27 декабря 2002, 19:28

Интервью с председателем правления Ставропольского краевого отделения Российского детского фонда

Ставропольское краевое отделение Российского детского фонда - самая известная и уважаемая общественная организация Ставропольского края. Основные цели ее деятельности: привлечение внимания общественности к проблемам детства, благотворительная и правозащитная деятельность.

Для беседы о работе организации, о состоянии благотворительности в Ставропольском крае собственный корреспондент "Кавказского Узла" Светлана Бирюкова встретилась с председателем ее правления Слезавиным Петром Васильевичем.

Петр Васильевич, Ставропольское отделение Российского детского фонда в 2003 году будет отмечать 15-летие своего существования. С чего начиналась деятельность фонда?

Деятельность фонда началась 10 февраля 1988 года, когда в Ставрополе собрались представители общественности - учителя, работники культуры, интеллигенция края для учреждения краевого отделения тогда еще советского детского фонда им. Ленина. Сегодня создано 79 отделений Российского детского фонда, которые живут по единому Уставу, но как самостоятельные отделения, самостоятельные юридические лица со своими счетами, со своими правилами.

Начали мы с того, что советским детским фондом им. Ленина была проведена акция "Дом ребенка", когда во все дома ребенка были введены должности воспитателя детского фонда. Группы, которые были по 20 и более человек в домах ребенка на одного воспитателя мы разукрупнили, сделали по 10 человек, и детский фонд в течение долгого времени платил этим людям зарплату. Потом у нас была программа "Детский дом" по созданию домов семейного типа, в которых дети жили по 10-12 человек.

Следующим этапом было создание семейных детских домов - когда дети из государственных детских домов пришли в обычные семьи. Положение о семейных детских домах было разработано детским фондом в 1989 году, и один из первых в Советском Союзе таких семейных детских домов появился в городе Ставрополе. Это был семейный дом Татьяны Васильевны Тагановой. Всего их было создано 8, в них из государственных детских домов было передано 103 ребенка.

По программе "Спасение жизни детей" в течение пяти лет мы совместно с управлением  здравоохранения направляли наш медицинский  десант в самые отдаленные уголки Узбекистана. Эта программа была вызвана тем, что смертность в Средней Азии превышала среднестатистические цифры по Союзу в несколько раз. На счету наших врачей педиатров и хирургов сотни спасенных новорожденных ребятишек.

Шесть лет назад у нас работала программа "Слепые дети". По договоренности с Институтом Федорова микрохирургии глаза специалистами этого Института были обследованы все слепые и слабовидящие дети нашего края. Высококвалифицированные специалисты поставили каждому ребенку точный диагноз, назначили курс лечения. 85 детишек получили оперативное лечение в ведущих клиниках Москвы, Ростова-на-Дону, Самары.

Какие виды деятельности фонда на сегодня Вы считаете самыми важными? Изменились ли приоритеты?

Когда мы создавались мы мечтали о том, чтобы скрасить жизнь наших детей, сделать ее более интересной, более уютной и красивой.

Сегодня же главная наша задача - одеть, обуть ребят. В этом году накануне первого сентября к нам обратилось более 900 семей с просьбой обуть и одеть ребят, накормить их. Теперь мы не витаем в облаках, мы уже забываем те времена, когда вручали детским домам, школам-интернатам автобусы, грузовые машины. Сейчас, дай Бог, чтобы все ребята были обуты и одеты. Работаем и с бездомными ребятишками, их сотни.

Сегодня по остаточному принципу комплектуются фонды библиотек. Ребята перестали читать. Поэтому у нас появилась новая программа "Детская народная библиотека". Мы собрали десятки тысяч книг, которые передаем в библиотеки. Кроме того, каждая семья, приходящая к нам, с наших стендов выбирает понравившиеся книги. И я должен сказать, что из сотен семей, прошедших у нас в последнее время, только одна-две отказались от книг. Потом приходят еще специально за книгами.

Значит, не только за хлебом насущным к вам идут?

Да, это так.

Как рождаются идеи той или иной программы? Проводите ли Вы какие-то исследования или идеи рождаются спонтанно, в связи с конкретными событиями в крае?

У нас есть программы, которые идут с первого дня нашего существования. Это программы "Теплый дом", "Семья", "За решеткой детские глаза", программа "Здоровье", которая подразделяется на "Глухие дети", "Слепые дети", "Дети, больные ДЦП", "Дети-инвалиды". Они идут постоянно, ибо от этих проблем избавиться невозможно.

Появляются и новые мероприятия. В связи с событиями, происходящими в соседней с нашим краем Чеченской республике, возникла программа "Дети Кавказа - за мир на Кавказе", которая вылилась в целенаправленную акцию. 13 республик, краев и областей Северного Кавказа работают под этой акцией. Это конкурсы, выставки, викторины для детей. Результатом этой акции стало ежегодное проведение Северо-Кавказского детского форума  "Дети Кавказа - за мир на Кавказе", который объединяет ребят всего Северного Кавказа.

У вас работает много программ, а каким образом фонд привлекает финансовые средства на их осуществление?

Это самый сложный вопрос для нас, так как идей много и можно делать много-много новых интересных дел. Но все ограничивают средства. По ряду программ, о которых я сказал, мы смогли получить гранты. Гранты фонда "Евразия", Канадского посольства, других грантодающих организаций, муниципальные гранты.

В основном же мы обращаемся к людям. Более 300 организаций, фирм и банков работают с нами на постоянной основе. Это небольшие вклады, но они постоянные. Кроме этого,  ежегодно мы проводим марафоны по сбору средств на ту или иную программу. Эти марафоны поддерживаются губернатором Ставропольского края, главами всех городских и районных администраций. 1 декабря, например, стартовал марафон "Спешите делать добро". Уже есть первые результаты. На счет этого марафона идут первые поступления, передается одежда, обувь, продукты. Санаторий им. Крупской в городе Железноводске, первый откликнувшийся на наш призыв, пригласил на лечение 50 детей-сирот. Сейчас они уже находятся там и проходят лечение.

По статистике наибольшее поступление средств в российские общественные организации идет от физических лиц и от международных фондов и донорских организаций - 30 и 25,5 процентов соответственно. От предпринимательских структур - 12,6%, от государственных органов - 8,9%. В то же время у НКО западных стран это распределение совершенно иное. 47% их бюджета составляют членские взносы и доходы от собственной деятельности, 43% - государственное финансирование, и 10% - поступления от физических лиц, грантов и бизнеса. Структура поступлений средств в Вашей организации отличается от средней по России?

Да, различия есть. В этом году, от международных  и иностранных организаций мы получили 2,5 миллиона рублей, от жителей и коммерческих структур края мы получили средств, включая одежду, обувь и продукты, почти на 7 миллионов рублей. К сожалению, от государственных структур к нам не приходит ни копейки.

Исходя из вышеуказанных цифр больше всего средств дают на благотворительность физические лица. И это в нашей стране, где уровень жизни людей довольно невысок. Что Вы об этом думаете? Как Вы объясняете такую ситуацию? Что является основным мотивом благотворительной деятельности наших граждан?

Вы знаете, наши люди несмотря на такое тяжелое время все-таки не растеряли чувство доброты, жалости, милосердия. Когда мы рассказали о мальчике, который попал в беду, и ему отрезало ножки, мы смогли собрать буквально в течение 3-4 дней более 30 тысяч рублей. Мы показали этого мальчика, рассказали о семье и что ему необходимо длительное лечение в Санкт-Петербурге, протезирование, люди вмиг откликнулись.

Очень важно и то, что нам верят. Наш детский фонд знают. Мы постоянно в работе, мы постоянно на слуху, у нас идут наши телепередачи, мы постоянно выступаем на радио. Отправьте сейчас письмо: г. Ставрополь, Детский фонд, и оно обязательно придет к нам, не потеряется. Некоторые коммерческие организации готовы помочь тем, кто обращается к ним за помощью, но они направляют этих людей к нам за ходатайством. Я считаю, что это высокий уровень доверия к нам.

А от кого Вам легче получить финансирование - от своих граждан или от международных и иностранных организаций?

Здесь опять играет роль авторитет организации. Прежде чем мы  получили от посольства Канады грант на приобретение медицинского оборудования, нас тщательно проверяли - к нам приезжали сотрудники посольства, смотрели уровень нашей работы, смотрели квоту доверия к нам, и только после этого было принято решение о выделении средств. Требования к написанию заявок на гранты очень высоки.

Кстати, наиболее активными Вашими донорами последние годы являлись УВКБ ООН и "Датский Совет по беженцам". Насколько мне известно, обе эти организации уходят со Ставропольского края.

Они уже ушли.

Смена финансовых партнеров как-нибудь скажется на деятельности Вашей организации?

Бесспорно, скажется. Мы уже отправили в УВКБ ООН свои программы на 2003 год. Вот уже несколько лет мы являемся его партнером, у нас в Ставрополе работает консультационный центр УВКБ ООН, под нашей эгидой работает Буденновский и Черкесский консультационные центры.

Они продолжат свою работу?

Мы очень на это надеемся. Это достаточно стабильные структуры, они работают и оказывают весьма существенную помощь вынужденным переселенцам и социально незащищенным семьям, их надо сохранить. Особенно после принятия закона "О гражданстве РФ", такого сложного и противоречивого. Теперь положение многих вынужденных переселенцев осложнилось. Доказать что-либо через наши официальные юридические структуры сегодня немыслимо, это стоит громадных денег, а наши юристы в консультационных центрах делают это бесплатно, бесплатно защищают интересы в судах и выигрывают эти суды повсеместно.

Петр Васильевич, вернемся к нашим гражданам. Учитывая Ваш большой опыт в проведении благотворительных акций, хотелось бы, чтобы Вы оценили состояние благотворительности населения нашего края. Кто больше и чаще дает деньги - молодежь, люди среднего возраста, пожилые? Как благотворительность зависит от материального положения человека?

Вы знаете, как только выступишь по телевидению, на радио, обратишься к людям: "Помогите на конкретного ребенка, на конкретную программу", - первые, кто к нам идут - это пенсионеры. Они несут нам свои копейки. В нашем офисе стоит ящик-копилка. Совсем недавно мы вытащили из него 38 тысяч рублей, положили на счет, и вот опять там у нас лежат деньги - 10 рублей, 50. Одна семья пенсионеров есть, которые каждый месяц получив пенсию, приносят нам по пятьдесят рублей. А вот буквально на прошлой неделе дедушка принес 130 рублей. И хотя у них у самих есть дети, внуки, они говорят: "Мы не можем не участвовать в этом деле."

А вот люди, чьи фамилии у нас в крае на слуху, возглавляют заводы, громадные частные предприятия, имеют миллионные прибыли, они не участвуют в благотворительности. На наши просьбы, на наши письма они дают просто отписки. И даже, наоборот, очень часто получаем от них просьбы оказать помощь семье такой-то, обратившейся ко мне, к примеру, как к депутату. Простите, они обратились к вам как к депутату, они за вас проголосовали. Собирая голоса, вы все обещали, что будете помогать, почему вы сейчас все перекладываете на плечи благотворительной организации, общественной, палец о палец не ударив самим, чтобы помочь им?

В чем тут дело?

Да потому что заелись, я считаю.

То есть материальное положение не всегда влияет на благотворительную деятельность человека?

Мы уже убедились, чем человек богаче, тем меньше он отрывает от себя.

Меньше в процентном отношении от дохода?

Меньше в натуральном виде.

Эту ситуацию можно как-то изменить?

Пока вот здесь камень (показывает на область сердца - С.Б.), ничего не изменишь.

А что Вы скажете о бизнесе?

Я вам могу назвать частных предпринимателей - Мамонтов, Третьяков, Чаплыгина. Это частные, меленькие предприниматели, те, которые торгуют конфетами, какими-то тряпками, моющими средствами. Они нам помогают постоянно, регулярно. Открыть перечень тех, кто нам помогает - одни и те же!

А почему мелкий бизнес больше участвует в благотворительности?

Да потому что эти люди живут среди нас и видят своего соседа, который нуждается в помощи, детей, которые приходят к нему в лавку и говорят: "Дайте шоколадку, мама не может мне купить." А те, которые повыше, к ним не доберешься, к ним простому человеку не дойти, не долезть.

Ваш фонд занимается разными программами помощи детям. Проекты "ДЦП", "Слепые дети", "Глухие дети", "Сахарный диабет", "Детский туберкулез" направлены на лечение и реабилитацию больных детей. С этим все понятно - на горе наши люди откликаются быстро. А вот программы "Одаренные дети", "Народная библиотека", "Эстафета добра, любви и милосердия" призваны решать иные вопросы: поддержка инициативы детей, развитие их талантов и способностей. На них труднее находить финансирование?

Нет, нет, когда мы объявили программу "Народная библиотека", нас в течение недели завалили книгами. Только книжное издательство передало один раз 15 тысяч экземпляров книг восьми авторов, второй раз привезли 10 тысяч книг новых совершенно, только что вышедших из печатных машин. Люди понесли книги из своих домашних библиотек.

Петр Васильевич, не преувеличивая, можно сказать, что Ставропольское краевое отделение Российского детского фонда - это самая известная и уважаемая общественная организация в Ставропольском крае. Во многом успешность организации определяет ее руководитель. Как Вы пришли в организацию?

Я стоял у истоков организации, с первого ее дня. Сам я учитель истории и обществоведения, работал учителем, вожатым в школе, организатором внеклассной работы, директором школы, в партийных органах. А сюда пришел в должности заместителя начальника управления кинофикации крайисполкома. Там я занимался проблемами детства, детским кинематографом, детскими кинотеатрами. И когда узнал, что создается Советский Детский фонд, должно быть открыто наше краевое отделение, я просто не мог на это не отреагировать. Это была моя тема.

Что заставляет Вас заниматься общественной деятельностью?

Я уже прикипел к этой деятельности, к своему коллективу, многие из наших сотрудников уже работают здесь более 10 лет. Мы на память можем назвать сотни семей, которым мы постоянно помогаем, к которым ездим, которые нуждаются в нашей помощи. Сотни организаций, которые с нами работают, с которыми мы связаны невидимыми нитями.

Должен сказать, что именно за эту работу пять лет назад я получил одну из высочайших наград нашей страны - орден Дружбы народов. Эту награду я считаю наградой всем нашим работникам.

Автор: Светлана Бирюкова, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 мая 2017, 14:06

30 мая 2017, 13:44

30 мая 2017, 13:42

30 мая 2017, 13:30

30 мая 2017, 13:22

Архив новостей