18 ноября 2002, 19:04

Ваххабиты

Наша газета уже рассказывала о преступной организации, первоочередными задачами которой были насильственный захват власти и изменение конституционного строя в Северо-Кавказском регионе. Восемнадцать ее членов по целому ряду статей осуждены на различные сроки лишения свободы. А совсем недавно завершился судебный процесс еще над шестью обвиняемыми.

По окончании всех следственных мероприятий и судебных слушаний имеется возможность обнародовать реальные факты подготовки к перевороту в Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республиках. Итак...

Раскол приверженцев ислама

В 1996-1999 годах житель Чеченской Республики Ш. Басаев, дагестанец Б. Магомедов вместе с гражданином Иордании Хаттабом, при участии представителей из Карачаево-Черкесии Р. Борлаковым, А. Гочияевым, И. Байрамкуловым и жителем Кабардино-Балкарии Э. Беккаевым создали на территориях вышеназванных субъектов Российской Федерации организованное преступное сообщество, состоящее из незаконных экстремистских религиозно-военизированных групп, так называемых "джамаатов".

Члены этих групп проходили подготовку в специально созданных лагерях "Кавказ", "Талибан", "Мутафаджират", расположенных в населенных пунктах Сержень-Юрт и Урус-Мартан Чечни. Здесь обучали обращению с огнестрельным оружием, взрывными устройствами, тактике ведения боевых и диверсионно-террористических действий. Одновременно велась и идеологическая подготовка, опирающаяся на экстремистское направление ислама.

В период с 1996 по 1997 год "джамааты" были созданы практически во всех населенных пунктах Карачаево-Черкесии. Некоторые участники этих незаконных вооруженных формирований периодически направлялись в Чечню для боевой подготовки.

Уже в начале 1998 года среди верующих мусульман КЧР возникли существенные разногласия по вопросам толкования основ ислама, положений Корана, отправления мусульманских обрядов, правил поведения в быту. Вследствие произошедшего раскола приверженцы традиционного для КЧР направления (мазбаха) "имама Абу-Ханифа" (в основном лица пожилого возраста) перестали посещать мечети, где отправляли религиозные обряды приверженцы (в основном молодежь) радикального направления - "ваххабизма".

В дальнейшем события разворачивались по нарастающей. Радикально настроенный амир (руководитель) "правоверных братьев мусульман" Усть-Джегутинского района Хызыр Салпагаров демонстративно не признал официальное Духовное управление мусульман КЧР и Ставропольского края и подчинился непосредственно Рамазану Борлакову. В свою очередь, Борлаков поддерживал тесные взаимоотношения с религиозными лидерами самопровозглашенной Чеченской республики Ичкерия - преподавателями-наемниками из Саудовской Аравии, Сирии, Иордании, Афганистана и имамом Дагестана Багаутдином. Все они проповедовали необходимость подготовки к ведению священной войны - джихада - с "неверными" на Северном Кавказе и создания в регионе исламского государства с "шариатской формой правления".

"Джамааты"

1999-й год. Хызыр Салпагаров, действуя по указанию Рамазана Борлакова, предпринимает шаги для объединения руководителей "джамаатов", созданных в микрорайоне Московский города Усть-Джегута, ауле Псыж Прикубанского района и в станице Сторожевой Зеленчукского района КЧР. Организовывается преступное сообщество численностью не менее 30 человек. В состав группировки в разное время (в период с 1999 по 2001 г.) входят двадцать два установленных следствием гражданина, а также десять-пятнадцать человек, имена и фамилии которых до сих пор не известны.

Руководители радикально настроенных членов сообщества начинают обеспечивать участников группировки огнестрельным оружием и боеприпасами, портативными средствами связи и другим военным снаряжением. Наиболее активные боевики проходят идеологическую и военную подготовку в диверсионно-террористических лагерях "Исламский институт "Кавказ", "Исламская армия Кавказа" на территории Чеченской Республики. Руководят новобранцами наемники Хаттаб, Абу-Джафар, Абдурахман, Абу-Самат, Абу-Валид, Абу-Умар, а также жители КЧР Рамазан Борлаков, Ибрагим Байрамкулов ("Ибрагим") и дагестанец Багаутдин Магомедов (он же Багаутдин Дагестани). Приоритетным направлением в военно-идеологической подготовке по-прежнему остается распространение на Северном Кавказе постулатов ваххабизма как главенствующей религии, а в последующем - образование в Северо-Кавказском регионе единого исламского государства.

В период с 1999 по 2001 год создаются религиозно-военизированные группы в Нальчике и селе Чегем-2 Чегемского района Кабардино-Балкарии. Здесь идет подготовка к захвату власти в республике. Для координации преступных намерений все созданные на территории КБР "джамааты" объединены в единое преступное сообщество с четким разделением обязанностей. Амиром - военным руководителем - провозгласил себя Аслан Беккаев. В состав группировки в период 2000-2001 годов входили не менее 300 человек.

Размножались и распространялись среди населения брошюры, листовки, видеокассеты с записями боевых столкновений бандформирований в Чечне с федеральными войсками, в том числе нападения боевиков на колонны федеральных сил, аудиокассеты с призывами к войне...

Плато Бечасын

К 2001 году "джамааты" КБР и КЧР объединяются в единое преступное сообщество. Карачаево-черкесская группировка обзаводится автомобилем, множительной аппаратурой, сюда передаются крупные суммы денег.

В свою очередь, в Кабардино-Балкарии сооружаются тайники с большим количеством оружия, боеприпасов, военного снаряжения для ведения вооруженной борьбы с федеральными силами, приобретаются топографические карты субъектов Федерации Северного Кавказа. Также в КБР на территории села Чегем-2 создается учебный центр, где бандиты под руководством инструкторов-наемников из арабских стран проходят обучение минно-взрывному делу.

Живописное горное плато Бечасын Главного Кавказского хребта на территории Карачаевского района КЧР, находится в непосредственной близости от границы Кабардино-Балкарии. В начале 2000 года здесь благоустраивается кошара, оборудуются близлежащие пещеры, сооружаются "схроны", куда завозится продовольствие, военное обмундирование, другие предметы, предназначенные для военной подготовки и скрытного длительного проживания сепаратистов. Таким образом создается база боевиков.

Первые опыты

Вскоре на авансцену выходит Дахир Салпагаров (брат Хызыра Салпагарова), ранее прошедший боевую подготовку в лагере Хаттаба. В ночь с 5 на 6 июня 2001 года Дахир Салпагаров, Айбазов, Тлисов и еще 10 человек, вооружившись автоматическим оружием, предпринимают попытку перехода российско-грузинской границы со стороны Кабардино-Балкарии через перевал Донгуз-Орунбаши, направляясь в Панкисское ущелье, к месту дислокации банды, возглавляемой полевым командиром Гелаевым. Группа задерживается грузинскими пограничниками.

В этот же день Хызыр Салпагаров с тремя сообщниками, предварительно вооружившись, на автомашине направляются в урочище Бечасын, к месту сбора боевиков, с намерением дальнейшего следования в Панкисское ущелье Грузии. На плато всех четверых задерживают работники правоохранительных органов КЧР.

Таким образом, деятельность преступного сообщества и противозаконные намерения группировки были предотвращены силовиками, которые в течение определенного периода внимательно следили за "движениями" руководителей и членов незаконного вооруженного формирования. Именно правоохранительные органы КЧР выявили эпизод нападения экстремистов на гражданина Маранчукова, который, по сведениям членов банды, занимался валютными операциями и нередко имел при себе крупные суммы денег в иностранной валюте. Нападение было совершено ради единственной цели - подпитки финансовыми средствами незаконной деятельности экстремистов. При этом 20 процентов от похищенной суммы по договоренности с Хызыром Салпагаровым преступники должны были передать незаконным вооруженным формированиям в Чечне.

Провал "второго фронта"

В один из дней (еще до ареста) Хызыр Салпагаров привел на квартиру, снимаемую Отарием Айбазовым, Абдуллаха Биттирова, принесшего с собой видеокассеты с записями боев банд-формирований с федералами, где демонстрировались убийства российских солдат. Абдуллах, демонстрируя кассеты, призывал к созданию исламского государства путем свержения действующей власти на территории КЧР. Он же сообщил о планах открытия "второго фронта" в Кабардино-Балкарии. Отвлечение части сил федеральных войск на военизированные мятежи в КБР и КЧР, по его словам, позволит боевикам в Чечне расширить военные действия и явится дополнительным моральным фактором для вступления в необъявленную войну лиц, негативно относящихся к "марионеткам Москвы".

По указанию Салпагарова и Абдуллаха некто Эдуард Харатоков стал ответственным за связь и распределение обязанностей между "джамаатами" КЧР. При этом Харатоков должен был выяснить, кто из радикально настроенных членов сообщества готов ехать воевать в Чечню, а заодно на месте призывал к джихаду.

Харатоков совместно с Айбазовым и Гочияевым ездили в "джамааты" аулов Псыж, Кумыш и в Черкесск, где с руководителями сообществ велись переговоры на предмет координации деятельности при захвате власти. После согласия того или иного члена "джамаата" на ведение джихада Харатоков проводил личные беседы, определял степень готовности радикально настроенных лиц, выяснял, в какой области или направлении следует их использовать.

Таким образом, осенью 2000-го по рекомендации Харатокова и по поручению Салпагарова некие Гогов и Архагов были направлены к Ачимезу Гочияеву для совершения террористических актов. В то же время Дебиров привез от Гочияева две пластмассовые бутылки из-под напитка "Спарк", в которых уже была взрывчатка. Гогов и Архагов отвезли эти бутылки на территорию Ставропольского края, где были совершены пятигорский и невинномысский теракты.

Следствие

Сепаратисты, задержанные в ущелье Накра грузинскими пограничниками, были обезоружены и в соответствии с Минской конвенцией, переданы российской стороне. Таким образом, семнадцать наиболее радикально настроенных членов преступного сообщества КЧР оказались за решеткой. В ходе предварительного следствия обвиняемые давали весьма противоречивые, зачастую взаимоисключающие показания.

И все же в ходе разбирательства выяснилось, что трое участников группировки причастны к убийству сотрудника ГИБДД Карачаево-Черкесии. Единственное, что оставалось не совсем ясным, - это причастность членов сообщества к терактам в Пятигорске и Минеральных Водах. Что касается теракта в Невинномысске, один из обвиняемых - несовершеннолетний В. Гогов - признался, что подложил взрывное устройство на остановку автобуса. Следует полагать, что большинство из задержанных были информированы об инициаторах и исполнителях терактов, но признательные показания дал только Гогов. Достоверно известно и то, что после совершения террористических актов Хызыр Салпагаров пытался скрыться, мотивируя свои действия тем, что правоохранительные органы объявили его в розыск.

И вновь Бечасын

В разное время здесь скрывались подозреваемые, а ныне осужденные члены незаконного вооруженного формирования: продовольствие и другие необходимые бытовые предметы были завезены сюда заранее. Время от времени на плато встречались руководители преступного сообщества, а также члены других незаконных вооруженных группировок.

В ходе следствия выяснилось, что в одном из населенных пунктов КБР проводил тактические занятия, а также обучал сепаратистов минно-взрывному делу и готовил к совершению диверсий и терактов некий Мансур. Беккаев заверял турецкого идеолога в серьезности намерений объединенных "джамаатов", в готовности в ближайшее время начать боевые действия против федеральных войск. И имея в виду одну цель - обеспечить финансовую помощь из-за рубежа.

К слову, Беккаев довольно живописно обрисовал "зарубежному брату" картину скорого вооруженного захвата всех отделений милиции и войсковых частей. Но все это, по его словам, могло бы произойти только при условии, что местное население окажет поддержку мятежникам. А для этого, дескать, нужны деньги. Много денег...

Из показаний обвиняемых

Как сообщил М. Экзеков, в январе-феврале 2000 года он вступил в "джамаат" микрорайона Московский Усть-Джегуты, куда уже входил Отарий Айбазов. Собрания "джамаата" проводились на квартире, которую снимал Отарий. Здесь изучалась религиозная литература, здесь же Харатоков говорил о необходимости войны с "неверными", о том, что братья по вере в Кабардино-Балкарии скоро начнут борьбу и понадобится помощь со стороны "джамаатов" Карачаево-Черкесии.

В 2000 году, после терактов в Невинномысске и на железнодорожном вокзале Пятигорска, по указанию Эдуарда Харатокова Экзеков ездил на Верхний рынок Пятигорска, составлял подробную схему расположения рынка и подъездов к нему, с указанием платных автостоянок и автовокзала. В один из дней Дебиров предложил ему отогнать автомашину, начиненную взрывчаткой,на Верхний рынок Пятигорска для совершения теракта. А Салпагаров (в присутствии Гочияева и Хубиева) дал ему прямое указание участвовать в перегоне машины к месту теракта. Однако, как показывает Экзеков, к намеченному времени машина со взрывчаткой не была готова, а сам Экзеков впоследствии отказался от ее перегона.

Позже Экзеков ездил на Сенгилеевское водохранилище и в район воинской части ПВО, где проводил видеосъемку для дальнейшей подготовки терактов и диверсий.

Р. Койчуев также ездил на Сенгилеевское водохранилище, а также в город Солнечнодольск, где находятся водохранилище и гидростанция. Там Экзеков на видеокамеру, принадлежащую "джамаату", снимал территорию в местах забора и сброса воды для дальнейшего совершения терактов. Отснятая видеокассета была предана Х. Салпагарову.

Из показаний свидетелей

Любопытно привести показания ныне осужденного свидетеля Б. Хаджиева, который с июня 2001 по январь 2002 года находился в Панкисском ущелье Грузии и состоял в незаконном вооруженном формировании полевого командира Руслана Гелаева. К Гелаеву, по его словам, поехал только по той причине, что власти начали аресты лиц, готовящих вооруженный переворот в КБР и КЧР. Ранее, в 1998 году, Хаджиев проходил военную подготовку в Чечне, в селении Автуры. Обучали арабы, которые призывали воевать за установление ислама на всей земле и в частности на территории Северного Кавказа. До отправки в Панкисское ущелье слышал от братьев Беккаевых - Аслана и Руслана, что все шло хорошо, но взрывы (теракты в городах КМВ, Невинномысске, ауле Адыге-Хабль) пришлись не ко времени и на тот момент были не нужны. Он был в курсе того, что на территории КБР и КЧР готовится вооруженный захват власти. Об этом ему стало известно со слов амира Ахмадова. Лидерами готовящегося переворота были Беккаевы.

Из показаний свидетеля Абдель Азиз Мухамед Абдель Ваххаба следует, что в Чечню он приехал летом 1998 года из Дании через территорию Турции и Грузии. Его пригласил шейх Абу-Омар, который руководил многочисленными исламскими учебными центрами. Впоследствии датчанин познакомился с Хаттабом, Басаевым, Гелаевым, Бараевым. В Чечне его называли Мансуром. В конце 1998 года в селении Хатуни встретил Мурада, который пришел к нему домой вместе с арабом из Саудовской Аравии по имени Ясир. Мурад заявил, что планируется выкрадывать детей "богатых врагов", а деньги, которые получат в виде выкупа, направлять на распространение ислама и создание шариатского государства.

Приговор

В результате оперативных мероприятий силовых структур России и Грузии на скамье подсудимых оказалось около тридцати человек, в том числе и несовершеннолетние. Судебные слушания были разделены на несколько этапов. Одних только вещественных доказательств - оружия и боеприпасов - с излишком хватило бы на стрелковую роту.

Выводы суда основаны на том, что большинство подсудимых принимали участие в разработке планов и создании условий для захвата учреждений, органов власти и управлений Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республик. Все члены преступного сообщества заявили о своей готовности лично участвовать в вооруженной борьбе и установлении на территории Северного Кавказа мусульманского правления, последующего отторжения региона от Российской Федерации. Преступное сообщество, действующее на территории КБР и КЧР, что подчеркивает его межрегиональный характер, было построено на иерархии "джамаатов" возглавляемых амирами.

Приготовление к насильственному свержению власти выразилось также в обучении наиболее активных членов сообщества обращению с огнестрельным оружием, минно-взрывному делу. В целях вовлечения в преступную деятельность сообщества других лиц, среди исповедующих традиционный ислам, проводилась религиозная пропаганда с призывами к джихаду и участию в боевых действиях против федеральных войск...

К настоящему времени осуждены по целому ряду статей более 20 человек. В отношении еще 15 лиц ведутся следственные мероприятия. Между тем общая картина деятельности заговорщиков уже довольно ясна. Можно, пожалуй, добавить, что средний возраст осужденных - 24-27 лет. Как уже отмечалось выше, среди них есть и несовершеннолетние.

Надо полагать, что экстремисты в Чечне, их зарубежные идеологи и сообщники планировали вооруженное восстание в относительно спокойных республиках Северного Кавказа с участием совсем молодых людей, чьи моральные устои и взгляды окончательно еще не сформировались.

Вместо послесловия

Не может не беспокоить тот факт, что идеологическая обработка жителей соседствующих со Ставропольем республик, где главенствующей религией по-прежнему остается нетрадиционный ислам, продолжается. "Джамааты" ушли в глубокое подполье. Но остались в тайниках оружие, литература экстремистского толка. А главное - за рубежом по-прежнему продолжают вынашивать преступные планы дестабилизации обстановки на Северном Кавказе, финансовые потоки по-прежнему перетекают из азиатских исламских государств к радикально настроенным руководителям незаконных вооруженных формирований на Юге Российской Федерации. А это в буквальном смысле означает, что над всеми мирными жителями как в Южном федеральном округе, так и по всей России все еще нависает угроза совершения терактов, захватов заложников, прочих преступлений против общества и государства.

Дмитрий Зиновьев,  при содействии пресс-службы постоянной сессии Ставропольского краевого суда на Кавказских Минеральных Водах

Опубликовано 13 - 14 ноября 2002 года

источник: Газета "Ставропольская правда"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2017, 17:00

27 мая 2017, 16:02

  • Антикоррупционный митинг начался в Махачкале

    Более 300 жителей Дагестана собрались к началу митинга в Махачкале, организованному общественной организацией "За справедливость и единство". Один из организаторов акции, Газимагомед Нурмагомедов, выразив недовольство республиканскими властями, высказался в поддержку политики Владимира Путина.

27 мая 2017, 15:46

27 мая 2017, 15:37

27 мая 2017, 15:16

Архив новостей