04 июня 2003, 19:29

Грузинское телевидение как показатель демократии

Олег Кусов: Если судить по степени развития средств массовой информации, Грузию уже можно причислить к демократическим странам, как минимум, ее можно считать страной, стремящейся к демократии, несмотря на большие трудности. Среди средств массовой информации наиболее популярно в Грузии телевидение. Этот успех эксперты объясняют по-разному: большим капиталовложениями в телекомпании, профессиональными кадрами, использованием богатого опыта некогда прославленного грузинского кинематографа.

Грузинская журналистка Русико Никурадзе напоминает и о субъективных факторах популярности телевидения в своей стране.

Русико Никурадзе: У моего брата, например, нет денег на то, чтобы купить мою газету и прочитать мои статьи. В Тбилиси у каждого ларька, где газета продается, есть другая очередь из тех людей, которые просто хотят почитать, у них нет денег, и эта очередь именно для того, чтобы продавец газет им давал газету прочитать и вернуть обратно. Это трагедия, это величайшее горе. По-моему, этим тоже определяется популярность телеканала, что у людей просто денег нет на то, чтобы купить газеты. Исходя из того, что людям элементарно не платят вовремя зарплату, не платят пенсии, они ограничены во всем, ограничены в передвижениях, они смотрят телевизор, когда есть свет в городе. Они узнают региональные новости, они узнают, что происходит в мире, что происходит в России, в регионах Грузии.

Олег Кусов: О положении дел в грузинских электронных средствах массовой информации размышляет наш постоянный автор Юрий Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе: Основным источником информации для жителей Тбилиси является электронные масс-медиа - телевидение и радио. Между тем, при наличии в стране тотального энергетического кризиса пользоваться телевидением приходится урывками, с радио немного легче - спасают батарейки. Так или иначе, общая информационная картина для зрителя и слушателя разбивается на отдельные фрагменты, не складывающиеся в единое целое. Чаще всего она не стыкуется и во времени, и в пространстве. Отсюда искаженное представление о происходящих событиях в стране и мире, перманентное появление нелепых слухов и сплетен. Это в Тбилиси. В районах же страны, годами не снабжающихся электроэнергией, нет и этой возможности, с печатной прессой ситуация здесь такая же как и в столице, словом, имеет место вполне определенный информационный вакуум. Именно в таком вакууме легче манипулировать общественным мнением, особенно тем политическим силам, за которыми стоят большие деньги. А большие деньги в стране с полностью коррумпированной властью у этой же власти и имеются. В Тбилиси функционируют 9 грузинских телевизионных каналов, 16 радиостанций в диапазоне УКВ. Кроме того, из Батуми вещает телеканал "Аджария", стоящий явно особняком от столичных собратьев и отражающий точку зрения руководителя непокорной автономии Аслана Абашидзе. Пожалуй, общее, что объединяет все телекомпании, это явный крен в сторону таблоидности, стремление поднять собственный рейтинг за счет подробного освещения политических и общественных скандалов, деталей приватной жизни так называемых публичных людей и так далее. Именно поэтому чаще всего в эфире звучат слова "скандал", "конфликт", а порой и "физическое оскорбление". Отсутствие серьезного анализа происходящих в стране событий, как правило, искусственно подменяется некими ток-шоу разного формата с одиозным составом участников. Невозможно, скажем, всерьез воспринимать ежевечернюю программу государственного телеканала с претенциозным названием "Что происходит?". Ее ведущий предлагает телезрителям некую смесь правды, полуправды и дезинформации в обертке юмора сомнительного свойства, почти не скрывая при этом, что выполняет при этом политическое задание лично президента и его ближайшего окружения. Сверхзадача этой и подобных передач заключается в том, чтобы ввести в заблуждение наивного зрителя. Впрочем, наивных зрителей в Грузии уже давно нет. Люди, умудренные горьким опытом, не верят популистским обещаниям и четко распознают, какие силы стоят за тем или иным средством массовой информации. На подобном фоне не удивляет популярность канала "Рустави-2", с которым связан инцидент полуторагодичной давности, приведший тогда к отставке руководителей силовых министерств в правительстве и председателя парламента. Попытка властей оказать давление на канал привела к тому, что произошло кардинальное перераспределение сил в политическом спектре Грузии. Общественность страны в критической ситуации единодушно поддержала руководство телеканала по одной простой причине: "Рустави-2" в ущерб всем остальным жанрам во главу угла поставил информационную службу и пытается на нормальном профессиональном уровне преодолеть образовавшийся в стране информационный вакуум.

Олег Кусов: Телекомпания "Рустави-2" практикует прямые включения из студии московской гостиницы "Россия". Это фрагмент недавнего телемоста между Москвой и Тбилиси. В московской студии "Рустави-2" депутат Государственной думы России от Северной Осетии Анатолий Чехоев и президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов. Им оппонирует помощник президента Грузии по международной политике Гела Чарквиани.

Русико Никурадзе: Как ни странно, но именно трагические события на Дубровке стали каким-то импульсом открытия московского бюро этой известной телекомпании. Вторая странность заключается в том (или закономерность), что после "Норд-Оста" началось методичное похолодание в российско-грузинских отношениях. Печально, конечно, что российские политики именно с тех пор сквозь чеченскую и абхазскую призму стали разглядывать военно-политическое сотрудничество Грузии с Америкой. Печально и то, что, благодаря именно этой холодной войне, работать стало как-то интереснее. Мы часто приглашаем известных политологов и депутатов в студию "Россия", что в гостинице "Россия". И каждый раз выясняется, что и в Москве первая независимая грузинская телекомпания "Рустави-2" очень популярна, туда охотно идут известные люди, в основном оппоненты Грузии. Была недавно пресс-конференция премьера Абхазии Геннадия Гагулия, увидев эмблему нашей телекомпании, он подошел и спросил: "Это вы не даете покоя Шеварднадзе?". Население Грузии ежедневно знакомится с позицией Москвы в том или ином вопросе. Лично меня, как независимого журналиста, радует то, что в Грузии сегодня нет серьезных политических ограничений на деятельность оппозиционных СМИ.

Олег Кусов: У независимых телекомпаний в России очень часто бывают проблемы с властью, а "Рустави-2" когда-либо испытывали такие проблемы?

Русико Никурадзе: Вы знаете, был такой случай с "Рустави-2", когда у телеканала была аннулирована лицензия, посчитали, что это скорее всего аномалия в стране, где с приближением выборов наблюдается тенденция, большой свободы независимых СМИ. Это был один-единственный случай. У президента Грузии есть любимая шутка: "Скажите, разве это не демократия, когда имя президента склоняют во всех падежах?" Шутки шутками, но на такую грамматику власти Грузии спокойно реагируют. Когда недавно на "Рустави-2" нагрянули эмгэбешники Грузии, весь народ вышел на улицу и защитил наш самый популярный телеканал. Народ Грузии доверяет этой телекомпании.

Олег Кусов: Можно ли назвать "Рустави-2" самой популярной телекомпанией Грузии?

Русико Никурадзе: Я до этого, как начала работать на "Рустави-2", работала в газете в редакции "24 часа", которая принадлежит этой телекомпании. Мне все говорили: переходи на "Рустави-2", потому что все население Грузии и не только Грузии, спутниковая современная связь перекрывает всю Европу, "Рустави-2" смотрят даже в Израиле, в Америке. Так что можно сказать, что эту популярную телекомпанию сегодня смотрит весь мир. Благодаря "Рустави-2" мы в Москве узнаем все наши новости ежеминутно, ежечасно.

Олег Кусов: На ваш взгляд, "Рустави-2" - это показатель демократии в Грузии?

Русико Никурадзе: Да. Я с уверенностью могу сказать, что "Рустави-2" - это есть лицо сегодняшней грузинской демократии, потому что люди тоже в Грузии более расположены к европейским ценностям, а в стране разруха, в стране голод, нищета, и "Рустави-2" все это показывает. Во многом популярность телеканала объясняется этим объективом.

Олег Кусов: У грузинских журналистов, несмотря ни на что, много претензий к национальному телевидению. По всей видимости, эти претензии и стимулируют поиск нового в работе.

Юрий Вачнадзе: Если же отставить в сторону политику и ее формацию, приходится с сожалением констатировать, что в грузинском эфире почти отсутствуют познавательные программы и передачи, посвященные социальным проблемам. Что же касается художественных и музыкальных передач, можно сказать кратко, торжествует масс-культура в стиле худших западных образцов, к тому же с привкусом местечковости и провинциализма. Соответственным образом происходит и подбор для показа зарубежной кинопродукции весьма сомнительного качества. Словом, картина вырисовывается достаточно печальная. Обычно говорят, что надежда умирает последней. На сей раз можно сказать, что надежда родилась последней. Речь идет о новом телеканале "Надежда", в создание которого Бадри Патаркацишвили вложил около 20 миллионов долларов. Руководство нового телеканала в лице его генерального директора Бараташвили неоднократно заявляло и заявляет, что собирается потеснить всех конкурентов на телерынке и выйти, ни больше ни меньше, как на первое место в рейтинге. Правда, не сразу, а со временем. То, что по технической оснащенности "Надежда" уже на первой позиции - ни для кого не секрет. Что же касается концепции вещания, ее основных приоритетов, говорить пока трудно, идут опытные передачи. В беседе со мной гендиректор Беджино Бараташвили обозначил лишь общую схему замысла, не вдаваясь в детали.

Беджино Бараташвили: В первую очередь, меня настраивает на оптимистический лад профессионализм тех людей, которые работают вместе со мной и которые создают свои телепрограммы на телекомпании. Во-вторых, общая ситуация с электронными медиа в Грузии настраивает меня на какие-то оптимистические прогнозы. Я считаю, что у нас наступает кризис в этой области, слишком политизирована вообще ситуация в стране и в электронных медиа. Я думаю, что сейчас появляется ниша, заполнив которую, мы можем найти своего зрителя и вернуть какую-то надежду, а именно так переводится название нашего канала, народу Грузии. Грузию и грузинский народ всегда отличало особое жизнелюбие, толерантность, мы всегда старались понимать друг друга, поддерживать, и в какой-то степени именно этим объясняется и то, что Грузия, несмотря на свое политическое положение и вечные войны с соседями-иноверцами, смогла сохранить свою государственность и свою самобытность, самое главное. К сожалению, в последние годы все это понемногу теряется, что не может не тревожить нормального человека. Мы бы хотели вернуть людям веру в завтрашний день. Я не хочу, чтобы это показалось громким заявлением, но я думаю, что с теми проектами, которые мы отчасти уже осуществляем, отчасти собираемся внедрять, нам удастся не радикально повернуть ситуацию, а в пользу будущего нашей страны, создать какой-то прецедент, что кто-то в этой стране во что-то верит.

Мы хотим поднять планку немножко выше той границы, которую предлагают другие телекомпании. Хотим быть более позитивными, это не значит закрывать глаза на происходящее вокруг, но просто существует отличие в подходе к любой проблеме. Допустим, когда у человека на теле появляется рана, то есть два варианта: в первую очередь человек может найти доктора и вылечить от недуга, а другой вариант - разбередить рану, посыпать ее солью. К сожалению, большинство из ныне существующих телекомпаний в Грузии идут по более легкому пути, наращивая и нагнетая всеобщий хаос, внедряя неверие в завтрашний день. Я считаю, что, в конце концов, наступает момент, когда надо остановиться, надо начать что-то строить.

Юрий Вачнадзе: Господин Бараташвили, не секрет, что многие телевизионные компании выполняют политический заказ. Сможет ли ваш телеканал сохранить некий баланс в освещении событий, быть объективным?

Беджино Бараташвили: Я должен сказать, что именно это условие и было заложено во главу угла, если можно так сказать, когда мы начинали строить канал. Причем условие это было поставлено именно теми людьми, которые стоят за каналом. Это не может не радовать, потому что инициатива в данном случае идет не от журналистов, а от владельцев телекомпании. Вот именно это и настраивает меня на оптимистический лад.

Юрий Вачнадзе: Планы планами, а какое место в информационном пространстве в действительности займет телекомпания покажет ближайшее будущее.

Олег Кусов: За новой телекомпанией в Грузии стоит Бадри Патаркацишвили. Об известном бизнесмене и общественном деятеле двух стран рассказывает наш корреспондент в Грузии Георгий Коболадзе.

Георгий Коболадзе: Бадри Патаркацишвили вернулся в Грузию, где родился и вырос, три года назад после опалы Бориса Березовского. Он прилетел на собственном самолете из Парижа, где оставаться ему было, по всей видимости, опасно, поскольку власти Франции могли экстрадировать его в Россию. Прибыв в Тбилиси, Патаркацишвили заявил, что является гражданином Грузии, а не России, поэтому не может быть выдан российским правоохранительным органом ни при каких обстоятельствах, это было бы нарушением конституции страны. Ранее Бадри Патаркацишвили приезжал в Грузию вместе с Борисом Березовским (в бытность его заместителем секретаря Совета Безопасности России) и пытался помирить грузин и абхазов.

На этот раз российский миллионер грузинского происхождения поселился в Тбилиси надолго, сразу развив бурную деятельность.

О благотворительности Бадри Патаркацишвили уже ходят легенды. Например, год назад он предоставил тбилисской мэрии беспроцентный кредит в один миллион долларов для оплаты российского природного газа, поскольку Москва пригрозила прекратить газоснабжение Грузии в связи с ростом задолженности. Можно сказать, что миллионы долларов Патаркацишвили израсходовал на нужды многочисленного сегодня в Грузии класса обездоленных и несчастных, оплачивал операции детей, больных раком и ишемической болезнью сердца, помогал интеллигенции и просто людям, которые смогли прорваться к нему на прием. К Патаркацишвили потянулись и власть имущие. На банкетах, устроенных в его доме, присутствовали все так называемые силовики, от министра обороны до генерального прокурора и министра внутренних дел. Это событие, кстати, имело большой резонанс. Независимая телекомпания "Рустави-2" вела прямой репортаж с улицы, где собрался тбилисский властный бомонд. И в технологии данной пиар-акции также чувствовалась рука большого мастера. В результате Бадри Патаркацишвили стал, по сути, личностью неприкосновенной. Если бы даже власти хотели, они не смогли бы его экстрадировать в Россию без риска вызвать патриотическую ярость масс. Писали даже, что Патаркацишвили пытается баллотироваться в парламент из родной Кахетии. Но вот незадача: конституция требует, чтобы гражданин Грузии последние перед баллотированием пять лет жил в Грузии, а не за рубежом. И Патаркацишвили занялся строительством медиа-арт-спорт-холдинга. Он купил знаменитое в прошлом тбилисское "Динамо", баскетбольный клуб "Динамо" (Тбилиси), финансировал борцов, пловцов, шахматистов, перечислил значительную сумму на строительство кафедрального собора в Тбилиси. Кроме того, Патаркацишвили, выбрав своим главным девизом и месседжем слово "надежда", создал "Арт-Имеди", собрав популярных певцов и композиторов, назначил им регулярный гонорар и помог записать несколько компакт-дисков. Он основал две газеты политической направленности, доступные по цене для широкого круга читателей. Но главным, возможно, ностальгическим проектом Бадри Патаркацишвили, который в прошлом был одним из руководителей ОРТ, стала телекомпания "Имеди", это лучшая грузинская телекомпания как по художественной концепции, так по набору талантливых журналистов. Достаточно сказать, что один из самых популярных и перспективных молодых политиков Грузии Георгий Торгомадзе сложил с себя депутатские полномочия и заявил об отказе от дальнейшей политической деятельности только для того, чтобы стать ведущим ночной программы. Грузинские бизнесмены приняли Бадри Патаркацишвили в свой круг, хотя и не без определенной ревности, ведь он выделяется из них масштабом своего капитала. И никто не сомневается в том, что позиция Бадри и его новой империи станет очень весомым фактором в ходе будущих парламентских и президентских выборов.

Олег Кусов: Бадри Патаркацишвили в последнее время живет в Тбилиси, ни от кого не прячется, несмотря на то, что еще в 2001-м году был объявлен российскими правоохранительными органами в розыск. Бизнесмена и телемагната обвиняют в организации побега из-под стражи бывшего первого заместителя Генерального директора "Аэрофлота" Николая Глушкова. В Москве также говорят о криминальных связях Патаркацишвили и Бориса Березовского. В Тбилиси всю эту историю объясняют попыткой генпрокуратуры соседней страны в очередной раз бросить тень на оппонентов российских властей. Можно предполагать, что у телекомпании "Имеди" уже появился внимательный зритель в России, это сотрудники Генеральной прокуратуры, если они все еще продолжают поиски компромата на Патаркацишвили. Но для Грузии Бадри Патаркацишвили - это меценат, без помощи которого стране было бы выживать намного сложнее.

Опубликовано 2 июня 2003 года

источник: Радио "Свобода"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 марта 2017, 08:17

27 марта 2017, 07:05

27 марта 2017, 06:06

27 марта 2017, 05:06

27 марта 2017, 04:07

  • 2 Правозащитники называли беспрецедентным преследование Свидетелей Иеговы в России

    Возможный запрет деятельности религиозной организации Свидетелей Иеговы в России приведет к массовым нарушениям прав и уголовным преследованиям граждан, считают опрошенные «Кавказским узлом» эксперты. Общины на юге страны насчитывают около 48 тысяч активно практикующих верующих, сообщил представитель российского управленческого центра Свидетелей Иеговы.

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии