11 марта 2003, 18:10

Смерть джигита

Вчера в тбилисской больнице от инсульта умер импозантный грузин тонкой кости - Джаба Иоселиани. Коронованный вор в законе. Профессор филологии, писатель и театральный критик. Создатель собственной армии и один из главных конструкторов нынешнего политического устройства Грузии. В России нынче мода на телесериалы о благородных и сентиментальных бандитах, строящих пирамиды из трупов, но при этом помогающих обездоленным вместо скукожившегося государства. Про "решающих вопросы" на всех уровнях - от рэкета ларьков до установления правил жизни государства. Жизнь Джабы Иоселиани круче любых гангстерских сериалов. В ней - квинтэссенция перехода тиранической советской империи в постсоветские гангстерские резервации.

Джаба Иоселиани вкусно писал, вкусно говорил и вкусно действовал. В 1992 году он и его маленькая сплоченная армия под названием "Мхедриони"("Всадники") свергали законного президента Грузии Звиада Гамсахурдиа. Звиад, как и Джаба, сидел в тюрьме. В отличие от Джабы - как диссидент, а не как руководитель организованной преступной группировки.

Джаба был свободным человеком. И когда сломленный в советских застенках, почти сумасшедший Звиад стал превращать Грузию в тиранию и проиграл Абхазию, патриотичный и свободолюбивый Джаба восстал. Он решил победить силу силой. И победил. А потом позвал на новое царствование коммунистического вождя Грузии, почти ровесника - Эдуарда Шеварднадзе. Думал, что так оно лучше для страны, которую любил искренне, поэтически, экзальтированно, как только и могут любить настоящие грузины. Позже Джаба скажет знаменитую фразу, которую можно записать в политологические учебники: "Демократия - это вам не лобио кушать". Потом "Мхедриони" запретят, потому что мудрый Шеварднадзе при всех заслугах Джабы в повторном воцарении Эдуарда Амвросиевича, конечно, никогда бы не допустил существования параллельной армии и параллельного лидера нации. Осенью 1995-го Джабу снова посадят в тюрьму. В шестой уже раз - но впервые как "политического", якобы за организацию покушения на Шеварднадзе.

Джаба был последовательным стихийным демократом. И если политика Шеварднадзе в его сознании уподоблялась политике Гамсахурдиа, горячая кровь Джабы вновь начинала закипать. В 2001 году Шеварднадзе помиловал Иоселиани. Джаба опять занялся политикой - он уже не мог никого свергать, просто пытался подарить своей несчастной стране счастье. Такое, каким он, Джаба, это счастье понимал. Советская власть очень любила легенду о Робин Гуде. Благородный разбойник, который грабил богатых, чтобы отдать часть награбленного бедным, очень приглянулся власти, которая раз и навсегда ограбила богатых, чтобы уже ничего никому не отдать. Разумеется, одних грабежей благородному разбойнику показалось мало, и он решил осчастливить весь народ, захватив власть. В постсоветские времена оказалось, что мы живем как раз в той самой Британии XII, кажется, века, где орудовала банда Робина-Бобина. Что демократия начинается с разбоя - когда благородного, а когда и не очень. Что патриотически ориентированная преступность - едва ли не самая разумная часть патриотов. Сейчас на наших глазах уралмашевская ОПГ стала политической партией - строит церковки, сильно заботится, чтобы молодежь не села на иглу. Мыслит по государственному, чисто конкретно. Порядка хочет. Когда законов нет, надо же кому-то устанавливать порядок. Братва, она порядок любит.

Джаба - это, конечно, Робин Гуд, а не вульгарная российская братва. Это эстет. В каком-то из телевизионных интервью, вскоре после привода к власти в  Грузии Шеварднадзе и еще до своей последней отсидки, Джаба сказал: "в любой грузинской семье на любом застолье первый тост за процветание Грузии, а второй - за здоровье Джабы Иоселиани". Теперь уже не проверишь - правда это или вымысел. Теперь джигит умер и наверняка станет национальным мифом.

Глядишь, лет через "надцать" Джабину жизнь опишут в книге и экранизируют, и он, романно-сериальный, даст сто очков форы телевизионным блокбастерам вроде "Бригады" или "По имени Барон". Умерла эпоха романтических борцов за свободу с "неоднозначной" репутацией. Хочется, чтобы на смену "порядку" пришел закон. А нам доподлинно известно, что мафия оказалась едва ли не главной социальной опорой демократических перемен в кровавой советской империи. Это ни хорошо и ни плохо - это данность. Просто в мафиози всегда много романтизма и авантюризма. И еще - им очень нужна свобода. Иногда даже начинает казаться, что только им.

Опубликовано 5 марта 2003 года

Автор: Семен Новопрудский; источник: Газета "Известия"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 мая 2017, 23:59

26 мая 2017, 23:53

26 мая 2017, 23:45

26 мая 2017, 23:42

26 мая 2017, 23:06

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей