22 ноября 2002, 17:27

Преследования чеченцев и других выходцев с Кавказа после захвата заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве 23 октября 2002 года

Начиная с 24 октября число обращений в Комитет "Гражданское содействие" ("ГС") неуклонно возрастает.

Основные причины обращений:

  1. Проверка квартир, где постоянно или временно проживают чеченские семьи. Осмотр помещений. Требование письменных объяснений по поводу проживания в Москве (даже при наличии постоянной регистрации), нахождения во время террористического акта. Грубость, оскорбления. Угрозы выселить из Москвы.
  2. Задержания, привод в милицию, проведение дактилоскопии, фотографирование в профиль и анфас. Иногда измерение роста и веса.
  3. Возбуждение уголовных дел по фальсифицированным обвинениям в наличии наркотиков, оружия, пособничестве террористам. В лучшем случае - угрозы подбросить наркотики и требования признаться в преступлениях. Схема 1999 г., когда, фактически, прокуратура г.Москвы на встрече с правозащитниками признала, что проводилась подобная кампания.
  4. Отказ в регистрации по месту пребывания, прибывших из Чечни, - в некоторых ОВД полный, в других - более, чем на 10 дней.
  5. Из Петербурга была жалоба о том, что при проверке документов из паспорта был вырван и уничтожен вкладыш, подтверждающий гражданство РФ.
  6. Преследование не имеющих гражданства РФ выходцев с Кавказа, вплоть до заключения под стражу и судебных решений о выдворении.
  7. Отказ в приеме в школы и удаление с уроков чеченских детей. Обычно после звонка в школу удается инцидент уладить.
  8. Изгнание с работы без объяснения причин.

Очевидно, что все перечисленные действия органов ВД и ФСБ, являясь весьма болезненными для людей, которых они касаются, не имеют ничего общего с расследованием дела о террористическом акте в Театральном центре. Дестабилизируя обстановку в Москве и иных населенных пунктах, общее напряжение создает весьма благоприятную среду для настоящих преступников, давая им возможность слиться с множеством законопослушных граждан, подвергающихся ложным обвинениям. Как всегда в таких случаях, растет коррупция, поскольку единственной возможностью для преследуемых избежать расправы становится откуп.

Выдержки из материалов обращений в Комитет "Гражданское содействие". Приводятся без указания фамилий в тех случаях, когда огласка может повредить обратившимся.

24 октября

Беженки из Чечни Элита и Хава с детьми проживают в Москве уже несколько лет. У Элиты четверо детей (1986, 1988, 1992 и 2001 гг. рожд.). У Хавы один ребенок, 1995 г.р., и еще несколько детей родственников (в разное время бывает от 6 до 10 человек, поскольку часть детей учатся в школе-интернате и посещают круглосуточный детсад). Все они ютятся в однокомнатной квартире вместе с пожилой хозяйкой. В середине дня 24 октября к ним пришли из ближайшего отделения милиции и увели туда Элиту, Хаву и четырех мальчиков-подростков. Сняли у всех отпечатки пальцев, измерили рост и вес и отобрали объяснения о том, кто они, зачем приехали в Москву, чем занимаются, на какие средства живут и т.п. Продержали в отделении около 4 часов, потом отпустили. Никаких претензий или обвинений им предъявлено не было.

25 октября

Хава (см. выше) сообщила, что один из опекаемых ею детей - девочка - вернулась из школы в слезах и сказала, что больше в эту школу ходить не будет. Учительница сказала детям: "Ребята, Исита - чеченка, вы должны это знать". Сотрудник Е. Буртина позвонила в школу и попросила директора разобраться в этом инциденте и сделать все, чтобы Исита могла посещать школу. Директор отрицала возможность такого факта, но обещала, что все будет в порядке.

26 октября

18 час. Позвонила жительница Москвы, чеченка. 20 минут назад к ним зашел участковый и потребовал, чтобы она и муж пришли в отделение милиции. Она отказалась оставить детей, пошел муж с ее и своим паспортами и не вернулся. Сотрудница организации, Гендель Людмила Залмановна, позвонила в отделение милиции "Марьинский парк". Представилась помощником депутата и спросила, находится ли у них в отделении задержанный, назвав его по имени. Дежурный, Колмаков, отказался отвечать, т.к. "по телефону не видит полномочий". По тел. Прокуратуры Москвы (951-37-47,46,71-97) и прокуратуры Юго-Восточного округа (919-13-10) никто не отвечал. Через час заявительнице позвонили домой из милиции и потребовали, чтобы она пришла сама. Вернулись супруги в 22 часа. В милиции с них сняли отпечатки пальцев, фотографировали в фас и профиль, записали рост, вес, особые приметы. Спрашивали, где были и что делали во время событий, есть ли свидетели. На вопрос, на каком основании их допрашивают, следователь (каб. 404) ответила: "Ты чего, телевизор не смотришь, какие еще основания нужны. Вы убили 90 человек". Она по нескольку раз повторяла одни и те же вопросы, создалось впечатление, что была пьяная. Хотела забрать паспорта, но потом вернула их.

27 октября

Зелимхан Башаев, помощник депутата Госдумы А.Аслаханова, позвонил около 24 часов в "ГС". К нему обратился дальний родственник, постоянно живущий в Москве Айнди Халилович Башаев. Его племянника Ислама Хасмагомедовича Гадаева около 14 ч. дня задержали сотрудники ОВД "Чертаново Северное". Когда А.Х.Башаев с женой пришел за ним в отделение, у них отобрали паспорта. К концу дня его так и не отпустили, и стало ясно, что причина его задержания не в том, что у него нет регистрации (недавно закончилась). З. Башаев сказал Аслаханову, что завален работой по жалобам чеченцев на притеснения со стороны милиции, и просил помочь разобраться в этом деле. Дежурный ОВД "Чертаново Северное" отказался назвать сотруднику "ГС" Елене Буртиной причины задержания И.Гадаева. Но дежурный УВД Юго-восточного округа А.И.Соколов, связавшись с ОВД, сообщил ей, что против Ислама возбуждается уголовное дело, какое именно, не сказал. Насчет паспортов А.Х.Башаева и его жены сказал, что они сами оставили свои паспорта и убежали (стандартная версия) и на следующий день они смогут их забрать. Сообщил также телефон и фамилию следователя, который ведет дело Гадаева. 28 октября утром под некоторым давлением следователь Евгений Шеин назвал Буртиной статью УК, по которой обвиняется Гадаев: 228.1 (хранение наркотиков). Е.Буртина попросила не допрашивать его без адвоката - он согласился. В тот же день Зелимхан Башаев пришел в ОВД "Чертаново Северное" и добился встречи с Гадаевым, который рассказал, каким образом ему были подброшены наркотики. Самого З.Башаева также пытались подвергнуть допросу и дактилоскопированию, но он отказался. Паспорта А.Х.Башаеву и его жене в тот день так и не вернули. 29 октября к делу подключился юрист "Гражданского содействия" Д.Е.Ломакин. Ознакомившись с делом, адвокат убедился, что улики против Ислама сфальсифицированы. Пакетик с наркотиками нашли в кармане его куртки. В отделение он поехал по просьбе участкового из дома, спокойно собрался и оделся, добрался до отделения на своей машине. Очевидно, что в этих условиях он не стал бы привозить с собой наркотики в отделение милиции. 19 ноября в Мосгорсуде рассматривалась жалоба на постановление о заключение под стражу. Судья Тюркина Г.М. отказала в удовлетворении жалобы на том основании, что Ислам может скрыться из-за отсутствия регистрации. По мнению судьи Чертановского суда первой инстанции, не было нарушений при задержании. На кассации судья отказался рассматривать эти нарушения, хотя и признал их наличие. (В протоколе досмотра сказано, что на месте его не досмотрели из-за погодных условий, поэтому его повезли в отделение милиции. Задержание проходило в квартире Гадаевых. Даже это нарушение не было принято во внимание).

Позвонила женщина, чеченка, москвичка, представиться отказалась. По ее словам, вчера вечером в то же Марьинское отделение милиции вызвали ее и 23-летнего сына. Она пошла с ними, к следователю ее не пустили, но все было слышно через дверь. Женщина-следователь нецензурно ругалась, оскорбляла сына. Другие милиционеры тоже оскорбляли, кричали, что подбросят сыну наркотики и посадят. Сотрудница организации, Гендель Л.З., объясняла ей, что самая верная защита для ее сына - гласность. Она обещала обсудить это предложение вечером, когда соберется все семья, и сообщить в нашу организацию. Е.Буртина звонила в это отделение (356-10-41). Разговаривала с начальником над участковыми ОВД "Марьинский парк" Баркаловым, который обещал сообщить о нашем звонке руководству отделения.

28 октября

Директор школы №266 потребовала регистрацию от детей семьи Турлуевых, как условие дальнейшего обучения.

29 октября

В "ГС" позвонила Зайнап Темирсултанова. Зайнап из семьи, давно известной Комитету. Эта семья выехала из Чечни во время первой войны, имеет статус вынужденных переселенцев. Зайнап с мужем проживает по адресу: ул. 3-я Хорошиловская, 5, корп. 1, кв. 57. Зарегистрировались по другому адресу, так как считали вместе с хозяйкой, что площадь квартиры не позволяет оформить регистрацию. Зайнап рассказала, что, по словам соседей, к ним в их отсутствие дважды приходили из милиции. Тогда она сама позвонила участковому Шкраба Алексею Степановичу и встретилась с ним. Он сказал, что из-за того, что Зейнап с мужем живут не по месту регистрации, он может - по закону (?) - их выселить и разорвать справку о регистрации. Сказал, что приходил к ним с сотрудником ФСБ. Спрашивал, почему ими интересуется ФСБ. Зайнап позвонила посоветоваться, как быть. Буртина объяснила, что такого закона нет, предложила поговорить с участковым, а также направить в отделение ходатайство депутата В.В.Игрунова о регистрации по этому адресу. Вскоре после этого Зайнап позвонил другой человек, представился участковым, но, когда Зайнап сказала, что уже была у участкового, сказал, что он и еще два милиционера скоро к ним придут. Но они так и не пришли. (Видимо, он не ожидал, что Зайнап знает своего участкового, и это нарушило его планы).

30 октября

Утром члены "ГС" были на похоронах матери Татьяны Шифриной, волонтера организации, обучающей детей беженцев с 1996 г. Мать Тани Анна Тевильевна погибла во время террористического акта в Театральном центре. Родители учеников Тани, в частности Аминат Асуева, вывезенная из Чечни с двумя детьми в 1999 г., не смогли доехать на похороны, так как по дороге их неоднократно задерживала милиция.

Сотрудницу "ГС" Хаву Торшхоеву, у которой закончилась регистрация, отказались регистрировать более, чем на 10 дней в двух ОВД г. Москвы. В результате она вынуждена сидеть дома, пока организация решает эту проблему.

Обратились родственники Талхигова Хизыра Ахмедовича. В ОВД "Люблино" находится в производстве дело по обвинению Х.А. Талхигова, 1963 г.р., по статье 228.1 УК РФ. Есть основания подозревать, что улики против него сфальсифицированы. Делом занимается Д.Ломакин. Телеграмма депутата Игрунова в Люблинскую прокуратуру с просьбой освободить Талхигова под залог и аргументы адвоката в суде не возымели действия: Хизыр оставлен под арестом.

Посетительница Зара на приеме сообщила: она работала продавцом на овощном рынке у метро "Речной вокзал". Претензий со стороны хозяина рынка не имела. 25 октября он подошел к ней и сказал: "С завтрашнего дня на работу не выходи". Целыми днями она ищет работу, все спрашивают национальность, когда узнают, что она - чеченка, отказывают. Зара одна содержит семью из пяти человек (муж-туберкулезник и трое детей).

Около 19 часов в "ГС" позвонили Темирсултановы и сообщили: в дом по адресу: Большой Балканский пер., 13, корп. 1, - пришли сотрудники милиции и РЭУ с целью выселения трех чеченских семей. Санкция прокурора не предъявлялась. На вопрос одного из жильцов, на каком основании производится выселение, сотрудник милиции спросил: Вы что, не смотрите телевизор?". После того, как первая семья, которую пытались выселить, - семья Темирсултановых - отказалась покинуть помещение, акция была отложена до 1 ноября. Этот дом несколько лет назад исключен из жилого фонда, подлежит реконструкции, однако почти все квартиры в нем незаконно заняты семьями, не имеющими жилья. Выселение жильцов из этого дома и начало реконструкции планировалось на апрель будущего года. Темирсултановы - вынужденные переселенцы, состоят на учете в Миграционной службе Москвы, в семье трое маленьких детей и лежачая больная, инвалид 1 группы, страдающая рассеянным склерозом. Депутат Госдумы В.В.Игрунов и председатель Комитета "Гражданское содействие", член Комиссии по правам человека при Президенте России С.А.Ганнушкина направили в Мещанскую прокуратуру письма с квалификацией планирующегося выселения как акта мести по отношению к живущим в Москве чеченцам и с просьбой не выдавать санкцию на выселение этих семей. Результат пока неизвестен.

1 ноября

В "ГС" обратилась Зина Абуязидовна. У нее постоянная прописка в Подмосковье, у мужа - в Москве, но фактически семья живет у знакомых не по месту прописки. 30 октября с.г. в час ночи, не спросив разрешения, не представившись и не предъявив документы, в их квартиру ворвался участковый инспектор ОВД "Головинский" Варнаков В.В. В это время у нас в гостях находился старший сын-студент, проживающий у двоюродного брата по другому адресу и зарегистрированный там по месту пребывания.

В.В.Варнаков вел себя неадекватно, разговаривал крайне грубо, постоянно повторял: "вы - бандиты, террористы". Убедившись, что все члены семьи имеют регистрацию, заявил, что раз нет регистрации именно по этому адресу, он дает им время до понедельника, чтобы убраться, а потом вызовет наряд и выселит их. На попытки Зины возражать участковому, он заявил, что ее никто не будет слушать, что послушают его, потому что он - милиционер. Кричал, что воевал в Афганистане, 4 раза ездил в Чечню, где "убивал за деньги (так он сказал) женщин и мужчин", что он посадит ее старшего сына, что он это умеет, что уже посадил двух чеченцев и т.п. Затем он увел мужа Зины в опорный пункт, где повторил все оскорбления и угрозы. Сотрудник "ГС"позвонила начальнику ОВД "Головинский" О.И.Адаму, тот отреагировал очень сдержанно, предложил подать письменное заявление и обещал разобраться. В УСБ Северного округа Москвы, куда Зина также хотела обратиться, у нее заявление не приняли. Заявление направлено в УСБ с письмом депутата Вячеслава Игрунова.

В "ГС" обратилась беженка из Чечни Саралиева Марет Абдул-Муталиповна, мать четверых детей. Она живет в Москве у знакомых. Регистрироваться не пыталась, так как не имеет средств на оплату коммунальных услуг вперед за весь срок регистрации (как это незаконно требуют обычно в РЭУ при регистрации). Ее 10-летняя дочь и 11-летний сын учатся в школе №1191. 25 октября классный руководитель вызвала Марет в школу и сообщила, что, если она не принесет справку о регистрации, детей отчислят из школы. С нее взяли подписку, что она об этом уведомлена. Директор школы Радченко Т.В. в разговоре с сотрудником "ГС" сослалась на указания окружного управления образования и на то, что у детей Саралиевых нет никаких документов (что оказалось неправдой). При этом у сотрудника сложилось впечатление, что она вряд ли пойдет на отчисление детей. Т.В.Радченко направлено письмо депутата В.В.Игрунова с просьбой дать детям возможность продолжить обучение в школе.

4 ноября

В "ГС" обратилась Мовсарова Зура Халитовна, аспирантка одного из московских вузов (из Чечни). Ее племянника Курбанова Аслана Якубовича, 1980 г.р., 28 октября арестовали. В середине дня к нему домой пришли два сотрудника угрозыска из 172 о/м. Они зашли вместе с знакомым семьи, москвичом Ульдановым Рустамом Таласпаевичем. Аслан спал, его разбудили, проверили паспорта, справку о регистрации, позвонили в отделение и спросили, кого брать - старшего или младшего брата, заверили, что снимут отпечатки, проверят и быстро отпустят. Аслан оделся в чистую (только что выстиранную) Через 3 часа Зура пошла за ним, и ей сказали, что он задержан за хранение наркотиков. Зуре дали с ним поговорить, он рассказал, что милиционеры достали из ящика пакет и сказали "Это будет твоим", сам он к пакету не прикасался, под давлением подписал бумажку, в которой ничего не было сказано о наркотиках, это вписали потом. О том, что били, не сказал, может быть, не захотел их расстраивать, сказал, что его запугивали, сказали, что в любом случае сядет на 3 года. В деле написали, что арестовали его на улице. Нагатинский суд не удовлетворил ходатайство адвоката об освобождении под подписку о невыезде. Находится в "Матросской тишине". Можно давать телефон журналистам. Т. 340-91-75.

В тот же день в "ГС" обратилась Шидаева Макка Билаловна. Ее дочь, Шидаева Аэлита Эльбиевна, 1970 г.р., проживает у ее подруги, артистки Московской государственной филармонии Тамары Селезневой, и зарегистрирована у нее сроком на 2 года. Работала в кафе в торговом центре у станции метро "Марьино". 30 октября 2002 г. в 16 часов дня в торговый центр ворвалась группа из 15 сотрудников ОВД "Марьинский парк" (в их числе был участковый инспектор В.А.Васильев), всех, включая посетителей, поставили лицом к стенке с поднятыми руками, задержали Аэлиту, искали другую сотрудницу центра, тоже по национальности чеченку, но она в этот день не работала. Аэлиту доставили в ОВД "Марьинский парк", где допрашивали по очереди 7 или 8 человек во главе с начальником оперчасти Куликовым, требовали признаться, что она знакома с членами террористической группы, захватившей Театральный центр на ул. Мельникова, что они бывали у нее в кафе. (Кафе находится рядом с ОВД, многие сотрудники приходят туда обедать и знают Аэлиту). Аэлиту запугивали, говорили, что если она не сознается в связях с террористами, то ей подкинут наркотики и оружие. Аэлита отказывалась оговорить себя, поэтому на нее продолжали оказывать давление, и это продолжалось в течение 7 часов. Тем временем мать Аэлиты с 17 часов начала звонить в ОВД "Марьинский парк", ей говорили, что дочери нет в отделении. Поскольку сотрудники торгового центра точно знали, что Аэлиту увели в ОВД "Марьинский парк", мать обратилась к известному адвокату А.М.Хамзаеву, актрисе Т.Селезневой, позвонила на радио "Эхо Москвы", А.Аслаханову и другим известным людям, все они звонили в отделение и всем говорилось, что А.Шидаевой там нет. Милиционеры сказали Макке Шидаевой, что она подняла на ноги пол-Москвы. Но только благодаря этому Аэлита в 23 часа была освобождена. Она находилась в состоянии такого нервного истощения, что, пройдя несколько метров от милиции до торгового центра, потеряла сознание. Пришлось вызвать ей "скорую помощь". Директор торгового центра объяснил сотрудникам милиции, что хорошо знает Аэлиту, что А.Шидаева не имеет никакого отношения к террористам. Тогда милиционеры настоятельно посоветовали ему не вмешиваться. Ему также сказали, что если Аэлита и вторая девушка-чеченка будут у него работать, они закроют торговый центр. "Чеченцы нам здесь не нужны", - сказали они.

6 ноября

В "ГС" обратилась беженка из Чечни Бушурова Тамара Рукмановна. Ее 20-летний сын Дауд один кормит семью из 6 человек. Семья живет в г.Железнодорожный Московской области Дауд ездит на работу на электричке. Регистрация у него есть. На днях его остановили сотрудники милиции на станции в г. Железнодорожном, обыскали, говорят: "Может, ты - террорист", вытащили деньги и отпустили. Видимо, еще и побили, потому что куртка была грязной. Но парень в этом не признается. Теперь мать боится его отпускать на работу.

В тот же день в "ГС" обратился Исмаилов Али Абдулшахидович. Его двоюродный брат Гуциев Бислан Вахидович, 1976 г.р., беженец из Чечни, жил с родителями в палаточном лагере "Красный полумесяц". В мае 2002 г. приехал на лечение в Тверь, был там прооперирован по поводу язвы желудка, оттуда Али в конце мая в Москву взял на работу. В среду 30 октября Бислан работал на стройке штукатуром-маляром, в 18 ч. вышел с работы пошел в сторону станции метро "Щукинская" и пропал. В субботу пришел прораб и спросил, где он. До этого Али не беспокоился, потому что думал, что Бислан остался на работе. Али стал искать его, пошел в 99 отделение милиции, там отрицали факт его задержания. Они и раньше задерживали его, но он откупался. Регистрация по месту пребывания в Москве у него есть. Али обратился за помощью в Представительство ЧР 4 ноября, только 5 ноября ему сообщили в представительстве, что Бислан был арестован 99 отделением, а сейчас находится в СИЗО 20 (ул. Глаголева, 3). Али позвонил представителю Президента по правам человека в Чечне Султыгову. Его заместитель Ахмадов позвонил прокурору Москвы и узнал, что Бислан обвиняется в хранении оружия (патроны). 5 ноября самого Али Исмаилова, который шел в "ГС" задержали в переходе между Новослободской и Менделеевской два курсанта и сержант, попросили 100 руб., не дал, разорвали справку о регистрации. Как объяснили Буртиной в 8-м отделе УВД на Московском метрополитене, это беспредельничают "приданные в связи с терактом силы".

В тот же день в "ГС" позвонила беженка из Чечни Асхабова Луиса Махмутовна, проживающая с мужем и тремя детьми в дер. Рогачево Дмитровского района Московской области. Она обратилась в паспортный стол Дмитровского РОВД по вопросу регистрации. Начальник паспортного стола отказал ее семье в регистрации в оскорбительной форме, сказал, чтобы убирались в Чечню и что хозяев дома, в котором они живут, привлекут к уголовной ответственности за то, что предоставили жилье чеченцам.

Позже 6 ноября в "ГС" обратилась Башаева Лариса, проживающая с тремя детьми и мужем в Москве. 22 октября муж уехал к своему дяде в Тверскую область. 24 октября пришли из МУРа, сказали, что поступила жалоба от соседей, что их залили сверху. Проверили документы, спросили, где муж, с какой целью приехали в Москву, спрашивали у детей (8, 7 лет и 4 мес.) чем занимаются мама и папа. Извинились и ушли. После ухода пропала телефонная карта и фотографии мужа. Через несколько дней пришел участковый, снова спросил, где муж. В тот же день вечером в 22.30 раздался звонок, а затем сильный стук в дверь. Вошли те же, что в прошлый раз сотрудники МУРа, предъявили ордер на обыск, подписанный прокурором. Сказали, что это делается в связи с последними событиями. Обыск проводил сотрудник 8-го отдела 3 ОРУ при УУР ГУВД г.Москвы мл. лейтенант Осокин.. Провели обыск, при обыске были двое понятых, которых привели с собой муровцы. Во время обыска ничего не нашли. Изъяли все документы, записную книжку и телефонную карту. Перед уходом сказали, чтобы муж позвонил следователю МУР. Оставлена копия протокола, где сказано, что обыск проводился на основании Постановления 30.10.2002 в соответствии с частями 4 и 16 ст. 182 УПК, частями 2.3.и 5 ст. 183 УПК РФ. Обыск в целях отыскания и изъятия телефонных карт, а также предметов и веществ, запрещенных в гражданском обороте, и документов, имеющих значение по делу. Изъяты листки бумаги с записями и тел. номерами, записная книжка, свидетельство, чек для оплаты, пластиковую карту с выломанным окошком, медицинскую справку, учетно-послужную карточку к военному билету и все фотографии мужа. Предложен адвокат от "ГС" для сопровождения мужа Ларисы к следователю.

7 ноября

6 ноября около 24 часов в "ГС" позвонил беженец из Чечни, которому ранее оказывалась помощь. Сообщил, что его родственник Ибрагимов Хусейн, 1973 г.р., имеющий постоянную регистрацию в Москве, примерно в 18 ч. вечера задержан сотрудниками ОВД "Даниловский" и до сих пор не вернулся. Мать Хусейна - глухонемая, с трудом смогла дать понять пришедшим позже родственникам, что ее сын задержан. Дежурный ОВД подтвердил Буртиной, что Хусейн задержан по подозрению в совершении уголовного преступления, какого именно, сообщить не могут, следователя и начальника нет, но последний будет на работе завтра, предложил придти к нему. На следующее утро другой дежурный вновь подтвердил приглашение придти для разговора с начальником ОВД А.М.Ладзиным. Но когда С.А.Ганнушкина, Е.Ю.Буртина и испанский журналист, собирающий материал для статьи о преследованиях чеченцев, пришли в дежурную часть, это вызвало сначала замешательство, а потом агрессию. Дежурный в грубой форме стал требовать, чтобы пришедшие покинули ОВД и ждали перед дверью, когда их вызовут. Пока С.Ганнушкина и другие в автомобиле журналиста ожидали приглашения, милиционеры, не предупредив Ганнушкину, вывели Ибрагимова из ОВД и повезли в Симоновскую прокуратуру. С.А.Ганнушкина и ее спутники узнали об этом лишь 40-50 минут спустя, бросились вслед за ним и успели как раз к началу допроса. Помощник прокурора Д.Н. Репина разрешила правозащитникам присутствовать при допросе, в ходе которого картина происшествия полностью прояснилась. 6 ноября к Хусейну на квартиру пришли сотрудники ОВД "Даниловский" и предложили проехать в отделение, чтобы пройти проверку (повторно, поскольку 23 октября он уже прошел эту проверку со снятием отпечатков пальцев, фотографированием и допросом). После проверки его отпустили, но по дороге домой его остановили другие сотрудники того же ОВД, попросили предъявить документы. Хусейн сказал, что он идет из ОВД и сделал движение рукой к карману, чтобы достать паспорт. Его остановили и сказали, что достанут документы сами. Сотрудник милиции обшарил его карманы. (В этот момент Хусейн почувствовал, что ему что-то положили, но на допросе в прокуратуре он этого не сказал). Затем он завел его в расположенную рядом парикмахерскую, пригласил понятых (приезжих) и вынул все из карманов Хусейна. В числе предметов, которые он достал, оказался и не принадлежащий Хусейну пакетик с неизвестным веществом. Его доставили в ОВД и начали оформлять уголовное дело по статье 228, часть 1 (хранение наркотиков). Допросив Х.Ибрагимова, помощник прокурора Репина приняла решение об отказе в ходатайстве перед судом об избрании ему меры пресечения в виде содержания под стражей. При этом Д.Н. Репина просила дознавателя передать задержавшим Хусейна сотрудникам отделения Сименихину и Иванову, что если их однажды посадят, то она не будет удивлена. Хусейна вместе с дознавателем и адвокатом, который предложил ему свои услуги в прокуратуре, отвезли в ОВД для оформления подписки о невыезде. Еще больше часа его держали в ОВД, в течение этого времени дежурный категорически отрицал, что Хусейн находится в здании ОВД и грубо выгонял С.А.Ганнушкину и Е.Ю.Буртину из помещения. Наконец, Ганнушкиной разрешили зайти в кабинет следователя, откуда она вышла уже вместе с Хусейном.

8 ноября

В "ГС" обратилась беженка из Чечни Мусостова Хеда. Ее брат Гайрбиев Саид Эльмарзович, 1970 г.р., 7 ноября задержан сотрудниками ОВД "Марфино", обвинен в хранении наркотиков и сейчас уже находится в ИВС, ул.Осташковского 10. Саид зарегистрирован в Москве по месту пребывания, работает продавцом в автомагазине, живет в гражданском браке с москвичкой уже много лет. Болен бронхиальной тяжелой астмой. Ранее участковый инспектор советовал Саиду некоторое время не выходить из дому, но он не мог последовать этому совету, так как боялся потерять работу. 7 ноября около 16 ч. поехал домой обедать к сестре, когда он въехал во двор на своей машине, ему перегородил дорогу милицейский автомобиль, давно его поджидавший. Сначала попросили документы на машину, показал, сказали, что что-то не в порядке с доверенностью (потом оказалось, что это не так, машину вернули), когда он вышел из машины, заломили руки, обыскали и увезли. Это известно со слов соседа, который видел задержание Саида. Хеда звонила ему по мобильному телефону, один раз дозвонилась и услышала что-то о протоколе. Она стала искать брата. В ОВД "Марфино" родственникам сказали, что его там нет. После звонка знакомого из МВД сообщили, что Саид там и обвиняется в преступлении, связанном с наркотиками. Добиться, чтобы ему передали лекарства в ИВС не удалось.

В конце дня по электронной почте обратился Магомед Бесирович Хаяури, первый заместитель министра социального обеспечения Чеченской Республики. 26 октября были задержаны при проверке жилья его сын студент Ахмед Магомедович Хаяури, 1982г/р, и племянник Хусейн Хаяури, 1978г/р. Оба находятся в Бутырской тюрьме по обвинению в хранении наркотиков (ст.228.1).

11 ноября

К нам обратилась Зарема Атоханова, чрезвычайно обеспокоенная судьбой своего мужа Ахтоханова Ибрагима Адамовича, 1975 года рождения, и его брата Ахтоханова Саид-Эмина Адамовича, 1967 года рождения. Семья Заремы Ахтохановой проживает в Москве у родственников (племянницы - Шариповой Зуры) по адресу: Волховский пер., д.2, кв.92. 26 октября с.г. около 17 часов Ибрагим и Саид-Эмин Ахтохановы были задержаны сотрудниками милиции, 27 октября в квартире по указанному выше адресу был проведен обыск. По словам Заремы Ахтохановой, это произошло следующим образом. 26 октября вечером она вместе с мужем навещала в больнице жену старшего брата мужа. Когда они вернулись домой, то увидели, что двери квартиры приоткрыты. Супруги вошли в квартиру, так как считали, что в квартире, скорее всего, проводят обычную в последнее время проверку документов. Кроме Саид-Эмина Ахтоханова и малолетнего ребенка Заремы и Ибрагима, в квартире находился участковый милиционер, еще один сотрудник в милицейской форме и 7-8 человек, одетых в штатскую одежду. Один их них сказал: "Еще один чех появился". После этого он позвонил кому-то по мобильному телефону и сообщил, что на одного они будут "вешать" автомат, на другого - пистолет. На просьбы Заремы Ахтохановой не лишать детей отцов (у Ибрагима - маленький сын, у Саид-Эмина - дочь, ученица 4-го класса, жена ждет второго ребенка), был ответ, что на женщин тоже найдется управа, а детей можно сдать в приют. После этого братьев Ахтохановых увезли в ОВД "Басманное", о/м 92. При задержании братьев присутствовала соседка Ахтохановых по лестничной площадке. Хозяйка квартиры Зура Шарипова последовала вслед за ними в ОВД. Вначале ей, как это сейчас обычно бывает в подобных случаях, сказали, что в ОВД Ахтохановых нет. Однако, после настойчивых просьб и требований, ей пообещали, что Ахтохановы будут допрошены и наутро отпущены. 27 октября приблизительно в 3 часа ночи Зарема Ахтоханова и Зура услышали шум под окнами. Они выглянули в окно и увидели, что те же люди в штатском, которые были у них в квартире, вскрывают машину мужа Заремы. Она и соседка начали кричать, что вызовут милицию. На это люди у машины ответили, что они и есть милиция. В ОВД "Басманное" Зареме подтвердили, что они действительно направили сотрудников милиции для осмотра машины. Женщины пытались противостоять сотрудникам милиции, однако их оттолкнули, а машину забрали. Утром 27 октября Зура вновь пришла в ОВД, однако мужчины отпущены не были. Зура вернулась домой, следом подошли сотрудники милиции, которые предъявили санкцию на обыск. При этом они утверждали, что Ахтохановы были задержаны на улице и у них были обнаружены наркотики. Соседка Заремы хотела быть понятой при проведении обыска, однако сотрудники милиции привезли своих понятых. Во время обыска у Ахтохановых были изъяты: документы на машину, загранпаспорт Ибрагима Ахтоханова, цветочные семена в спичечных коробках, видеокассеты с художественными фильмами. По словам Заремы, люди, проводившие обыск, вели себя крайне грубо, кричали на женщин. Спустя более 10 дней с момента задержания Ахтохановых им были предъявлены обвинения: Саид-Эмину Ахтоханову - в хранении взрывчатых веществ (у него на руках, якобы, нашли следы гексогена) и в хранении оружия (в одежде, якобы, были спрятаны патроны); Ибрагиму Ахтоханову - в хранении взрывчатых веществ (у него в машине, якобы, нашли тротил и гексоген). По словам Заремы, в течение всех десяти дней до предъявления обвинения сотрудники ОВД "Басманное" пытались добиться от братьев Ахтохановых признательных показаний.

В "ГС" обратилась Асхабова Луиза Махмудовна, инвалид 2 группы. Ее семья , состоящая из мужа и троих детей (один из которых инвалид), лишилась жилья в Грозном из-за военных действий и временно проживает в пос. Рогачево Дмитровского района Московской области (ул. Мира, 23, кв. 4). Несколько дней назад она обратилась в УВД Дмитровского района с просьбой о регистрации по указанному адресу на длительный срок (хозяева жилья на это согласны), но ей отказали в грубой форме с требованием убираться в Чечню и с угрозами наказать хозяев жилья, в котором они проживают, за то, что предоставили жилье чеченцам. В течение трех дней ее дважды оштрафовали за проживание без регистрации, второй раз уже после отказа в регистрации.

В связи с этой жалобой сотрудник "ГС" Буртина Е.Ю. 12 ноября позвонила начальнику паспортного стола Дмитровского УВД Глушенкову А.М. Тот сообщил, что Л.М.Асхабова была у начальника Дмитровского УВД, у начальника милиции общественной безопасности и у него самого, и что все они действительно отказали ее семье в регистрации "в связи со сложившейся обстановкой". Факт угроз и грубости в ее адрес отрицал. Тогда Е.Ю.Буртина позвонила заместителю начальника УПВС ГУВД Московской области Седых В.В. Он предложил направить в адрес УПВС письмо, но при этом сказал, что из МВД по поводу чеченцев "имеются указания, о которых он не может говорить по телефону", что чеченцы - народ, не поддающийся воспитанию, и "пусть они уезжают в Европу", высказал сожаление, что за проживание без регистрации нельзя сажать в тюрьму.

Затем Е.Ю.Буртина обратилась к заместителю начальника Паспортно-визового управления МВД РФ Смородину Н.М., который предложил направить ему письмо по этому вопросу, сказав, что слова М.А.Глушенкова и В.В.Седых не имеют значения. (13 ноября письмо за подписью депутата В.В.Игрунова отправлено). 13 ноября на приеме Л.М.Асхабова сообщила, что директор школы в п. Рогачево, где учится двое ее детей, сказала, смущаясь, что из-за отсутствия регистрации не сможет разрешить детям посещать школу. Л.М.Асхабова была на приеме у заместителя главы Дмитровского района Поспеловой А.А., и та сказала, что ее семью не будут регистрировать, а детей не будут учить. Буртина тут же позвонила в Министерство образования Московской области. Там ее заверили, что никаких проблем с обучением детей Асхабовой не будет. В тот же день вечером Асхабова позвонила в "ГС" и сказала, что рогачевская милиция настаивает на том, чтобы ее семья в течение 10 дней выехала в Чечню. Выполнить это требование Асхабовы не могут: жилье в Чечне разрушено, 8-летний сын Луисы, Минкаил (инвалид), перенес в Чечне психическую травму, психолог рекомендовал родителям в общении с ним даже не упоминать о Чечне.

13 ноября

Утром по дороге на прием в "ГС" у станции метро "Новослободская" задержаны две беженки из Чечни Чиргизова Исита Ахметовна и Уматгериева Наташа Солтахановна, проживающие в ЦВР "Серебряники" в Тверской области. Исита - беременная, Наташа - хромая, с больной ногой. Они ехали в "ГС" за гуманитарной помощью (одежда). Когда выяснилось, что они находятся в 14-м отделении милиции, сотрудник "ГС" Буртина в сопровождении журналистов А.Политковской ("Новая газета") и Н.Маркиной ("Московский комсомолец") отправились их выручать. Иситу и Наташу они застали утирающими слезы: они уже выслушали весь набор милицейских любезностей. Дежурный по фамилии Любезнов встретил их заступников очень нелюбезно, задержание мотивировал "обстановкой" и отсутствием регистрации, слушать объяснения о том, что женщины только что приехали из Тверской области, хорошо известны в "ГС" не стал, велел ждать. А.Политковская прошла в кабинет начальника милиции В.Н.Мишина, настояла на том, чтобы он принял ее. После разговора с ней, начальник пообещал, что женщины будут отпущены через 10 мин. У них взяли объяснение, сняли отпечатки пальцев и отпустили. Никаких оснований для задержания, кроме национальной принадлежности, не было.

26 октября ОВД "Марьинский парк" вызвали Бериеву Тамару, 1948 г.р. (сообщила об этом 13.11.2002 на приеме у Гендель). Живет без регистрации с дочерью и тремя внуками. Привезли в ОВД "Марьинский парк", сняли отпечатки пальцев. У нее повысилось давление, просила вызвать скорую. Ст. следователь после разговора с ней сказал, чтобы жила спокойно, больше никто ее из милиции трогать не будет. До этого милиционеры кричали, что она укрывает террористов.

15 ноября

Вечером 11 ноября позвонила Зарема Дадаева, живет на Большой Черемушкинской. С ней живут трое ее детей и двое племянников, из них четверо дошкольники. В течение двух лет она снимает однокомнатную квартиру по этому адресу и постоянно регистрируется. В конце октября, оформив все необходимые для регистрации документы, она пошла за подписью к начальнику ОВД "Академический". Документы не смотрел, сразу стал кричать, что не подпишет. Письменного отказа не дал. Сказал: "Можете жаловаться кому хотите, все равно я вас не зарегистрирую". В школе №1715, директор, Ладыгина Елена Александровна, сказала, племяннику Магомеду, который живет у Заремы, что, если завтра не будет регистрации, не пустит в школу.

15 ноября Людмила Гендель разговаривала с директором школы №1715. Та объяснила, что это недоразумение: она действительно в присутствии ребенка просила его классного руководителя дать сведения о регистрации, но при этом не было разговора о недопуске в школу. Сказала, что ее ежедневно терзает МВД. После этого Директор сама позвонила домой Зареме Дадаевой и объяснила ей ситуацию. Далее Гендель звонила начальнику ОВД "Академический". Дежурный ответил, что он будет только по вторникам с 16.00 до 18.00, а в другое время его не бывает. Одновременно Зарема пошла в ОВД с хозяином квартиры: Начальник был на месте, принять отказался. Хочет еще раз пойти к нему на прием, до этого времени просила ничего не предпринимать.

Позвонила Табарик Мусаева, наша давняя подопечная, и сообщила, что ей звонил сын - артист ансамбля народного танца "Ловзар" (руководитель Магомед Тахаев). Их ансамбль в 1999г. был размещен в пансионате "Слава" под Москвой, ст. "Снегири" Савеловской ж.д. По словам сына Мусаевой, участников ансамбля всю ночь проверяли сотрудники МВД и ФСБ, согнав их в одну комнату. Утром им позвонили из отделения милиции и просили немедленно убраться из пансионата, поскольку местные жители готовят погром. "Мы вас предупредили, а там пеняйте на себя", - сказали им. По этому факту направлена телеграмма в ГУВД и прокуратуру Московской области. Погрома не было.

Мицаев Герман Ахмедович, 1979 г.р., проживает по М.Тульской ул. в квартире тетки, Мунаевой Раисы Шариповны, которая вывезла его из Чечни в начале 2001 г. В Москве Герман преимущественно сидел дома, присматривал за малолетними детьми Мунаевых. Тетка пыталась ему помочь приобрести специальность, записала его на курсы вождения автомобиля. Но ему ни разу не удалось попасть на занятия: каждый раз по пути его задерживала милиция. С детства у него были проблемы со здоровьем, а в первую войну пострадала психика: при авианалетах он падал в обморок. Воспитывали его мать и тетка, очень берегли, старались от себя не отпускать. При этом он ухитрился записаться в какой-то вооруженный отряд, который, впрочем, в боевых действиях не участвовал и вскоре самораспустился. По факту участия в НВФ Мицаев был амнистирован. 2 ноября 2002 г. Мицаев отмечал свой день рождения с друзьями (ребятами со двора). В подъезде на лестнице они пили водку с пивом, и впервые в жизни он напился. В 8 вечера шумная компания вышла во двор, Мицаев тоже что-то кричал, а потом ударил ногой в дверь ремонтируемого помещения ЗАО (как он утверждает, ударил случайно), отчего разбилось одно из стекол двери (небольшого формата). На шум среагировали соседи: они сообщили в милицию, что чеченец-террорист хочет взорвать их дом. Прибывшие на место спецслужбы взрывного устройства не обнаружили. Сотрудники ОВД "Даниловский" задержали Мицаева. При задержании пропал его паспорт с вложенной внутрь справкой о регистрации. Паспорт он постоянно носил с собой. Его обвинили в нарушении паспортного режима, хулиганстве, терроризме, принадлежности к НВФ. Поскольку взрывного устройства в доме не нашли, обвинение о принадлежности к террористической сети с него было снято, так же как и к НВФ, осталась только ст. 213 ч. 1 (хулиганство с повреждением имущества). Супьян Абуевич Исмайлов - адвокат Мицаева подал ходатайство о его освобождении из-под стражи и 7 ноября забрал его из ИВС под подписку о невыезде. Адвокат добивается прекращения уголовного дела ввиду отсутствия состава преступления (причиненный ущерб крайне незначителен). В настоящее время Мицаев с помощью адвоката пытается восстановить утраченные документы. Обращение было связано с просьбой об оплате работы адвоката.

Носаев Зелимхан Сайхасанович, 1966 г.р., уроженец Грозного, проживает в Москве с родителями, неработающими пенсионерами, по временной регистрации, которую в последний раз отказались продлить без объяснения причин. По профессии водитель. В Москве с 1998 г., работает на заводе "Фрезер", выполняет вместе с родителями надомную работу по сборке шариковых ручек, подрабатывает водителем на телефонной фирме. Возвращаться в Чечню Носаевым некуда, т.к. их дом был разрушен в ходе военных действий. 30 октября 2002 г. сотрудники ОВД "Нижегородский" Соболев и Миронов явились в квартиру Носаевых по адресу ш. Фрезер д. 5, где временно проживают Носаевы. В это время в гостях у них были знакомые, 3 женщины, но самого Зелимхана дома не было. Работники милиции сказали, что придут позже и попросили родителей обеспечить присутствие Зелимхана, в отношении которого им необходимо произвести формальные действия: заполнить опросный лист, подвергнуть дактилоскопии и т.д. Вскоре пришел Зелимхан, мать сообщила о визите сотрудников милиции и передала их просьбу находиться дома. Спустя несколько часов те же сотрудники позвонили по телефону, убедились, что Зелимхан дома, снова пришли в квартиру и увезли его в отдел. В ОВД его подняли на второй этаж, где сначала предложили взять на себя какое-нибудь нераскрытое преступление, например, кражу магнитофона из машины. Он отказался и его с грязной руганью начали избивать и издеваться над ним, называя то террористом, то торговцем героином. В конце концов положили ему в карман боевой запал от гранаты, затем привели понятых и в их присутствии запал извлекли. После этого с помощью побоев и шантажа Зелимхана заставили подписать протокол изъятия и объяснение, которое написали сами сотрудники. "Ничего не поделаешь, - говорили они, - у нас приказ сверху, нам еще 15 человек надо поймать". В результате Носаев был задержан и против него дознавателем ОВД "Нижегородский" Кузнецовым было возбуждено уголовное дело по ст. 222 ч.1 УК РФ. На допросе Зелимхан Носаев отказался от дачи показаний. Что касается сотрудников милиции Соболева и Миронова, то в своих показаниях они утверждают, что остановили Носаева 28 октября вечером на улице возле дома ? 5 по ш.Фрезер для проверки документов (на самом деле они давно уже изучили его документы т.к. регулярно к нему наведываются: как чеченец он у них "на контроле"). Узнав о задержании, родители Зелимхана обратились в приемную Аслаханова. После звонка помощника депутата Зелимхан Носаев был освобожден под подписку о невыезде. Как только в милиции стало известно о звонках из ГД, Соболев и Миронов пригрозили Зелимхану, что, если его выпустят на свободу, они ему подбросят килограмм героина. Гайтаев Абусупьян Юсупович - адвокат Зелимхана Носаева написал ходатайство и жалобу в Лефортовскую прокуратуру. Он обращает внимание на то, что не были проведены необходимые следственные действия, в частности, не проверено наличие отпечатков пальцев на детонаторе; просит вызвать для допроса Носаева, его мать и других свидетелей. Лефортовская прокуратура ответила, что в допросе свидетелей нет необходимости, т.к. вина Носаева полностью доказана. Обращение было связано с просьбой об оплате работы адвоката.

Позвонила Сафанова Имани Сейдалиевна, живет по адресу: Беломорская,11, кв. 13. Муж - гражданин Казахстана. В семье трое детей, старшей дочери 8 лет. Двое младших - в д/саду, старшая. дочь учится в школе. Работала уборщицей в той же школе. Регистрации нет, т.к. хозяин отсутствует, после онкологической операции он живет за границей. Его жена должна приехать в начале следующего года и оформить регистрацию. Имани Сейдалиевна сама пошла в паспортный стол ОВД и написала заявление, в котором указала причину пребывания в Москве, адрес пребывания и место работы.14. 11 с 14-17 находилась в ОВД "Левобережное" (451-91-02,03). Из дома забрал участковый. Оформили протокол о незаконном проживании. Ждала 3 часа. При ней сотрудник милиции велел участковому разослать повестки всем живущим на их участке дагестанцам, кабардино-банкарцам и чеченцам, ингушам, т.е. всем "врагам народа". Имани возмутилась: "Какие же мы враги народа?". Ей сказали: "А вы молчите, не с вами разговаривают". Начальник паспортного стола дал три дня для регистрации. Сказал, что директору школы будет выговор за то, что принял на работу без регистрации. Ей пришлось уйти с работы. 15.11. в 11 утра мужа вызвали в паспортный стол ОВД "Левобережная" тел.:451-99-03 и 96-04 или 451-92-05 к инспектору Анохину, пришла к нам в 16.30 - муж из милиции еще не вернулся. После звонка Гендель начальник паспортного стола ответил, что его отпустят, когда оформят протокол об административном нарушении. Участковый выдал протокол о предупреждении, штрафа не взял, сказал, чтобы регистрировались по любому адресу или уезжали. Разрешила обнародовать, кроме ситуации в школе - не хочет подводить директора.

Обратилась на прием чеченская женщина по имени Ася. Приехала из Ингушетии в связи с задержанием сына. Живет у сестры по адресу. Ее сыну в июле 2001 г. подкинули наркотики, был осужден на 6 мес. Адвокат советовал "признаться", иначе "больше дадут", отбыл срок в "Матросской тишине". Затем был у матери в Ингушетии, приехал в Москву 21 октября. В Москве у него жена-москвичка (брак зарегистрирован в июне 2002 г.), регистрацию по месту жительства жены оформить не успел, потому что не было денег на оплату задолженности по квартплате. 25 октября пришли домой из Бабушкинского отделения милиции и ГУВД, всего 4-5 человек. Был обыск, после обыска вывели из дома, подозвали понятых, сказали, что обнаружили у него наркотики в кармане брюк. В настоящее время находится под следствием в "Матросской тишине", свиданий о нем не дают. Мать пригласила адвоката, того же, что в прошлый раз. Сын признался, что это его наркотики, т.к. боялся, что пострадают жена и теща. Мать хочет получить от следователя запросы в Грозный, чтобы привезти справки, что сын не состоит на учете ни в нарко-, ни псих диспансере. Просила информацию не обнародовать.

В 23.30. позвонила Исмаилова Табарак Тепсаевна. Семья приехала в Москву два месяца назад. Живут по адресу: Перервинский бульвар, д. 108, кв. 139. Забрали в милицию племянницу, Азаматову Мадину Махмудовну, 1978 г.р. Она работает на Братиславском колхозном рынке. 12 ноября примерно в 14 часов к ней подошли и задержали из-за отсутствия регистрации. Никто из родственников при этом не присутствовал, они работают в разных местах рынка. Продавцы, торговавшие рядом, сказали, что ее увезли в Марьино или Печатники. До сих пор не отпустили. Родственники звонили по мобильному нашему юристу Дионису Ломакину, он узнал, что Мадина обвиняется в даче взятки милиционеру, сказал, что раньше понедельника ничего сделать не сможет.

16 ноября

По дороге на занятия по рисованию в "ГС" была задержана сотрудниками ОВД на станции метро "Новослободская" ученица Мусостова Мадина 16 лет. Причина: отсутствие паспорта (у Мадины было свидетельство о рождении, паспорта жителям Чечни в Москве, в нарушение закона, не выдают, а ехать в Чечню опасно). По просьбе пришедшей за ней молодой учительницы Мадину не отпустили, но вернули ее прилетевшей на такси перепуганной матери.

18 ноября

В "ГС" обратился беженец из Чечни, отец 7 детей, Альви Дигаев. Его младший сын 7-летний Сиражди учится 2-м "б" классе московской школы №155, отношения в школе с детьми и с учителями нормальные. Три дня назад на родительском собрании класса председатель родительского комитета заявила о том, что все родители настаивают на том, чтобы Сиражди был удален из класса. Об этом говорили двое выступающих , остальные поддерживали их репликами с места. Одна родительница попыталась возразить - ее зашикали. Претензии были такого рода: один раз кого-то толкнул на перемене, в другой раз мычал на уроке и т.п., то есть ничего такого, что бы выходило за рамки поведения мальчика в этом возрасте. Учитель не поддержала этих выступлений, но и не дала им отпор. Родители сказали, что подадут письмо с требованием об удалении Сиражди из класса директору школы. Телекомпания "Эхо" компании "НТВ-Интернешнл" взяла у Альви интервью, а затем отправилась в школу.

20 ноября

Утром в "ГС" позвонили беженки из Чечни Тагаева Макка Нуралиевна и Пашаева Зура Александровна, записанные на этот день на прием. Сообщили, что их задержали на станции метро "Водный стадион" (2-й отдел милиции на метрополитене). Подошедшая к телефону дружелюбная старший лейтенант Жукова сообщила, что она ничего не может сделать, так как есть указание задерживать всех чеченцев, мужчин и женщин, независимо от наличия и характера регистрации. Сказала, что отправляет их в дежурную часть. Там у них сняли отпечатки пальцев, отобрали объяснения, и дежурный посоветовал им сказать ему "спасибо" за то, что не обвинил их в каком-нибудь преступлении. Кроме того, Макка Тагаева сообщила, что вынуждена жить без регистрации, потому что хозяйка квартиры, где она живет, не согласна ее зарегистрировать, а у дяди-москвича, проживающего на ул. Вучетича, ей несколько месяцев назад отказали в регистрации, сославшись на то, что есть указание не регистрировать чеченцев. Перед каникулами ее сын Салгириев Идрис принес из школы №727, где он учится в 3-м классе дневник с записью классного руководителя о том, чтобы он не приходил в школу после каникул, если у матери не будет регистрации. (Макка обещала принести и показать эту запись). Написали в школу письмо, в котором разъясняем незаконность этого требования.

В тот же день на прием пришел Чхолария Зураб Акакиевич, 1952г/р, грузин, прибывший из Сухуми и проживающий у сестры по адресу Митинская улица 53/1, кв. 310. Регистрация временная на три месяца. Из-за отсутствия регистрации по месту жительства не может работать по специальности и торгует на рынке постельным бельем. 15 ноября в 2 часа дня к нему подошел человек в штатском и потребовал предъявить документы на право работать. Зураб наивно сказал, что он договорился с охраной рынка и платит ей. Однако это не произвело впечатления и ему было предложено проследовать в о/м "Орехово-Борисово" вместе с товаром. В отделении его попросили вынуть весь товар из большой сумки, а потом вытряхнуть сумку. На пол покатились какие-то небольшие предметы, которые Зураб по неосторожности поднял. Это оказались 6 патронов. Его действия сопровождались радостным восклицанием сотрудников милиции: "ага, отпечатки пальцев теперь на месте". Отнеслись к нему неплохо, советовали сказать, что нес патроны сдавать милиции. Зураб написал в объяснениях, что патроны выпали из сумки и он их взял в руки, но они не его, а были подложены. Сидел в отделении сутки, потом пришла дознавательница и предложила отпустить его под поручительство сестры. Что и было сделано. Провели допрос, предлагали пригласить адвоката. Он сказал, что не имеет на это денег, тогда в протоколе написали, что он отказался от адвоката. Защиту Зураба Чхоларии взяла Татьяна Константиновна Долбнева.

24 октября - 20 ноября 2002 года

источник: Общественный комитет помощи беженцам "Гражданское содействие"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 октября 2017, 02:12

22 октября 2017, 01:13

  • Адвокат Эльчин Садыгов заявил о нарушении своих прав со стороны сотрудников СИЗО

    Адвокат Эльчин Садыгов заявил о нарушении конфиденциальности его общения в СИЗО с журналистом Афганом Мухтарлы. Юрист также сообщил об его неправомерном досмотре в СИЗО и временном изъятии записей, сделанных на встрече с журналистом. Сам Мухтарлы пожаловался на проблемы со здоровьем и попросил создать условия для его обследования и лечения в гражданской клинике за его счет.

21 октября 2017, 23:52

21 октября 2017, 22:52

21 октября 2017, 22:01

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей