Сотрудники силовых структур. Грозный. Фото Магомеда Магомедова для "Кавказского узла"

27 октября 2017, 05:45

Похищения людей в Чечне приняли системный характер

Ситуация с исчезновениями людей в Чечне становится похожа на ту, которая сложилась во время второй чеченской кампании, а случаи похищения людей силовиками превратились в систему. По подсчетам "Кавказского узла", с начала года родственники не менее чем 43 человек сообщили об их похищении. При этом неформальные или публичные обращения к властям республики с просьбой о помощи зачастую дают обратный эффект, когда жалобщик в итоге вынужден сам извиняться, прокомментировал ситуацию председатель Совета Правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов. В Чечне похищают людей в достаточно серьезных масштабах, найти и освободить похищенного через Следком или правозащитные организации практически невозможно, заявила директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

Как писал "Кавказский узел", 21 октября 28-летняя жительница Грозного Петимат Мамаева, которую в начале сентября сотрудники неустановленных силовых структур увезли из дома в неизвестном направлении, вернулась домой после того, как история с ее исчезновением получила общественный резонанс в соцсетях благодаря обращениям ее матери к Рамзану Кадырову и общественности. По словам женщины, она также обращалась в прокуратуру, следственное управление, управление ФСБ, но ее заявления не принимали, а следователи, которые пришли к ней домой, заявили, что дочь скоро вернется.

"Вероятно, глава Чеченской Республики находился в добром расположении духа, и так совпало, что обращение матери в соцсетях привело к освобождению дочери, а не к публичному покаянию заявительницы", - прокомментировал возвращение Петимат Мамаевой председатель Совета Правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

"Это показывает, что за людей нужно бороться. В большинстве случаев – родственники жителей Чечни, похищенных силовиками, стараются никуда не обращаться, полагая, что это бессмысленно, и может даже, вредно для их родных", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Александр Черкасов.

Правовые средства, которые должны работать в нормальном государстве, в Чеченской Республике не действуют.

"В большинстве случаев те, кто возвращается домой, ничего не говорят о том, что с ними происходило. Или рассказывают истории не совсем правдоподобные. Вроде как уехал на море, не сказал ничего родственникам и т.д. И можно только порадоваться за то, что дочь вернулась в семью, но проблема остаётся", - сказал Александр Черкасов.

Он полагает, что пропажа 16-летней девушки в Грозном 24 октября также может быть связана с похищениями и незаконными задержаниями жителей Чечни.

"Кавказский узел" сообщал, что 25 октября житель Грозного попросил правоохранителей разыскать дочь. Девушку в последний раз видели утром 24 октября рядом с юридическим колледжем в Грозном. 

Похищение силовиками людей в Чечне превратилось в систему

Александр Черкасов заявил, что случаи похищений и задержаний силовиками людей в Чечне не единичны. 

"Это система. Вопрос в том, что может помочь борьбе с этой системой похищений, незаконных задержаний людей, незаконного их содержания под стражей. К сожалению, до сих пор никакого верного средства не находилось. Потому что правовые средства, которые должны работать в нормальном государстве, в Чеченской Республике не действуют", - заявил он.

В базе данных по Чеченской Республике с 1999 года (с начала второй чеченской войны) по сегодняшний день числится около трех тысяч без вести пропавших людей, отметила директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

"То, что в Чечне опять похищают в достаточно серьезных масштабах – это очевидно", - сказала корреспонденту "Кавказского узла" Сокирянская, отметив, что информация о похищениях приходит по разным источникам, и от правозащитников, и через СМИ.

"Есть свидетельства задержанных, которые описывали других заключенных, содержавшихся с ними в незаконных тюрьмах. Они рассказывали, что видели молодых людей, которых задерживали по подозрению в симпатиях к ИГИЛ (террористической организации, запрещённой в РФ. - Прим. "Кавказского узла"), или за обсуждение сирийской войны, или еще по каким-то другим причинам. Их там держали в достаточно большом количестве и долго", - сказала Екатерина Сокирянская.

Правовые механизмы расследования похищений не действуют

По словам Екатерины Сокирянской, самые разные свидетельства как из тюрем, так и из-за их пределов позволяют утверждать, что похищение людей силовиками - очень серьезная проблема сегодняшней Чечни.

"Раньше можно было задокументировать каждый отдельный случай похищения людей, составить на человека анкету, выехать, опросить родственников, собрать доказательства, написать заявление в Следственный комитет, обжаловать бездействие следственных органов в прокуратуру... Сейчас это практически невозможно", - заявила Екатерина Сокирянская.

"Непонятно, есть ли вообще какие-то средства, какая-то система обратной связи, которая приводила бы к освобождению незаконно задержанных и похищенных людей? Ситуация напоминает ту, что была в начале второй чеченской войны, когда бесследные исчезновения были системой. И тоже было неясно, как с этим можно бороться", - сказал Черкасов.

Правозащитники не могут помочь родственникам похищенных

По словам Сокирянской, сегодня найти похищенного в Чечне человека невозможно и через правозащитные организации.

"Функционировать правозащитным организациям на территории Чеченской Республики свободно совершенно невозможно. Те, кто там работает – находятся в тяжелейших условиях. И очень мало, что могут сделать. С другой стороны, идет давление на самих заявителей о похищениях. Их запугивают, и они никуда не обращаются", - заявила Екатерина Сокирянская.

Александр Черкасов напомнил, что получившая широкое распространение история о тайной казни 27 человек в Чечне в ночь на 26 января 2017 года, а также обращения родственников к властям с просьбой найти их пропавших родных ни к чему не привели.

10 августа десять жительниц Чечни составили коллективное обращение к правозащитникам Европы с просьбой оказать помощь в розыске их сыновей. В письме указаны имена молодых людей, предположительно ставших жертвами внесудебной казни. Авторы обращения напомнили, что 9 июля "Новая газета" написала о том, что в Чечне в ночь на 26 января были казнены не менее 27 человек, задержанных в связи с нападением на полицейских в Грозном. Власти республики назвали эти сведения ложью. 

"Даже уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова приезжала в Чечню, но в итоге результатов она не добилась. Предъявленные ей люди, якобы из этого списка (ставших жертвами внесудебных казни), по сведениям "Мемориала", оказались братьями тех, кто находится в списке", - сказал он.

Председатель Совета Правозащитного центра "Мемориал" добавил, что ничего не знает о том, обратила ли внимание уполномоченный по правам человека в РФ во время своего приезда в Чечню в сентябре этого года на все странности и не стыковки в деле о 27 жертвах внесудебной казни.

Обращения к властям Чечни редко дают результат

Неформальные или публичные заявления к властям Чечни о похищениях давали в последнее время обратный эффект, отметил правозащитник.

"Жалобщик сам в итоге извинялся. Отнюдь не те, на кого жаловались, и кто должен был понести наказание", - заявил Александр Черкасов.

"Сейчас нет никаких механизмов повлиять, ввести в правовое поле задержание человека или его исчезновение, кроме как попробовать найти серьёзный контакт в силовых структурах или контакт в близком окружении руководства Чечни... Правда факт обращения далеко не всегда дает результат", - сказала Сокирянская.

Жалобщик сам в итоге извинялся. Отнюдь не те, на кого жаловались, и кто должен был понести наказание.

"Неформальные связи – это единственный механизм, который может помочь человека вызволить. Поэтому в Чечне сегодня родственники похищенных или без вести пропавших людей никуда не обращаются. Ищут неформальные связи, контакты. И надеются на лучшее. Или просто сидят дома и молятся в надежде, что их человека отдадут. Бывает, что они даже знают, где он примерно содержится, возят туда еду. А, потом, через какое-то время, отпускают или не отпускают", - сказала Сокирянская.

В Чечне сложилась уникальная ситуация

По словам председателя Совета Правозащитного центра "Мемориал", практику похищений чеченские силовики применяют и в отношении жителей других регионов.

"Несколько месяцев назад одного из жителей Ингушетии задерживали чеченские силовики и удерживали фактически как заложника. Освободили его, очевидно, только при вмешательстве аппарата уполномоченного по правам человека", - сказал он.

Человек может быть задержан, но после этого должно быть известно, где он находится. Родственники, адвокат должны знать, где он, в чем он обвиняется.

По мнению Александра Черкасова, ситуация с публичными обращениями к властям по поводу незаконных действий правоохранителей и их реакции на это в Чечне резко отличается от других республик Северного Кавказа.

"Публичные обращения не редкость для Ингушетии и Дагестана, где независимая общественность продолжает существовать. И там нет такого страха, нет такого опасения за свою безопасность, безопасность родственников, как в Чечне. Здесь вопрос в другом. Не должно быть самих такого рода незаконных задержаний. Человек может быть задержан, но после этого должно быть известно, где он находится. Родственники, адвокат должны знать, где он, в чем он обвиняется, если задержан. Есть определенные законом процедуры. Но, если всё это происходит в таком режиме пусть временного исчезновения, это очевидная почва для фальсификации уголовных дел и много другого", - сказал он.

По оценке Екатерины Сокирянской, ситуация в Чечне уникальна.

"Неформальные связи - везде в России действенный механизм. Но в других регионах есть другие механизмы, в том числе правовые: правозащитные организации, адвокаты, пресса. Это не очень эффективно, но хоть как-то может подействовать, помочь ввести ситуацию в правовое поле. В Чечне таких механизмов нет. У нас сейчас нет других регионов в России, где можно людей держать неизвестно где, вот так неформально, неделями, месяцами, не оформляя никак. Если такое случается, то это исключение, а не правило. А в Чеченской Республике - уникальная ситуация", - резюмировала Екатерина Сокирянская.

Не менее 43 человек были похищены в Чечне с начала года

Согласно подсчетам "Кавказского узла", родственники по меньшей мере 43 человек сообщили об их похищении в Чечне в 2017 году. Отметим, что это далеко не полная статистика похищений людей, поскольку во многих случаях родные и близкие пропавших пытаются найти их, не предавая случаи огласке. 

Жертвами похитителей становятся самые разные люди - женщины и мужчины, жители отдаленных сел и преподаватели грозненских вузов, бывшие боевики, их родственники, а также люди, заподозренные в нетрадиционной сексуальной ориентации. 

Первая волна задержаний геев в Чечне пришлась на декабрь 2016 - февраль 2017 года, вторая продолжалась с марта 2017 до Рамадана в мае, а третья началась в день окончания Рамадана в июне 2017 года, говорится в докладе, подготовленном "Российской ЛГБТ-сетью" и спецкорром "Новой газеты" Еленой Милашиной. Доклад основан на показаниях жителей Чечни, которые были подвергнуты задержаниям и пыткам, говорится в справке "Кавказского узла" "Кавказ без гей-парадов - как в Чечне притесняют "тех, кого нет". 13 октября состоялось первое публичное выступление задержанного в Чечне гея Максима Лапунова, который рассказала, как его задержали в Грозном в связи с сексуальной ориентацией и держали 12 суток в подвале. 

Опасности подвергаются родственники тех, кто примкнул к боевикам в Сирии.

От похищения не может гарантировать даже известность и наличие в своем портфолио фото с главой республики. Так, в августе в республике исчез 26-летний популярный певец Зелимхан Бакаев. Близкие не знают о местонахождении Зелимхана с 8 августа. 18 сентября Минпечати и МВД Чечни отвергли политический и криминальный подтекст исчезновения Зелимхана Бакаева и заверили, что делают все возможное для его поисков. 24 сентября в Интернете появилось видео, на котором певец сообщает, что находится в Германии. Однако знакомые Бакаева и правозащитники назвали это видео плохо срежиссированным и постановочным. Обращение матери Зелимхана Бакаева к главе Чечни не дало результатов. 

В республике отмечены случаи бесследного исчезновения даже женщин с детьми. Так, с 12 мая нет сведений о жительнице Надтеречного района Марет Гидизовой, которая исчезла вместе с 13-летним сыном и 10-летней дочерью. Следователи за три месяца не смогли установить местонахождение женщины и детей, сообщил 16 августа Следственный комитет.

"Кавказский узел" следит за ситуацией в Чечне и ведет хронику происходящих в республике вооруженных инцидентов, терактов и похищений.

Автор: Олег Тикунов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

11 декабря 2017, 18:25

11 декабря 2017, 17:27

11 декабря 2017, 16:52

11 декабря 2017, 15:48

11 декабря 2017, 15:48

11 декабря 2017, 14:47

  • Протестующие в Тбилиси потребовали освободить Саакашвили

    Участники акции протеста, организованной "Единым национальным движением" у здания украинского посольства в Тбилиси, потребовали от властей Украины поступить справедливо и отпустить задержанного в Киеве бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили.

11 декабря 2017, 14:45

11 декабря 2017, 14:01

11 декабря 2017, 13:35

11 декабря 2017, 12:50

Темы дня

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей