11 марта 2003, 23:25

О ситуации с соблюдением прав человека в Чеченской Республике в период с сентября 2002 года по февраль 2003 года

В ходе контртеррористической операции в Чеченской Республике одной из наиболее вопиющих форм нарушения прав человека являются так называемые "специальные операции по проверке регистрации людей по месту жительства и выявлению участников незаконных вооруженных формирований", которые обычно называют "зачистками" населенных пунктов. Такие специальные операции чаще всего практически становятся коллективным наказанием жителей целого населенного пункта.

В течение 2000, 2001 годов и первых восьми месяцев 2002 года широкомасштабные "зачистки" постоянно проводились во многих населенных пунктах Чеченской Республики. Начиная с осени 2001 года от них особо страдали предгорные сел Курчалоевского, Грозненского сельского и Шалинского районов, факты, массовых нарушений прав человека в ходе этих "зачисток" часто становились достоянием гласности. Вместе с тем, события аналогичных спецопераций, проводимых в этот же период в горных селах Веденского и Ножай-Юртовского районов, обычно не становились известными общественности.

С конца лета 2002 года количество широкомасштабных "зачисток" в равнинных селах Чечни стало сокращаться. В начале ноября 2002 г. Президент РФ заявил, что массовых спецопераций в населенных пунктах Чеченской Республики больше проводится не должно. Те не менее, масштабные спецоперации в селах продолжают проводиться, хотя и значительно реже, чем это было в предыдущий период. При этом есть случаи как положительных, так и отрицательных примеров.

В качестве редкого положительного примера можно привести длительную специальную операцию, которую проводил в декабре 2002 -январе 2003 гг. в селе Старые Атаги чеченский ОМОН. Руководил этой операцией командир чеченского ОМОНа Муса Газимагомадов, в подчинение которому были приданы также некоторые подразделения федеральных сил. В ходе зачистки были убиты несколько боевиков и задержаны несколько местных жителей (в том числе и несовершеннолетние), найдено оружие. "Зачистка" эта не сопровождалась серьезными нарушениями прав человека.

Однако, есть и обратные примеры. В ночь на 8 января в городе Аргун военнослужащие федеральных сил начали "зачистку", сопровождающуюся грабежами, избиениями, убийствами и исчезновением задержанных (см. Приложение 1).

В результате массовых протестов жителей Аргуна местные и республиканские власти были вынуждены вмешаться в ситуацию. К 15 января военные освободили почти всех задержанных. Все они были страшно избиты и нуждались в срочной медицинской помощи. Однако задержанный Алиев Азамат Вахаевич исчез и на начало февраля судьба его оставалась не известной.

Салатаев Хож-Ахмед Асланбекович, задержанный в ходе спецоперации, и затем отпущенный, вскоре умер. Эскерханов Халид Рамзанович и Сулейманов Апти Ризванович лежат в больнице и находятся в очень тяжелом состоянии.

Говоря о необходимости прекращения широкомасштабных спецопераций в населенных пунктах, Президент РФ указал, что вместо них следует проводить "адресные операции". И действительно, с осени 2003 года количество таких операций резко возросло. Обычно во время таких операций ночью окружается жилой дом, проводится его обыск, задерживаются один или несколько человек, проживающие в нем. Практика показывает, что "адресные операции", на которые так уповает Президент России, являются методом террора не менее жестокого, чем "зачистки". Люди, задержанные в ходе таких операций, часто исчезают. Приказ - 80 Командующего федеральными силами в Чеченской Республики злостно не выполняется: военные и сотрудники спецслужб, входя в дома не представляются, на их лицах одеты маски, на машинах и бронетехнике нет номеров.

Только за январь 2003 г. нам известны пять таких случаев в г.Грозном, в результате которых исчезли 16 человек (см. Приложение 2). Тело одного из исчезнувших позже было обнаружено местными жителями.

13 января на Петропавловском шоссе под г. Грозным были обнаружены девять (десять) взорванных трупов (см. Приложение 3). На следующий день прокурор Чеченской Республики В.Кравченко сообщил, что обнаруженные тела принадлежат людям, ранее похищенным боевиками. Однако это утверждение прокурора не соответствует действительности. Были опознаны два тела, оба принадлежат людям, задержанным федеральными силами в декабре 2002 года.

Тело Кагерманова - директора госхоза "Советская Россия", расположенного в селе Бердыкель (Комсомольское) Грозненского сельского района, было опознано почти сразу. Однако, вопреки заявлению Кравченко, он не был похищен боевиками, а задержан сотрудниками федеральных силовых структур во второй половине декабря 2002 года около села Пригородное (ехал на автомашине с двумя своими сослуживцами). По словам сотрудников Кагерманова, их задержали военные на БТРе и автомашине УАЗ. Пересадив всех троих в УАЗ, их повезли в неизвестном направлении. Затем, сослуживцев Кагерманова выбросили из машины, а директора госхоза увезли.

Другое опознанное тело принадлежало жителю Грозного Тепсуеву, сотруднику налоговой службы Чеченской Республики. 22 декабря он был задержан сотрудниками федеральных силовых структур - об этом ПЦ "Мемориала" сообщили его родственники.

От остальных тел после подрыва остались только фрагменты. Опознать их, по словам сотрудников правоохранительных органов, вряд ли возможно.

Подобное же происходит и в других регионах Чечни. Одним из самых неблагополучных районов в этом отношении остается Урус-Мартановский район (см. Приложение 4).

Рост числа похищений и убийств жителей Чечни, совершаемых представителями федеральных сил вызывает протест даже у чиновников администрации А.Кадырова и правительства ЧР. Так, в ноябре 2002 года руководители министерств и ведомств Чеченской Республики, главы районных администраций и члены Консультативного совета при Главе администрации ЧР обратились к Президенту России с просьбой пресечь произвол по отношению к жителям республики со стороны федеральных силовых ведомств (см. Приложение 5). В частности в обращении было написано:

"Мы вынуждены в экстренной форме обратиться к Вам как высшему должностному лицу в российском государстве и гаранту соблюдения конституционных прав всех граждан РФ, неотъемлемой частью которой является и Чеченская Республика со всем своим мирным населением, составляющем более 1 млн. человек. <...> Именно в последующие дни после теракта в Москве неправовые действия федеральных силовых структур, находящихся в Чечне, резко ухудшили общественно-политическую ситуацию в республике. Речь идет о массовых похищениях мирных граждан, совершаемых военными с использованием бронетехники глубокой ночью. По всем указанным фактам имеются многочисленные обращения в республиканскую прокуратуру, комендантам районов, коменданту республики, руководству группировкой войск в Чечне. <...> Все наши обращения, к сожалению, остаются без внимания. <...>".

С лета 2002 года особо тяжелая ситуация сложилась в некоторых горных районах. Жители вынуждены покидать села в горных районах на востоке Чеченской Республики и уходить на равнину. Покинуты многие населенные пункты Веденского, Ножай-Юртовского, Курчалоевского (1) районов. Общее число мигрантов этой новой волны составляет, по некоторым оценкам, десятки тысяч человек. Это происходит через два года после окончания масштабных боевых действий, в то время, когда официальные российские представители говорят о нормализации обстановки в республике. Военные практически отрезают эти районы от остальной территории Чечни блок-постами, не допускают туда любых независимых наблюдателей. События в горных районах редко становятся достоянием гласности. Именно там военные действуют особенно грубо и жестоко. Люди бегут от непрекращающихся обстрелов, насилия и убийств (См. Приложение 6). Однако на равнине, где оседают эти вынужденные переселенцы, они не получают никакой помощи от государства.

По-прежнему имеют место убийства боевиками сотрудников пророссийской администрации, тех, кого они подозревают в сотрудничестве с федеральными силами, и даже тех, кто открыто выражает симпатию федеральной власти. В результате нападений и диверсий боевиков не редко гибнут случайные мирные жители.

В целом в Чеченской Республике по-прежнему царят произвол и террор.

Примечание

(1) Курчалоевский район преимущественно равнинный, лишь несколько сел на юге района расположены в горах.

Приложения

1."Зачистка" в городе Аргун 8 января 2003 г.
2.Случаи исчезновения людей, задержанных представителями федеральных сил в ходе "адресных операций" в Грозном в январе 2003 г.
3.Обнаружены тела жертв внесудебных казней. Январь 2003 г.
4.Жители Урус-Мартановского района продолжают исчезать.
5. Обращение должностных лиц Чеченской Республики к Президенту России
6.Чечня: новая волна беженцев (внутренних перемещенных лиц) из горных сел

"Зачистка" в городе Аргун 8 января 2003 года

8 января примерно с 3 часов ночи до 6 часов утра в городе Аргун приехавшие из военной базы в поселке Ханкала военнослужащие, провели "зачистку".

За три часа, пока они в городе проводили спецоперацию, военные задержали 22 человека, избили около 50 местных жителей. Людей вытаскивали из постелей, и, не дав им одеться, увозили. Когда мать одного из задержанных попросила разрешить ее сыну взять с собой хоть какую-то одежду, ему прямо во дворе вылили на голову ведро воды.

Всех задержанных привезли в карьер, который находится между Аргуном и Ханкалой, и продержали там до двух часов дня. После того как военные уехали из района карьера, женщины - жительницы Аргуна - нашли там останки двух взорванных людей. Остальных задержанных там не было, их увезли на военную базу в Ханкале.

По остаткам одежды был опознан только один труп, принадлежащий Альманзору Орцухаеву, 36 лет, проживавшему по адресу: ул. Шерипова, 12. Во время задержания на улице Аргуна он при невыясненных обстоятельствах был ранен в ногу, а затем увезен к карьеру. По тем частям тела, которые удалось собрать, родственники А.Орцухаева смогли его опознать.

Во время "зачистки" сотрудники комендатуры г. Аргун не пыталась противодействовать совершению задержаний, они заявили, что военные их все равно не послушаются. Военный прокурор, Алишер Сабитов, который находился в расположении частей 34-й отдельной бригады оперативного назначения ВВ МВД РФ, стоявшей в оцеплении во время проведения спецоперации, не принял заявлений от родственников похищенных.

В этот же день толпа женщин в знак протеста против военных перекрыла автомобильную трассу у моста через реку Аргун. Видимо это заставило районные и республиканские власти обратить внимание на произошедшее. С родственниками задержанных встретился заместитель министра МВД ЧР С.Сатуев. Он пообещал принять все меры к розыску людей.

К вечеру 8 января военные отпустили восьмерых людей из числа задержанных:

  1. Сайдаев Ш., ул. Шалинская, 11
  2. Хамзаев Руслан, 1975 г.р., ул. Пушкина, 48
  3. Ясаев Х., ул. Чернореченская, 3
  4. Мирзоев Д., ул. Гудермесская, 17\18
  5. Абдурахманов А., ул. Воронежская, 21
  6. Эскиев Руслан
  7. Хасаханов Аюб
  8. Завриев Айнди

Все они нуждались в медицинской помощи. По их словам, задержанных доставили в карьер и положили на снег. Затем, накрыв полиэтиленовой пленкой, начали поливать водой. Снег под ними подтаивал, потом вода замерзала вокруг. Военные ходили прямо по людям, жестоко избивали их.

10 января освободили еще одного местного жителя, избитого до полусмерти.

15 января стало известно, что все пропавшие в ходе "зачистки", кроме Азамата Вахаевича Алиева, были отпущены. Все они нуждались в срочной медицинской помощи.

Правозащитному центру известны имена девяти освобожденных:

  1. Аласханов Адам Гиланиевич, 1979 г. р. ,ул. Ленина, 27, кв.27
  2. Сулейманов Апти Ризванович, 1977 г.р., ул. Ворошилова, 71
  3. Эскерханов Халид Рамзанович, 1982 г.р., ул. Грозненская, 37
  4. Тепсуркаев Мовла Магомед-Рамзанович, 1978 г.р., ул. Чапаева, 4
  5. Салатаев Хож-Ахмед (Адам) Асланбекович, 1979 г.р., ул. Ворошилова, 109
  6. Мисиев Тимур Арбиевич, 1976 г.р., ул. Мельничная, Тупой пер.
  7. Замхаджиев Ибрагим Вахаевич, 1978 г.р., ул.Гагарина, 102, кв.38
  8. Садулаев Сулиман А-Х., 1966 г.р., ул. Шерипова, 31
  9. Джаралиев Абубакар Магомедович, 1967 г.р., ул. Солнечная

Судьба и местонахождение А.В.Алиева, 1974 г.р., проживает на ул. Гагарина, 10, кв.45, на начало февраля не были известны.

15 января, выступая по местному телевидению, представитель военной прокуратуры сообщил, что в г. Аргун проводилась спецоперация, в ходе которой два боевика оказали сопротивление и были убиты на месте. Остальные задержанные почти все отпущены. Прокурор также заявил, что никаких заявлений по факту правонарушений от родственников задержанных в органы прокуратуры в эти дни не поступало.

Салатаев, задержанный в ходе спецоперации, умер. Эскерханов и Сулейманов лежат в больнице и находятся в очень тяжелом состоянии.Кроме побоев у них поставлен диагноз: обморожение.

Случаи исчезновения людей, задержанных представителями федеральных сил в ходе "адресных операций" в Грозном в январе 2003 года

4 января 2003 года

В 4.00 в Старопромысловском районе г. Грозный к дому (ул. Яблочная, 4), на двух БТРах, а/м "Урал" и трех а/м "УАЗ-452" подъехали российские военнослужащие. Тремя группами, примерно по 10-15 человек, они ворвались в три квартиры (30, 31, 32), расположенные на одной лестничной площадке, в которых проживает семья Мажиевых. Большинство военных были без масок. Были задержаны: Алик Дениевич Мажиев, 1948 г. р., и три его сына - Хасан, 1974 г. р., Хусейн, 1975 г. р., Арби, 1983 г. р.

Алик Мажиев вместе с женой Айшат, 1948 г. р. и младшим сыном Арби проживал в кв.  32. При задержании старший Мажиев был избит военными за то, что отказался встать на колени.

Хасан Мажиев вместе с женой Анжелой Багаевой и двумя дочерьми проживал в кв. № 30.

Хусейн Мажиев вместе с женой Луизой и сыном проживал в кв. № 31.

Во всех квартирах военные произвели обыск, требуя от хозяев выдать оружие и показать все имеющиеся фотографии. Заодно потребовали отдать им деньги.

В эту ночь у Мажиевых гостил племянник Юнус, 16 лет. Айшат попросила военных не забирать юношу. Военные, узнав возраст и фамилию молодого человека, сказали, что он им не нужен, однако забрали с собой его паспорт.

Задержанным не дали одеться, и они вышли на улицу в нижнем белье. Уходя, военные предупредили женщин, чтобы в течение 30 минут те оставались в доме, в противном случае они пригрозили вернуться и расстрелять всю семью, включая детей. Айшат поспросила сообщить ее хотя бы место, куда увозят мужа и сыновей. В ответ она услышала: "Захотите, найдете".

На следующий день по факту задержания Мажиевых родственники задержанных обратились с письменными заявлениями: в РОВД Старопромысловского района, на имя главы администрации Старопромысловского района Шаптукаева, на имя прокурора ЧР Кравченко и на имя прокурора города Мурдалова.

На место происшествия выезжала следственно-оперативная группа прокуратуры города и РОВД района.

5 января 2003 года

Около 5.00 в г. Грозный на ул. Декабристов к дому № 17, где проживает семья Джантемировых, на трех БТРах и а/м "Урал" подъехали российские военнослужащие. В это время в доме находились: хозяин дома Сулумбек Магомедович Джантемиров, его жена Дещи Саидаминовна и их сын Дени, 1975 г. р.

Услышав подозрительный шум, Сулумбек вышел на улицу. Он увидел во дворе вооруженных людей в масках, одетых в камуфляжную форму в количестве примерно 15 человек. Увидев Сулумбека, один из военных приказал ему лечь на землю, положить руки на голову и не разговаривать. Хозяин дома выполнил требование военного.

Вслед за Сулумбеком из дома вышел Дени. Ему тоже было приказано лечь на землю, что он и сделал. Сулумбек попытался выяснить у военных причину визита. В ответ он получил удар ногой по затылочной части головы. Ему опять было приказано не разговаривать.

Пока отец и сын лежали во дворе дома, часть военных прошла в помещение и произвела обыск. Как обычно, никаких документов военные хозяевам дома при это не предъявляли. Обыск продолжался в течение 40 минут.

Закончив обыск в доме, военные вышли на улицу и потребовали от Сулумбека, чтобы он зашел в дом, лег на пол, положил руки на голову и не двигался. Сулумбек и на этот раз выполнил указания военных, но как только военные вышли из дома, Сулумбек вышел вслед за ними. Выйдя во двор, он обнаружил, что сына там нет. Тогда Сулумбек подошел к одному из БТРов и спросил у военных, сидевших на нем, за что и куда забирают его сына. На что один из военных ответил, что после проверки, если Дени не виновен, его отпустят. Военнослужащий сообщил, что Дени отвезут в Октябрьский отдел, не уточнив в РОВД, ВОВД или комендатуру. После этого военные уехали.

В тот же день Сулумбек Джантемиров обратился с письменным заявлением в администрацию Октябрьского района г. Грозный, Октябрьский РОВД, комендатуру Октябрьского района, к военному прокурору в/ч 20102 н.п. Ханкала и прокурору Чеченской Республики. Однако местонахождение Дени Джантемирова установить не удалось.

Примечание

Дени Сулумбекович Джантемиров с 1983 года проживал и учился в Турции. В Чеченскую Республику он прилетел для того, чтобы заменить паспорт старого образца на новый. Из Турции Джантемиров через г. Киев прилетел в г. Москва. Как рассказал Сулумбек Джентемиров, из Москвы в Чечню Дени провожал его товарищ, якобы сотрудник ФСБ (назвать имя и адрес товарища отцу Дени не посчитал нужным, сообщив, что все данные товарища он записал в свой личный блокнот). В ходе обыска в доме Джантемировых военными был изъят блокнот, принадлежащий Дени, а также альбом с семейными фотографиями. Остальные вещи были нетронуты.

6 января 2003 года

Около 3.00 в г. Грозный в квартиру Саралиевых в доме 75 в городке Маяковского (жилой массив в Старопромысловском районе) ворвались вооруженные люди в камуфляжной форме. Они забрали Абдул-Решида Джунидовича Саралиева, 1941 г. р., его психически больного сына Рамзана, 1968 г. р., его двоюродного брата Ваху Хасановича Курашева и их гостя. Из квартиры вынесли телевизор, магнитофон, одежду и другие вещи.

На шум и крики выбежал сосед Саралиевых - Руслан Аббасович Ражапов, 1954 г. р. Его забрали тоже. Производившие задержание были на двух БТРах, нескольких а/м УАЗ и а/м "Урал".

11 января жители с. Пролетарское Грозненского (сельского) района около р. Нефтянки нашли труп молодого человека. Им оказался Рамзан Саралиев.

На трупе были обнаружены две огнестрельных раны: в челюсть с правой стороны с выходом через левый глаз и в правую скулу с выходом через легкое с левой стороны. Руки и ноги были связаны, на запястьях остались раны, очевидно от проволоки. На шее видны темные пятна. На левом плече - следы ожогов величиной с пятирублевую монету.

Судьба остальных похищенных неизвестна.

11 января 2003 года

Около 3.00 в с. Пролетарское Грозненского (сельского) района были похищены двое местных жителей: Арби Каримов, 1981 г. р., Шаарани Хусейнович Исаев, 1963 г. р., и гость Исаева, пожилой человек из Итум-Кале, который приехал за кормом для скота. Похитители забрали также и понравившиеся вещи.

Неизвестные были в камуфляжной форме и масках говорили по-русски с акцентом. Соседи успели заметить, что они приехали на БТРе, а/м "Урал", УАЗиках и уехали в сторону Грозного.

Как только рассвело, местные жители пошли по следам похитителей и наткнулись на труп молодого человека, лежащий у р. Нефтянка. Дальше понять, куда уехали неизвестные, было невозможно. В тот же день удалось опознать мертвое тело: оно принадлежало Рамзану Саралиеву, увезенному военными 6 января из городка Маяковского.

Родственники похищенных с помощью главы администрации обратились с заявлениями в прокуратуру и РОВД.

Вечером 12 января задержанного жителя Итум-Кале выбросили в Старопромысловском районе г. Грозного.

14 января 2003 года

Около 2.00 в г. Грозный военные на двух БТРах (ВФ ЧРИ на вооружении БТРов не имеют) и двух а/м "УРАЛ" подъехали к дому № 23 на ул. Р. Люксембург, который вплотную примыкает к центральному рынку.

Военные ворвались в камеру хранения рынка, расположенную на первом этаже пятиэтажного дома, и похитили большое количество вещей и продуктов.

Затем они стали заходить в квартиры дома, в которых избивали жильцов и забирали понравившиеся вещи.

Были задержаны и увезены в неизвестном направлении четыре человека:

  1. Хасан Устерханов, 1974 г. р., сотрудник общественного объединения "Коалиция". Он был задержан в офисе организации, находящийся в этом доме. Хасан с женой допоздна задержались на работе и решили остаться в офисе, т.к. живут они загородом. В ходе задержания военные забрали личные документы Х. Устерханова, документы организации, избили его жену.
  2. Аслан Султанович Музаев, 1977 г. р. Во время задержания избита его жена.
  3. Анжела Шахмурзаева, 1971 г. р.
  4. Аслан Байсултанов.

Местные жители заметили, что военные были на трех БТРах и а/м "Урал". Собирая уцелевшие вещи, они нашли рожок от автомата и наручники.

14 и 15 января несколько сотен жителей Грозного предприняли акции протеста.

14 января толпа людей, состоящая в основном из женщин, перекрыли уличное движение по просп. Победы в центре города. Через некоторое время к ним подъехал начальник милиции Заводского района, глава администрации Муса Алаудинов, сотрудник МВД Якуб Дашаев, но коменданта города и заместителя мэра Супьяна Махчаева, который курирует силовые структуры, собравшиеся так и не дождались. Милиционеры не пытались разогнать пикет, они только следили за порядком. Пострадавшие и их родственники подали заявления на имя прокурора города, с помощью сотрудников "Мемориала" встретились с комендантом. Им было обещано, что будут предприняты самые действенные меры к розыску пропавших.

15 января люди пошли к воротом комплекса правительственных зданий, проломили ворота внешнего КПП, некоторым удалось прорваться внутрь.

Людям удалось поговорить с Мовсаром Хамидовым, отвечающим в администрации ЧР за связь с силовыми структурами. Они говорили о ночных задержаниях и последующих "исчезновениях" задержанных - Хамидов отвечал, что им удается найти "исчезнувших" в девяти случаях из десяти (по мнению "Мемориала", оценка, мягко говоря, оптимистическая). Кроме того, Хамидов утверждал, что в затягивании расследования "исчезновений" виновата, прежде всего, прокуратура. В этом с ним согласился подошедший заместитель министра внутренних дел Чеченской Республики Султан Сатуев. Оба, однако, не обещали быстро найти задержанных. Когда люди попросили Хамидова и Сатуева поискать задержанных по воинским частям, те ответили, что не имеют подобных полномочий.

Когда их спросили, нельзя ли вести эти поиски совместно с комендантом Грозного, те ответили, что не могут найти коменданта.

Между тем, накануне, вечером 14 января, родственники задержанных в сопровождении сотрудника Правозащитного центра "Мемориал" встречались с военным комендантом Грозного генералом Фоменко. В их присутствии Фоменко поручил своему заместителю, Александру Николаевичу, проверить места дислокации воинских частей: по некоторым сведениям, в ночь на 14 января БТРы выезжали из мест дислокации воинских частей в районе производственного автотранспортного предприятия - 1 и "Соленой балки" (Старопромысловский район).

15 января родственники задержанных в сопровождении сотрудника Правозащитного центра "Мемориал" вновь пошли к коменданту города. Их встретил Александр Николаевич, из слов которого стало ясно, что никакие действия по розыску задержанных им предприняты не были - он просто тянул время.

Неожиданно людей пригласили вновь вернуться к первому, внешнему КПП - оказывается, Фоменко находился там, и привел с собой сотрудников прокуратуры, чтобы родственники могли написать заявления. Это было странно - заявления родственниками уже были написаны и переданы в прокуратуру накануне. Кроме того, задержанная женщина приходится троюродной сестрой Таусу Мурдалову, прокурору г. Грозный, и очевидно, что ее-то прокуратура искала, как могла, и по официальным, и по неофициальным каналам. Однако родственники задержанных пошли вновь писать заявления.

Налицо очевидное отсутствие элементарной координации действий между администрацией и МВД ЧР, комендатурой и прокуратурой. Впрочем, речь может идти и о желании переложить ответственность с одного ведомства на другое.

Толпа людей стояла у внешнего КПП комплекса правительственных зданий до конца светового дня. 16 января утром люди снова собрались на этом месте.

Спецпредставитель президента РФ по соблюдению прав человека в Чечне Абдул-Хаким Султыгов заявил, что в бюро спецпредставителя поступила жалоба от 228 жителей республики на насильственные действия в отношении мирного населения со стороны неизвестных лиц в камуфлированной форме. "Авторы заявления утверждают, что в ночь с 13 на 14 января в районе центрального рынка 150 человек в камуфляже произвели насильственные действия", - сказал А.-Х. Султыгов (ИА "Чечня свободная", Вып. 107, 16.01.2003).

Султыгов также заявил "Независимой газете", что "причиной акции протеста в Грозном стала провокация со стороны 150 неизвестных людей в камуфляже, которые ночью в районе центрального рынка произвели насильственные действия в отношении местных жителей/.../ Султыгов не исключил, что эта провокация осуществлена с целью дестабилизации обстановки в Чечне в преддверии визита в Россию представителя ПАСЕ лорда Джадда" (Максаков И. Кадровое чтиво // Независимая газета. 16 января 2003).

Новое массовое захоронение жертв внесудебных казней

16.01.2003

13 января 2003 года на Петропавловском шоссе под г. Грозный обнаружено девять (десять) взорванных трупов, которые доставлены в мечеть с. Толстой-Юрт Грозненского (сельского) района для опознания.

На следующий день прокурор Чеченской Республики В. Кравченко сообщил, что десять тел, найденные возле Петропавловского шоссе неподалеку от Грозного, принадлежат людям, ранее похищенным боевиками. Кравченко сообщил, что два тела опознаны - это директор госхоза Кагерманов и житель Грозного Тепсуев. По данному факту прокуратура Чечни возбудила уголовное дело по ч. 2 ст. 105 (убийство двух и более человек) (РИА "Новости", 14.01.02).

Однако местные жители предполагали вначале, что эти тела принадлежат людям, "исчезнувшим" в ходе "зачистки" в г. Аргун в начале января 2003 года.

Позднее выяснилось, что данная информация неточна: среди двух опознанных тел, одно принадлежало жителю г. Аргун, но задержанному сотрудниками федеральных силовых структур в конце 2002 года.

Тело Кагерманова - директора госхоза "Советская Россия", расположенного в с. Бердыкель (Комсомольское) Грозненского (сельского) района, было опознано почти сразу. Однако, вопреки заявлению Кравченко, он не был похищен боевиками, а задержан сотрудниками федеральных силовых структур во второй половине декабря 2002 года около с. Пригородное (ехал на а/м "Волга" с двумя своими сослуживцами). По словам сотрудников Кагерманова, их задержали военные на БТРе и а/м УАЗ. Пересадив всех троих в УАЗ, их повезли в неизвестном направлении, затем, сослуживцев Кагерманова выбросили из машины, а директора госхоза увезли, забрав также "Волгу".

Еще одно тело принадлежало жителю Грозного Тепсуеву, сотруднику налоговой службы, 22 декабря он был задержан сотрудниками федеральных силовых структур - об этом ПЦ "Мемориала" сообщили его родственники.

От остальных тел после подрыва остались только фрагменты. Опознать их, по словам сотрудников правоохранительных органов, вряд ли возможно. Таким образом, заявление прокурора ЧР Кравченко не соответствует действительности. Есть серьезные основания полагать, что, все опознанные тела из числа обнаруженных 13 января принадлежат людям, ранее задержанным сотрудниками федеральных силовых структур, а отнюдь не похищенным боевиками. На это указывают прямые свидетели похищений.

В связи с вышеизложенным следует напомнить, что весной 2001 года российские официальные представители пытались "списать" на боевиков свалку человеческих тел, обнаруженную в дачном поселке у Ханкалы, в сентябре 2002 года - захоронение на границе Чечни и Ингушетии, неподалеку от пос. Горагорск и т.д.. Между тем, и там, и там все опознанные тела также принадлежали людям, ранее задержанным сотрудниками федеральных силовых структур.

Важно отметить, что люди, чьи тела обнаружены у Петропавловского шоссе, были задержаны в разное время и в разных местах. Так же было и в двух выше названных эпизодах. То есть речь идет не об "эксцессе исполнителя", не о действиях отдельного вышедшего из-под контроля подразделения, но о продолжающейся деятельности "эскадронов смерти" - преступных организованных групп, действующих внутри государственных силовых ведомств.

Примечание:

Термин "эскадроны смерти" появился в Бразилии в 60-е годы XX столетия. Так сами себя назвали группы полицейских, которые при покровительстве начальства начали "радикальную" борьбу с преступностью, казня без суда и следствия тех, кого они подозревали в совершении правонарушений. Жертвами их становились чаще всего не крупные мафиози, а мелкие уличные грабители, бродяги, воришки. Затем "эскадроны смерти" стали использоваться властями многих государств Латинской Америки в политических целях для подавления оппозиции и партизанских движений.

Продолжаются исчезновения жителей Урус-Мартановского района

Люди, задержанные федеральными силами, пропадают без вести

24 ноября 2002 года в с. Мартан-Чу, примерно в 21:00, в дом № 24, расположенный ул. Первомайская, ворвались вооруженные сотрудники российских силовых структур (10-12 человек). Все они были в масках и одеты в камуфляжную форму, приехали на двух автомашинах марки УАЗ (микроавтобусы) серого цвета и цвета хаки. Разглядеть номера было невозможно, так как было темно, а в селе в это время был отключен свет. Ворвавшиеся в дом люди не представились, уложили всех обитателей дома на пол и произвели несанкционированный обыск. Затем спросили: "Кто хозяин дома"" Мумади Бенуев назвал себя. Ему приказали показать сына. Мумади показал сына Сайд-Селима Мумадиевича Бенуева, 1982 г. р. Военные сразу же набросились на того и принялись избивать прямо в доме. Также жестоко была избита сестра Сайд-Селима, Хеда Бенуева, 1985 г.р., старавшаяся как-то защитить своего брата. Проверив документы у всех мужчин, военные вывели на улицу и увезли Бенуева Сайд-Селима. Причина его задержания и куда он будет доставлен, родственникам не были сообщены.

В этот вечер те же представители федеральных силовых структур задержали и увезен в неизвестном направлении ещё одного местного жителя, Абу Магомедовича Жаналова, 1973 г.р., проживающего по ул. Первомайская - 31. Его задержали у входа в дом его дяди, куда он направлялся с целью проведать своих родственников. Причина его задержания также не известна.

Родственники обоих задержанных письменно обратились в силовые структуры Урус-Мартановского района с просьбой установить местонахождение насильственно увезенных людей.

На середину февраля 2003 г. местонахождение Сайд-Селима Мумадиевича Бенуева и Абу Магомедовича Жаналова не известно.

16 декабря 2002 года в с. Мартан-Чу Урус-Мартановского района, примерно, в 2:00, представителями федеральных сил были задержаны: Лема Мишаев, 1952 г. р. и Бислан Сайдаев, 1979 г.р.

Сотрудники силовых структур приехали на БТРе и автомобиле марки "УАЗ" (микроавтобусы). Они увезли задержанных людей в направлении город Урус-Мартан и по пути проехали блокпост, расположенный между селом Мартан-Чу и райцентром.

Установить местонахождение задержанных родственники не смогли, хотя обращались к руководителям органов власти и силовых структур Урус-Мартановского района. Должностные лица отрицают причастность своих служб к аресту людей.

На середину февраля 2003 г. местонахождение Лемы Мишаева и Бислана Сайдаева не известно.

В ночь на 29 декабря 2002 года в г. Урус-Мартан сотрудниками российских силовых структур, у себя дома, был задержан и увезен в неизвестном направлении местный житель, Ризван Умтажович Ибрагимов, проживающий по улице Безымянная дом № 26. Военные подъехали к дому Ибрагимовых на двух БТРах, грузовой автомашине "УРАЛ" и автомашине "УАЗ-452" (микроавтобус). Всего военных было около 50 человек, однако в дом вошли только пятеро (трое из них, были в масках). Был проведён несанкционированный обыск, во время которого, всем находившимся в доме, военные приказали лечь на пол.

Хозяин дома Уматж Ибрагимов попытался выяснить причины по которым военные пришли в его дом. Но один из военных приставил к нему дуло автомата и приказал молчать. После того, как обыск в доме был закончен, военные забрали сына хозяина дома Ризвана Умтажовича Ибрагимова, 1977 г.р. и увезли с собой в неизвестном направлении.

На середину февраля 2003 г. местонахождение Ризвана Умтажовича Ибрагимова не известно.

В ночь на 8 января 2003 года, в г. Урус-Мартан, примерно в 3:00, сотрудники российских силовых структур, взломав наружную дверь, ворвались в дом, расположенный по адресу: улица Безымянная, дом 56. Военные, вооружённые автоматическим оружием, были одеты в камуфляжную форму, часть из них были в масках. К дому военные подошли пешком, а военную технику, по свидетельству очевидцев - 2 БТР, и автомашину марки "Урал", оставили на соседней улице.

В доме был произведен несанкционированный обыск. После этого без каких-либо объяснений и причин, был задержан Лом-Али Бай-Алиевич Ахильгов, 1986 г. р. При этом родственникам Ахильгова не было сообщено о том, куда он будет доставлен, где будет содержаться. С утра родственники начали активные поиски Ахильгова, они обращались в прокуратуру и в РОВД Урус-Мартановского района. Однако там заявили, что ничего не знают о данном задержании.

На середину февраля 2003 г. местонахождение Лом-Али Ахильгова не известно.

В ночь на 24 января 2003 года, в с. Мартан-Чу Урус-Мартановского района сотрудники российских силовых структур ворвались в дом № 11 на улице Свободы, в котором проживает семья Гайтаевых. В доме силовиками были задержаны Муса Хамидович Гайтаев, 1972 г. р., и его двоюродный брат, Магомед Вахаевич Гайтаев, 30-35 лет.

Магомед Гайтаев является сотрудником линейного отдела внутренних дел (ЛОВД) города Грозного. Его через сутки выбросили на западной окраине города Урус-Мартан. Магомед был сильно избит. Он не знает, где его содержали. Табельные пистолет и автомат, закрепленные за ним, не возвращены.

Муса Гайтаев, 2000 году уже задерживался сотрудниками российских силовых структур. Тогда он содержался в следственном изоляторе в поселке Чернокозово Наурского района, в течение шести месяцев. Был освобожден по амнистии. О чём имеется соответствующая справка.

На середину февраял 2003 г. местонахождение Мусы Гайтаева и причины его задержания неизвестны. Родственники Гайтаева обращались во все силовые структуры и прокуратуру района в надежде получить хоть какую-нибудь информацию о его судьбе, однако все их попытки оказались безрезультатными. Свою причастность к данному задержанию силовые органы Урус-Мартановского района отрицают. Сотрудники прокуратуры также утверждает, что не располагают какой-либо информацией.

На середину февраля 2003 года местонахождение Мусы Гайтаева не известно.

В ночь на 25 января 2003 года примерно в 3:00 в с. Гой-Чу Урус-Мартановского района сотрудники российских силовых структур, взломав наружную дверь, ворвались в дом к Джабраиловым, проживающих по ул. Ключевая, 16. В доме в это время находились хозяин, Иса Хамидович Джабраилов, 1969 г. р., и его односельчанин, Мохади Шамсудинович Макаев, 1970 г. р., прописанный по адресу с. Гой-Чу, ул. Мельничная, 13. (Мохади временно проживал в доме Джабраилова, так как его дом полностью разрушен в ходе военных действий в марте 2000 года).

О факте задержания Джабраилова и Макаева родственники узнали лишь днем 25 января 2003 года. Об этом им рассказали односельчане. Сами родственники задержанных временно проживают в городе Урус-Мартан. Свидетелей, которые бы непосредственно находились в доме во время задержания, нет. Однако есть очевидцы, которые видели автомашину марки "УАЗ - 452" (микроавтобус) серого цвета, на которой приехали сотрудники силовых структур, производившие задержание Джабраилова и Макаева (автомобиль сотрудники силовой структуры оставили недалеко от вышеуказанного дома, а ко двору Джабраилова подошли пешком).

Утром 25 января соседи Джабраилова осмотрели его дом и обнаружили следы крови. По всей видимости, при задержании людей сильно избивали. В доме было все перевернуто. Очевидно, что был произведен несанкционированный обыск. При осмотре комнаты, где спали задержанные, соседи-односельчане нашли одежду, принадлежащую задержанному Макаеву (куртка, обувь). Следовательно, ему не дали одеться. Со двора Джабраиловых силовики на буксире увели принадлежавшую Исе автомашину марки ВАЗ- 21099, которую, по всей видимости, не смогли завести из-за установленного не нем противоугонного устройства.

Родственники задержанных начали активные поиски. Они обращались в различные силовые структуры и прокуратуру Урус-Мартановского района. Однако везде отрицают свою причастность к данному задержанию и заявляют, что никакой информацией не обладают.

На середину февраля 2003 года местонахождение Исы Хамидовича Джабраилова и Мохади Шамсудиновича Макаева не известно.

В ночь на 27 января 2003 года в с. Мартан-Чу Урус-Мартановского района сотрудниками российских силовых структур Урус-Мартановского района задержан и увезен в неизвестном направлении Муса Хасанович Эльмурзаев, 1956 г. р., проживающий по адресу: улица Красноармейская, 23. По свидетельству жены Эльмурзаева, военные, проводившие задержание были в масках, одеты в камуфляжную форму и вооружены автоматическим оружием. Количества их составляло около 10 человек. Они приехали в село на двух автомашинах "УАЗ-452" (микроавтобус). Машины военные оставили недалеко от дома Эльмурзаевых.

В доме Мусы не был произведен обыск. Задержанному разрешили одеться. Однако родственников не поставили в известность о том, где его будут содержать и за что задерживают.

Родные Мусы Эльмурзаева обратились практически во все силовые ведомства и прокуратуру Урус-Мартановского района с просьбой помочь в розыске и в дальнейшем освобождение задержанного. Однако никаких результатов эти обращения не дали. Везде заявляют, что не знают, какая структура произвела задержание.

На середину февраля 2003 года местонахождение Мусы Эльмурзаева не известно.

Ранее при схожих обстоятельствах был задержан и исчез брат М.Эльмурзаева, Апти Эльмурзаев, 1969 г.р.

В ночь на 28 января 2003 года, примерно в 4:00, в г. Урус-Мартан, сотрудники российских силовых структур, взломав наружную дверь, ворвались в квартиру 44, расположенную в доме - 29 по ул. Советская.

В данной квартире проживала Седа Магомед-Салиевна Хурикова, 1977 г.р., с детьми. Ее муж, преподаватель исламской школы, погиб в 1999 г. при бомбардировке Урус-Мартана. Ее брат, известный полевой командир чеченских формирований вахабитского направления Магомед Цагараев, был убит в 2001 году при нападении на милиционера. В настоящий момент в квартире кроме Седы и ее детей проживали ее отец и мать, чей дом в Шатойском районе был разрушен в ходе боевых действий.

Силовики приехали на двух БТРах, которые остановились недалеко от указанного дома (номера бронемашин не известны). Силовики (в квартиру вошли 5 человек) были в масках. Они не представились, не показали свои документы. В доме они произвели несанкционированный обыск, вели себя очень грубо.

Вооруженные люди увели Седу Хурику с собой, не позволив ей даже одеться (ее подняли с постели). Отец видел с балкона бронетранспортеры, стоящие на улице, военных, занявших позиции на крышах находящихся рядом торговых палаток. Сразу после того, как Седу увели из квартиры, военные сели в БТРы и уехали. Все это происходило примерно в трехстах метрах от районной комендатуры.

По словам очевидцев, два БТРа поехали по улицам райцентра Урус-Мартан в сторону районной военной комендатуры.

Утром родственники задержанной Седы Хуриковой, обратились с заявлениями во все силовые структуры и прокуратуру Урус-Мартановского района. Везде отрицают причастность своих сотрудников к данному задержанию.

На середину февраля 2003 года местонахождение Седы Хуриковой не известно.

В ночь со 2 на 3 февраля 2003 года, примерно в 3 часа сотрудники российских силовых структур ворвались в с.Гойты в дом на ул.Чапаева.

Военные приехали на трех автомашинах марки "УАЗ" две из которых микроавтобусы без номерных и опознавательных знаков.

В доме был произведен несанкционированный обыск. После чего был увезен в неизвестном направлении Мурад Сайд-Эминович Хачукаев, 1980 г.р. проживающий здесь. В ходе обыска были проверены документы его брата, сотрудника милиции - его не задержали, табельное оружие, находившееся при нем, не тронули.

Родственники задержанного Мурада Хачукаева обращались во все силовые органы и прокуратуру Урус-Мартановского района. Однако везде утверждали, что не располагают никакой информацией о данном задержании.

12 февраля 2003 года в садах государственного унитарного предприятия госхоз им. Мичурина по дороге в сторону с.Гойское, Урус-Мартановского района были обнаружены части взорванного человеческого тела. Родственники опознали останки Мурада Сайд-Эминовича Хачукаева.

Обращение должностных лиц Чеченской Республики к Президенту России

19 ноября 2002 года

Чеченские власти просят Путина оградить жителей республики от произвола силовиков.

Руководители министерств и ведомств Чечни, главы районных администраций республики и члены Консультативного совета при главе чеченской администрации призвали президента РФ пресечь произвол по отношению к жителям республики со стороны представителей силовых структур, случаи которого особенно участились после недавнего теракта в Театральном центре в Москве.

"Мы вынуждены в экстренной форме обратиться к вам как к высшему должностному лицу в российском государстве и гаранту соблюдения конституционных прав всех граждан РФ, неотъемлемой частью которой является и Чеченская Республика со всем своим мирным населением, составляющим более 1 млн. человек", - говорится в обращении. В документе отмечается, что за последние годы достигнуты определенные успехи строительства мирной жизни в Чечне. "У народа появилась вера в необратимость позитивных процессов в экономике, социальной сфере". Итогом этих позитивных перемен стал перелом в общественном сознании людей, что выразилось, в частности, в возвращении многих беженцев из Ингушетии, других регионов России и стран ближнего зарубежья. В то же время, говорится в обращении, в последние месяцы "резко усилили провокационные действия деструктивные силы". "Они разномастны. Это и террористы-отморозки, устроившие трагедию на Дубровке. Это и политиканствующие уголовники и террористы, прикрывающиеся исламскими и национальными лозунгами, организовавшие сборища в Страсбурге и т.д".

Представители органов власти Чечни напомнили, что подавляющее большинство жителей республики осудило варварский теракт, связанный с захватом заложников в Москве. Но "именно в последующие дни после теракта в Москве неправовые действия федеральных силовых структур, находящихся в Чечне, резко ухудшили общественно-политическую ситуацию в республике. Речь идет о массовых похищениях мирных граждан, совершаемых военными с использованием бронетехники глубокой ночью". "По всем указанным фактам имеются многочисленные обращения в республиканскую прокуратуру, комендантам районов, коменданту республики, руководству группировкой войск в Чечне, администрации и правительству республики, - отмечается в документе. - Все наши обращения, к сожалению, остаются без внимания. Все это, безусловно, на руку ичкерийской стороне и ее главарям, которые используют каждый случай правового беспредела со стороны военных, который в последние недели приобрел массовый характер".

"Если ночные похищения и убийства мирных граждан будут продолжаться, общественно-политическая ситуация может взорваться, все позитивное, что было достигнуто за последние годы, может быть разрушено", - предупреждают руководители министерств и ведомств Чечни, главы районных администраций республики, подписавшие обращение. Среди подписавших документ, в частности, председатель президиума Консультативного совета при главе администрации Чечни Шаид Жамалдаев, замглавы администрации Чечни, представитель главы администрации республики при президенте РФ Аднан Магомадов, главы администраций районов: Гудермесского, Ачхой-Мартанского, Урус-Мартанского.

Между тем в ответ на критику со стороны чеченской администрации действий военных в республике заместитель командующего Объединенной группировкой войск на Северном Кавказе Борис Подопригора ранее заявил, что ОГВ "твердо придерживается принципов легитимности при проведении мероприятий, призванных своевременно и эффективно пресекать антиконституционные проявления, нарушение законности и порядка". "При этом учитывается вся гамма обстоятельств, вызвавших необходимость применения силы для восстановления мира и спокойствия в Чеченской Республике, являющейся неотъемлемой частью России".

Кавказ. Страна. RU

Чечня: новая волна беженцев (внутренних перемещенных лиц) из горных сел

С конца лета 2002 года жители покидают села в горных районах на востоке Чеченской Республики и уходят на равнину. Покинуты многие населенные пункты Веденского, Ножай-Юртовского, Курчалоевского районов. Общее число мигрантов этой новой волны составляет, по некоторым оценкам, десятки тысяч человек. Это происходит через два года после окончания масштабных боевых действий, в то время, когда официальные российские представители говорят о нормализации обстановки в республике.

Вооруженный конфликт в Чечне, продолжающийся с 1999 г. (равно как и "первая чеченская война" 1994-1996 гг.) сопровождается масштабными миграциями населения. В первые месяцы войны люди бежали из зон боевых действий, от бомбардировок и артиллерийских обстрелов, в более спокойные и безопасные районы. Тогда республику покинули более трехсот тысяч человек. Не менее масштабна была внутренняя миграция: сначала - с севера республики, с равнины, в горы, потом, когда война дошла и туда - в обратном направлении. До сих пор сотни тысяч человек не смогли вернуться в свои дома. Причины разные: для одних - отсутствие на территории Чечни безопасности, для других - разрушенное жилье.

Однако, несмотря на это, большинство населенных пунктов все же не обезлюдeли; многие жители возвращались туда, как только это становилось возможным. Население республики в целом сократилось по сравнению с довоенным периодом на 20-25 процентов (с 750-800 тысяч на 1999 г. до примерно 600 тысяч в настоящее время - данные переписи октября 2002 г. - 1 миллион 88 тысяч человек - остаются по жанру ненаучной фантастики), но это сокращение более или менее равномерно приходится на всю территорию республики.

Пятнами депопуляции, местами, где население сократилось в разы, оставались лишь разрушенный и не восстановленный Грозный и полностью уничтоженное село Комсомольское. Хотя и в эти населенные пункты вернулась малая часть жителей.

Но с конца лета 2002 года начали обозначаться новые пятна депопуляции.

В ходе широкомасштабных боевых действий, развернувшихся в Чеченской Республике в конце 1999 г. и первой половине 2000 г., многие горные села подвергались артиллерийским обстрелам и ударам с воздуха. В результате среди населения имелись жертвы, были разрушены многие жилые дома и хозяйственные постройки. Часть населения бежала из горных сел на равнину и даже за пределы Чечни. Впрочем, передвижение по дорогам представляло подчас еще большую опасность, а в ходе многочисленных "зачисток" равнинных сел федеральные силы проявляли особый "интерес" к проживающим в них не местным жителям. Поэтому многие обитатели горных сел предпочли тогда остаться дома, переселившись в подвалы или землянки, вырытые на огородах. Здесь люди жили по несколько месяцев, надеясь, что ситуация после прекращения боевых действий изменится к лучшему.

С середины 2000 г. конфликт в Чечне приобрел характер партизанской войны. Обстрелы и бомбардировки населенных пунктов стали значительно реже. Тем не менее, жизнь людей в горных селах Ножай-Юртовского, Курчалоевского и Веденского районов оставалась чрезвычайно тяжелой. В этих районах в окрестностях населенных пунктов продолжались столкновения федеральных сил и противостоящих им чеченских вооруженных формирований, проводились "зачистки" сел", лесные массивы постоянно подвергались обстрелам и бомбардировкам.

Следует учитывать, что после развала колхозов в девяностых годах для горцев основным занятием стало скотоводство. Отказ от советской системы ограничения поголовья скота, находящегося в частной собственности, дало возможность многим жителям горных районов "встать на ноги", иметь такое стадо, какое было им по силам. Однако война полностью подорвала этот сектор экономики - выпас на горных пастбищах стал невозможным. Началась минная война. Тропы в лесные массивы и на пастбищах в горах минировались и боевиками. В значительно больших масштабах минирование в лесах и на пастбищах осуществлялось федеральными силами. Естественно, никто не предупреждал население о минировании тех или иных участков местности, гибли люди, подрывался скот. И если люди как-то научились распознавать и обходили опасные места, то животные в массовом порядке продолжали подрываться.

От рук военных разведчиков гибли пастухи. После нескольких таких случаев люди перестали пасти коров, отпускали их кормиться самостоятельно, а вечером ждали домой, не рискуя искать не вернувшуюся скотину. Не раз потом местные жители натыкались на остатки забитых животных.

Кроме того, леса постоянно подвергались обстрелам, осколки снарядов поражали скот, забредший в леса или пасущийся на опушках.

Горные села чаще равнинных "зачищались". При этом обычно представители федеральных сил забирали во временные фильтрационные пункты мужчин в возрасте от 16 до 60-ти лет. Там задержанных подвергали избиениям и пыткам, стремясь получить от них информацию о боевиках, оружии и т.п.,. Фактически, в этих селах не осталось мужчин, которые не подверглись бы экзекуции несколько раз. Не избежала такой участи и сельская интеллигенция, и главы администраций.

Жители горных сел оказались "между молотом и наковальней". Власти обвиняли горцев в том, что они кормят боевиков. Действительно, местные жители, независимо от желания, подчас снабжали боевиков продовольствием. Безоружный человек не может оказать сопротивления вооруженному, если тот входит в дом. Милиции, или какой-либо другой службы охраны в этих селах не было. С теми, кто сотрудничал с федеральными силами, боевики и их пособники расправлялись.

Сообщения о события в горных селах, в отличие от происходящего в крупных равнинных селах, гораздо реже доходили до СМИ и правозащитных организаций.

В августе 2002 года в горных районах Чечни происходили широкомасштабные войсковые операции. На окраинах многих сел высаживался десант, а затем начинались особо жестокие "зачистки", во время которых многие мужчины попадали на фильтрапункты, а дома подверглись разграблению. Женщин подвергли унизительным обыскам, при этом отбирали у них деньги и драгоценности. Судя по официальным сообщениям, в ходе этих "зачисток" были уничтожены несколько десятков боевиков. Насколько эти сообщения соответствуют действительности, судить трудно, но достоверно известно, что сотни мирных жителей в ходе этих спецопераций пострадали - были избиты, искалечены, убиты или пропали без вести.

Еще ранее, с весны 2002 года начался выезд жителей из горных сел. Но осенью он принял характер массового бегства. Комендант Ножай-Юртовского района пытался уговорить людей остаться, однако на вопрос, может ли он гарантировать им безопасность, ответить не смог.

В Ножай-Юртовском районе почти полностью опустело село Гансолчу, в селе Центорой остались три человека, большинство жителей выехали из сел Гордали-Юрт, Бас-Гордали, Шуани, Малые Шуани (Чари-Мохк), Турты-Хутор, Хашки-Мохк и др.

В Веденском районе почти полностью опустели села Верхние, Средние, Нижние Курчали, Шерди-Мохк, Тазен-Кале, Гезинчу, Жани-Ведено. Исчезновение обитателей сел районное руководство, как бы, и не заметило. Жители выезжают из сел Хаттуни, Махкеты и Тевзани.

В Курчалоевском районе на грани исчезновения села Ялхой-Мохк, Ахкинчу-Барзой, Джугурты.

Горцы перебираются, в основном, в Гудермесский, Шелковской и Грозненский районы. На переезд многие затратили от 8 до 11 тысяч рублей. Военные, почувствовав ситуацию, кроме многочисленных постоянных постов ставили еще и дополнительные, на выезде из сел, вымогая у людей от 50 до 500 рублей под угрозой разгрузки вещей на предмет тщательной их проверки.

Прибывшие из горных районов люди живут в тяжелейших условиях на квартирах у дальних родственников или просто у знакомых, некоторые уже несколько раз поменяли место жительства. Часто хозяева ставят условия, что примут беженцев, но без скота, и им приходится продавать его за бесценок.

Беженцам отказывают в регистрации в районных паспортных столах и в миграционной службе, поэтому молодые люди подвергаются постоянной опасности подвергнуться репрессиям во время "зачисток". Такое происходило уже несколько раз, например, в поселке Ойсхара Гудермесского района.

Беженцы не получают гуманитарной помощи, хотя нуждаются в ней больше местных жителей.

Многие жители до сих пор не имеют действующих паспортов. Дело в том, что с осени 1996 года, после ухода с территории Чечни российских войск и прекращения работы любых органов власти, находящихся в федеральном подчинении, жителю Чечни было чрезвычайно сложно получить или обменять российский паспорт. В результате, к моменту нового входа на территорию Чечни осенью 1999 года российских войск большое число людей там не имело паспортов. Паспортизация жителей Чечни идет медленно и сопровождается злоупотреблениями со стороны чиновников и милиционеров. Для получения паспортов беженцам из горных районов приходится отправляться по месту жительства. Это связано с большими расходами на дорогу, ведь ездить приходится по несколько раз. Часто эти поездки безрезультатны, т.к. документы, поданные на обмен паспорта, каким-то образом исчезают, когда меняется очередная смена милиционеров, командированных сюда из различных регионов России. В результате, например, не больше десяти жителей сел Верхнее, Среднее, Нижнее Курчали Веденского района смогли получить или обменять паспорта.

Получать пенсию и пособия также приходится по месту жительства.

Оставленные дома планомерно разрушаются российскими военнослужащими, которые обосновались в селах, покинутых жителями.

Люди просят выделить им участки земли на равнине, если государство не может обеспечить спокойную жизнь в горах.

Ситуация в селе Центорой Ножай-Юртовского района

В этом селе в 2000 году было 86 дворов. До 1993 года большинство жителей занимались табаководством, после 1993 единственной статей дохода стало разведение скота.

Село не раз подвергалось обстрелам, среди жителей есть погибшие. Вместе с тем, целом село почти не было разрушено.

Основную же опасность для жителей села представляли не боевые действия, а непосредственные контакты с представителями федеральных сил.

Нередки были случаи, когда военные заходили в дома, резали на глазах у хозяев скотину. Но ужас у местных жителей вызывали другие случаи, когда из домов уводили и убивали людей.

Так, в октябре 2001 года военные ночью ворвались в дом Абдулнаима Сайдуакаева, вывели его на улицу и расстреляли, а дом сожгли. Позже его сосед, Рамзан Захиряев 1946 года рождения, погиб после того, как военные привязали его к мине-растяжке. Несколько человек, увезенных из дома представителями российских силовых структур, пропали без вести.

Тяжелейшим ударом для жителей стала "зачистка", начавшаяся 6 августа 2002 года. Дома подверглись разграблению, военные брали все, что им понравилось. Впрочем, местные жители готовы были сами все отдать, лишь бы не уводили людей. Но из села забрали несколько человек, отцов больших семей, и увезли в село Ца-Гордали, где находился штаб спецоперации. Родственники кинулись на их поиски, потребовали, чтоб этим занялись комендант района Папикян и военный прокурор. Найти похищенных было непросто. Их и задержанных жителей других сел содержали в машинах для перевозки заключенных, постоянно перевозили с места на место. Представители федеральных сил утверждали, что никого из задержанных у них нет. Жители, предполагая, где могут находится их родственники, носили военным спиртное, умоляя, никого не убивать.

10 августа коменданту района с трудом удалось освободить ни в чем не повинных людей. Все они были жестоко избиты, подвергались пыткам током. Мударов, отец восьмерых детей, получил 12 сильнейших разрядов, его били палкой, в том числе по голове, сломали пять ребер. На Ахмедова надели бронежилет, дали в руки автомат без патронов и приказали бежать. Он заявил, что не побежит, пусть лучше расстреляют сразу. Вряд ли он остался бы жив, если б военные не почувствовали контроль со стороны коменданта Ножай-Юртовского района. Рамзан Ахмиевич Саидов, задержанный 10 августа, пропал без вести; у него осталось четверо детей.

Всех потрясла бессмысленная садистская жестокость убийства пастуха Магомеда Маликовича Алиева, которого военные долго избивали в пустующем доме его соседа, а потом убили, проткнув шомполами. После этого его одели в камуфляжную форму, положили рядом автомат и сфотографировали. Сельчане вызвали коменданта района и прокурора, но они только выслушали жителей, не предприняв никаких действий, даже не осмотрев тело. Люди поняли, что никто не защитит их от произвола военных.

Эта "зачистка" вызвала у жителей чувство ужаса, которое преодолеть они больше не смогли. Село стали покидать в массовом порядке. Школа в сентябре не открылась: некому и некого было учить. Налеты военных на село участились. Они начали разбирать на дрова дома, рубить плодовые деревья в садах, несмотря на присутствие хозяев. 10 октября люди в камуфляже и масках забрали и увезли в неизвестном направлении Абдул-Кедира Майрбековича Болотаева 1982 г.р. и Нурди Абдурахмановича Исраилова 1950 г.р. При этом убили его сына Бекхана 1982 г.р., избили брата, охранника главы администрации, забрали его оружие.

Село охватила паника. Люди бежали, спасая себя, оставшийся скот и то, что они могли увезти. Основная часть перебралась в село Новый Центорой Грозненского сельского района. В 1983 году, когда село пострадало от оползней, жителям там были выделены участки, но они не предполагали там жить, а использовали под огороды. Только некоторые построили, как они говорят, "будки", в которых держали рабочие инструменты.

После того, как 3 декабря 2002 г. военные забрали Махрана Зайндиновича Гунатова 1975 г.р., в селе осталось три человека: Денилбек Тахаев, Билал Элимукастов, Хасейн Сайдаев.

Во время праздника Уразы старики, по обычаю, поехали на сельское кладбище. Автобус встретили военные, окружили его, пропустили стариков только на кладбище и обратно, не позволив им даже войти в село, чтоб посмотреть свои дома. Военные теперь обосновались в селе, живут в подвалах. Не утруждая себя заготовкой дров, они сжигают все, что горит: плодовые деревья, которые выращивались многие годы, полы, двери, окна даже тех домов, в подвалах которых сами живут. Объясняют вырубку садов тем, что деревья закрывают им обзор. При этом военные лицемерно предлагают тем, кто еще остался, не уезжать, и вернуть остальных жителей, так как они пробудут в селе, по их словам, только до весны.

У переселившихся в Новый Центорой возникает масса проблем, многие сильно потратились на переезд. Чтобы оплатить расходы, пришлось продать скот. Справка администрации о том, что они являются беженцами, никакой силы, особенно при "зачистках", не имеет, а официальные органы не хотят признавать их вынужденными переселенцами и компенсировать, хотя бы частично, потери. Пенсии и пособия они получают в Ножай-Юрте. Особенно тяжелой проблемой является паспортизация. Чтобы поменять или получить паспорт, надо несколько раз съездить в Ножай-Юрт, а это - ощутимые расходы.

Эти люди не получают никакой гуманитарной помощи, хотя очень сильно нуждаются в ней. Власти молчат об этих новых беженцах, одновременно рассказывая об успехах в возвращении беженцев из Ингушетии.

Ситуация в Веденском районе

Ситуация в Веденском районе особенно заметно ухудшилась с осени 2002 года.

Здесь и в предыдущие месяцы и годы "второй чеченской войны" российские военные и представители силовых структур не очень-то считались с правами местных жителей. В населенных пунктах регулярно проводились "зачистки" с немотивированными захватами людей, их избиениями и убийствами. Не раз фиксировались случаи похищений, почти всегда совершаемых представителями силовых структур РФ.

Но именно в описываемый период эти разрозненные, хотя и масштабные акции, стали приобретать системный характер, что вынудило значительную часть населения района, в первую очередь - молодых мужчин, покинуть свои дома и уехать в иные регионы республики и за ее пределы.

В шеститысячном некогда селе Махкеты, например, сейчас проживает не более полутора - двух тысяч человек. В основном это женщины, старики и дети школьного возраста.

В селе Хаттуни живет около пятисот человек, а когда-то в нем насчитывалось более трех тысяч. Мало людей осталось в Элистанжи, Тевзани, Сельментаузене. Примерно такую же картину можно теперь наблюдать и в других крупных населенных пунктах Веденского района. В таких, например, как Ведено, Дышне-Ведено, Ца-Ведено и т.д.

Некоторые же более мелкие села обезлюдели совершенно. Такая участь постигла Верхние, Средние и Нижние Курчали, Жани-Ведено.

Значительная часть населения Веденского района осела в населенных пунктах равнинной и предгорной Чечни. Много их в Шалинском, Наурском и Шелковском районах. Но и здесь они не могут чувствовать себя в безопасности. Сказанное в первую очередь относится к молодым мужчинам и подросткам. Во время "зачисток" и адресных мероприятий, проводимых в городах и селах на равнине, именно жители горных районов, не имеющие местной прописки, становятся объектами самого пристального внимания со стороны представителей российских силовых структур. Их часто задерживают и водворяют в не предусмотренные законом места содержания на территории воинских частей, доставляют в изоляторы временного содержания при районных отделах внутренних дел и т.д. Очень часто именно эти люди затем оказываются в числе пропавших без вести или убитых.

В последние месяцы действия российских военных и представителей иных силовых структур в Веденском районе Чечни выражаются в так называемых адресных мероприятиях, якобы направленных против конкретных людей, повинных в совершении тех или иных преступлений. Однако за их внешней, во многом - терминологической привлекательностью кроется гораздо больший уровень насилия, проявляемый к гражданскому населению, нежели во время масштабных "зачисток".

Во-первых, "адресные задержания" проводятся сотрудниками силовых структур в масках, в камуфляжной форме с отсутствующими на них знаками различия и шевронами, и приезжающих к месту проведения операции на транспорте без опознавательных знаков. Это существенно снижает возможность поиска пропавших людей. При масштабных "зачистках" их родственники, хотя и со значительными трудностями, все же могли узнать, что за часть блокировала их село, какому подразделению принадлежали военные, проводившие обыски в их домах.

Сейчас это в принципе невозможно.

Во-вторых, представители российских силовых структур РФ могут теперь не только отмежеваться от любого преступления, совершенного против гражданского населения, но и переложить ответственность за него на противоборствующую сторону. Во время проведения масштабных акций, подобных "зачисткам" населенных пунктов, сделать это им было достаточно трудно.

Все последние задержания в Веденском районе, сопровождавшиеся бесследным исчезновением людей, - это результат применения военными и представителями иных силовых структур тактики адресных "зачисток".

3 февраля между десятью и одиннадцатью часами утра в селе Махкеты ими был задержан Рамзан Харонович Бабушев (около 40 лет).

Р. Бабушев - автослесарь, и военные, приехавшие к его дому на автомобиле "УАЗ-таблетка", объяснили, что им нужно починить машину. Загнав ее во двор, они затем вызвали бронетранспортер (БТР), посадили в него хозяина дома и увезли его в сторону села Хаттуни, где дислоцируются крупные войсковые подразделения.

В частности, и печально знаменитый 45 полк ВДВ МО РФ.

Местонахождение Рамзана Бабушева на сегодняшний день не установлено. В Хаттуни, куда обратились его родственники, им было заявлено, что военнослужащие размещенных здесь войсковых частей не имеют к его задержанию никакого отношения...

Примерно по такому же сценарию были осуществлены на прошлой неделе захваты и других жителей Махкетов.

Утром 6 февраля российские военные в масках ворвались в дом Сайпудди Эдилова, 1947 (или 1948) г.р., и захватили его самого и его 20-летнего сына. На сегодняшний день они оба считаются пропавшими без вести. Российские военные похитили и две автомашины ("Ниву" и "Газель"), принадлежавшие семье захваченного ими человека.

На следующий день, то есть 7 февраля, при схожих обстоятельствах они увезли в неизвестном направлении еще двух человек: 60-летнего Абди Вадаева и 52-летнего Сулейма Бакарова.

Нужно подчеркнуть, что, кроме указанных выше людей, в начале февраля 2003 г. были захвачены военными еще несколько человек из этого села. Они были отпущены, однако в месте содержания, а это войсковая часть на окраине села Хаттуни, их подвергли сильным избиениям...

По утверждениям выехавших из села Махкеты людей, такая же ситуация сейчас сложилась и в соседних селах. Например, в том же Хаттуни, Сельментаузене, Тевзани и Элистанжи. Задержания людей здесь происходят, по их словам, почти каждый день.

Однако даже они полагают, что жители райцентра Ведено и соседних с ним населенных пунктов (Дышне-Ведено, Ца-Ведено и т.д.) пребывают сейчас в куда более тяжелых условиях. Кроме захватов людей, здесь регулярно происходят обстрелы жилых построек из тяжелого и стрелкового оружия, въезд в эти села достаточно часто перекрывается на недели, что, помимо всего прочего, сказывается и на снабжении местного населения продуктами питания.

За последнее время количество блокпостов в районе заметно увеличилось.

На тех же, что существовали прежде солдаты срочной службы заменены на сотрудников специальных подразделений. В частности, подобная "рокировка" произведена на блокпосту у въезда в село Тевзани. Новый блокпост установлен у бывшего танкового полигона на выезде из города Шали в сторону села Агишты, то есть на дороге, связывающей равнинные района Чечни с Веденским районом. Сотрудники силовых структур РФ осуществляют на нем жесткий контроль над всеми проезжающими, неважно - мужчина это или женщина. С их паспортов в специальные журналы переписываются данные, производится короткий допрос и досмотр личных вещей и транспорта.

Февраль 2003 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 09:30

24 мая 2017, 08:34

24 мая 2017, 07:44

24 мая 2017, 06:45

24 мая 2017, 06:30

Архив новостей