - параллельно с переговорами некоторые политические деятели заявляют о возможном решении абхазского конфликта силами НАТО. Естественно, что подобные заявления настораживают ту сторону конфликта. Переговоры, которые не приводят хотя бы к минимальному доверию, не могут дать желаемых результатов. Ту сторону беспокоит вопрос собственной безопасности. Российские политики стремятся закрепить свои позиции в Абхазии, усилить именно те политические силы в Абхазии, которые хотят более тесных отношений между Москвой и Сухуми.

- Не говорит ли сам факт существования параллельных и автономно работающих инфраструктур о большой степени недоверия по ту и эту сторону Ингури? О недоверии между оставшимися на территории Абхазии гражданами и беженцами?

- В первую очередь, это говорит о высоком уровне культурного, социально-политического развития общества в целом. Это говорит о том, что глубина разделенности абхазского общества меньше, чем в других конфликтных ситуациях, поскольку, когда существуют некие параллельные структуры, легче вести реинтеграционные процессы.

- На каком уровне происходят связи между этими параллельными структурами?

- Это самая важная и самая интересная задача, над которой мы работаем. Именно исходя из нее мы и разработали нашу концепцию. Мы видим нашу задачу в том, чтобы переговоры шли не по этническому принципу (в системе "грузинская сторона" - "абхазская сторона"). Будущее Абхазии должны решать две части одного разделенного общества.

Например, мы намерены провести встречи представителей различных структур одного разделенного абхазского общества. Встретятся между собой футболисты, встретятся люди по муниципальному признаку - гагринцы с гагринцами, сухумцы с сухумцами; будут организованы встречи по семейному признаку и т.д. Даже сепаратистски настроенная оппозиция на территории Абхазии очень серьезно ущемляется в политических правах. Не говоря о том, что 50-60-тысячное население Гальского района фактически не принимает никакого участия в политической жизни Абхазии, политические права и интересы этой части общества дискриминированы. Исходя из всего этого, мы предлагаем формулу для переговорного процесса, которую условно назовем 7+7. Семь человек, представляющих тот политический спектр, и семь с этой стороны. То есть на переговорах должны быть репрезентативно представлены политические группы, существующие в стане сепаратистов и в стане централистов.

- Каким образом должны быть составлены группы, которые будут уполномочены вести переговоры?

- На первом этапе они не будут уполномочены или делегированы. Существуют так называемые Штайнингские встречи, на которые приглашается абхазская и грузинская стороны. По своей модели они остались на уровне 1993 года. Я как-то принимал в них участие. Перед началом нам предложили занять места - абхазы слева, грузины справа. Я остался стоять посередине. Куда я должен идти, если, допустим, у меня мать абхазка, а отец грузин? Фактически разделение по этническому признаку - это определенная форма расизма. А если я не хочу быть ни на одной из сторон, если я хочу содействовать демонтажу этого конфликта и созданию новых цивилизованных взаимоотношений? Иначе говоря, деэтнизация конфликта - необходимое условие для его решения. Абхазское общество намного более мультиэтническое, чем, скажем, то же карабахское. Поэтому деэтнизация имеет очень важное значение при решении конфликта.

- Возможно ли только с одной стороны стимулирование двусторонних контактов?

- Если есть желание, то и в одностороннем порядке можно стимулировать противоположную сторону. Но наше правительство на это неспособно.

Простой пример - экономическая блокада. Это была ошибка, и необходимо ее признать. 90 процентов действий нашего правительства по урегулированию конфликта - ошибочны. В этом виновата не Грузия, не грузины, как пытаются представить наши недруги, а существующий политический режим.

- Вы не питаете никаких надежд на реальное урегулирование конфликта при нынешней власти?

- Я повторю, что без признания собственных ошибок невозможно урегулирование конфликта. Правительство, на которое мы часто списываем наши невзгоды и проблемы, - это наше правительство. Мы получили его из-за нашей собственной социальной пассивности, из-за нашего неумения правильно выразить протест, из-за нашего неумения разделить ответственность за совершенные ошибки. В первую очередь должно измениться общество, должно измениться отношение к конфликтам. Основная проблема абхазского конфликта - этноцентризм. Если мы сможем поднять уровень нашей гражданской, политической, демократической культуры, культуры мира в целом, то сможем реально влиять на разрешение конфликтов. Никто не будет защищать наши интересы, пока мы сами не сможем правильно формулировать их. Мы все, армяне и азербайджанцы, грузины и абхазы, проиграли последние 15 лет.

- Значит необходимо формирование национальной идеи?

- Сегодняшние власти не в состоянии сделать этого. Сформировать национальную, общегражданскую идею должна национальная элита, которая создается в процессе формирования этнополитических элит. Именно интересы общин, различных социально-политических групп должны быть заложены при формировании национальной элиты. Этнонациональная демократия, которую мы создали и поддерживаем, гибельна для Грузии. Мы уже получили несколько политических режимов на территории одной маленькой страны.

- Насколько реально формирование независимых национальных элит на Южном Кавказе при существующем сегодня геополитическом раскладе сил? Тем более что на Кавказе смыкаются интересы более крупных противоборствующих стран...

- Сегодняшние правительства стран Южного Кавказа являются больше выразителями внешнеполитической ситуации в мире, представителями интересов внешних сил, а не собственного населения. Можно назвать это демократией сверху, а не снизу. Сегодняшние политические режимы ставят внешние интересы выше интересов внутренних. Если мы придем к тому, чтобы наши правительства являлись выразителями рафинированных внутренних интересов, к нам и в мире будут относиться с большим уважением. Сегодня же в словах некоторых экспертов звучит и такой термин, как "несостоявшееся государство". Нереально говорить о мире извне. Мир должен наступить внутри страны. Без культуры внутренних взаимоотношений у нас постоянно будут противоречия. У нас огромный потенциал, но проблема заключается в том, что мы не можем управлять ситуацией. Есть проблема политического менеджмента.

- Как, по-вашему, сколько лет еще понадобится для того, чтобы снять все вопросы в южно-кавказских конфликтах, в том числе абхазском?

- Во-первых, это зависит от того, в каком направлении будет продолжаться процесс урегулирования. Если все останется на нынешнем уровне, конфликты никогда не решатся. Конфликты могут трансформироваться в другую стадию, но урегулирования не будет. Если же стороны найдут в себе силы, вернутся к началу конфликта и найдут правильную дорогу, то и тогда понадобится какое-то время. Не думаю, что большое. Отношения двух друзей после ссоры еще больше укрепятся в случае примирения. Если же они продолжат конфронтацию, это может погубить обоих. Стыдно для наших внутренних противоречий привлекать внешние силы и надеяться на Россию, НАТО. Как говорится, сор из избы не выносят.

- Но сор уже вынесен...

- Поэтому и нужно локализовать конфликт, а не продолжать его дальнейшую интернационализацию...

Опубликовано 11 августа 2003 года

Автор: Ираклий Чихладзе, свободный журналист, работающий в Тбилиси; источник: Газета "Зеркало" (Азербайджан)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 13:57

23 марта 2017, 13:35

23 марта 2017, 12:58

23 марта 2017, 12:54

  • Суд дал аргументы дагестанским водителям в споре с силовиками по поводу ГБО

    Ленинский райсуд Махачкалы отменил решение инспектора ДПС оштрафовать главу профсоюза водителей Дагестана Исалмагомеда Набиева за отсутствие в техпаспорте машины отметки об установке газобаллонного оборудования. Дагестанские водители сообщили, что теперь предъявляют полицейским копию решения суда по жалобе Набиева для мотивировки отказа в уплате штрафа.

23 марта 2017, 12:20

  • Банкетный зал закрыт в Махачкале

    Суд по требованию прокуратуры решил приостановить работу махачкалинского банкетного зала, в котором, как заявило надзорное ведомство, не соблюдены правила пожарной безопасности.

Архив новостей
Все SMS-новости