26 июня 2003, 12:48

Ингушетия - зона "стабильности и безопасности"?

Три года и восемь месяцев, в течение которых продолжается вторая чеченская война, Республика Ингушетия оставалась достаточно безопасным регионом, где военные действия, за редким исключением не велись. Президент Ингушетии Руслан Аушев был единственным региональным лидером, который в 1999 г. вопреки приказу генерала Владимира Шаманова разрешил пропустить в свою республику вынужденных мигрантов из Чеченской Республики. Бежавшие от бомбежек и обстрелов мирные жители именно в Ингушетии почувствовали себя в безопасности.

Война не проникала на территорию республики. Здесь самым крупным и едва ли не единственным было боестолкновение федеральных сил и вооруженных формирований ЧРИ осенью 2002 года, когда отряд Руслана Гелаева двигался из Панкисского ущелья Республики Грузия в Чечню через территорию Ингушетии.

Конечно, в течение второй чеченской войны в Ингушетии силовые ведомства периодически проводили спецоперации (некоторые случаи зафиксированы нами в "Хронике насилия". см. web-site: www.memo.ru), однако данные мероприятия не приобретали того масштаба и не сопровождались таким количеством нарушений прав человека, как это наблюдалось на территории Чеченской Республики.
Однако с началом лета 2003 года ситуация изменилась.

Лето в Ингушетии началось по "чеченскому сценарию" - с "зачисток". Причем эти спецмероприятия проводятся не только в местах компактного размещения вынужденных переселенцев, но и в ингушских селах.

У Правозащитного центра "Мемориал" нет сомнения в том, что при наличии информации о присутствии боевиков на территории Ингушетии, российские силовые ведомства имеют полное право осуществлять мероприятия по их задержанию. Однако, как это уже происходило на территории Чеченской Республики, в Ингушетии подобные мероприятия проводятся в нарушение законодательства Российской Федерации и сопровождаются серьезными нарушениями прав человека.

По сведениям ПЦ "Мемориал", за 22 дня июня 2003 года в РИ в ходе спецопераций похищены(1) - 9 человек; задержаны(2) - 11 человек; убит - 1 мирный житель; ранен - 1 человек. Кроме того, зафиксированы случаи обстрелов мирных жителей и грабежи домов сотрудниками силовых структур, осуществляющих "зачистки" сел. Таким образом, зона т.н. "контртеррористической операции" постепенно расширяется, охватывая и Ингушетию. Причем, спецмероприятия проводят, в основном, сотрудники российских силовых структур, дислоцирующиеся в Чечне и сотрудники чеченских силовых структур, которым дается carte blanche на "вычищение боевиков" из сопредельной республики.

Ниже приводятся некоторые эпизоды "контртеррористической операции" в Республике Ингушетия.

1. "Спецоперации" против вынужденных мигрантов

3 июня 2003 года около 4.00 в г. Назрань представители федеральных сил блокировали поселение вынужденных мигрантов из Чеченской Республики, расположенное на территории предприятия "ООО УРС" (западная окраина г. Назрань). Здесь проживает 85 семей (более 600 человек). В спецоперации была задействована следующая военная техника: шесть БТР с замазанными номерами, две военные грузовые автомашины "Урал", приспособленные для перевозки заключенных без номерных знаков, две автомашины "Газель" - государственные номера 293 СЕ/95 и 195 СИ/95 соответственно, автомашина "Волга" (ГАЗ-3110) белого цвета без номерного знака.

В основном в "зачистке" принимали участие сотрудники российских силовых структур, хотя не исключено, что среди них были сотрудники силовых структур Чечни и Ингушетии - вынужденные мигранты утверждают, что некоторые из военных говорили как по-чеченски, так и по-ингушски.

"Зачистка" продолжалась около часа. Силовики в масках, одетые в камуфляжную форму и вооруженные автоматами, вламывались в помещения, не представлялись и не объясняли цели своего визита. Мужчин от 14 лет и старше пинками и ударами прикладов выводили во двор лагеря и укладывали на землю лицом вниз, заставляя держать руки за головой. Затем всех мужчин ставили на колени и фотографировали на цифровую камеру в профиль и анфас, а также снимали на камеру паспортные данные. Каждого заснятого переводили на другую сторону улицы, снова клали на землю и вкладывали в руки его паспорт.

Одновременно в жилых помещениях вынужденных мигрантов проводились несанкционированные обыски, в ходе которых отмечены случаи грабежей. Так, у троих мужчин забрали наручные часы, у Хамзата Исмаилова украли видеокамеру и видеомагнитофон, а из пустовавшей в ту ночь комнаты Зары Исмаиловой (З. Исмаилова уехала накануне в Грозный к родственникам) похитили упаковку с джинсами (12-13 штук). Из комнаты коменданта лагеря, Руслана Арсаева, унесли 7-8 ящиков с гуманитарными продуктами, которые накануне привезли сотрудники МЧС. В ходе обысков силовики вели себя грубо - отталкивали и оскорбляли женщин, пытавшихся выяснить причину проверок.

Был устроен погром в помещении местной школы.

Из автомашины "Камаз", принадлежащей Демильханову, и автомашины "Жигули" (ВАЗ-2106), принадлежащей Лечи Темирсултанову, лица, проводившие "зачистку", украли автомагнитолы.

Сотрудники силовых структур задержали четверых вынужденных мигрантов: Руслана Алмановича Арсаева, 1969 г. р., коменданта лагеря, Хасейна Имиевича Мовлаева, 1970 г. р., Умара Шадиевича Музаева, 1967 г. р., и Хаважи Яхъявича Ташухаджиева, 1972 г. р., посадили их в машины и увезли с собой. Все задержанные - жители с. Цоцин-Юрт Курчалоевского района ЧР.

После завершения "зачистки" колонна военнослужащих проследовала по трассе Ростов-Баку на территорию Чечни. По территории Ингушетии до административной границы с Чечней ее сопровождала легковая автомашина "Волга".

В этот же день, 3 июня, силовики подвергли проверке территории, прилегающие к поселению вынужденных мигрантов из ЧР. Из двора, где живет семьи Цуровых, вынужденных мигрантов-ингушей из Пригородного района Северной Осетии, военные забрали трех человек: отца и двух его сыновей, 14 и 15 лет. Их вывели из комнаты, увели на территорию лагеря, где в это время проходила "зачистка" и уложили на землю вместе с остальными, но затем отпустили.

На следующий день Хасейн Имиевич Мовлаев, один из задержанных, вернулся обратно в лагерь. С его слов стало известно, что представители неизвестной силовой структуры, доставили задержанных в неизвестное ему место, где допрашивали с применением пыток током в течение дня.

От Мовлаева требовали, чтобы он признался в том, что помогал боевикам и, что на территориях лагерей вынужденных мигрантов в Ингушетии неоднократно укрывали боевиков.

4 июня Хасейна Мовлаева, Умара Музаева и Хаважи Ташухаджиева посадили в машину, предварительно надев на голову каждому темные пакеты, и повезли в неизвестном направлении. Через 20 минут машина остановилась и троих задержанных выбросили около дороги, предупредив, чтобы в течение 10 минут они не снимали пакеты. Как оказалось выбросили их неподалеку от Аргунского карьера. На попутной машине Мовлаев, Музаев и Ташухаджиев доехали до г. Аргун, откуда Мовлаев поехал в Ингушетию, а два его товарища в с. Цоцин-Юрт. Местонахождение задержанного вместе с ними коменданта лагеря "ООО УРС", Руслана Алдамовича Арсаева неизвестно.

Ниже мы приводим текст заявления, написанного в Правозащитный центр "Мемориал" Мовлаевым Хасейном Имиевичем:

"3 июня 2003 года в 4 часа утра в наш лагерь в г.Назрань "ООО УРС" ворвались вооруженные люди в камуфляжной форме, приехавшие на БТРах, УРАЛах, автомашинах "Газель".

Они выбили дверь в комнату, в которой живет моя семья. Вывели меня на улицу, уложили вместе с другими на землю, проверили паспорт, сняли на камеру, потом минут 20 держали на земле, пока шел обыск помещения. После этого, когда они стали уезжать, меня затащили в машину УРАЛ, вместе с другими тремя моими соседями по лагерю: Арсаевым Русланом Алмановичем, Музаевым Умаром Шидиевичем, Ташухаджиевым Хаважи Яхъявичем. Сразу связали нам руки скотчем, на голову надели черный полиэтиленовый пакет. Ехали часов 5-6 с остановками. Нас привезли куда-то, завели в помещение. Меня наручниками приковали к деревянному столбу в подвале. Товарищей своих я там уже не слышал. Меня начали допрашивать два человека. Я слышал два голоса. Требовали, чтобы я признался, что я боевик, что я помогаю боевикам, и что наш лагерь прикрывает бандитов. Я ответил, что я строитель ? рабочий и к военным не имел и не имею никакого отношения. После этого меня стали избивать ногами и били током. До вечера продолжался допрос с избиениями, а потом они оставили меня прикованным к столбу в подвале.

На второй день меня подняли из подвала на 1-ый или на 2-ой этаж, точно не разобрался. Меня уложили лицом вниз на какую-то лавку или солдатскую кровать. Обе руки приковали к чему-то наручниками. Так продержали час, потом пришел кто-то и сказал, что мы находимся недалеко от Грозного и сейчас нас выпустят. Посадили в какую-то машину, думаю, что это была машина "Жигули". Минут через 20 машина остановилась и меня вытолкнули из машины. Человек сказал: "Через десять минут снимешь пакет и выйдешь на дорогу". Когда я снял пакет, то понял, что нахожусь возле карьера между Грозным и Аргуном. Проезжающие подобрали меня и довезли до Аргуна.

Против меня совершены незаконные действия, меня морально унизили, избили, даже подвергли пыткам током. Моя семья пережила стресс, унижение. Я теперь болен, я тяжело пострадал. Требую наказания преступников и компенсаций ущерба, причиненного мне.

4 июня 2003 года, Х.Мовлаев"

3 июня 2003 года примерно в 13.00 в лагерь вынужденных мигрантов на территории бывшей фермы в ст. Нестеревская Сунженского района Ингушетии на четырех автомашинах (две "Нивы", один УАЗ и одна "Волга") приехали более 20 вооруженных людей в масках. В данном лагере проживает более 1000 вынужденных мигрантов из Чеченской Республики.

Первым делом, неизвестные, въехав на территорию лагеря, ничего не объясняя, открыли стрельбу в воздух. Жители лагеря в панике стали разбегаться, но некоторые из них, в основном пожилого возраста, подошли к неизвестным, пытаясь выяснить причину их визита. Ответа они не получили, более того, двоих пожилых мужчин избили ногами и прикладами автоматов.

Неизвестные, рассредоточившись по территории лагеря, стали хватать всех мужчин, крича: "Вы все твари сидите здесь, в Ингушетии, не хотите возвращаться домой. Думаете, мы вас и здесь не достанем?!".

Тем не менее, придя в себя, обитатели лагеря оказали сопротивление нападавшим. Собравшаяся толпа безоружных людей смогла отбить большинство задержанных.

В это время к лагерю на своей машине подъехал проживающий здесь Рустам Личаев. Неизвестные открыли огонь по машине. Личаев вышел из нее с высоко поднятыми руками, держа в одной руке документы. Его и еще одного задержанного молодого человека, Адама Тамбиева, неизвестные посадили в свою машину и около 16.00 покинули территорию лагеря, забрав также автомобиль Личаева.

Выехав с территории лагеря, неизвестные остановили автомашину "Жигули" (ВАЗ-21099), рулем которой находился сотрудник ГИБДД Ингушетии, и попытались высадить водителя. Ингушский милиционер оказал вооруженное сопротивление и те, отказавшись от своего намерения, двинулись в сторону Чечни. На приграничном с Чечней посту колонна машин была остановлена ингушскими милиционерами. После продолжительного противостояния, чуть было не дошедшего до перестрелки, колонна была пропущена в Чечню.

Как сообщают ингушские милиционеры среди лиц, производивших задержание, были сотрудники службы безопасности А. Кадырова, входящие в силовую структуру, подчиняющуюся его сыну, Р. Кадырову.

7 июня 2003 года около 5.00 в с. Насыр-Корт г. Назрань на территорию молочно-товарной фермы, где проживают вынужденные мигранты из Чеченской Республики, было совершенно нападение вооруженных сотрудников не установленных силовых структур ЧР. Вооруженные силовики в масках приехали в лагерь на трех легковых автомашинах УАЗ и автобусе ПАЗ. Все транспортные средства были без номерных знаков.

По словам жителей лагеря, силовики окружили первое здание фермы и часть из них прошла внутрь для проведение проверки. Лагерь был блокирован, никто не мог покинуть его территорию. Людям, пытавшимся выйти на улицу, в грубой форме приказывали зайти обратно.

Был задержан и увезен в неизвестном направлении вынужденный мигрант из с. Цоцин-Юрт Курчалоевского района Чеченской Республики, Абубакар Устарханов, 1975 г. р. После этого силовики покинули территорию лагеря.

А. Устарханов, отец четырех детей (самый маленький ребенок - грудной), вместе с семьей был зарегистрирован по месту временного жительства. По словам его односельчан, Устарханов был хорошо известен у себя в селе и ни в каких противоправных действиях замечен не был.

На следующий день А. Устарханов был освобожден в г. Гудермесе Чеченской Республики. По словам Устарханова, его привезли в Грозный, как он сказал, "в 6-ой отдел" (СКОУ ГУ МВД РФ по ЮФО). Там его допрашивали, требовали, чтобы он дал информацию о Бакаеве, жителе Цоцин-Юрта, который находится в федеральном розыске. Устарханов доказывал, что ничего не знает. Тогда от него потребовали, чтобы он рассказал о ком-нибудь другом боевике из Цоцин-Юрта. После допроса Устарханова перевезли из Грозного в Гудермес, где у структуры, задержавшей А. Устарханова, находится руководящий орган.

Устарханов сообщил, что с него взяли расписку, что он боевик, который пришел добровольно сдаваться по амнистии, и теперь он обязан приобрести автомат, чтобы "добровольно" сдать его в течение месяца. Устарханов не знает, как и на что купить оружие.

7 июня 2003 года около 5.00 в г. Назрань в квартиру на ул. Советская, 51, выломав входную дверь, ворвались 20 вооруженных людей в камуфляжной форме и в масках. Они схватили Бувайсара Вахитовича Хадисова, 1976 г. р., вынужденного мигранта из Чеченской Республики надели наручники, избили и увезли в неизвестном направлении. Похитители приехали на четырех автомашинах УАЗ цвета "хаки".
Жену похищенного, которая пыталась выяснить, кто и куда увозит мужа, толкнули так, что она с пятимесячным ребенком на руках упала, и ребенок ударился головой о кровать. Ребенок получил травму головы.

Обращения родственников в органы милиции и УФСБ Ингушетии никакого результата не дали. Везде им отвечают, что местные силовые органы задержания не производили, и им ничего об этом неизвестно.
10 июня Б. Хадисов был освобожден на территории Чеченской Республики.

12 июня 2003 года вечером состоялась серия задержаний в лагере вынужденных мигрантов "Танзила" в Назрани (расположен почти в центре города); задержаны девять человек.

Примерно в 19.15 к воротам лагеря подъехали люди в масках, одетые в камуфляжную форму (говорили по-русcки, некоторые по-чеченски). Согласно официальной версии, они преследовали машины, которые остановились у ворот лагеря через дорогу ("Жигули" 7-й и 9-й моделей белого цвета, Jeep черного цвета). Данная спецоперация, возможно, стала продолжением операции в с. Экажево Назрановского района Республики Ингушетия, где в ходе перестрелки с сотрудниками милиции были убиты двое неизвестных, а один милиционер ранен (см. сообщение Regions.Ru).

Силовики вытащили из машин водителей, но кроме этого стали хватать всех, кто находился перед воротами расположенного рядом кафе "Танзила". Всех они уложили на землю, лицом на дорогу, и начали жестоко избивать.

В результате "зачистки" задержаны девять человек.

После окончания "зачистки" к машинам, которые якобы преследовались, подвели двух вынужденных мигрантов и предложили им в качестве понятых засвидетельствовать, что в машинах находилось оружие (машины с оружием снимались на камеру). Оружие в машинах действительно было. Но неизвестно было ли это оружие подброшено, или находилось в машине на самом деле.

Случайно проезжавшие рядом ингушские милиционеры вмешались в "зачистку" и частично смогли предотвратить произвол внутри кафе.

Полного списка задержанных мы не имеем, но твердо знаем, что лишь двое были жителями лагеря:

  • Харон Нурадилович Ясаев, 1984 г. р., ученик 11 класса. В этот день сдал выпускной экзамен в школе. В момент задержания пошел за водой. Так как у крана была очередь, оставил канистру и вышел за ворота лагеря, где и был захвачен.
  • Кюра Гайсумов, 1956 г. р., сидел перед воротами лагеря, читал газету "Правозащита". Прибывшие сотрудники силовых структур, ничего не спросили, не потребовали даже паспорт, а просто схватили его и, по словам очевидцев, избили особо жестоко.

Родственники К. Гайсумова и Х. Ясаева обратились в ПЦ "Мемориал" с просьбой оказать содействие в освобождении задержанных.

Сотрудникам ПЦ "Мемориал" удалось выяснить, что все задержанные содержатся в СИЗО г. Владикавказа РСО-А. Против них возбуждено уголовное дело по ст. 222 ч. 2 ("незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов и т.д."). Защищать потерпевших согласились адвокаты М.Гандаров и сотрудник ПЦ "Мемориал" В. Басаев.

Еще один задержанный - Имран Султанович Элиханов (Алисханов), 1977 г. р., вынужденный мигрант из лагеря "Алина" в ст. Слепцовская. Как рассказал его отец, Имран приехал к теще на автомашине "Жигули" 7-й модели белого цвета (номер С 779 ЕО/06). По другой версии, рассказанной жителями лагеря, он пять дней назад купил машину, занял деньги и встречался с людьми, которые ему эту сумму одолжили. Отец Имрана утверждает, что силовики подбросили в машину оружие или гранаты.

22 июня в 15.00 с территории лагеря вынужденных мигрантов, расположенного на территории МТФ "Альтиево" в Республике Ингушетия (в лагере проживает около 2 тыс. человек), вооруженными людьми в масках похищен Минкаил Дашаевич Улубаев, 1971 г. р., постоянно проживает в с. Алхан-Кала Грозненского (сельского) района Чеченской Республики.

По рассказам местных жителей, похитители приехали на двух машинах: "Жигули" 6-й модели белого цвета и "Ниве" белого цвета (номер - К 573 ХЕ/95). Эти машины примерно с полудня стояли на пригорке, недалеко от лагеря. После того, как лагерь был окружен предположительно сотрудниками силовых структур, приехавшими позже, похитители въехали в лагерь.

Неизвестных было 7-10 человек. Они разговаривали по-русски, по-чеченски и по-ингушски. Въехав на территорию лагеря, неизвестные взломали несколько дверей. В одной комнате произвели обыск и забрали 5600 рублей. Местные жители утверждают, что те вели себя грубо, нецензурно ругались.

Увидев, что М. Улубаев бежит к своей комнате, они остановили его, избили прикладами автоматов и посадили в машину. Когда к похитителям подошли женщины, с целью узнать, почему задерживают М. Улубаева, неизвестные открыли огонь из автоматов под ноги. В результате, у двух женщин случился сердечный приступ, для них пришлось вызывать скорую помощь.

М. Улубаев увезен в неизвестном направлении.

По словам жителей лагеря, практически каждый вечер привъезде в лагерь стоят машины, и неизвестные в масках занимаются поборами вынужденных мигрантов.

2. "Зачистки" горных сел Ингушетии

6-7 июня 2003 года в горном с. Аршты Сунженского района Республики Ингушетия проводилась "зачистка".

С 8.00 село было блокировано со всех сторон. Никто не мог ни выехать, ни въехать в этот населенный пункт, даже женщины, которые рано утром уехали в районный центр Слепцовск и у которых дома были грудные младенцы, двое суток не смогли попасть к своим детям.

Главу администрации с. Аршты, накануне уехавшего в администрацию Сунженского района, военные не пропустили в село, а его машину обстреляли, поэтому "зачистка" проходила без участия местной администрации. Представитель прокуратуры в ходе спецоперации не присутствовал. Пока шла "зачистка", милиция Сунженского района Ингушетии в село не была допущена.

Военные никому не представлялись, на вопросы жителей села: "Откуда вы, кто вы такие?", - отвечали неопределенно: "Мы из Ханкалы". БТРры и другая военная техника, в основном, была с замазанными номерами, но военные были без масок.

Уехавший рано утром по своим делам в соседнее с. Чемульга, Ваха Абубакарович Батаев, 1960 г. р., житель с. Аршты, будучи в беспокойстве за своего девятнадцатилетнего сына, оставшегося в зоне "зачистки", настаивал на том, чтобы его пропустили обратно в населенный пункт. Однако военные не пропустили его, избили, поломали четыре ребра и острым предметом нанесли рану в области предплечья. Он был доставлен родственниками из с. Чемульга в районную больницу в Слепцовске, где врачи оказали ему первую помощь. Там он получил медицинское заключение о причиненных ему увечьях.

Исмаил Магомедович Албаков, 1956 г. р., выразил желание выехать вместе с машиной ингушского ФСБ. Он работает в Слепцовске и хотел попасть на работу, однако лица, проводившие спецоперацию, заподозрили его в том, что он пытается сбежать, высадили из машины и продержали сутки в одном из пустующих домов, где расположились военные. После допросов он был освобожден. Как утверждает его жена, Исмаила во время задержания и допроса не избивали.

В домах, которые подвергались "зачистке", военные совершали грабежи. Во двор Хумида Албакова, члена парламента Республики Ингушетия въехали БТРы, выбив ворота. В этот день хозяев не было дома, и военные заняли дом Албакова на время проведения "зачистки". В доме, кроме собственного имущества Албаковых, были сложены вещи вынужденных мигрантов из Чечни. В течение спецоперации военные повредили многое из имущества, уходя, погрузили на БТРы и увезли все, что хотели. Соседи рассказывают, что видели, как из дома вынесли часть мебели (кресла, мягкие подушки от диванов, стулья), 16 матрасов, подушки, постельное белье и другие мелкие вещи. Никого из соседей в дом не пускали, на просьбы ничего не разрушать и не уносить, отвечали вопросом: "Почему дом такой высокий?".

С таким же вопросом обращались к семье Исаевых в ходе обыска. Требовали, чтобы явился хозяин дома, который живет и работает в Кемерове. Спрашивали, где прячется хозяин такого богатого (имелось в виду большого) дома, говорили: "Мы его все равно найдем". Семья пыталась защитить свое имущество, объясняла, что хозяин дома не бандит и не разбойник, что он работает на государственной службе. Но военные (более 20-ти человек), рассеявшись по двору и комнатам, забрали то, что вызывало у них интерес. Так, они унесли музыкальный центр SONY, новый фотоаппарат "Олимпус", подаренный отцом сыну, другой старый фотоаппарат, хозяйственные инструменты (плоскогубцы, отвертки и т.д.), плащ, висевший на вешалке, небольшую сумму денег. Уходя, повредили мебель и побили посуду.

В пустом доме Умат-Хаджи Батаева военные нашли старое удостоверение участника Общественного движения сопротивления Чеченской Республики Ичкерия, из-за этого погрузили на БТРы и увезли все имущество.

Двор Усмана Махаури закидали дымовыми шашками; всех мужчин, находившихся во дворе, включая подростков, поставили на колени и стали бить. Только после этого стали спрашивать паспорта. Перед уходом сказали, что они ошиблись, и даже извинились.

Из дома Шамсудина Махаури унесли мужскую одежду и женские украшения: золотые цепочки, кольцо, часы.

17 июня 2003 года с. Чемульга Сунженского района Республики Ингушетия было блокировано бронетехникой. Около 10.00 там началась "зачистка".

Спецоперация проводилась два дня, 17-18 июня. При въезде в село со стороны с. Аршты стоял БТР с замазанным номером и УАЗ-452 без номера. Предположительно сотрудники ФСБ, находившиеся рядом, проверяли документы, осматривали все машины. В принципе, в село можно было въехать или выехать. На вопрос: "Что явилось причиной спецоперации?" Старший лейтенант, осуществлявший проверку, ответил: "Боевики шалят".

"Зачистку" проводил мобильный отряд из г. Карабулак (командовал спецоперацией подполковник Юдин). К участию в "зачистке" был допущен глава местной администрации и сотрудник поселкового отдела милиции.

По словам главы администрации А. Мачиева, значительных нарушений военные не допускали. Однако был избит Бутуев, местный житель, который попытался влезть в окно своего дома, поскольку его брат уехал из села и забрал ключи.

3. Обстрел мирных жителей

В ряде электронных СМИ прошло сообщение о том, что 9 июня "бандформирование численностью до 10 человек вступило в бой с подразделением федеральных сил на окраине чеченского села Галашки /.../; в результате скоротечного боя уничтожено два и ранены три боевика/.../ На месте перестрелки обнаружены два автомата АКМ с патронами, следы крови и перевязочный материал" (РИА "Новости", ИТАР-ТАСС, Пресс-служба ОГВ (с)).

По-видимому, для того, чтобы лишний раз не показывать, что контртеррористическая операция уже расползлась за пределы Чечни, пресс-служба Объединенной группировки войск (сил) назвала ингушское село Галашки чеченским.

Правозащитный центр "Мемориал" не располагает информацией имело ли место в действительности боестолкновение 9 июня. Но мы располагаем информацией, что на следующий день, 10 июня 2003 г. в районе села Галашки военнослужащие убили местного жителя и тяжело ранили женщину.

16 июня в Правозащитный центр "Мемориал" обратился Муса Абдрахманович Забиев, 1957 г. р., майор, заместитель командира в/ч 5560, проживающий в с. Галашки Сунженского района Республики Ингушетия. Он рассказал, что 10 июня его мать, Тамара Султановна Забиева, 1938 г. р., мать-героиня, воспитавшая десятерых детей, и братья Мусы: Умар Абдурахманович, 1972 г. р., охранник АО "Нестеровский кирпичный завод", Али Абдурахманович, 1975 г. р., диспетчер пожарной службы с. Галашки (все проживают по адресу: ул.Набережная, 15) пололи картошку в четырех км от села. Поле расположено недалеко от дороги в сторону с. Даттых.

Примерно в 19.00 работа была закончена, и родственники Мусы на машине ЗИЛ-130 (номер Р 921 АВ/06) синего цвета, принадлежащей крестьянско-фермерскому хозяйству "Барт", членами которого являлись братья, поехали домой. Через 200 метров их обстреляли с двух сторон дороги, с расстояния приблизительно 30-40 метров. Огонь был очень плотным. Из-за пробитого левого колеса пришлось остановиться.

Т. Забиева была трижды ранена практически в самом начале обстрела: в область поясницы, в область шеи и касательное - в голову. В Сунженской районной больнице ей удалили две пули, но ее состояние продолжает оставаться тяжелым.

Али вытащил мать из машины и затащил ее в овраг, т.к. обстрел продолжался. Затем он отправился в село за помощью, а Умар остался рядом с матерью.

Муса находился у себя дома, когда его дочь сказала, что со стороны их огорода слышалась сильная стрельба и взрыв. Узнав, что родственники еще не вернулись, Муса поехал на огород, оказавшись там минут через сорок после обстрела. Там никого не было. М. Забиев настроил рацию на милицейскую волну и услышал, что дежурный поселкового отделения милиции передает сообщение о случившемся в Сунженский РОВД: "Колонна военных, прошедшая в сторону с. Даттых, обстреляла и ранила мирных жителей".

Подумав, что родных доставили в участковую больницу, Муса уехал в Галашки. Он прибыл к больнице практически одновременно со служебной машиной поселкового отдела милиции (сотрудников ПОМ предупредил Али). Не найдя потерпевших, на двух машинах сотрудники ПОМ и родственники Забиевых, приехали к месту происшествия и стали прочесывать лес. Примерно в 30-40 метрах от искореженной машины удалось найти в бессознательном состоянии Т. Забиеву. Ее отвезли вначале в участковую, а затем в районную больницу. Умара в тот день найти не удалось.

Около 22.00 двое местных жителей, Алаудин Орцхоевич Дзейтов и Ваха Тагирович Арцханов, которые принимали участие в поисках Умара, были задержаны группой хорошо вооруженных военных, говоривших по-русски без акцента. Со слов этих односельчан, их под угрозой применения оружия уложили лицом вниз, произвели досмотр и проверку документов, спросили кто они и, что здесь делают. Молодые люди ответили, что они из с. Галашки, документы оставили дома, а здесь разыскивают односельчан, пострадавших от обстрела.

Тогда военные стали расспрашивать подробнее: кто обстрелял; кого обстреляли; что говорят поэтому поводу в селе? На это было сказано, что пострадали мирные жители, возвращавшиеся с прополки огорода, но кто стрелял - неизвестно.

Затем военные по рации связались с начальством, сообщили о задержанных и спросили, что с ними делать. Ответа Дзейтов и Арцханов не расслышали, но через три часа их отпустили (все это время задержанные лежали на земле). Чуть раньше задержанные слышали команду: "Снимать мины!" и крики старшего, который поторапливал подчиненных, требуя не тянуть.

Утром 11 июня на место происшествия прибыли заместитель командующего ОГВ (с), генерал-майор, представитель военной прокуратуры из Ханкала и представитель особого отдела, которые с самого начала принялись обвинять боевиков.

Около 12.30 12 июня Муса Ахмедович Тайсумов, участвовавший в поисках, в 20-ти метрах от того места, где были задержаны Арцханов и Дзейтов, обнаружил следы волочения и пятна крови. Пройдя еще несколько метров, он наткнулся на свеже присыпанный холмик земли. Прибывшие сотрудники милиции, обследовали место и нашли металлические колья врытые в землю (для установления мин-"растяжек", как потом объяснили специалисты). Когда с холмика убрали верхний слой земли, обнаружили присыпанный труп и еще два таких же металлических кола. Опасаясь, что могила заминирована, милиционеры вызвали саперов, которые, привязав веревку к торчавшей из могилы ноге, вытянули все тело из земли. Труп удалось сразу же опознать - он принадлежал Умару Забиеву. Труп был с многочисленными переломами, ссадинами и кровоподтеками, а также с множественными огнестрельными ранениями.

На месте обстрела машины сотрудники правоохранительных органов РИ обнаружили более 150 стрелянных гильз калибра 7,62, а также пулеметную ленту. Рядом с местом захоронения Умара обнаружены бутылки из-под минеральной воды "Сальская", пакеты из-под сухариков, консервные банки из-под свиной тушенки (свиного паштета), пустые пачки из-под сигарет "Космос". Все эти предметы были найдены в небольших ямках, присыпанных землей. Некоторые банки имели следы сажи. Также была найдена тонкая веревка (2-2,5 метров) и камуфлированный чехол (50-80см). 12 июня состоялись похороны Умара в с. Галашки.

17 июня 2003 года около 22.00 лесной массив между с. Чемульга и с. Берд-Юрт (Южное) Сунженского района был обстрелян российскими военнослужащими. По словам местных жителей, вначале были слышны выстрелы гранатомета, затем автоматные очереди. Через некоторое время к месту обстрела прилетели вертолеты и была введена в действие САУ.
Причины обстрела неизвестны.

18 июня 2003 года около19.00 по лесному массиву между с. Чемульга и с. Берд-Юрт (Южное) Сунженского района был открыт огонь из вертолетов. Обстрел продолжался примерно 1,5 часа. Причины обстрела также неизвестны.

Примечания

1 Похищение человека "предполагает его захват и перемещение в другое место помимо воли потерпевшего. Обычно это связано с после-дующим удержанием похищенного в неволе. Однако потерпевший может быть и немедленно освобожден там, куда его доставили/.../ Похищение считается оконченным преступлением с момента захвата человека и начала его перемещения". Комментарий к Уголовному Кодексу РФ. М., 2002. С. 290.

2 Лицо может быть задержано по подозрению в совершении преступления при наличии "следующих оснований: 1) когда это лицо за-стигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; 2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; 3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы престпупления. 2. При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо если не установлена его ич-ность...". УПК Российской Федерации. Ст. 91.

26 июня 2003 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 19:19

23 марта 2017, 19:14

  • “Электроцинк” пообещал увеличить объемы вывоза отходов

    Объемы реализации отходов производства будут увеличены в 2017 году до 110 тысяч тонн, заявил гендиректор ОАО “Электроцинк”. Власти региона требуют от предприятия соблюдения экологических нормативов, сказал председатель правительства региона.

23 марта 2017, 19:06

23 марта 2017, 18:35

  • Обыски в Минобре Дагестана совпали с усилением борьбы внутри команды Абдулатипова

    Следственные действия в министерстве образования Дагестана связаны только с делом о крупной взятке в управлении допобразования и на работу ведомства не повлияли, сообщили представители ведомства. Глава министерства Шахов - член команды Абдулатипова, и после появления в ней вице-премьера Толстикова внутрикомандная борьба в сфере образования усилилась, считает дагестанский журналист Магомед Магомедов.

23 марта 2017, 18:33

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии