15 ноября 2002, 14:17

Путин злится потому, что война в Чечне - его личная проблема

В определенных дипломатических кругах за пределами России и в самой стране все задают только один вопрос после поездки президента Владимир Путина в Брюссель: неужели он, действительно, это сказал?

Да, сказал. И несмотря на поспешные извинения кремлевских чиновников, нет никаких признаков того, что он собирается взять свои слова обратно.

В понедельник Путин, которому обычно свойственна непроницаемость бывшего советского разведчика, потерял хладнокровие, когда начал говорить о Чечне. Эта тема явно задевает его за живое.

На пресс-конференции, состоявшейся после прошедшего в Брюсселе саммита европейских лидеров, журналист газеты Le Monde спросил российского президента, не гибнут ли наравне с исламскими террористами мирные жители из-за того, что российская армия применяет в Чечне сухопутные мины. Путин раздраженно ответил, что исламские радикалы, решившие убивать американцев и их союзников во всём мире, хотят отобрать у России Чечню.

"Если вы христианин, вы в опасности. Если вы решите стать мусульманином, вы тоже в опасности, потому что они считают, что традиционный ислам противоречит их задачам", - заявил Путин.

А потом он добавил: "Если вы хотите стать исламским радикалом и сделать обрезание, то я приглашаю вас в Москву. У нас много конфессий. Есть специалисты и в этой области. Я рекомендую сделать эту операцию таким образом, чтобы у вас уже больше ничего не выросло".

Воцарилось длительное молчание. Даже переводчики замешкались в поисках подходящих слов. Последнее предложение так и не было переведено с русского для присутствовавших дипломатов и журналистов. Интересно, что на официальном веб-сайте Кремля, обнародовавшим полную стенограмму пресс-конференции, эта фраза тоже не появилась.

Позднее кремлевские чиновники объяснили, что Путин устал и что все его "достали этой Чечней". Причины для этого у российского президента есть. Через три года после начала войны надежды на быструю победу рухнули, а жестокостей совершается всё больше и больше.

Вопросы о Чечне всегда заставляли Путина нервничать. Говоря на эту тему, он превращается из убедительного "евро-русского", который умеет правильно выражать свои мысли, с которым рады общаться все мировые лидеры, в нечто похожее на Никиту Хрущева. Хрущев был передовым лидером для своего времени, но прославился тем, что как-то раз пытался доказать свою правоту с помощью ботинка.

После взрывов московских жилых домов в сентябре 1999 г. (организаторы этого преступления так и не найдены) Путин заявил: "Мы будем мочить их в сортире". Тогда многие решили, что слово "сортир" было употреблено намерено в целях политического позиционирования. Никому не известный политик выстраивал имидж крутого парня в преддверии президентской гонки.

Потом Путин удивил западный мир, пожав плечами, когда его армия отдала журналиста "Радио Свобода" чеченским боевикам, якобы в обмен на пленных российских солдат. Путин назвал этого репотера, сомневавшегося в правильности российской политики на Кавказе, предателем.

В середине 2001 г. Путин снова вызвал всеобщее удивление. Когда лондонский журналист задал ему вопрос о нарушениях прав человека российской армией в Чечне, президент России прочитал ему гневную лекцию о нарушениях прав человека, совершаемых боевиками, на которые, по его мнению, западная пресса не обращает внимания.

Путин так часто высказывался подобным образом в частных беседах с российскими и американскими чиновниками и публично, что это перестало удивлять наблюдателей.

Борис Немцов, бывший заместитель премьер-министра, лидер либеральной фракции нижней палаты российского парламента, много раз обсуждал чеченскую проблему с Кремлем. "Для меня это не новость", - сказал он сегодня, комментируя резкое заявление Путина.

Немцов предположил, что заявления Путина - это бравада, что президент говорит о Чечне так прямо и зло потому, что его военная стратегия оказалась неудачной и шансов на благоприятный исход остается всё меньше.

"Он одержим Чечней. Так было с самого начала", - сказал Александр Рар, ведущий немецкий специалист по международной политике, знакомый с Путиным. Рар не знает, с чем это связано. Он говорит, что из бесед с Путиным он сделал вывод, что у президента сохранились неприятные воспоминания о развале Восточной Германии, Советского Союза и КГБ и что он очень хочет предотвратить дальнейшую дезинтеграцию России.

По словам Рара, Путин заинтересован в том, чтобы в регионе восстановилась мирная жизнь, но считает любое соглашение о разделе власти с силами сепаратистов шагом к дезинтеграции. "Он находится в очень напряженном состоянии. Это заставляет его вести себя таким образом, - объяснил Рар. - В этой области он не будет идти ни на какие компромиссы".

Контраст между раздраженным, резким Путиным и государственником западного типа никогда не был столь очевиден, как в понедельник, когда обе личины российского президента ярко проявились в ходе встречи, призванной сблизить Россию с Европой.

Европейские правозащитники постоянно критикуют методы, применяемые Россией в Чечне. Европейские лидеры призывают Путина остановить российскую армию, которая зачастую действует неоправданно жестоко, и постараться заключить мирное соглашение.

Опубликовано 13 ноября 2002 года

источник: Газета "The New York Times" (США)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 15:10

25 мая 2017, 14:56

25 мая 2017, 14:38

25 мая 2017, 14:35

25 мая 2017, 14:28

Архив новостей