24 марта 2017, 00:56

Прокурор в суде признал недоказанной причастность Гасангусейновых к боевикам

При рассмотрении жалобы отца убитых братьев-чабанов Муртазали Гасангусейнова прокурор сообщил суду, что проверка его ведомства подтвердила версию заявителя о недоказанности связи убитых с боевиками. Он поддержал позицию следствия, которое решило не рассматривать возможность возбуждения дела об убийстве братьев, но адвокатам отца Гасангусейнова удалось убедить суд в том, что сделать это следствие было обязано.

Как писал "Кавказский узел"Наби и Гасангусейн Гасангусейновы из села Гоор-Хиндах были убиты 23 августа 2016 года. Силовики заявили, что братья были боевиками и открыли по ним стрельбу. Родные и односельчане братьев настаивают на том, что Гасангусейновы никак не связаны с вооруженным подпольем и были обычными чабанами. Следствие отказалось признать отца Гасангусейновых потерпевшим по делу об их убийстве, тот в свою очередь подал жалобу на бездействие следствия. Сегодня Советский суд Махачкалы вынес решение в пользу Гасангусейнова, интересы которого представляли адвокаты от Правозащитного центра "Мемориал".

Муртазали Гасангусейнов обжаловал бездействие руководства дагестанского управления СКР, указывая, что оно выразилось в "неуведомлении о результатах и принятом решении по заявлению о возбуждении уголовного дела от 31 января 2017 года в СУ СК России по Дагестану". Гасангусейнов требовал возбудить отдельное уголовное дело об убийстве его сыновей, но по его заявлению руководство следственного управления не приняло решение, и его ни о чем не уведомили.

Следователи не увидели в заявлении об убийстве Гасангусейновых признаков сообщения о преступлении

На сегодняшнем заседании присутствовали представители всех сторон по делу. Основная часть рассмотрения жалобы прошла в постоянной полемике сторон относительно того, может ли заявление Муртазали Гасангусейнова быть поводом для возбуждения отдельного дела об убийстве его сыновей, передает корреспондент "Кавказского узла".

Представитель СУ СКР Гамдуллаев заявил на суде, что следствие после получения обращения Гасангусейнова действовало по инструкции.

"Там указывается, что в случае отсутствия конкретных обстоятельств, указывающих на признаки преступления, заявление не регистрируется как сообщение о преступлении, а рассматривается в общем порядке. Данное обращение рассмотрено, и по нему дан ответ в установленном порядке, в связи с чем я прошу отказать в удовлетворении ходатайства", – сказал он.

Судья Далгат Гаджиев попросил пояснить, почему Гамдуллаев считает заявление Гасангусейнова простым обращением.

"Он может его назвать как хочет. Он может назвать его заявлением, жалобой или обращением, но, если данное заявление не указывает на конкретные признаки преступления, его нельзя считать сообщением о преступлении", – ответил Гамдуллаев.

При этом представитель следствия сказал, что ответ на обращение Гасангусейнова дан был. Позицию Гамдуллаева подтвердил и следователь Баграт Сафаралиев. Судья зачитал ответ из отдела, где работает Сафаралиев, и там действительно было сказано, что обращение Гасангусейнова рассмотрено – но в рамках уголовного дела в отношении самих его убитых сыновей. Это дело возбуждено по статьям о незаконном обороте оружия и покушении на жизнь правоохранителей (ст.ст.222 и 317 УК РФ). В ответе говорится, что доводы отца убитых будут проверены в рамках расследования именно этого дела.

Представители следствия настаивали на том, что по обращению Муртазали Гасангусейнова проводится полноценная проверка, в частности следователи неоднократно выезжали в район места убийства и вызывали Гасангусейнова на допросы, но тот на них не являлся. Несмотря на это, окончательное решение о том, будет ли расследоваться смерть братьев по статье 105 (убийство), пока не принято.

"Обращение приобщено к уголовному делу, и доводы будут проверятся. Потому что по факту, по которому к нам обращаются, уже возбуждено уголовное дело, проводится проверка, расследование и все обстоятельства будут выясняться", – сказал Сафаралиев.

Как сообщение о преступлении, то есть в соответствии со статьями 144-145 УПК, следователи, по их словам, обращение вообще не рассматривали.

С подробностями обстоятельств убийства Наби и Гасангусейна Гасангусейновых можно ознакомиться в статье "Убийство чабанов в Дагестане" в "Справочнике" "Кавказского узла".

Следователь согласился допросить пожилых жителей Хиндаха, если они приедут к нему

Заявитель и его адвокаты возразили, что подобного ответа от следствия он не получал. Галина Тарасова спросила у представителей следствия, есть ли у них документы, подтверждающие, что заявителю был направлен ответ на его заявление, но те смогли лишь назвать исходящий номер ответа и дату его отправления.

Гасангусейнов упрекнул Сафаралиева в том, что тот заранее не уведомил его о своем приезде.

"Когда он приехал к нам в район, я был в городе, я не знал о том, что он собирается приехать. Все же по телефону я обзвонил всех людей, которые могли дать свидетельские показания по факту убийства моих детей. Их было 19 человек! И эти люди несколько часов его прождали, но он к нам в село не приехал!", - настаивал Муртазали Гасангусейнов.

С его слов, когда он позвонил Сафаралиеву, тот сказал, что находится в администрации соседнего села Гоор и все эти люди должны приехать туда.

"Я пытался объяснить ему, что у меня нет транспорта, чтобы их туда доставить, что своим ходом они туда добраться не могут, так как среди них есть и старые, и больные, и хромые. Я попросил его приехать к нам в село, но он не приехал и никого их них не допросил", – заявил Гасангусейнов.

Следователь попытался оправдать свои действия тем, что договорился с главой Гоорского сельсовета, куда входит село Хиндах, о проведении следственных действий именно в сельской администрации, назвав его самым оптимальным местом для проведения следственных действий. Почему он не поехал к людям в Хиндах, Сафаралиев не пояснил, но заверил, что готов опросить всех свидетелей – если они явятся к нему на допрос.

Односельчане и родственники погибших потребовали передать дело об убийстве чабанов в следственное управление СКФО и создали рабочую группу для содействия этому. В ноябре 2016 года члены рабочей группы заявили, что власти систематически препятствуют проведению схода жителей, которые намерены потребовать объективного расследования дела. Из-за того, что родные убитых братьев не признаны потерпевшими, ни отец, ни представитель семьи не могут ознакомиться с документами по делу. 

Адвокаты Гасангусейнова сочли позицию прокурора и следствия циничной

Если следствие считает, что обращение Гасангусейнова не было сообщением о преступлении, то оно рассмотрело его в правильном порядке, заявил в свою очередь прокурор Ибрагимов.

Адвокат Гасангусейнова Галина Тарасова не согласилась с позицией прокурора и представителей следственного управления. По ее мнению, обращение заявителя не должно быть просто частью уже имеющегося дела, поскольку это дело касается утверждений силовиков о том, что по ним стреляли, а Гасангусейнов просит возбудить дело по факту убийства и обнаружения трупов братьев.

"Мы настаиваем на том, что это было бездействие. Мы настаиваем на том, что это было именно сообщением о преступлении, они обязаны были его зарегистрировать и выдать талон-уведомление. Этого сделано не было", – сказала адвокат.

В заявлении Гасангусейнов подробно изложил факт убийства сыновей, но следствие все равно решило, что это не является сообщением о преступлении, отметил адвокат Мурад Магомедов.

Сообщением об убийстве признается только то заявление, где указаны конкретные признаки преступления – "умышленность с целью причинения смерти", возразил прокурор.

"Сведений о том, что в его детей кто-то стрелял умышленно, нет, поэтому и квалифицировать это дело по статье 105 основания нет. Речь не идет об убийстве, речь идет о несогласии Гасангусейнова с квалификацией этого преступления по этому событию, где были обнаружены трупы его детей", – заявил прокурор.

Выступая перед судом, прокурор Ибрагимов также сказал о результатах проверки республиканской прокуратуры по делу. Она подтвердила доводы Муртазали Гасангусейнова о том, что его сыновья не являются боевиками.

"Прокуратура дала ответ: сведения о том, что его дети являются боевиками, отсутствуют. Если будет установлено, что не было и посягательства (на жизнь силовиков. - Прим. "Кавказского узла"), а были иные события, то уголовное дело по части 317 прекратится и будет установлен состав преступления, примут решение. Поэтому оснований считать его заявление сообщением о преступлении – нет", – заключил прокурор.

Адвокаты не согласились с позицией Ибрагимова и упрекнули его в цинизме.

"Человек говорит об убийстве своих двоих сыновей, также он говорит о своих подозрениях в том, что некие сотрудники правоохранительных органов могли это совершить. Он просит провести проверку и возбудить уголовное дело. Называть это обращением – это верх цинизма. Ответ заявитель не получал, как не получали его и мы – его представители. То, что мы являемся его представителями – это общеизвестный факт, не было проблемы это выяснить", – заявил Мурад Магомедов.

Как подчеркнул адвокат, одни лишь сведения об исходящем номере ответа не являются доказательством того, что документ с ответом вообще имелся.

После перерыва на вторую половину заседания пустили только адвокатов, прокурора, представителей следствия и заявителя. Журналисты и правозащитники допущены не были. По итогам заседания адвокаты ПЦ "Мемориал" сообщили корреспонденту "Кавказского узла", что суд удовлетворил жалобу Гасангусейнова, признал действия следственного управления незаконными и обязал его устранить нарушения.

Автор: Патимат Махмудова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

12 декабря 2017, 03:06

  • Правозащитники раскритиковали решение об аресте Геворга Сафаряна

    В деле сторонника «Учредительного парламента» Геворга Сафаряна суды исполняют заказ власти, считает глава НПО «Журналисты во имя прав человека» Жанна Алексанян. Решение об аресте является актом политического преследования, заявил глава Ванадзорского офиса Хельсинкской гражданской ассамблеи Артур Сакунц. Защита Геворга Сафаряна готовит обращение в ЕСПЧ, сообщил адвокат Тигран Айрапетян.

12 декабря 2017, 02:52

12 декабря 2017, 01:53

  • Суд оштрафовал Минздрав Адыгеи за перебои с лекарством для онкобольной

    Суд в Майкопе признал Минздрав республики виновным в причинении вреда жизни и здоровью онкологической больной и обязал выплатить ей 50 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда, сообщила ее адвокат. Перерыв в приеме дорогостоящего лекарства, которое должно было выдаваться бесплатно, усугубил состояние больной женщины, заявила ее дочь.

12 декабря 2017, 00:58

11 декабря 2017, 23:59

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей