02 ноября 2002, 11:20

Зачистка в селе Цоцин-Юрт

С 1 по 8 сентября в с. Цоцин-Юрт Курчалоевского района проходила очередная "зачистка".

С утра 1 сентября населенный пункт был блокирован российскими войсками. По словам местных жителей, в блокировании села было задействовано много военнослужащих и техники.

1 сентября при проведении спецоперации присутствовала чеченская милиция, поэтому действия военных были более или менее корректны. 2 и 3 сентября российские военнослужащие проводили проверку в селе уже без участия чеченских милиционеров, и вели себя грубо и бесцеремонно, нарушая положения приказа №80 командующего ОГВ (с) и российское законодательство. По словам жителей, врываясь в дома, военные брали все, что попадется им под руку - от аудио и видеотехники до продуктов питания и хозтоваров. Во многих домах солдаты бесцеремонно обращались с женщинами, обыскивали их, забирали золото и деньги, которые они прятали на себе. Перед уходом военные требовали, чтобы хозяева писали расписку в том, что претензий не имеют.

Когда военные вошли в магазин, арендуемый семьей Орцуевых, там находилась хозяйка - Марет Орцуева, 35 лет. Военные начали забирать товары, а когда хозяйка стала протестовать, решили увести ее с собой. В этот момент в магазин зашла Разет Эльдиева. Военные стали приставать и к ней. Марет жестоко избили, выбили зубы, порезали ножом горло, а Разет сунули в рот дуло автомата и нажали на курок. Автомат не был заряжен, но женщина об этом не знала.

Как обычно, военные задерживали молодых людей, несмотря на то, что документы всех задержанных были в порядке. Задержанных доставляли на западную окраину села, где располагался штаб по проведению операции и временный фильтропункт.

За селом, в открытом поле, людей заставляли садиться на корточки и, заложив за голову руки, сидеть несколько часов. Всего через эту процедуру прошло около 86 человек. Избежать задержания можно было, заплатив 1000 рублей за человека.

В числе прочих 2 сентября был задержан директор школы №1 Адлан Турпалханов, который должен был в этот день уехать в Москву и имел на руках билеты. Ехал он в студенческом автобусе, который шел из с. Курчалой. Кроме него в автобусе находились шестеро студентов и несколько женщин. Женщин военные отпустили, а студентов и директора забрали на поле. Турпалханова военные продержали четыре часа вместе с односельчанами, в числе которых были и его ученики. Студентов не отпустили и на следующий день. Одного из них избили так, что он и через две недели после освобождения вынужден лежать под капельницей.

4 сентября в село прибыли А. Кадыров, его заместитель М. Хамидов, курирующий силовые структуры и командующий ОГВ (С) генерал В. Молтенской. Между представителями гражданских властей и военными состоялись переговоры, после которых были отпущены многие из тех, кто был на поле. Однако девять человек так и не были возвращены.

Пропал без вести один из задержанных 2 сентября, Салах Магомедович Эльсиев, 1972 г. р., проживающий по адресу: ул. Шоссейная, 21. Последний раз его видели 5 сентября на поле среди прочих задержанных.

3 сентября после задержания военными исчезли еще восемь местных жителей:

  • Адам Вахидович Болтиев, 1980 г. р., проживает на ул. Речная, 1;
  • Лом-Али Борисович Абубакаров, 1978 г. р., проживает на ул. Гагарина 32;
  • Исхаджи Исаевич Демельханов, 1980 г. р., проживает на ул. Гагарина, 61;
  • Ахмед Мусаевич Демельханов, проживает на ул. Гагарина, 61;
  • Рамзан Хожбаудинович Мандиев, 1981 г. р.;
  • Асламбек Вахаевич Агамерзаев;
  • Джабраил Абулаевич Дебишев, 1977 г. р.;
  • Нурди Очархаджиев, 1936 г. р., проживает на ул. Кирова.

13 сентября стало известно, что Нурди Очархаджиев, один из пропавших во время "зачистки", накануне был выброшен в лесу около г. Урус-Мартана. Где он содержался, Н. Очархаджиев сказать не смог.

В тот же день жители села поехали в г. Грозный и обратились в правительство ЧР с просьбой о помощи.

С 4 сентября "зачистка" опять стала проходить с участием чеченской милиции, и многочисленные нарушения прекратились. Между тем, ни больница, ни школа, ни администрация до 9 сентября не работали, люди не обрабатывали поля и не собирали урожай.

После окончания спецоперации 8 сентября в селе было оставлено одно воинское подразделение, которое под место свой дислокации заняло здание администрации и фельдшерский пункт.

ПОКАЗАНИЯ ЖИТЕЛЕЙ С. ЦОЦИН-ЮРТ

Учитель.

"Забрали директора школы Турпалханова. Он 2 сентября хотел выехать из села на студенческом автобусе. В автобусе были еще трое студентов из Курчалоя и один из Цоцин-Юрта. И женщины были. Они женщин отпустили, забрали студентов, директора и водителя и привезли всех на поле. У директора было удостоверение и билеты на руках, он в Москву, кажется, должен был ехать. У студентов были студенческие билеты. Но они все равно директора четыре часа на поле продержали, студентов еще больше и одного из Курчалоя так избили, что он до сих пор под капельницей. Этот весь беспредел был 2 и 3 сентября. 1-го здесь была чеченская милиция, и с 4-го после того, как Кадыров приезжал, они здесь тоже были".

Хусейн Мовлаев.

"Этот день, 4 сентября, останется в моей памяти навсегда. Такого оскорбления, унижения человек не может простить. Я им в лицо сказал, что они нелюди. Другого имени им нет. Звери и те не бросаются на людей, когда их не трогают, а они бросались. На всех бросались. Я им сказал, чтобы они у соседа не крали. Он проломили ворота в соседнем дворе и в дом начали заскакивать.

- Что вы делаете? Что вы там ищете? - говорю им я.

А они в ответ: Вот к тебе придем, поищем и у тебя.

- У меня нет ничего.

- А мы будем искать до тех пор, пока нет найдем.

Вот и начали издеваться. Сначала снохе один говорит:

- В погреб со мной пойдешь.

Потом к дочке начал приставать, ко второй, к третьей. Потом жена сама полезла в подвал. Он за ней идет.

- Чего тебе здесь делать? Сам боишься - я полезла. Я выйду, потом полезешь.

- Нет, я с тобой.

А меня под дулом автомата держат. У меня давление подскочило, я таблетки принял, но все равно стоять не мог. И они говорят:

- Не злите Морзу. Он в ярости очень опасен.

Морза, Рома, Шурик, они на всю жизнь в моей памяти. Дай бог, я встречусь с ними на равных: или я с оружием, или они без оружия. Вот вся моя мечта.

Я потерял сознание. Потом жена, дочери закричали, прибежали соседки и они ушли.

После этой "зачистки" я сына отправил в другое село. Он раньше работал в школе со мной, он я не мог его больше здесь держать. Каждый раз забирают невинных. Каждый раз, когда мы выходим из фильтропункта, пишем расписку, о том, что мы не имеем претензий к Российской Федерации. А нам на руки они ничего не дают. В прошлую зачистку меня забирали. Когда отпускали, я говорю:

- Как я пойду, там же еще пост стоит? Они меня опять заберут.

- А ты им скажи, что от нас.

Я тогда в фильтропункте четыре часа просидел на корточках, с руками за головой. Прикладом били то и дело. Просто мне посчастливилось. Он отсчитывали каждого восьмого. Забирают, избивают, током пытают, потом приносят:

- Больному место уступите.

А потом опять того же забирают".

Информация Представительства ПЦ "Мемориал" в Назрани.

источник: Международное общество "Мемориал"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 марта 2017, 10:53

28 марта 2017, 10:45

28 марта 2017, 10:22

28 марта 2017, 10:05

28 марта 2017, 09:54

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии