Подсудимые по делу "Орджоникидзевского джамаата"  Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"

11 октября 2017, 23:47

Свидетели по делу "орджоникидзевского джамаата" рассказали об обысках в их домах

Суд по делу "орджоникидзевского джамаата" допросил сегодня родственников подсудимых. На теле Багаудина Опиева после задержания были видны следы пыток, рассказал его брат. Подсудимый Илез Торчхоев добавил, что видел у Опиева травмы в камере.

Как писал "Кавказский узел", Северо-Кавказский окружной военный суд рассматривает дело девяти жителей Ингушетии, обвиняемых в участии в незаконном вооруженном формировании "орджоникидзевский джамаат". 3 октября восемь из девяти подсудимых заявили, что признательные показания давали под пытками. 9 октября мать подсудимого Лечи Гадамаури сообщила суду о следах пыток на теле сына, а один из обвиняемых подтвердил ее слова. 10 октября двое свидетелей защиты заявили, что были избиты при задержании обвиняемых.

На скамье подсудимых находятся Лечи Гадамаури, Асхаб Албаков, Зелимхан Амриев, Акроман Бузуртанов, Багаудин Опиев, Тимур Матиев, Илез Торчхоев, Джохар Цечоев и Илез Цечоев. Следствие считает, что созданием "орджоникидзевского джамаата" в составе "сунженского сектора" руководил Гадамаури, а остальные восемь подсудимых примкнули к "джамаату" между 1 марта 2014 года и 31 декабря 2015 года. Вину частично признали только Гадамаури, Албаков и Амриев. Бузуртанов, Матиев, Торчхоев, Опиев и Джохар Цечоев вину полностью отрицают.

Сегодняшнее заседание Северо-Кавказского окружного военного суда в Ростове-на-Дону началось с допроса отца Илеза Торчхоева. Пожилой житель Сунжи Бекхан Торчхоев давал показания по видеосвязи из Сунженского райсуда, сообщает корреспондент "Кавказского узла".

«Папа, этот человек мне сунул что-то в карман»

По просьбе адвокатов Бекхан Торчхоев рассказал о задержании сына. «Где-то после обеденной молитвы сын ушел в дом, а я был во времянке во дворе, смотрел телевизор. Ворвались какие-то военные, сказали мне «сидеть!» и час меня не выпускали. Потом я вышел - во дворе стояла ГАЗель, было много этих военных», - рассказал Торчхоев.

По словам мужчины, следователь показал ему документы на обыск и потребовал подписать их. Торчхоев возразил следователю и даже вступил с ним перепалку, указывая, что обыск уже ведется.

«Сын лежал на полу, вниз лицом. Он мне сразу сказал: «Папа, вот этот человек мне сунул что-то в карман», показывая на человека в черной форме. Межкомнатная дверь была сломана, сейф вскрыт. Понятыми были соседи Мержоев и Гайдукиева», - сообщил Бекхан Торчхоев, отметив, что к моменту приглашения понятых обыск длился уже более часа.

«При обыске пропала деревянная коробка со старинными и юбилейными монетами, стоимостью около 600 тысяч рублей. Я до сегодняшнего дня никому это не говорил», - заявил свидетель Торчхоев.

Люди в форме находились «на улице, в сарае, в комнатах, даже у туалета», а вещи были раскиданы по всем комнатам, сообщил Торчхоев, отвечая на вопросы прокурора. Силовик в маске достал из левого переднего кармана брюк Илеза Торчхоева «блестящий предмет, обмотанный изолентой» и «объявил, что это взрывное устройство», рассказал отец обвиняемого. 

«Я им тогда сказал: «какой дурак будет спать со взрывным устройством?» - пояснил мужчина, уточнив, что не видел в руках и карманах сына каких-либо предметов перед его задержанием. Торчхоев добавил, что из всех других подсудимых ему знаком заочно только Багаудин Опиев, о котором он знал со слов его отца.

Свидетель и обвиняемый рассказали о пытках Багаудина Опиева

Следующим свидетелем, которого допросил суд, был житель Сунжи Селим Опиев, фермер. Он заявил, что из всех подсудимых знает только Багаудина Опиева, своего родного брата, а остальных подсудимых рядом с ним никогда не выдел.

У семьи Опиевых «один общий двор и одни входные ворота», а на участке расположены «шесть общих домовладений с общим номером». Багаудин Опиев жил с семьей - шестью малолетними детьми, женой и сестрой жены, пояснил свидетель, отвечая на вопросы адвокатов.

«Часов в шесть утра я услышал шум и увидел людей в камуфляжной форме. Они были везде, даже в огороде. Они сами открыли ворота, хотя они закрываются на щеколду. Багаудин и вся его семья находились на улице, а в его доме были люди в масках. Они [силовики] никаких бумаг не показывали, не представлялись. Через час у ворот появился дежурный помощник Мархиев, но его не пустили. Завели в дом участкового, Багаудина и двоих гражданских, сказали, что это понятые. Часов в 11 они оттуда вышли»,  - рассказал Селим Опиев о задержании брата.

Свидетель рассказал, что ездил вместе с адвокатом в ФСБ после того, как силовики увезли брата, однако "там его не было". «На второй день мы были в суде. На глазу у него была большая гематома, он держался за левый бок и говорил, что его пытали. У нас есть фотография, мы тайно его сняли и там все это видно» - добавил свидетель.

Мужчина также отметил, что Багаудин Опиев «никогда в жизни не курил, не пил и дома у себя делать этого не позволял». Подсудимый Опиев никогда не употреблял наркотики, исповедовал традиционный ислам и был очень мирным человеком, подчеркнул он.

Селим Опиев также заявил, что из дома после обыска пропали драгоценности, в частности кольца, однако родственники «никуда об этом не заявляли, чтобы не навредить Багаудину». Он убежден, что никто из соседей не мог дать отрицательную характеристику его брату. «У нас определенный менталитет - сосед не может наговаривать на соседа, если такого факта не было», - сказал свидетель.

Подсудимый Илез Торчхоев попросил слова и добавил, что около двух недель находился с Опиевым в одной камере. Он рассказал, что видел на теле сокамерника повреждения, и оценил состояние Опиева в те дни как плохое.

Защита Опиева готовит жалобу в ЕСПЧ

Свидетель Опиев был очевидцем обыска в доме брата, тогда как силовики имели разрешения только на обследование дома, сообщил адвокат Багаудина Опиева Магомед Гандаур-Эги корреспонденту «Кавказского узла».

«Это мероприятие представляло собой обыск. Обследование – это визуальный осмотр помещения, а обыск – это другие мероприятия, когда можно все вскрывать, открывать шкафы и так далее. У них этого разрешения не было», - подчеркнул защитник.

По словам адвоката, Багаудин Опиев "очень спокойный, добродушный и домашний человек". «Возможно ему планировали отвести роль «духовного лидера», а потом решили сделать из него «финансиста». Есть объективные данные о том, что его пытали - сломанные ребра и так далее, - но Следственный комитет в ходе проверки даже не исследовал медэкспертизу. Мы готовим жалобу в ЕСПЧ, есть юристы, которые видят в этом перспективу», - добавил Магомед Гандаур-Эги.

Допрос свидетелей защиты суд продолжит на следующем заседании, которое назначено на 16 октября. Заседание должно начаться в 14.00.

Комментариями других участников процесса относительно показаний Бекхана Торчхоева и Селима Опиева "Кавказский узел" пока не располагает.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

15 декабря 2017, 19:30

  • В Кабардино-Балкарии произошла перестрелка

    В Урванском районе Кабардино-Балкарии при попытке полицейских остановить машину неизвестные открыли огонь, ведется перестрелка, заявил источник в силовых структурах. В районе введен режим КТО.

15 декабря 2017, 18:48

15 декабря 2017, 17:58

15 декабря 2017, 17:16

15 декабря 2017, 16:52

  • 1 Журналист Азиз Оруджев приговорен к шести годам лишения свободы

    Суд в Баку приговорил директора интернет-телевидения Kanal-13 Азиза Оруджева к шести годам лишения свободы, признав его виновным в незаконном предпринимательстве. Срок заключения, назначенный журналисту, на два года меньше максимального срока, предусмотренного вмененными ему статьями.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей