15 сентября 2017, 01:04

Тарвердиевы заверили присяжных в правдивости своих показаний

Инесса и Виктория Тарвердиевы заявили, что давали в суде только правдивые показания по делу "ростовских амазонок". При этом гособвинитель указала, что аргументов невиновности супругов Синельник в деле нет.

Как информировал "Кавказский узел", 6 сентября суд по делу "ростовских амазонок" перешел к прениям. Первой выступила гособвинитель, которая попросила присяжных признать виновными всех четверых подсудимых. Ее позицию поддержала потерпевшая Ирина Злыднева, сестра убитого наркополицейского Михаила Злыднева. Потерпевшая Валентина Чудакова продолжает отрицать причастность подсудимых к убийству ее сына, заявляя, что доказательства их вины подгонялись под версию следствия. На заседании 11 сентября подсудимая Инесса Тарвердиева отвергла обвинения в убийствах, но при этом признала, что ничего не сделала, чтобы остановить Романа Подкопаева, чьи приказы выполняла. Ее дочь Виктория Тарвердиева признала вину в убийстве двух человек. На заседании 13 сентября супруги Синельник попросили вынести справедливый вердикт.

По версии следствия, в группу, получившую известность под названием "ростовские амазонки", входили трое жителей Ставрополья: убитый в перестрелке Роман Подкопаев, его гражданская жена Инесса Тарвердиева, ее дочь Виктория Тарвердиева, а также двое жителей Ростовской области: сестра Подкопаева Анастасия Синельник и ее муж Сергей, работавший в полиции. Подсудимым вменяются убийства 30 человек, в том числе правоохранителей и членов их семей. Процесс по делу проходит в Ростовском областном суде с 18 февраля. Анастасия и Сергей Синельники вину не признают полностью с самого начала процесса. Тарвердиевы заявляют, что Синельники были осведомлены о преступлениях и делили с ними краденые вещи. В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" опубликован подробный справочный материал о деле - "30 убийств "ростовских амазонок".

В Ростовском областном суде 14 сентября продолжился процесс по делу «ростовских амазонок». Участники процесса обменялись репликами – возражениями на речи в прениях. Процесс не вызвал интереса прессы, корреспондент "Кавказского узла", как и на прежних заседаниях, был единственным представителем СМИ в зале суда. Еще одним слушателем стал гражданский супруг Галины Подкопаевой Сергей Колесняк. Саму Галину Подкопаеву, мать Анастасии Синельник и убитого Романа Подкопаева, ранее удалили до вынесения вердикта за "давление на присяжных".

Гособвинитель: аргументов невиновности Синельников в деле нет

«Аргументов невиновности Синельников в деле нет», а «воображения и предположения нам неинтересны», заявила гособвинитель Елена Доброродная.

В частности, прокурор сказала, что убитый Сергей Любецкий пытался бежать от Подкопаева, поэтому пятно крови было обнаружено в стороне от его машины.

Одним из эпизодов дела "ростовских амазонок" является убийство водителя управляющего ростовским филиалом "Московского индустриального банка" Сергея Любецкого в Мухиной Балке. Согласно обвинительному заключению, в ночь на 6 июля 2007 года Роман Подкопаев и Инесса Тарвердиева убили Любецкого и похитили у него имущество на сумму 5458 рублей.

«Доказывать надо то, стрелял или не стрелял Подкопаев, а не то, как и почему не сняты ювелирные украшения. Вы понимаете, для чего это делается – чтобы увести вас в сторону от главного», - сказала гособвинитель.

После задержания подсудимых Инесса Тарвердиева заявила, что убийства силовиков происходили на почве ненависти, писал "Коммерсант". Но в ходе допросов в суде Тарвердиева заявила, что все преступления были совершены "в целях наживы". Адвокат Сергея Синельника Жанна Колесникова в ходе прений заявила, что убийства в рамках этого уголовного дела не имели целью обогащение, поскольку, отметила она, в каждом случае у потерпевших оставались при себе нетронутыми ювелирные украшения, другие ценности или деньги. 

Относительно эпизода об убийстве наркополицейского Злыднева и его супруги гособвинитель отметила, что в доме Инессы Тарвердиевой были найдены карабин ТОЗ и гладкоствольное охотничье ружьё из дома Злыднева, а в чемодане дяди Тарвердиевой – паспорта потерпевших.

"Защита упоминала, что платье, перчатки и зонт из дома Злыдневых не были опознаны, но как можно опознать флакон духов или фен?" - сказала Доброродная.

17 февраля 2008 года в Аксае в своем доме были убиты начальник отдела региональной структуры ФСКН Михаил Злыднев и его жена Татьяна Ботнарюк. По версии обвинения, из дома Злыдневых было украдено имущество на сумму 200 тысяч рублей, также участники убийства взяли с собой хранившийся в доме пятизарядный карабин.

Далее гособвинитель высказалась по поводу позиции защиты, которая со ссылкой на заключение экспертизы указывала, что одно из ранений супруге убитого омоновца Дмитрия Чудакова нанесено другим ножом.

«Заключение эксперта, взятое одно, само по себе ничего не доказывает. Защита говорит, что одна из множества ран на теле Ирины Чудаковой нанесена другим ножом. Но ведь если у вас в шкафу висит 49 рубашек, а 50-я вам не подходит, нельзя же сказать, что 49 остальных вам не принадлежат», - провела аналогию гособвинитель.

Одним из эпизодов дела "ростовских амазонок" является убийство в ночь на 8 июля 2009 года на трассе в 15 километрах от Ростова-на-Дону начальника отряда милиции специального назначения ГУВД по Нижегородской области Дмитрия Чудакова. Вместе с Чудаковым были убиты его жена и двое детей семи и 11 лет.

Она отметила, что в ходе судебного следствия приходилось "собирать пазл".

"Каких-то фрагментов может не хватать, но общая картина остаётся прежней… Так, у Подкопаева в "Газели" была найдена куртка Любецкого, у Инессы Тарвердиевой – часы Любецкого, а также купальник и сумка Васильевой, сапоги и штатив из дома Кристи и Кулькова, фотоаппарат со снимками Чудаковых, и, наконец, самое главное - карабин «Сайга-410К», - сообщила гособвинитель.

Она подвергла критике доводы защиты Синельника о его отсутствии в Ростовской области в период, когда, по версии обвинения, он подвозил Подкопаева и Тарвердиеву к месту преступления.

«Где приказы об отпуске Синельника? Он ведь не в частной лавочке работал», - сказала Доброродная.

Она попросила присяжных «принять разумное и правильное решение».

Показания Инессы Тарвердиевой подтверждаются комплексом иных доказательств, в частности, показаниями её дочери и найденными вещами, сказала в реплике представитель потерпевшей Злыдневой.

Елена Злыднева, сестра убитого наркополицейского Михаила Злыднева, в реплике отметила, что Синельники «не раскаялись в совершённых преступлениях».

По ее словам, есть два неопровержимых факта: убийство и хищение имущества.

«Все члены банды знали о совершённых преступлениях, делили и хранили похищенное», - сказала Злыднева.

Инесса Тарвердиева попросила о снисхождении для дочери

Инесса Тарвердиева в реплике заявила, что «на протяжении всего судебного процесса давала правдивые показания».

«Я хочу сказать, что все показания коротко я дала в момент задержания. В течение 5 минут я дала показания о преступлениях, совершёнными нами в течение 15 лет... Я сказала правду, а вывод делать вам», - сказала она.

Виктория Тарвердиева, как и мать, в реплике заверила, что «говорит только правду».

«Мне хочется сказать, что лёжа на земле после задержания, я не думала об оговоре кого-то, мне было нечего терять. Сами подумайте: вся Россия, не только Ростовская область ищет преступников, а только Синельники знают, кто это, конечно, это было им смешно», - заявила она.

Она отметила, что подаренная Синельником рация была настроена на аксайскую полицейскую волну, но Роман Подкопаев, настроил её на новочеркасскую волну.

Инесса Тарвердиева в ходе допросов говорила, что Сергей Синельник подарил ей с Романом Подкопаевым радиостанцию, по которой они прослушивали переговоры полицейских перед и после ряда преступлений. На заседании 22 июня был допрошен сослуживец Синельника Сергей Косяков, который отверг возможность прослушивания оперативников по рации ДПС.

Адвокаты Тарвердиевых, назначенные государством, в репликах выступать не стали.

Защитник Анастасии Синельник попросил присяжных не верить голословным заявлениям

Адвокат Анастасии Синельник Ашот Сейранян призвал присяжных «не верить никому, кто голословен».

«Рация должна быть настроена, для этого должны быть технические средства. Для того чтобы слушать по рации что-либо, надо настроить это через технику. Обвинение же вообще не предоставило технические характеристики предоставленной всем рации», - обратил внимание присяжных адвокат.

По его словам, по эпизоду убийства Любецкого Тарвердиева в суде отвечала, что он не оказывал сопротивления. "А прокурор сейчас всем заявляет, что он убегал. Как мозги могли оказаться в 5 метрах от автомобиля, из версии Инессы непонятно», - заявил защитник.

По эпизоду убийства Чудаковых эксперт категорично заявляет, что одна из ран Ирины Чудаковой априори не могла быть причинена штык-ножом, найденным в доме Тарвердиевых, отметил он.

"Сам штык-нож - это приложение к автомату Калашникова, он входил в комплект, то есть откуда-то взялся, почему его судьбу не установили?" - сказал Сейранян.

В этом месте судья Борис Григоров прервал адвоката и сказал, что этот вопрос «не был предметом доказывания».

«Всё, что было изъято из дома Синельников, опознано потерпевшими не было. Про кольцо якобы Чудаковой: потерпевшие - бабушки погибших - это кольцо не опознали», - сообщил адвокат.

Сейранян призвал присяжных объективно оценить все факты, «задав самим себе вопрос об основаниях верить показаниям Тарвердиевой» и поблагодарил коллегию за терпение.

Анастасия Синельник в реплике отметила, что не отрицала тот факт, что Подкопаевым и Тарвердиевой были подарены перчатки, зонт и кольцо.

«Вам решать, кто врёт, кто не врёт», - сказала подсудимая.

У Тарвердиевых были найдены украденные вещи, но не ясно, причем тут Сергей Синельник, заявила в реплике его адвокат Жанна Колесникова

Тарвердиева попросила прощения у потерпевших

Затем подсудимые выступили с последним словом.

«В своём последнем слове я, прежде всего, хотела бы обратиться ко всем потерпевшим. Я не могу просить у вас прощения за Подкопаева, я не знаю, что бы он делал, находясь здесь. То, что он сделал, это непростительно. Я прошу у вас прощения, потому что я не могу иначе. Простите меня, ради бога», - сказала Инесса Тарвердиева, после чего заплакала.

Она отметила, что раскаивается в том, что в 2000 году не сделала ничего для того, чтобы остановить Подкопаева и чтобы защитить свою дочь.

"Я плохая мать. Я прошу вас проявить снисхождение для моей дочери", - добавила она.

Виктория Тарвердиева, начав выступать с последним словом, также говорила сквозь слёзы и понять её было весьма сложно.

«Всё, что со мной произошло и почему я оказалась здесь, всё из-за Романа Подкопаева. Что я видела в жизни? Ничего, кроме насилия. Я хочу попросить прощения у потерпевших, в первую очередь, у потерпевших Злыдневых, - сказала она. - Я не знаю, что будет со мной, когда я выйду на свободу и выйду ли, увижу ли я свою маму. Я мечтаю стать мамой, родить ребёнка и дать ему заботу и защиту, которой у меня не было... Если вы решите, что я виновна в этом, то я виновна".

Синельник: прошу вынести решение "по своему убеждению, не слушая чужие сплетни"

Сергей Синельник в последнем слове призвал присяжных разобраться в представленных суду доказательствах.

«Уважаемые присяжные заседатели, у нас одна надежда на вас – на суд присяжных, на людей, которые не связаны с органами. Выслушав всё, что было здесь сказано и увидено вами, оценив все представленные доказательства, прошу вас разобраться во всём и вынести решение по своему убеждению, не слушая чужие сплетни», - сказал он.

В свою очередь Анастасия Синельник отметила, что с Инессой Тарвердиевой у нее сложились неприязненные отношения.

"На основании именно её слов я уже четыре года нахожусь здесь и на основании только её слов, возможно, буду сидеть за решёткой всю жизнь. Задумайтесь, пожалуйста, об этом. Вы сейчас уйдёте решать судьбу каждого из нас, подумайте, пожалуйста, какие есть реальные доводы, доказательства моей виновности. Я не лила слёзы, не устраивала здесь театральных представлений. Я прошу вас принять решение не на голых словах, а посмотреть, что есть ещё, какие реальные доказательства. Спасибо за любое ваше решение», - заявила она в последнем слове.

После этого всем подсудимым был выдан проект вопросного листа для присяжных. Проект включает в себя несколько десятков вопросов по предъявленному обвинению, на которые присяжные должны ответить. Адвокаты могут предложить свои правки в проект на заседании 15 сентября, а 18 сентября судья начнёт выступление перед присяжными с напутственным словом.

Комментариями от участников слушания относительно хода судебного процесса "Кавказский узел" пока не располагает.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

13 декабря 2017, 12:14

13 декабря 2017, 12:05

13 декабря 2017, 11:39

13 декабря 2017, 11:37

13 декабря 2017, 11:31

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей