28 марта 2003, 11:48

У Кадырова будут серьезные конкуренты

Асламбек Аслаханов считается одним из наиболее реальных кандидатов в президенты Чечни. Его рейтинг - самый высокий среди рейтингов кандидатов на этот пост. В списке из четырех десятков претендентов есть и популярный генерал Геннадий Трошев. Разыскать его корреспондентам "НГ" не удалось, и советник президента по делам казачества не смог прокомментировать шансы главного претендента на этот пост. А вот что говорит о предвыборной ситуации в республике сам Асламбек Аслаханов в беседе с корреспондентом "НГ"

-Владимир Путин заявил, что закрыта "последняя серьезная проблема, связанная с территориальной целостностью России". Закрыта ли?

- Закрыта проблема Чечни как субъекта Федерации. Чеченской Республики Ичкерия, которая родилась на конгрессе народов Чечни в 1991 году, больше нет.

Сегодня жители республики подтвердили, что хотят жить в составе России. Кстати, я неоднократно предлагал и Дудаеву, и Масхадову провести соответствующий референдум. Они же, оставаясь советскими людьми, просто прекрасно знали, каким будет результат. Дудаев говорил, что мы все-таки заключим договор о разграничении полномочий, получив их больше, чем имеет Татарстан. Он мне три проекта такого договора показывал. Я и Масхадову во время войны говорил, что никто и никуда Чечню не отпустит. Кстати, за Масхадова и проголосовали-то потому, что надеялись - он покончит с противостоянием.

- А теперь такой договор возможен?

- Мы с Кадыровым говорили о совместной работе над этим. Но надо четко понимать, что никто не даст нам выйти за рамки российской Конституции. Правда, если серьезно поработать, то и в Конституции можно найти определенные преференции для восстановления республики.

- Наблюдатели полагают, что референдум не решает вопроса мира. И нужно идти на мирные переговоры, в том числе и с Масхадовым...

- К этим заявлениям нужно относиться с пониманием. Я вам даю честное слово, что сам никогда не поверил бы в такие результаты. Но я был в селах, где проголосовали 100 процентов жителей. И это в Веденском районе! Я общался с людьми и спрашивал: "Почему вы идете на выборы?" - "А что, - отвечали мне, - у нас есть какой-то выбор? К тому же к нам впервые обратился президент и сказал, что не мы виноваты, а федеральный Центр". Люди полагали, что, придя на референдум, они приближают мир.

Сыграл роль и тот факт, что референдум поддержали такие известные и авторитетные чеченцы, как Саламбек Хаджиев, Малик Сайдуллаев, Хусейн Джабраилов, братья Бажаевы... Но вопрос о том, что будет после референдума, это главный вопрос. Эти чудовищные убийства, разворовывание денег и так далее... Как бы все, что сделано, не ушло в свисток. Будет ли продолжен вывод войск, которые уже выполнили свои функции? Будет ли амнистия, постановление о которой я уже готовлю, и насколько широкой она будет? Думаю, что она должна распространяться и на военнослужащих. Будет ли механизм, прекращающий разворовывание 90 процентов денег, идущих в Чечню? Начнут ли выплачивать компенсации? Будет ли прекращено преступное задержание и вывоз в собственные тюрьмы спецслужбами чеченской молодежи, которую подозревают в участии в бандформированиях...

Если в течение месяца-двух в этих вопросах не будет значительных подвижек, это вызовет серьезную реакцию со стороны населения. Это последний шанс для федерального Центра. Потому что в этом случае люди уже никогда не поверят центральной власти.

- Очевидно, к концу года управление в Чечне будет передано от ФСБ к МВД. Это изменит ситуацию?

- Абсолютно. Но командовать борьбой с преступностью должна местная милиция. А приезжие должны просто помогать. Ну пусть введут институт комиссаров, что ли.

- Возможны ли переговоры с Масхадовым и другими полевыми командирами?

- Масхадов был президентом независимой Ичкерии, его так и выбирали. Де-факто теперь такого государства не существует. Он потерял легитимность как законодательно, так и в глазах общественности. Но у его людей есть оружие, и оно стреляет. Значит, будут продолжаться и взрывы, и гибель людей. И все-таки эти люди лояльны к населению, это показал и день референдума, когда в республике не прозвучало ни единого выстрела. Было абсолютное спокойствие, и не потому, что так уж обеспечили безопасность, просто они не захотели стрелять в собственный народ. Значит, с ними можно договориться. Кстати, некоторые на меня выходили и говорили, что хотят сложить оружие. Но я не могу им дать гарантии, что защищу их. Это Кадыров заявляет о гарантиях, но к нему они почему-то не хотят обращаться. Я же на себя грех брать не могу, потому что у меня абсолютно нет уверенности, что завтра их с той или другой стороны не "отутюжат" и их потом не найдут... Но говорить с этими людьми можно. И даже с Масхадовым.

- Существует мнение, что у Кадырова не будет серьезных соперников.

- Кадыров не раз заявлял, что пойдет на выборы. А еще чаще он говорил, что его поддерживает Кремль. Узкая группа руководителей "Единой России", не посоветовавшись с членами партии, заявила о поддержке Кадырова на этих выборах. Безусловно, административный ресурс у него имеется. Но выбирать-то будет не Кремль и не "Единая Россия". У Кадырова будут очень серьезные конкуренты. И Джабраилов, и Сайдуллаев, и Хасбулатов, который, как я думаю, тоже пойдет на выборы. Если эти и другие люди скооперируются и смогут исключить подтасовку результатов, подготовив наблюдателей, которые не испугаются запугивания со стороны сторонников Кадырова, нынешнему руководителю Чечни будет очень сложно. Даже с его административным ресурсом.

- Московские чеченцы имеют шансы на победу?

- Те чеченцы, которые в Чечне, порой имеют в столице страны квартиры более шикарные, чем московские чеченцы. Референдум показал, каким авторитетом пользуются и Хаджиев, и Сайдуллаев, и Бажаевы, которые приехали в Чечню агитировать за референдум. Они помогают республике и узнаваемы здесь. Хасбулатов, например, до сих пор пользуется в республике уважением. Думаю, пойдет на выборы и Трошев. По крайней мере поддержка армии ему обеспечена, как и со стороны русскоязычного населения республики. И часть чеченцев может его поддержать, голосуя против другого кандидата.

- Вы сказали как-то о "паре генералов от ФСБ". Есть такие среди чеченцев?

- Конечно. Например, Саид Пешхоев, генерал-майор ФСБ, до этого возглавлял УВД МВД РСФСР в Чечне, человек с безукоризненной репутацией. Кстати, не сбрасывайте со счетов и Доку Завгаева, который, как джинн из бутылки, обязательно объявится. У него хорошие шансы, с его именем связывают благополучный период жизни.

- А почему в этом списке нет генерала Аслаханова?

- Все мое состояние у меня в кармане. Каждый из наших олигархов, из крупных предпринимателей пожелает видеть на этом посту своего человека. Желающих видеть меня в этом кресле нет. Я всю жизнь занимался экономической безопасностью и был хорошим специалистом в этом деле. Моими усилиями арестовывали первых секретарей обкомов партии и министров. У меня аллергия на жуликов и воров. Так что я многих не устраиваю.

- Референдум усилил позиции Кадырова...

- Авторитет Кадырова в глазах Москвы после референдума вырос. Но мне, честно говоря, не до этой темы.

- Поговаривают о создании трибунала по Чечне...

- Я бы поддержал эту идею. Но я уверен, что из этого ничего не получится. Россия этого не допустит.

Опубликовано 28 марта 2003 года

источник: "Независимая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Регионы:
Темы:
Лента новостей

29 марта 2017, 10:18

29 марта 2017, 10:00

29 марта 2017, 09:58

29 марта 2017, 09:50

29 марта 2017, 09:18

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии