Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону. Фото Олега Пчелова для "Кавказского узла"

08 февраля 2017, 02:28

Супруга подсудимого по делу о халифате отвергла обвинения в адрес мужа

Подсудимый по делу о попытке создания в Кабардино-Балкарии халифата Ислам Шогенов был занят учебой в декабре 2013 года, когда, по версии обвинения, он следил за офицером полиции, на которого затем было совершено покушение, сообщила супруга Шогенова. Она так же, как и ранее мать с тетей подсудимого, указала на нарушения при обыске в его квартире, передает корреспондент "Кавказского узла" из суда.

Как информировал "Кавказский узел", дело в отношении 10 жителей Кабардино-Балкарии рассматривается в суде в Ростове-на-Дону с августа 2016 года. На скамье подсудимых находятся Олег Мисхожев, Ахмед Балкаров, Ислам Шогенов, Руслан Кипшиев, Кантемир Желдашев, Артур Каров, Заур Текужев и Руслан Жугов. Также по делу проходят умерший во время следствия Залимхан Тхамоков и Ибрагим Гугов, убитый при попытке задержания. На заседании 27 января однокурсники Шогенова заявили о наличии у него алиби.

По версии следствия, все 10 фигурантов дела состояли в незаконном вооруженном формировании (НВФ), целью которого было изменение конституционного строя и установление в Кабардино-Балкарии халифата с шариатской формой правления. Также им вменяется перезахоронение по мусульманскому обычаю своего товарища Александра Попова, которое следствие расценило как вандализм и надругательство над умершим. Помимо этого, они обвиняются в покушении 26 декабря 2013 года на полковника полиции Артура Темботова, сорвавшееся из-за того, что взрывное устройство не сработало.

Северо-Кавказский окружной военный суд 7 февраля продолжил допрос свидетелей по делу, вызванных по инициативе стороны защиты. Оба допрошенных свидетеля выступали посредством видео-конференц-связи из зала заседаний Нальчикского гарнизонного военного суда, передает корреспондент "Кавказского узла", присутствовавший в зале суда в Ростове-на-Дону.

Первой была допрошена свидетель Ашхотова, эксперт экспертно-криминалистического центра МВД по Кабардино-Балкарской республике.

Отвечая на вопросы адвокатов подсудимых, Ашхотова сообщила, что в начале 2014 года она в качестве специалиста проводила дактилоскопическое исследование о принадлежности отпечатка пальца на обнаруженной гранате Кантемиру Желдашеву по предоставленной ей дактопленке и дактокарте. Также она рассказала, что в августе 2014 года проводила дактилоскопическую экспертизу по этим же материалам, в которой подтвердила данный ранее вывод уже в качестве эксперта.

"Кавказский узел" писал, что на заседании 14 октября 2016 года гособвинитель огласил протокол о проведении личного досмотра Кантемира Желдашева 17 апреля 2014 года. Согласно документу, у подсудимого был изъят круглый предмет, похожий на гранату, предметы, похожие на патроны, и взрыватель, а также пакет с зернистым веществом, металлическая скоба, телефон, 100 рублей, бумажная коробка со строительными дюбелями, две батарейки, изолирующая лента. Гособвинитель тогда сообщил, что по заключению эксперта у Желдашева изъяты граната РГД-5, 18 патронов калибра 7.62 к автомату АК-47 и его модификациям, взрыватель УЗРГМ-2.

По просьбе защиты свидетель сообщила, что имеет высшее юридическое образование, а криминалистическое образование получила в ЭКЦ МВД по Кабардино-Балкарии. Адвокат Ахмеда Балкарова Владимир Гладков отметил, что исследование одних и тех же предметов в качестве специалиста, а затем в качестве эксперта недопустимо.

Сторона защиты также попросила уточнить у свидетеля, почему в экспертизе подпись о разъяснении ей обязанностей и предупреждение её об уголовной ответственности за дачу ложного заключения стоит на листе с датой 26 августа 2014 года, хотя экспертиза была начата 22 августа. Ашхотова объяснила это тем, что документ был распечатан после завершения экспертизы.

После допроса Ашхотовой коллегия судей по просьбе защиты приобщила распечатку телефонных переговоров Кантемира Желдашева со своей матерью, которая, как считает адвокат Логинов, подтверждает алиби Желдашева, и копию свидетельства о смерти бабушки Желдашева. Показания бабушки Желдашева будут оглашены на следующих заседаниях.

Затем была допрошена Екатерина Шогенова, жена подсудимого Ислама Шогенова. Судья разъяснил женщине права и обязанности и нормы статьи 51 Конституции России, которая дает право не свидетельствовать против себя и своих близких.

Свидетель рассказала о обстоятельствах обыска 11 января 2014 года в квартире, где проживала она с мужем. По ее словам, за день до обыска, 10 января 2014 года, супруг был на учебе, а когда вернулся, они побывали в гостях у его мамы в доме на улице Торчокова, а к вечеру мать и брат-близнец Ислама пришли уже в гости к ним и остались с ночевкой.

"Около 5 утра (11 января 2014 года) раздался сильный стук в дверь, из-за двери кричали: «Откройте, полиция!». Дверь мы открыли, забежали люди в масках, шесть человек, все были со щитами и автоматами. Человек в синей куртке и маске на лице сказал нам, что это обыск, и потребовал выйти из квартиры, на наших глазах лицом вниз повалили Ислама. Подгоняли нас автоматами в спину, потом выгнали из подъезда", - рассказала Шогенова.

По ее словам, примерно в 7.10 из подъезда вышел человек в синей куртке и маске, а затем вернулся и зашёл в подъезд с двумя мужчинами в кожаных куртках.

"Затем к подъезду подъехала машина с тремя сотрудниками в бронежилетах, у которых на спинах было написано «ФСБ». В 7.30 они вышли из подъезда с пакетом в руках», - сказала свидетель.

"Кавказский узел" сообщал, что 18 октября 2016 года допрошенные в суде сотрудники МВД рассказали об обстоятельствах, при которых в квартире Ислама Шогенова было обнаружено самодельное взрывное устройство и граната. Оперативники указали, что СВУ изъяли под ванной, не дожидаясь взрывотехников, а граната была изъята из кофты, в которой Шогенов ходил по дому. При извлечении СВУ, как указывала защита, силовики действовали, не принимая никаких мер предосторожности, как будто не опасались взрыва.

На заседании 24 января 2017 года мать и тетя Ислама Шогенова сообщили суду, что более часа обыск в квартире подсудимого проходил в отсутствие понятых.

Отвечая на вопросы защитников, Екатерина Шогенова рассказала, что квартира на улице Ватутина, в которой произошло задержание ее мужа, была снята в конце декабря 2013 года матерью Шогенова и оплачивалась ею же. После заселения девушка, по ее словам, проводила в квартире влажную уборку, однако заверила, что никаких подозрительных предметов - оружия, наркотиков, «нестандартной литературы» и больших сумок - не видела.

Ислам Шогенов, по словам супруги, обучался на факультете информатики, и в декабре 2013 года они каждый будний день вместе выходили на учёбу, добирались туда на маршрутках, а Шогенов еще три раза в неделю посещал дополнительные занятия, так как имел одну задолженность по итогам предыдущего года. К следующей сессии Шогенова в итоге допустили, отметила свидетель.

Она также сообщила, что свадьба с Исламом Шогеновым была светской по их обоюдному согласию, других подсудимых на их свадьбе она не видела и не знает их имён и фамилий.

«Разговоров о недовольстве правоохранительными органами и притеснении мусульман Ислам не поднимал. Да и не мог, думаю: его воспитал сотрудник полиции, юрист, он всегда отзывался о нём с теплом», - заявила Шогенова.

Следующее заседание намечено на 15.00 мск 8 февраля, на нем планируется допросить других свидетелей защиты.

По словам адвоката Ислама Шогенова, показания допрошенной супруги подсудимого идут вразрез с данными обвинительного заключения.

«Согласно обвинительному заключению, Шогенов весь декабрь 2013 года отслеживал маршрут передвижения полковника полиции Артура Темботова, в частности, под предлогом подготовки к свадьбе. Его жена сегодня (7 февраля) рассказала, что он весь декабрь был занят учёбой, ходил на дополнительные пары, сдавал зачёты. Тем более у Шогенова не было автомобиля, он ездил только на маршрутках", - сказала корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Людмила Рогулина по итогам заседания суда 7 февраля.

Она отметила, что, согласно показаниям свидетеля, в начале декабря 2013 года Ислам Шогенов с супругой подали заявление в ЗАГС, тогда как о свадьбе знали с лета, но подготовки к ней не вели.

"Костюм и обувь Шогенов заказал в Интернете, мать помогла с празднованием. Сама свадьба прошла по-светски, они ездили к Вечному огню, о радикальном исламе Шогенов не говорил. Также супруга Шогенова сообщила о том, что они только в декабре 2013 года въехали в квартиру по адресу Ватутина, 19, а в обвинительном заключении сказано, что он с июля хранил там взрывное устройство, приобретённое у ликвидированного члена НВФ», - указала защитник.

Комментариями от других участников процесса относительно хода судебного заседания "Кавказский узел" пока не располагает.

Новости о влиянии событий на Ближнем Востоке на ситуацию на Кавказе собраны "Кавказским узлом" на специальных тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата".

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

15 декабря 2017, 09:55

15 декабря 2017, 09:14

15 декабря 2017, 09:07

  • Дагестанские журналисты раскритиковали институт полпредства в республике

    Назначение силовика представителем главы Дагестана в Центральном округе республики связано с подготовкой к возвращению боевиков с Ближнего Востока, однако круг полномочий полпредов невелик и существенного влияния они оказать не в силах, сообщили опрошенные «Кавказским узлом» редакторы дагестанских масс-медиа.

15 декабря 2017, 08:39

15 декабря 2017, 08:27

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей