07 марта 2003, 12:11

Безнаказанность преступников делает необходимым создание Международного трибунала

3 марта Комитет Парламентской Ассамблеи Совета Европы по правовым вопросам и правам человека выступил с предложением создать Международный трибунал для расследования военных преступлений и преступлений против человечности, совершенных в ходе вооруженного конфликта в Чеченской Республике. Такой трибунал был бы призван справедливо и беспристрастно расследовать подобные преступления не зависимо от того, кто виновен в их совершении.

Правозащитный центр "Мемориал" расценивает эту инициативу как абсолютно правильную и закономерную. При этом мы понимаем, что реальные попытки создания такого Международного трибунала, к сожалению, натолкнутся на политические препятствия, исходящие как со стороны России, так и многих других стран.

Между тем необходимость международного расследования многочисленных преступлений против мирного населения, совершенных и продолжающих ежедневно совершаться в ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе, абсолютно очевидна. Если оценивать ситуацию с расследованием преступлений против мирного населения в зоне конфликта, то ее следует характеризовать словом "БЕЗНАКАЗАННОСТЬ". Причем, безнаказанность избирательная.

Если в отношении боевиков уголовные дела эффективно расследуются, выносятся суровые приговоры, то в отношении преступлений, совершенных представителями федеральных сил, наблюдается совершенно иная картина. Никто не привлечен к уголовной ответственности за массовые убийства в селах Новые Алды (февраль 2000 г.) и Алхан-Юрт (декабрь 1999 г.), в Старопромысловском районе Грозного (январь-февраль 2000 г.). Не идет речь о наказании виновных за нанесение артиллерийских и бомбовых ударов по населенным пунктам, в которых находилось гражданское население, по дорогам, где передвигались колонны беженцев. Не установлены преступники, убившие десятки людей, чьи тела были найдены в непосредственной близости от российской военной базы в поселке Ханкала (или даже на ее территории) в 2001 г. Безнаказанными остаются лица, виновные в совершении многочисленных преступлений в ходе "зачисток" сел и городов.

"21.05.2002 года в селе Мескер-Юрт при проведении спецоперации неустановленными лицами, одетыми в камуфляжную форму одежды, из своего дома по ул. Ленина, 157, под предлогом проверки документов был увезен на фильтрационный пункт и в дальнейшем исчез Орцуев Ислам Абдулаевич, 1980 г.р. По данному факту прокуратурой Шалинского района возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.2 126 УК РФ (похищение человека)"

Это цитата из ответа прокуратуры на запрос "Мемориала". В тот день в ходе "зачистки" Мескер-Юрта из своих домов подобным образом были похищены многие местные жители. Они исчезли бесследно. Счет людям, исчезнувшим подобным образом людям в Чечне, идет на тысячи.

Уголовных дел по фактам похищений, совершенных представителями федеральных сил, возбуждено более тысячи. Расследование трех четвертей из них уже приостановлено "в связи с невозможностью обнаружить лиц, подлежащих обвинению в совершении преступления". То есть получается так: имеется генерал, отвечающий за проведение спецоперации, есть конкретные подразделения, отвечающие за "зачистку" определенного участка населенного пункта, есть документация о ходе "зачистки", но при этом найти виновных в совершении конкретных преступлений или хотя бы установить степень вины командования не представляется возможным.

Генеральный прокурор РФ, Главный военный прокурор, прокурор Чеченской Республики регулярно представляют миру статистику: количество военных и милиционеров, наказанных судами за преступления против мирных жителей, количество уголовных дел по таким преступлениям, которые находились в производстве военной прокуратуры, количество завершенных расследований и т.п. Это лукавая статистика.

Например, нам сообщают, что более 50 военных уже наказаны по приговору судов. Но возникают вопросы.

Во-первых, как наказаны? Полный перечень приговоров с описанием преступления и наказания не публикуется. Но нам известно, что немалая часть из этих наказанных судом людей отделывается условными сроками или минимальными наказаниями с отсрочкой их исполнения.

И, во-вторых, 50 приговоров - это много или мало? Любой непредвзятый человек, знакомый с реальным положением дел в Чечне, согласится с тем, что количество наказанных мизерно по сравнению с количеством совершенных преступлений.

Нам сообщают о том, что военная прокуратура расследовала за время контртеррористической операции 162 уголовных дела по фактам преступлений против мирных граждан. Но это только "надводная часть айсберга". Львиная же доля таких уголовных дел погребена в прокуратуре Чеченской Республики и районных прокуратурах ЧР.

В большинстве случаев, когда преступники-военнослужащие не схвачены на месте преступления или нет иных бесспорных доказательств, что преступления совершили военнослужащие какой-либо конкретной части, уголовные дела возбуждают и ведут именно гражданские прокуратуры. Ведь действуют представители федеральных сил чаще всего без знаков отличия, нередко на технике с замазанными номерами. Логика военной прокуратуры в таком случае проста: "А может быть преступление совершили переодетые боевики, а может марсиане? Докажите, что это сделали военные, тогда мы возьмемся за расследование!" Но как сотрудники прокуратуры ЧР могут это доказать, если военные не допускают их в расположение воинских частей, отказываются отвечать на их вопросы и т.п.?! В результате, расследование тысяч уголовных дел приостанавливается через несколько месяцев после их возбуждения "в связи с невозможностью обнаружить лиц, подлежащих обвинению в совершении преступления".

Впрочем органы прокуратуры Чеченской Республики часто сами демонстрируют полное нежелание расследовать случаи тяжких преступлений против мирных жителей со стороны федеральных сил. О том, как на самом деле "проверяются" органами прокуратуры сообщения о совершении подобных преступлений, свидетельствует нижеприведенный пример. Это документально зафиксированный случай преступного равнодушия прокуратуры к горю и страданию людей.

21 ноября 2002 г. Правозащитный центр "Мемориал" направил факсом на имя прокурора ЧР Н.П.Костюченко сообщение о незаконном задержании (фактически похищении) 11 ноября 2002 г. военнослужащими при въезде в г.Шали пяти человек: водителя такси и четырех его пассажиров. Копия этого сообщения была направлена Генеральному прокурору РФ. "Мемориал" указывал не только имена, фамилии задержанных, названия сел, в которых они проживают, но даже называл улицу, на которой расположен дом одного из незаконно задержанных. Так что проверить достоверность изложенных в нашем заявлении фактов при желании не составляло труда. В сообщении была лишь одна ошибка - позже выяснилось, что среди похищенных пассажиров была не одна женщина, а две.

Нередко сотрудники "Мемориала" сами идут вместе с пострадавшими и их родственниками в органы прокуратуры, где заставляют чиновников принять и зарегистрировать заявления о совершении преступлений. К сожалению, из-за громадного количества совершаемых в Чечне преступлений далеко не всегда удается это сделать. В данном же случае родные исчезнувших жили в дальнем селе, до которого в военных условиях не просто добраться. Но мы считали, что наше сообщение о совершении тяжкого преступления обязывает органы прокуратуры самым серьезным образом проверить изложенные в нем факты.

Как выяснилось, сотрудники прокуратуры ЧР не имели желания реально проверять информацию о совершении преступления. Несмотря на наши напоминания, адресованные в прокуратуру ЧР, ответы по существу мы получили оттуда лишь в начале февраля 2003 г., то есть более чем через два месяца (Копии ответов прилагаются. Из ответов следовало, что информация, направленная нами в органы прокуратуры, при проверке не подтвердилась.

Более того, следователь прокуратуры Шалинского района У.В.Наминов в высланном нам Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела (датированного 22 декабря 2002 г.) указал "руководству ПЦ "Мемориал" на слабую работу с проверкой информации, направляемой в государственные органы" (Копия прилагается).

Из этого же Постановления следует, что на пересылку нашего заявления из прокуратуры ЧР в прокуратуру Шалинского района ушло 12 дней; еще 20 дней прокуратура Шалинского р-на проверяла поступившую к ним информацию. Что же за эти 20 дней сделали сотрудники прокуратуры? Они ограничились лишь тем, что сверились с бумагами - получили справку из Шалинского РОВД. Там им сообщили, что "по учетам дежурной части, ИВС, ИЦ Шалинского РОВД граждане с данными Агуев Вахарг, Абубакаров Х-М, лицо с фамилией Тухиров не значатся. Заявлений о похищении женщин и автомашин "ГАЗ" в ноябре 2002 года в Шалинском РОВД не регистрировались". В ходе такой "проверки" сотрудники прокуратуры не удосужились опросить хоть кого-нибудь из родственников похищенных людей или их односельчан.

Между тем, к началу этой проверки трое из похищенных были уже освобождены, а двое исчезли. Водителя такси его односельчане, по-видимому, выкупили. Военные также отпустили, предварительно изнасиловав, двух ехавших в такси женщин. Двоих же мужчин-пассажиров - Вахаба Агуева и Хас-Магомеда Абубакарова - военные куда-то увезли и судьба их неизвестна. Об этом сотрудникам "Мемориала" сообщила позже Жардат Агуева, мать В.Агуева (см. ее показания). )

Она пыталась добиться от официальных инстанций хоть каких-то действий по поиску ее похищенного сына. Юридически неграмотная сельская жительница прошла по тому пути, по которому до нее также прошли тысячи местных жительниц. Прежде всего, она попыталась решить вопрос через посредников, наживающихся на комиссионных за выкуп у федералов задержанных людей. Потом она обращалась в РОВД Курчалоевского и Шалинского районов, в райотдел ФСБ Шалинского р-на, в прокуратуру ЧР и даже в ГАИ. И везде ее "отфутболивали", направляли в другие инстанции.

В это же время органы прокуратуры занимались "проверкой" сообщения "Мемориала". Впрочем, они целиком удовлетворились формальной сверкой с делопроизводством РОВД. А раз в бумагах эти факты не отражены, значит их и не существует. Значит и преступления не было. По видимому, именно о таких случаях и говорит штатный спикер Объединенной группировки войск Игорь Шабалкин, когда утверждает, что большинство сообщений о похищениях военнослужащими местных жителей не подтверждаются при проверке.

В феврале 2003 года сотрудники "Мемориала" встретились с Жардат Агуевой. 17 февраля 2003 г. Ж.Агуева написала заявление на имя прокурора Чеченской Республики Кравченко В.П. и в сопровождении сотрудника ПЦ "Мемориал" пошла на прием в прокуратуру ЧР. На этот раз, исключительно благодаря настойчивости сотрудника ПЦ "Мемориал", заявление от Ж.Агуевой в прокуратуре ЧР все же было принято.

Но в результате безответственного отношения работников прокуратуры Чеченской Республики и прокуратуры Шалинского района ЧР к проверке информации о совершении тяжкого преступления, на протяжении трех месяцев ничего не предпринималось для поиска похищенных людей, для наказания виновных в совершении преступления.

Сколько еще подобных преступлений даже не зафиксированы в официальных инстанциях? Остается только гадать.

Ясно лишь одно: деятельность и органов прокуратуры, и МВД, и ФСБ не нацелена на раскрытие и пресечение преступлений, совершаемых представителями федеральных сил против мирного населения.

Приложения:

Копия запроса Правозащитного центра "Мемориал" на имя прокурора ЧР Н.П.Костюченко ? 491/02 от 21 ноября 2002 г.

Копии ответов на запрос ПЦ "Мемориал" из прокуратуры ЧР и прокуратуры Шалинского района ЧР.

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела за подписью следователя прокуратуры Шалинского района У.В.Наминова.

Текст показаний Жардат Агуевой, матери похищенного жителя с. Гелдагана Вахаба Агуева.

Копия заявления Жардат Агуевой на имя прокурора ЧР В.П.Кравченко от 17 февраля 2003 г.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

16 января 2017, 14:08

  • Строительство фармацевтического завода началось в Баку

    Второй в Азербайджане завод по производству лекарств, который сегодня начали строить в Пираллахинском районе Баку, будет сдан в эксплуатацию в конце 2018 года. Инвестиции в производство составят 20 миллионов долларов, заявил министр экономики Азербайджана Шахин Мустафаев.

16 января 2017, 14:07

16 января 2017, 13:37

16 января 2017, 13:25

16 января 2017, 13:15

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии