18 ноября 2002, 16:12

Обращение Human Rights Watch к президенту России

Предлагаем вашему вниманию текст письма, которое Human Rights Watch направила 14 ноября 2002 года Президенту РФ Владимиру Путину:

Президенту Российской Федерации В.В.Путину

Москва, Кремль

Уважаемый господин Президент!

Мы обращаемся к Вам с просьбой гарантировать находящимся в Ингушетии вынужденным переселенцам из Чечни соблюдение предусмотренных международными нормами прав на минимально достаточные гуманитарные условия, на выбор места жительства, а также на защиту от принудительного возвращения в условия, где повсеместно нарушаются права человека. Надеемся, в частности, получить Ваши заверения в том, что, вопреки заявлениям местных властей, временно перемещенные лица из лагеря в Аки-Юрте на севере Ингушетии не будут уже в ближайшее время вынуждены оставить лагерь.

Наше беспокойство еще более усилилось после событий с захватом заложников в Москве 23-26 октября. Выражаем надежду на то, что установка на выявление подозреваемых в связи с этим и другими преступлениями, не приведет к тому, что вынужденные переселенцы лишатся должной защиты.

В мае 2002 года федеральные власти обнародовали детальный план закрытия палаточных лагерей в Ингушетии и возвращения в Чечню временно перемещенных лиц. Последовавшие в начале лета заявления представителей правительства о том, что все палаточные лагеря к началу зимы будут свернуты, вызывали у их жителей страх перед перспективой принудительного возвращения.

24 июля сотрудники Миграционной службы Ингушетии, работающие в контакте с Федеральной миграционной службой, заявили в Назрани представителям Хьюман Райтс Вотч, что процесс возвращения в Чечню будет проходить исключительно на добровольной основе, а тем, кто не захочет возвращаться, будет предложено альтернативное размещение за счет миграционных служб.

Мы приветствуем эти заявления, однако они совершенно не соответствуют той тактике "кнута и пряника", которую миграционные власти используют для выдавливания перемещенных лиц в Чечню. Более того, миграционные власти так и не признали наличие в Чечне риска подвергнуться серьезным нарушениям прав человека. Сотрудники ФМС, с которыми встречались представители Хьюман Райтс Вотч, отрицали наличие вполне реальной угрозы произвольного задержания, насильственного исчезновения, пыток и внесудебных казней, которая по-прежнему сохраняется в Чечне и с которой перемещенные лица вполне могут столкнуться после возвращения. Как ФМС, так и органы по работе с перемещенными лицами в правительстве Чеченской Республики ведут учет нарушений прав человека исключительно по данным правоохранительных органов. Миграционные власти также не учитывают нарушения прав человека как отдельный фактор при оценке общей ситуации с безопасностью для возвращающихся. При этом такие нарушения - широко документированные правозащитным центром "Мемориал", нашей организацией и другими национальными и международными правозащитными группами и признанные такими официальными инстанциями, как Совет Европы, - не демонстрируют ни малейшей тенденции к сокращению.

Не меньшее беспокойство вызывает и позиция представителей миграционных властей, предполагавших устойчивое ухудшение ситуации с безопасностью в Чечне по мере развития вооруженного конфликта, но все же считавших уровень риска допустимым для гражданского населения. Решение российской стороны отложить по соображениям безопасности давно планировавшиеся визиты в регион спецдокладчика ООН по проблеме насилия в отношении женщин и спецпредставителя Генерального секретаря по делам вынужденных переселенцев только подчеркивает тот риск, с которым сопряжено возвращение в Чечню мирных жителей.

Миграционные власти подчеркивают добровольный характер возвращения. Мы тем не менее обеспокоены тем, что сочетание угроз, стимулов и разговоров о крайних сроках приводит вынужденных переселенцев к убеждению в том, что отказ от возвращения может обернуться для них негативными последствиями. Речь идет об обещаниях финансовой и материальной компенсации, которые в некоторых случаях остаются невыполненными; о прекращении подачи газа в палаточные лагеря и о прекращении других видов снабжения; а также об угрожающих намеках - в особенности, со стороны сотрудников миграционных органов Чеченской Республики - на то, что, хотя пока возвращение носит добровольный характер, эта ситуация может изменится. Сотрудники миграционной службы утверждали, что лишение регистрации временно отсутствующих в палаточных лагерях не практикуется, однако несколько человек рассказывали об этом представителям Хьюман Райтс Вотч; существование такой практики подтверждается и сообщениями других правозащитных и гуманитарных организаций.

Более того, многие вынужденные переселенцы находятся в Ингушетии вообще без регистрации, в значительной степени - из-за категорического отказа республиканской миграционной службы регистрировать прибывших после апреля 2001 г. В результате без защиты оказываются как те, кто, вернувшись в Чечню, был вынужден перебраться обратно в Ингушетию из-за неудовлетворительной ситуации с безопасностью, так и в вновь прибывшие после апреля 2001 г.

Подчеркивая добровольный характер возвращения, сотрудники миграционной службы указывали на то, что семьям, которые не захотят возвращаться в Чечню, за счет миграционных властей будет предоставлено альтернативное жилье в Ингушетии. В июле Миграционная служба Ингушетии еще не приступала к найму такого жилья, однако сейчас определенные шаги сделаны. Нас глубоко беспокоит в связи с этим то, что места размещения могут оказаться непригодными для жилья, а принудительное размещение в них вынужденных переселенцев - даже если принуждение будет выражаться в сочетании угроз и стимулов - будет нарушением Руководящих принципов ООН по вопросу о перемещении лиц внутри страны (1998). Принцип 18 гласит:

Независимо от обстоятельств и без какой бы то ни было дискриминации компетентные органы власти предоставляют и обеспечивают перемещенным внутри страны лицам, как минимум, безопасный доступ к:

(а) основным продуктам питания и питьевой воде;

(b) элементарному крову и жилью;

(с) надлежащей одежде; и

(d) основным медицинским услугам и первой помощи.

Эта проблема приобрела особую остроту в связи с объявленными Миграционной службой Ингушетии планами закрытия палаточного лагеря в Аки-Юрте. Будущее перемещенных лиц из этого лагеря остается неопределенным, поскольку он должен был быть свернут уже к 31 октября 2002 года.

Всем жителям лагеря (2700 человек) предложен выбор: вернуться в Чечню, чего многие боятся; снять жилье в частном секторе, чего большинство не может себе позволить; или переселиться в места размещения миграционной службы, по сведениям - непригодные для проживания. К настоящему времени, как представляется, подготовлено 10 таких объектов на базе, в том числе, заброшенного винзавода, бывшей фермы и кожевенного цеха. К началу октября, к примеру, размещение людей на винзаводе представлялось невозможным: отсутствовали отопление и вентиляция, не были устроены раздельные помещения для семейного проживания, оставлен нетронутым бетонный пол в здании - холодный и сырой.

С августа 2002 года из Аки-Юрта в Чечню или в другие места проживания на территории Ингушетии выехало по меньшей мере 19 семей, однако многие другие еще остаются в лагере по соображениям, о которых говорилось выше. На протяжении нескольких недель они слышат от представителей миграционных и других властей все те же посулы и угрозы, дополнительную убедительность которым придают разговоры о крайних сроках. В результате среди жителей лагеря, по имеющейся информации, распространились панические настроения. Тем, чьи палатки пришли в негодность, отказывают в замене, вынуждая тем самым перебираться в непригодные для жилья условия или возвращаться в Чечню.

Настоятельно призываем Вас не допустить закрытия палаточных лагерей в Аки-Юрте и в других местах; не допускать давления или принуждения к возвращению в Чечню в отношении перемещенных лиц со стороны правоохранительных, миграционных и других органов власти; а также обеспечить реализацию вынужденными переселенцами своих основных прав на выбор места жительства и на гуманитарную помощь.

Благодарю Вас за внимание к поднятым в письме вопросам.

Искренне Ваша

Элизабет Андерсен,
исполнительный директор отделения Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии

14 ноября 2002 г.

источник: Общественный комитет помощи беженцам "Гражданское содействие"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 марта 2017, 14:12

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:29

30 марта 2017, 13:25

  • Глава МВД заявил о зачистке юга Дагестана от боевиков и их пособников

    Силовики в 2016 году провели более 30 спецопераций в Дагестане, в ходе которых убили 17 лидеров боевиков, заявил министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов. По его словам, все южные районы республики "зачищены от боевиков". Прокуратура критикует полицию за работу по выявлению каналов поставки оружия боевикам.

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии