24 марта 2003, 12:18

Голоса покойников - референдум в Чечне

Путем проведения референдума российское правительство хочет дать понять, что положение в Чечне якобы нормализуется. Однако, уже судя по тому, как референдум готовился, становилось ясным, что голосование подвергается манипуляциям.

Почти не подвергаясь критике со стороны международного сообщества по поводу чеченской кампании, Россия всячески старается подчеркнуть свой миротворческий потенциал в иракском вопросе. Но несмотря на удивительный покой внутри страны в отношении этой войны, российское руководство вынуждено совершать пропагандистское наступление, делая громкие заявления о начавшемся процессе демократизации.

Кремлем давно освоены политтехнологии, согласно которым вовремя проведенные общественные кампании могут смягчить проблемы, не решаемые иным образом. В повестку дня так и не встала забота о том воздействии, которое оказывает на российское общество чеченская война, или, пользуясь официальным жаргоном, "антитеррористическая операция". Тем не менее, из-за президентских выборов, планиуемых на весну 2004 г., политическое руководство России уже не может не учитывать антивоенные настроения населения.

Владимир Путин пришел к власти три года назад, пообещав быстро положить конец действиям чеченских боевиков в этой маленькой кавказской республике. Как известно, обещание не было сдержано. Но несмотря на это, в ближайшем будущем не ожидается никаких серьезных протестов против кремлевской политики на Кавказе, ибо большинство россиян придерживается вполне аполитичных взглядов. Однако, после событий на Дубровке в октябре прошлого года, наступил момент, востребовавший инициативу на высшем уровне.

Инициатива эта исходила от администрации президента, точнее от ее замглавы и ответственного за внтуренную политику Владислава Суркова и вылилась в форму очередного референдума о новой конституции республики Чечня. Основной расчет заключается в том, что в случае принятия конституции Чечни, можно было создать основу для проведения выборов в республике параллельно думским выборам в декабре этого года, а заодно Аслан Масхадов, избранный президентом шесть лет назад, лишился бы своей, правда, и без этого не признанной Москвой, легитимности. О создании условий для мира давно не идет речи, но хотя бы формально сложилось бы благоприятное положение вещей в почти целиком разрушенной Чечне, что несомненно поспособствовало бы победе Путина на президентских выборах.

Итак, кремлевский аппарат тут же приступил к делу и начал готовиться к референдуму на полную катушку. Специально созданный радиоканал "Свободная Чечня" призывает к тотальному участию в референдуме, прозвучало даже предложение подвезти оставшихся в Ингушетии 100 тысяч чеченских беженцев поближе к границе, чтобы те не упустили свой долг перед властью, получив возможность проголосовать, не покидая при этом нынешнего места нахождения. А минобороны, приняв в расчет "продолжающуюся тенденцию к нормализации ситуации", в начале марта громко заявило о сокращении войск на 1270 военнослужащих и обеспечило довольно зрелищное снятие нескольких блокпостов. Однако, свыше 80-ти тысячам военных и сотрудников МВД покидать Чечню пока не велено.

Эта внезапная бурная деятельность российских властей не осталась незамеченной и на Западе. Канцлер ФРГ Герхард Шредер еще в конце 2002 г. в рамках прошедшего в Брюсселе саммита ЕС одобрил планируемый референдум. Руководствовался он, вероятно, тем, что таким образом можно было, наконец, избавиться от столь неприятной темы и полностью сконцентрировать внимание на более существенных вопросах, как например, на обсуждении проблем энергообеспечения. Совет Европы и ОБСЕ значительно более скептически высказывались о намерениях Кремля и однозначно осуждали сомнительную подготовку голосования.

В самой России критические отклики являются скорее исключением. Силовые структуры, очевидно, не опасаются ущемления их влияния в связи с провозглашением "самоуправления" чеченского народа. Лишь со стороны ЦИК возникло недоумение в силу не подлежащих отрицанию неясностей, касающихся количества потенциальных избирателей. По официальным данным, в последнем голосовании до войны имело право участвовать 450 тысяч человек при тогдашнем населении Чечни около 800 тысяч. А в этот раз могут проголосовать до 600 тысяч чеченцев, поскольку в прошлом году в ходе переписи населения якобы было охвачено 1 088 тысяч человек, проживающих в Чечне.

Общество "Мемориал", однако, считает, что как мимимун 200 тысяч человек погибло в ходе военной операции федеральных войск и так называемых зачисток и, соответственно, определяет реальную численность населения не более, чем в 600 тысяч. Это наводит на мысль о том, что власти приписали право на участие в референдуме мертвым душам и, тем самым, жертвам войны велено посмертно дать согласие на урегулирование распределения власти по кремлевскому расписанию. Да уж, это довольно оригинально.

Что касается до сих пор еще уцелевших чеченцев и их представлений о будущем, то в глазах кремлевских чиновников это играет лишь второстепенную роль и никак не повлияет на результат референдума. Ахмат Кадыров и его сотрудники действуют согласно московским установкам, а оставшееся в Чечне население и сбежавшие от ужасов ежедневного террора в соседнюю Ингушетию беженцы столь запуганы, что одно опасение расправы является гарантом их участия в этом бюрократическом спектакле. Здесь невредно напомнить, что, по отношению к численности населения, в Чеченской республике с начала войны погибло и пропало больше людей, чем во время сталинского террора.

Между тем, чеченские правозащитные и общественные организации в обращении на имя президента России Владимира Путина выступили с просьбой об отмене проведения в республике референдума по проекту Конституции. 2 марта председатель Чеченского комитета национального спасения Руслан Бадалов заявил, что: "Референдум в Чечне необходим, но не в таких проявлениях, как это сегодня пытается сделать российская власть". Комитет и невеликое число активных противников войны в России давно требуют переговоров между воюющими сторонами.

Но несмотря на продолжающиеся военные действия, нашумевшие покушения и высокые потери федеральных воиск, которые Комитет солдатских матерей оценивает в 10 тысяч солдат, военные не отказываются от своего убеждения, что победа на Кавказе возможна и, соответственно, выступают категорически против переговоров с чеченскими боевиками и Масхадовым.

Референдум им, видимо, в этом деле не помешает, так как он не прекратит военных действий в Чечне. Возможно, количество военнослужащих уменьшится и их функции частично передадут в руки МВД, однако полевые комадиры будут продолжать свою борьбу, Масхадов будет становиться все более маригинальной фигурой, а прекращение гражданской войны в ближайшем будущем не светит тем более.

Опубликовано 23 марта 2003 года

источник: Независимый медиа-центр "Индимедиа" (Россия)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

19 октября 2017, 10:03

19 октября 2017, 09:33

19 октября 2017, 09:30

19 октября 2017, 09:10

19 октября 2017, 08:41

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей