25 сентября 2016, 05:41

Подсудимая по делу о мошенничестве в МВД заявила о готовности пройти проверку на полиграфе

В Нальчикском городском суде на процессе по делу о мошенничестве при трудоустройстве в органы внутренних дел показания дала подсудимая Оксана Иванова. Она опровергла все обвинения в свой адрес. По словам подсудимой, в то время, когда происходили рассматриваемые события, она была либо на больничном, либо в отпуске.

"Кавказский узел" сообщал, что глава отдела СУ УМВД по Нальчику Оксана Иванова и руководитель отделения по расследованию преступлений несовершеннолетних Марина Приева обвиняются в том, что в 2013-2014 годах завладели двумя миллионами рублей, которые были получены под предлогом содействия в трудоустройстве в полицию. На заседании 14 сентября обвиняемая Марина Приева заявила, что фиктивным трудоустройством занималась основная свидетельница по данному делу Аминат Гетажеева.

Иванова утверждает, что в день, когда были взяты деньги у Карацукова, ее не было на работе

Оксана Иванова сообщила во время судебного слушания 22 сентября, что работала в органах внутренних дел с 1996 года следователем, заместителем начальника отдела и начальником следственного отдела. С апреля 2009 года находилась в декретном отпуске. После декрета некоторое время находилась на больничном и приступила к обязанностям лишь в январе 2012 года.

Подсудимая заявила, что в начале 2012 года взяла кредит в банке на покупку автомобиля, однако машину приобрести не получилось по причине отсутствия нужной модели. Кредит Иванова планировала погашать из тех же кредитных денег. Аминат Гетажеева по собственной инициативе относила в банк деньги для погашения долга Ивановой, мотивируя это тем, что ей также нужно выплачивать в банке деньги за кредит.

Впоследствии Гетажеева утверждала, что Иванова погашала свой кредит деньгами, которые брала у разных людей для трудоустройства. Иванова эти слова опровергает.

По словам Ивановой, 18 сентября, когда Гетажеева взяла деньги для трудоустройства Адама Карацукова, подсудимой не было на работе, так как она готовилась к поминкам по умершей матери, которые состоялись 19 сентября.

В августе 2014 года Иванова, по ее словам, находилась с больным ребенком в клинике в Москве. Ей позвонили с работы и сообщили, что гражданка Килова написала обращение на сайте президента России.

Альбиона Килова обратилась на сайт президента России с заявлением о том, что у нее взяли деньги за трудоустройство, но работу она не получила. Как сообщил в суде начальник управления республиканского МВД по работе с личным составом Валентин Ульясов, по этому сообщению проводилось служебное расследование. На суде Килова заявила, что не знает ни Иванову, ни Приеву.

22 сентября 2014 года вышел приказ за подписью министра внутренних дел об увольнении Гетажеевой. Однако ознакомить ее с ним под подпись не удалось, так как Гетажеева ушла на больничный.

20 октября 2014 года сотрудник следственного отдела Сонов сообщил Ивановой, что ему позвонила пенсионерка Башлыкова и сообщила, что Гетажеева взяла у нее в долг три миллиона рублей. Выяснилось, что Гетажеева посещала супругов Башлыковых как следователь и забрала у них сберегательные книжки. Потом она периодически просила у них деньги в долг. Таким образом сумма достигла трех миллионов.

1 ноября 2014 года Гетажеева вышла на работу, и ее под роспись ознакомили с приказом об увольнении за прогулы. В том же месяце в отношении нее было возбуждено уголовное дело. Гетажеева была взята под стражу, затем ее перевели под домашний арест.

"Я верила, что такие понятия, как "алиби" и "презумпция невиновности" что-то значат"

2 марта 2015 года двое мужчин, представившихся сотрудниками УСБ МВД РФ по СКФО, предложили Ивановой поехать в Ессентуки, где располагается их ведомство. Там в отношении Оксаны Ивановой было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела. Она была задержана.

"Они предложили мне взять 51-ю статью и хранить молчание. Я сказала, зачем мне молчать, раз такое дело, расскажу все, что знаю. Я на тот момент еще верила, что такие понятия, как "алиби" и "презумпция невиновности" что-то значат", - рассказала Иванова.

По словам подсудимой, каждый раз после ее допроса проводился допрос Гетажеевой, и та постоянно меняла показания, подстраивая их под показания Ивановой. К примеру, когда выяснилось, что 18 сентября, когда Гетажеева, по ее словам, передала Ивановой деньги, взятые у Карацуковых, подсудимая отсутствовала на работе, в протоколе допроса Гетажеевой появилась фраза "Не помню, то ли она была на больничном, то ли в отпуске, но я ей позвонила, и она приехала на работу".

Гетажеева была допрошена 23 раза, и, по словам Ивановой, следователь ни разу не спросил у нее, почему она постоянно меняет показания. В обвинительном заключении написано, что вина Ивановой доказана "последовательными, правдивыми показаниями Гетажеевой".

Иванова заявила, что была готова пройти проверку на полиграфе, но не у того полиграфолога, который проверял Гетажееву и сказал, что она говорит правду. 

"Единственная моя ошибка, что в силу личных обстоятельств недоглядела за Гетажеевой"

По словам Ивановой, в период содержания под стражей ее и Приеву поместили в спецблок для террористов, где содержались даже осужденные на пожизненное заключение.

"Нас вывозили на следственное действие в ИВС, при этом мы никогда не знали, какое действие будет проводиться. Нам говорили: "С вещами на выход". Иногда сидели в ИВС по пять суток", - рассказала Иванова.

На ее здоровье (у нее сахарный диабет) такие физические и моральные лишения сказались неблагоприятно.

Иванова призналась, что однажды звонила Ульясову (бывший начальник отдела кадров МВД по КБР) с просьбой пропустить Карацукова в здание МВД. "Если бы я была как-то заинтересована в трудоустройстве Карацукова, я бы позвонила начальнику ГИБДД, который является моим троюродным братом. Зачем мне нужен был Ульясов?" - отметила Иванова. Кроме того, она сообщила, что все события, связанные с Карацуковым, происходили в то время, когда она находилась в Москве.

Иванова опровергла показания Гетажеевой о том, что деньги у пенсионеров Башлыковых та брала, чтобы вернуть людям, которым обещала трудоустройство. Иванова отметила, что деньги Башлыковых Гетажеева взяла позже, чем вернула деньги Санжаповым, а Омаровой деньги и вовсе возвращены не были.

Потерпевший Анвар Санжапов заявил суду, что к Ивановой и Приевой никаких претензий не имеет. По его словам, его сын Галим обратился к знакомой Гетажеевой с просьбой узнать, как "встать в резерв" МВД по КБР. Гетажеева потребовала у него 600 тысяч рублей за трудоустройство.

Потерпевшая Дилпиназ Омарова 24 марта текущего сообщила в суде, что Гетажеева получила 450 тысяч рублей за трудоустройство в МВД сестры Омаровой, однако позже вернула деньги.

По словам Ивановой, следствие не обратило внимания на то, что все, кого обещала трудоустроить Гетажеева, были либо ее односельчанами, либо ее родственниками и знакомыми. 

Гетажеева имела знакомых в СУ МВД по СКФО, и, по словам подсудимой, это знакомство она использовала для того, чтобы переложить свою вину на Иванову и Приеву.

"В этом деле моей вины нет. Единственная моя ошибка, что в силу личных обстоятельств недоглядела за Гетажеевой. Ни одной копейки от Гетажеевой я не получила", - заявила Иванова.

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

14 декабря 2017, 20:45

14 декабря 2017, 20:21

14 декабря 2017, 19:10

14 декабря 2017, 19:06

14 декабря 2017, 18:32

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей