29 ноября 2002, 08:25

О положении детей вынужденных переселенцев из Чеченской Республики на территории Республики Ингушетия

26 ноября 2002 года я посетил пункт временного размещения (ПВР) вынужденных переселенцев из Чеченской Республики, находящийся в 3-х километрах от с. Сурхахи Назрановского района Республики Ингушетия.

Я обратил внимание на то, что расположен данный лагерь беженцев в отдалении от других населенных пунктов, на территории МТФ посреди голого поля, на обочине трассы.

Здесь традиционно более холодный климат, чем, к примеру, в Назрани, так как поблизости находятся горы.

Я познакомился с комендантом ПВР. Зовут её Хава Берсанова. Как и подавляющее большинство жильцов этой кошары (за исключением двух семей), сама она родом из города Урус-Мартан. Всего здесь ютится 12 семей.
Лагерь беженцев в реальности представляет собой кошару, где внутри одноэтажного кирпичного строения по соседству с людьми живут коровы, и по этой причине повсюду - постоянный навозный запах. Внутри строения сплошь ? земляной пол, без какого-либо настила.

Помещения не отапливаются и кишат мышами, бегающими буквально повсюду, взбираясь даже на кровати спящих беженцев. Таким образом, сохраняется угроза распространения эпидемии.

К отсутствию каких-либо санитарных условий добавляются систематические отключения электроэнергии; отсутствие газа, водопровода и канализации. Хотя, надо признать, что во дворе собственными усилиями жильцов сооружена прачечная.
Всего в лагере 20 детей, и вскоре, как призналась Хава, ожидается рождение ещё одного ребенка, в дополнение к трем новорожденным младенцам.

О детском саде или яслях речи даже идти не может. О чем ещё можно говорить, если дети ежедневно ходят в школу в с. Сурхахи, что располагается в нескольких километрах от кошары. Родители высказывали беспокойство за здоровье своих детей в связи надвигающимися морозами, так как из-за отсутствия транспорта им придется пешком по холоду преодолевать это расстояние.

На мой вопрос относительно медицинского обслуживания, мне ответили, что врачи на территории ПВР не появляются. Зато раз в каждую неделю в Сурхахи приезжают сотрудники французского филиала организации "Врачи без границ", куда на приём ходят взрослые. Они (врачи) выдают в ограниченном количестве требуемые лекарства (не больше двух таблеток на человека). Хава сама страдает от повышенного давления, и тоже получает лишь две таблетки от давления. На этом помощь врачей заканчиваются. Та же система относится и к детям. Никаких обследований или медико-оздоровительных профилактических мер, как я понял из разговора, здесь не предпринимается.

Я спросил о сиротах. Рядом сидел подросток, и, указав на него, Хава ответила: "Умерла его мать, и в сиротах осталось четверо детей!" Дети остались на попечении престарелого слепого отца, который сам недавно перенес сложную операцию.

Полных сирот, к счастью, здесь нет, зато есть дети, пострадавшие от войны. Так, в ноябре прошлого года в Урус-Мартане в результате взрыва мины, заложенной российскими солдатами, получил многочисленные осколочные ранения двенадцатилетний Адам Берсанов, являющийся, по признанию Хавы, родным племянником её мужа. Ребенок получил ранения различной степени тяжести в области колена и правой руки. Лишь чудом ему удалось спасти руку. Оставшиеся на теле рубцы свидетельствуют о той трагедии. Хава рассказывает, что буквально на том же месте, где произошла трагедия с Адамом, спустя некоторое время, подорвалась женщина. В результате она потеряла ногу.

Сейчас Адаму исполнилось уже тринадцать лет, и в настоящее время в пункте проживания беженцев его нет, так как мать повезла его на обследование в больницу. Следует отметить, что лечение производилось исключительно за счет родных и близких Адама, которые даже сегодня собирают деньги для его дальнейшей медицинской реабилитации. Но никакой помощи ни от государства, ни от гуманитарных организаций родственники Адама не видели.

На вопрос: кто помогает беженцам, - Хава ответила, что единственной организацией, стабильно оказывающей им помощь, является Датский Совет по Беженцам. А Красный Крест в каждые три месяца выдает по ящику помощи на человека. Недавно приезжали мониторы от французской организации "Движение против голода", побеседовали, что-то записали, и уехали обратно. Возможно, и они в будущем окажут какую-нибудь помощь.

Я поинтересовался: существует ли какая программа, предусматривающая специальную помощь детям; выделяются ли денежные пособия и детское питание? Ответ был таков: никакой работы в этом направлении не абсолютно проводится!

Прежде чем покинуть данное место, мною были сделано несколько фотографических снимков.

Опубликовано 26 ноября 2002 года.

Автор: Зелимхан Мусаев; источник: ОД "Чеченский комитет национального спасения"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:29

30 марта 2017, 13:25

  • Глава МВД заявил о зачистке юга Дагестана от боевиков и их пособников

    Силовики в 2016 году провели более 30 спецопераций в Дагестане, в ходе которых убили 17 лидеров боевиков, заявил министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов. По его словам, все южные районы республики "зачищены от боевиков". Прокуратура критикует полицию за работу по выявлению каналов поставки оружия боевикам.

30 марта 2017, 13:18

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии