09 декабря 2002, 14:20

Террористы нигде не должны получать убежище. Однако борьба против них не может вестись за счет демократии и законности

После того как Дания "избавилась" от Ахмеда Закаева, чеченский эмиссар сделался проблемой для британских властей. Именно у них Россия теперь добивается его выдачи. Между тем прогнозировать скорую нормализацию отношений между Москвой и Копенгагеном пока не приходится. Министр иностранных дел Дании Пер Стиг Меллер разъясняет позицию королевства по борьбе с терроризмом, а также по делу Закаева.

На датско-российские отношения лег отпечаток так называемого "Всемирного чеченского конгресса", который состоялся 28 октября в Копенгагене, и освобождения Ахмеда Закаева, решение о котором было принято 3 декабря.

Я бы хотел объяснить, как это дело выглядит с датской стороны.

Международная политика часто бывает сложной, однако это дело по сути своей является простым. Оно касается базовых демократических принципов. Свобода собраний и свобода слова являются правами человека и находятся под защитой Конституции Дании.

Мы называем эти права фундаментальными, так как они не могут быть ущемлены в угоду другим соображениям. Они не только защищены в обычной жизни, когда никто не собирается их ограничивать. Они находятся под защитой и в экстремальных условиях.

Что касается террористов, то они должны преследоваться в судебном порядке. Цель террористов - разрушить наше демократическое общество. Нигде в мире они не должны получать убежище. Однако борьба против терроризма не должна вестись за счет демократии и законности. Если против человека выдвигаются обвинения, должны быть представлены доказательства. Законность не может стать следующей жертвой террористов.

По поводу конгресса в Копенгагене хотел бы отметить, что у датского правительства не было выбора. Это был не вопрос о том, хочет или не хочет правительство удовлетворить требование российских властей отменить проведение "Всемирного чеченского конгресса". Правительство просто не обладает полномочиями воспрепятствовать конференции, проводимой в рамках закона.

Это следствие того, что Дания является правовым государством, что означает, что все, включая правительство, подчиняются закону. Негосударственная организация не должна просить разрешения правительства на проведение совещания. Неверно, как утверждали некоторые, что, разрешив проведение конгресса, датское правительство заняло определенную позицию. Правительство не может разрешать или запрещать проведение частной организацией своей конференции. И это следствие того, что в Дании существует свобода собраний.

Это, конечно, не означает, что у правительства не может быть своего мнения. Я хорошо понимаю, что проведение конгресса спустя несколько дней после террористического акта в Москве могло быть болезненно воспринято российской общественностью. Именно поэтому еще до конгресса я дал ясно понять, что его организаторы сами должны подумать, насколько уместным является время его проведения и какие сигналы он пошлет российскому обществу. Я говорил, что в любом случае конгресс должен ясно отмежеваться от терроризма.

Дания принимает активное участие в международной борьбе против терроризма. Мы очень серьезно относимся к своим обязательствам в этой области. В этой борьбе мы будем сотрудничать и с Россией.

Как известно, датская полиция и российские органы внутренних дел и прокуратуры обеих стран сотрудничали по делу Ахмеда Закаева. Когда российские власти выдвинули требование о задержании Закаева, полиция Копенгагена, основываясь на утверждении российских властей о его возможном участии в захвате заложников в Москве, арестовала его. Она сделала это, будучи уверенной, что российские власти предоставят доказательства виновности Закаева в тех преступлениях, по которым его обвиняли.

Материалы, полученные из России, были тщательно изучены и оценены в свете положений закона Дании о выдаче лиц для судебного разбирательства в другой стране. По мнению экспертов-юристов, Россия не предоставила доказательств того, что Закаев совершал те преступления, в которых он обвиняется. Основная часть свидетельских показаний, предоставленных российскими властями, была дана уже после того, как российские власти потребовали выдачи Закаева. Большинство показаний касается событий многолетней давности. Они очень неточны. Это касается и описания самих действий, и времени их совершения, и роли в них Закаева. В итоговом заключении экспертов-юристов говорится, что этих доказательств недостаточно. Это чисто юридическое заключение привело к тому, что Закаев был освобожден из-под стражи.

Дания и Россия на протяжении истории имели особо близкие и хорошие отношения. Многочисленны те связи, которые объединяют наши страны. Политика правительства Дании направлена на расширение и углубление этих связей. Дания как председатель Евросоюза подчеркивает, что расширение ЕС должно идти рука об руку с укреплением связей между ЕС и Россией. И это должно происходить на основе общих демократических ценностей. Дания поддерживает обширную интеграцию России в Европу.

Я надеюсь, что российская общественность понимает, насколько важно не дать террористам достичь своих целей по уничтожению уже достигнутого прогресса в продвижении демократии. Я хотел бы также призвать к тому, чтобы это дело не имело своим результатом ухудшение добрых отношений между Данией и Россией. Кто от этого выиграет? Только те, кто хочет дестабилизировать наши двусторонние отношения.

Опубликовано 9 декабря 2002 года

источник: "Независимая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 08:34

24 мая 2017, 07:44

24 мая 2017, 06:45

24 мая 2017, 06:30

24 мая 2017, 05:46

Архив новостей