07 сентября 2017, 02:50

Обвинение посчитало доказанным причастность всех подсудимых к банде "ростовских амазонок"

Гособвинитель в прениях по делу "ростовских амазонок" отвергла позицию супругов Синельник о том, что они стали жертвами оговора со стороны Инессы Тарвердиевой, и призвала присяжных хладнокровно проанализировать доказательства при вынесении вердикта.

Как информировал "Кавказский узел", по версии следствия, в группу, получившую известность под названием "ростовские амазонки", входили трое жителей Ставрополья: убитый в перестрелке Роман Подкопаев, его гражданская жена Инесса Тарвердиева, ее дочь Виктория Тарвердиева, а также двое жителей Ростовской области: сестра Подкопаева Анастасия Синельник, и ее муж Сергей, работавший в полиции. Подсудимым вменяются убийства 30 человек, в том числе правоохранителей и членов их семей. На заседании 6 сентября судья удалил потерпевшую Валентину Чудакову из зала суда до начала прений "за нарушение порядка заседания".

Анастасия и Сергей Синельник вину не признают полностью с самого начала процесса. Инесса Тарвердиева заявляет, что присутствовала при всех преступлениях, однако всех жертв, по ее словам, убил Роман Подкопаев. Виктория Тарвердиева признает, что находилась на месте одного из преступлений, но выстрелов не совершала. Тарвердиевы заявляют, что Синельники были осведомлены о преступлениях и делили с ними краденые вещи. В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" опубликован подробный справочный материал о деле - "30 убийств "ростовских амазонок".

Судья отклонил ходатайства защиты, потерпевшей и гособвинителя

6 сентября в Ростовском областном суде продолжился процесс по делу "ростовских амазонок". На слушание помимо потерпевшей Валентины Чудаковой не пришли другие родственники и знакомые как жертв, так и подсудимых. Более того, на этом заседании по делу «одной из самых жестоких банд России за последнее десятилетие», как ранее писали в прессе, корреспондент «Кавказского узла» был единственным представителем СМИ.

В начале заседания в зал попыталась войти бывший адвокат Валентины Чудаковой Светлана Манукян, которая была отстранена от процесса. Однако дорогу Манукян преградил пристав и в зал её не пустил. В этот же момент в зал вошёл судья Борис Григоров, который заявил, что Манукян сказала ему «Мы с вами ещё пообщаемся», и он «расценивает это как угрозу с её стороны», передает корреспондент "Кавказского узла", присутствовавший на заседании.

Сама Светлана Манукян в перерыве пояснила «Кавказскому узлу», что она сказала фразу «Мы с вами будем общаться в процессуальной форме» после того, как пристав сослался на распоряжение судьи.

Далее стороны процесса перешли к разрешению ходатайства Сергея Синельника и его адвоката Жанны Колесниковой, заявленного на прошлом заседании. Они просили провести дополнительную комплексную комиссионную экспертизу по ранениям на теле дочери спецназовца Дмитрия Чудакова. Просьбу Синельника и его защитника судья отклонил, не усмотрев для этого оснований.

Одним из эпизодов дела "ростовских амазонок" является убийство в ночь на 8 июля 2009 года на трассе в 15 километрах от Ростова-на-Дону начальника отряда милиции специального назначения ГУВД по Нижегородской области Дмитрия Чудакова. Вместе с Чудаковым были убиты его жена и двое детей 7 и 11 лет. На заседании 2 августазащита Синельников усомнилась в показаниях Инессы Тарвердиевой о использовании одного ножа при убийстве дочери Чудакова.

Аналогично судья отклонил ходатайство гособвинителя о назначении новой экспертизы повреждений на трупе Татьяны Ботнарюк, жены убитого наркополицейского Михаила Злыднева.

Судья сказал, что «оценку всему дадут присяжные».

"Кавказский узел" писал, что, по версии обвинения, 17 февраля 2008 года в Аксае подсудимые убили начальника отдела региональной структуры ФСКН Михаила Злыднева и его жену Татьяну Ботнарюк. Убийство было совершено в доме Злыдневых, оттуда было украдено имущество на сумму 200 тысяч рублей. Также участники убийства взяли с собой хранившийся в доме пятизарядный карабин. Инесса Тарвердиева утверждает, что Злыднев и Ботнарюк были расстреляны охотничьими патронами из карабина «Сайга», однако в оглашённой в ходе процесса баллистической экспертизе было сказано о ранении Ботнарюк пулей. На заседании 12 января прокурор сказал, что допрошенная на заседании 22 декабря 2016 года эксперт не устранила противоречия.

Затем адвокат Анастасии Синельник Ашот Сейранян попросил приобщить и огласить справки из ЕГРН о наличии собственности на землю хозяина соседнего с Синельником дома и дату окончания строительства дома на данном участке.

По словам адвоката, это дополнительное подтверждение показаний свидетеля Леонида Федевича, допрошенного на заседании 4 сентября. Гособвинитель сочла справки не относящимися к делу. В итоге судом ходатайство было отклонено.

Также суд отклонил повторную просьбу защиты о приобщении справки о дате выдачи карабина «Сайга» знакомому Сергея Синельника Мурашкину, которая, по словам адвокатов, опровергает факт покупки патронов Синельником и Подкопаевым.

Потерпевшая Валентина Чудакова также заявила ходатайство с дополнениями к судебному следствию, которое было удовлетворено частично. В частности, Чудакова просила доставить в суд и показать присяжным шорты и трусики своей внучки.

«На шортах есть ножевые порезы, а на трусиках нет – как так?» - сказала потерпевшая.

Судья сказал, что шорты и трусики «могут оказать излишнее эмоциональное давление на присяжных».

В итоге Чудакова огласила только два протокола осмотра мобильных телефонов Motorola и Samsung и коммуникатора Asus с сим-картой, найденных на месте убийства семьи своего сына.

После этого потерпевшая, всхлипывая, начала зачитывать экспертизу трупа своего сына. После реплики «всё избито, всё переломано» судья удалил её из зала до прений.

Потерпевшая заявила "Кавказскому узлу" в перерыве, что намерена выступить в прениях.

Прокурор призвала присяжных хладнокровно проанализировать доказательства по делу

После обеденного перерыва судья объявил о начале прений и предоставил слово прокурору. Гособвинитель Елена Доброродная вышла к трибуне и приступила к оглашению напечатанной на листах речи.

«Уважаемые присяжные заседатели! Давайте отвлечёмся от всех эмоций, которые звучали в этих стенах, в этом зале, потому что эмоции – наихудший советчик при разрешении данного дела, и хладнокровно проанализируем все доказательства, которые были исследованы с вашим участием, чтобы решить, были ли застрелены все жертвы по настоящему делу из «Сайги»-410К» Романом Подкопаевым в составе банды, состоящей из Инессы Тарвердиевой, Виктории Тарвердиевой, Сергея и Анастасии Синельник», - начала гособвинитель.

Позиция супругов Синельник состоит в том, что они не признают вину ни по одному пункту предъявленного им обвинения, а Инесса и Виктория Тарвердиевы не отрицают свою причастность к убийствам, рассматриваемым в деле, отметила прокурор.

Далее она обратилась к показаниям Инессы Тарвердиевой, в которых говорилось о том, что в ставропольском селе Дивное между Инессой Тарвердиевой, Подкопаевым и Синельниками была достигнута договорённость о создании вооружённой банды, и о том, как Сергей Синельник помогал купить патроны для карабина «Сайга»-410К», снаряжённые картечью.

«Эти патроны использовались для нападений на Злыднева, Ботнарюк, Сазонова, Васильеву, Кристя, Кулькова и Чудаковых. В одном из разговоров Синельник сказал Роману, что в рощу Мухина Балка, расположенной недалеко от его дома, приезжают мужчины с женщинами. Данная информация заинтересовала Подкопаева, и они взяли оружие и пошли в Мухину Балку. Настя [Анастасия Синельник] знала, что они идут в Мухину Балку для совершения преступления, и видела, как они готовились к преступлению, но никак на это не отреагировала», - заявила прокурор.

"Кавказский узел" писал, что, согласно обвинительному заключению, 30 августа 2008 года подсудимые совершили нападение на автомобиль Volkswagen Passat, убив водителя Сазонова и тяжело ранив пассажирку Васильеву. Из машины было украдено имущество на сумму 16 758 рублей, паспорта жертв и водительское удостоверение Сазонова.

Также сообщалось, что еще одним из эпизодов дела "ростовских амазонок" является жестокое убийство 10 марта 2009 года жителя Новочеркасска Павла Кулькова и его невестки Натальи Кристи. По версии обвинения, из дома убитых подсудимые украли имущество на сумму более 87 тысяч рублей. Инесса Тарвердиева подтвердила свое участие в преступлении, но сказала, что стрелял в жертв Подкопаев. Со слов Тарвердиевой, это единственное преступление, в котором участвовала ее дочь Виктория, а принудил её к этому Подкопаев.

По другим эпизодам обвинения Елена Доброродная также ссылалась в основном на показания Инессы Тарвердиевой и протоколы её допроса.

«Согласитесь, что если бы Тарвердиева оговаривала Синельников, она могла бы сказать, что они были рядом и непосредственно стреляли?» - сказала прокурор.

Гособвинитель также сочла доказанными убийство наркополицейского Злыднева и его жены Подкопаевым и Тарвердиевой и факт их подвоза к месту преступления Синельником, делёж награбленного имущества и осведомлённость Синельников об остальных преступлениях.

«Никто не отрицает того факта, что в момент совершения убийства Кристи и Кулькова Синельник был в селе Дивном вместе с Настей, но нельзя отрицать то, что он предоставил свой дом для хранения оружия. Он, несмотря на болезнь, общался с Подкопаевым и рассказывал по телефону, как проехать в село Дивное с похищенными вещами, и говорил, где стоят камеры, то есть оказывал банде содействие, несмотря на состояние здоровья», - заявила прокурор.

Она поставила под сомнение подлинность справки о нахождении Синельника в больнице на лечении.

"Кавказский узел" сообщал, что на заседании 9 августа адвокат Анастасии Синельник Ашот Сейранян представил справку из сельской больницы Дивного, согласно которой Сергей Синельник с 3 по 18 марта 2009 года находился в лечебном учреждении и перенес там операцию. По мнению защиты, эта справка ставит под сомнения показания Инессы Тарвердиевой о том, что 10 марта 2009 года Синельник после убийства жителей Новочеркасска Павла Кулькова и Натальи Кристи консультировал Романа Подкопаева, как ему лучше покинуть город, минуя посты ДПС. Сам Сергей Синельник тогда отмечал, что он физически не мог приходить в гости к Подкопаевым в указанный период, как это утверждает Тарвердиева.

На заседании 7 сентября ожидается также выступление в прениях потерпевших Злыдневой и Чудаковой, и, возможно, адвокатов Инессы и Виктории Тарвердиевых. После выступления в прениях всех участников процесса присяжные удалятся в совещательную комнату для вынесения вердикта.

Адвокат: речь прокурора состояла из пересказа показаний Инессы Тарвердиевой

Речь прокурора в прениях состоит сугубо из показаний и пересказа показаний Инессы Тарвердиевой, ни на одну улику ссылок нет, заявил "Кавказскому узлу" адвокат Ашот Сейранян.

"Мы ждали то, что те сомнения, которые возникли, прокуратура обоснует и выскажет свою точку зрения именно по спорным обстоятельствам, а она уходит от этого. Прокурор говорит, что мы должны на слово поверить Инессе Васильевне, потому что прокуратура считает её святой, что она не может врать. Гособвинитель сказала, что она могла больше оговорить Синельников. Но разве она мало наговорила? Все подсудимые идут по одним статьям», - сказал он.

По его словам, улик против супругов Синельник в материалах дела нет.

«Ни одной улики, подтверждающей причастность Синельника и Насти, нет. Тарвердиева даёт такие показания, которые нельзя проверить, и надо только поверить ей на слово. Мотив у неё есть – она не признаёт вину в руководстве бандой, говорит, что сама страдала от Подкопаева», - отметил Сейранян.

Потерпевшая Валентина Чудакова продолжает считать непричастными Тарвердиеву и Подкопаева к убийству семьи своего сына, рассказала "Кавказскому узлу" ее бывший адвокат Светлана Манукян.

Коммуникатор, протокол осмотра которого огласила на заседании 6 сентября потерпевшая Чудакова, имеет важное значение в деле, считает Манукян.

«Он сначала был признан вещественным доказательством по делу, однако потом был убран из числа вещдоков. По этому коммуникатору до сих пор не были сделаны экспертизы. Он использовался и как телефон, и как фотоаппарат. Валентина Алексеевна [Чудакова] говорила, что на этот телефон её сын случайно сфотографировал дома ноги, а потом эти фото якобы оказались в фотоаппарате, изъятом у Тарвердиевых. Экспертиза дала бы возможность установить, были ли там эти снимки, однако следствие уклонилось от этого. Мы хотели также узнать биллинг, соединения этого телефона, но всё это не делалось. Эти экспертизы даже назначили, но задержали «амазонок», и экспертизы проводить не стали», - рассказала она.

По ее словам, даже в имеющейся в деле экспертизе сказано, что на запястьях Дмитрия Чудакова были обнаружены борозды от наручников.

«Причём эксперт пришёл к выводу, что это борозды не от жгута, например, а от наручников», - отметила адвокат.

Потерпевшая также планировала огласить протокол осмотра травматического пистолета «Оса-лазер», двух патронов и кобуры, найденных под передним пассажирским креслом машины Чудаковых, добавила она.

"По версии следствия и Тарвердиевой, все преступления совершались с целью наживы, и в частности, из-за болезненной тяги Подкопаева к завладению оружием, но оно осталось на месте. Всё золото также осталось на членах семьи. Это ещё раз говорит о том, что Тарвердиевой вообще на месте преступления не было. Никто не пытается её обелить, но надо признать, что Тарвердиева создаёт алиби реальным преступникам", - считает Манукян.

Комментариями других участников процесса относительно хода прений "Кавказский узел" пока не располагает.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

22 ноября 2017, 22:55

22 ноября 2017, 21:22

  • Комиссар Совета Европы призвал прекратить травлю Ялчина Иманова

    Решение Коллегии адвокатов Азербайджана прекратить адвокатские полномочия Ялчина Иманова стало местью за огласку информации о нарушениях прав человека, заявил комиссар Совета Европы по правам человека и призвал власти Азербайджана прекратить давление на адвокатов.

22 ноября 2017, 20:50

22 ноября 2017, 20:45

22 ноября 2017, 20:07

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей