06 ноября 2002, 18:03

Комментарий к обвинениям, выдвинутым против Ахмеда Закаева Прокуратурой Российской Федерации

5 ноября 2002 г. заместитель Генерального прокурора России Сергей Фридинский на пресс-конференции обнародовал список обвинений, предъявленных задержанному в Дании Ахмеду Закаеву. В тот же день Генеральный прокурор РФ Владимир Устинов передал находившейся в Москве Лене Эсперсен, министру юстиции Дании, документы, подтверждающие, по мнению российской стороны, вину Ахмеда Закаева.

Из восьми названных Фридинским эпизодов, инкриминируемых Закаеву, семь относятся к периоду вооруженного конфликта 1994-1996 годов. Закаев в тот период командовал крупным отрядом вооруженных формирований Чеченской республики Ичкерия, противостоявших федеральным силам.

Эти обвинения вызывают массу вопросов, как в целом, так и в частностях.

Прежде всего, отметим, что в отношении участников "первой чеченской войны" в Российской Федерации была объявлена амнистия, и само по себе участие в вооруженных формированиях или руководство ими в тот период не может быть инкриминировано Закаеву. По крайней мере, в 1996-1999 годах не предпринимались попытки уголовного преследования Ахмеда Закаева, предъявления ему каких либо обвинений или ареста. Между тем, возможностей для этого было достаточно, Закаев не раз бывал на территории Российской Федерации, более того - участвовал во многих переговорах с официальными лицами Российской Федерации, включая Президента РФ Бориса Ельцина.

Разумеется, каждый из эпизодов представленного Прокуратурой РФ обвинения должен быть тщательно исследован датской стороной. Однако не ясно, была ли подобная тщательность проявлена стороною российской при подготовке обвинения.

Так, утверждается, что "в январе 1996 г. закаевская банда захватила и расстреляла двух священников". По нашим сведениям, этот пункт обвинения не совсем точен.

Действительно, 29 января 1996 г. неподалеку от г. Урус-Мартан вооруженными формированиями ЧРИ были похищены два православных священника - настоятель храма архистратига Михаила в Грозном отец Анатолий (Чистоусов) и сотрудник Отдела внешних церковных сношений Московской патриархии отец Сергий (Жигулин). Эти священники вели в Урус-Мартане переговоры об освобождении пленного российского военнослужащего Бориса Сорокина.

Однако, во-первых, Закаев не был причастен к их похищению. Оно было осуществлено группой вооруженных лиц под руководством Доку Махаева, который присутствовал на переговорах, но ушел оттуда заранее. Ахмеду Закаеву Доку Махаев не подчинялся. Бывший офицер Советской армии, он руководил отрядом, базировавшимся в селе Гехи Урус-Мартановского района, одним из наиболее радикальных среди вооруженных формирований ЧРИ. Он был причастен к многочисленным захватам заложников и к организации серии взрывов в Грозном и других районах Чечни осенью 1995 - летом 1996 г.

Хотя в своих показаниях об обстоятельствах похищения, данных им в ФСБ после освобождения, отец Сергий и говорил о виновности Закаева, это объяснялось тем, что он знал только эту единственную фамилию. В ходе допроса ему даже не были предъявлены для опознания фотографии Махаева или других полевых командиров. Однако в июле 1996 г. в Центральной клинической больнице в беседе с представителем "Мемориала" Александром Черкасовым отец Сергий по предъявленным фотографиям опознал Махаева, и согласился с тем, что Закаев, скорее всего, к их похищению непричастен.

Также очевидно, что священники не были "расстреляны бандой Закаева". Доку Махаев передал их в так называемый "следственный изолятор Департамента государственной безопасности Чеченской республики Ичкерия". Там их подвергли жестоким допросам с применением пыток, в ходе которых отец Анатолий был убит. Руководил допросами "военный прокурор ЧРИ" Магомед Жаниев, непосредственно подчиненный Джохару Дудаеву. "Следственным изолятором" руководил один из родственников Дудаева Усман Фирзаули. Отец Сергий был освобожден летом 1996 г.

Все вышеизложенное - отнюдь не тайна для российских властей: все эти факты по отдельности были опубликованы в средствах массовой информации: а вместе - в книге "Россия - Чечня: цепь ошибок и преступлений" (Москва, Мемориал, "Звенья", 1998 г.).

Безусловно, виновные в преступлениях должны быть наказаны. Однако вышесказанное свидетельствует о том, что виновность Закаева в этом и в других предъявленных ему эпизодах, по крайней мере, нуждается в подтверждении.

В заключение отметим, что последнее из утверждений заместителей Генерального прокурора РФ Фридинского - будто "Закаев был активным участником мятежа 1999 года в Дагестане" - по нашим сведениям, совершенно абсурдно и не имеет ни малейших оснований.

Мы убеждены, что Министерство юстиции Дании всесторонне исследует обвинения, предъявленные Российской Федерацией Ахмеду Закаеву.

6 ноября 2002 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 мая 2017, 00:57

26 мая 2017, 00:01

  • Задержанный в Грузии педагог попросил не выдавать его Турции

    Городской суд Тбилиси назначил экстрадиционный арест гражданину Турции Мустафе Эмре Чабуку, обвиняемому на родине в пособничестве терроризму. Адвокат Чабука намерен обжаловать решение об аресте и привлечь внимание международных правозащитных организаций к этому делу.

25 мая 2017, 23:49

25 мая 2017, 23:27

25 мая 2017, 23:06

Архив новостей