06 мая 2003, 16:00

Мифы и реалии карабахской войны

Безуспешность усилий по разрешению конфликта вокруг Нагорного Карабаха остается сегодня самой серьезной проблемой на Южном Кавказе, фактором, который подрывает процесс мирного развития всего региона.

Почти девять лет прошло после подписания в 1994 году армянской и азербайджанской сторонами соглашения о прекращении огня, десять лет миновало с тех пор, как 30 апреля 1993 года ООН приняла первую резолюцию касательно разногласий вокруг Нагорного Карабаха. Но конфликт все так же далек от разрешения.

Закоренелость ситуации частично можно объяснить тем, что каждая из враждующих сторон создала себе миф, в котором сама она представлена невинной жертвой конфликта (надо сказать, ошибочно), а другая сторона, соответственно, выступает в роли опасного агрессора.

Даже самые основные факты очень часто подаются в искаженном виде. Официальные структуры Азербайджана, проигравшей стороны в конфликте, утверждают, что в стране находится один миллион беженцев, а двадцать процентов ее международно признанной территории оккупированы армянами.

Между тем, анализ этих фактов приводит к другим выводам. Действительно, в Азербайджане расселено очень большое число беженцев, но число их все же едва превышает 750 тысяч человек. Немного более 500 тысяч из них переселились в 1992-94 годах из Нагорного Карабаха и прилегающих к нему территорий, а остальные бежали из Армении в 1988-90 годах.

Тщательные подсчеты показывают также, что под контролем армянской стороны находится чуть меньше 12 тысяч квадратных метров признанной территории Азербайджана, сюда входит и Нагорный Карабах. В процентном выражении эта цифра выглядит как 13.62%.

С другой стороны, проживающие в Карабахе армяне уверяют, что их там 140 тысяч человек, и это само по себе могло бы в некотором смысле оправдать их претензию на независимость. Однако судя по данным работающих в регионе международных гуманитарных организаций, в действительности армян здесь намного, возможно, вполовину, меньше.

Прорыв в мирных переговорах возможен лишь в том случае, если стороны признают свою вину за жестокости, совершенные в отношении друг друга, однако реальная картина от такой перспективы далека. Неоднократные личные встречи президентов Азербайджана и Армении, Гейдара Алиева и Роберта Кочаряна должны были бы приблизить их к компромиссному решению, к обоюдному признанию вины. Между тем и тот, и другой продолжают рассказывать гиперболизированные истории о "страданиях" и "героизме".

Начало конфликта относят к февралю 1988 года, когда руководство автономной области Нагорный Карабах, в которой несомненное большинство составляли армяне, выступило с требованием вывести ее из состава Азербайджанской советской республики и включить в территориальное пространство Армянской советской республики. Это беспрецедентное для "горбачевской" эры событие стало искрой, из которой разгорелся первый межэтнический спор в приближавшемся к своему концу Советском Союзе, спор, который сыграл важнейшую роль в последующем распаде СССР.

Через несколько дней после этого выступления произошли первые серьезные столкновения - в карабахском селе Аскеран и азербайджанском городе Сумгаит.

Однако с высоты сегодняшнего дня можно предположить, что в действительности разногласия начались годом раньше - еще в 1987 году. Тогда многие азербайджанцы бежали из армянского района Кафан, а в Чардахлу, армяно-населенной деревне в Азербайджане, были избиты местные армяне. Армянский националист Игорь Мурадян организовал массовую петицию в Карабахе, в Москву были отряжены армянские делегации, а территориями за пределами Советского Союза жаждущим независимости армянам была предоставлена помощь в виде запаса стрелкового оружия.

Эти факты важны, поскольку они свидетельствуют о том, что прежде, чем вылиться в насилие, разногласия между азербайджанцами и армянами развивались подспудно. И хотя обе стороны упорно называют Москву рукой, развязавшей конфликт, ясно, что те события застали коммунистические власти врасплох, а потому неспособными взять ситуацию под контроль.

С тех пор и те, и другие раз за разом повторяют истории об "агрессии", при этом приписывая друг другу жестокости, ими самими же и совершенные.

Немногие армяне знают, что десятки азербайджанцев погибли, убегая из Армении в 1988-89 годах - в Армении считается, что "исход" азербайджанской общины был мирным. Недавно в Ереване была отреставрирована красивая мечеть 18-ого века, но немногие жители помнят, как в 1990 году бульдозер разрушил небольшую азербайджанскую мечеть на сегодняшней улице Варданац.

Первая вспышка насилия в Азербайджане относится к февралю 1988 года, когда в результате ужасных погромов в городе Сумгаит погибли 32 человека. Азербайджанцы традиционно говорят об этих событиях, как о "провокации", организованной КГБ в Москве или же подпольными армянами.

Опять же при детальном изучении ситуации оказывается, что эти утверждения несостоятельны: все указывает на то, что ответственность за те события лежит на тогдашних властях Азербайджана и самих сумгаитских мятежниках.

Победа армянской стороны в 1994 году была обусловлена тремя факторами: армяне были более организованы и прошли лучшую военную подготовку; в Азербайджане в период между 1991 и 1994 годами перманентно царил хаос; а Россия, сначала помогавшая и армянской, и азербайджанской сторонам, позднее отдала предпочтение первой.
 
На начальном этапе войны большую часть участвовавшей в действиях немногочисленной российской армии составляли советские офицеры, базировавшиеся на Кавказе и готовые работать на любую из конфликтующих сторон.

В июне-июле 1992 года период, который, возможно, является наиболее странным во всей военной кампании - с помощью танков четвертой советской армии азербайджанцам удалось пробиться в Карабах. Затем армяне убедили русских прислать вертолеты, которые помогли им парировать танковую атаку и остановить наступление азербайджанцев на Степанакерт.

К 1993 году интересы Москвы приобрели более четкие очертания. Левон Тер-Петросян, президент Армении в 1991-96 годах, сегодня признает, что во время войны армянская сторона получала из России оружие, поставки которого были в письменной форме одобрены самим президентом Борисом Ельциным. Это признание идет вразрез с тем, что на протяжении многих лет являлось официальной версией войны, выдвигавшейся Арменией. При этом, однако, Тер-Петросян утверждает, что Россия помогала Армении с единственной целью "сохранить военный баланс" и обеспечить равносильность арсеналов противоборствующих стран.

"Оказалось, что в Азербайджане было в три раза больше оружия, чем в Армении", - сказал Левон Тер-Петросян. "И во время переговоров с российской стороной мы пришли к заключению - мне удалось уговорить их, что нам необходимо восполнить эту недостачу. Ельцин согласился, что баланс нужно сохранить".

Сегодня России отведена более положительная роль в конфликте, ее отношения с Арменией и Азербайджаном более уравновешены. Так же, как Франция и Соединенные Штаты, Россия является одним из главных посредников между конфликтующими странами. Между тем, несмотря на участие в урегулировании представителей высших уровней, в том числе президента Жака Ширака, посредникам пока не удается сдвинуть конфликт с мертвой точки.

Главная ответственность за развязывание карабахского конфликтного узла и освобождение Кавказа лежит на тех, кому собирать больший урожай: народам и лидерам Армении и Азербайджана, а также двум общинам Карабаха.

Хорошего ожидать не приходится. Растет поколение азербайджанских и армянских школьников, абсолютно изолированных друг друга, на учебниках, представляющих националистическую и искаженную версию трагической истории карабахского конфликта.

Опубликовано 2 мая 2003 года.

Автор: Томас де Ваал, главный редактор Кавказской программы IWPR; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 11:23

22 января 2017, 10:27

22 января 2017, 09:40

22 января 2017, 08:47

22 января 2017, 07:46

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии