Николай Карпюк в зале суда. Фото Мурада Мурадова для "Кавказского узла"

29 декабря 2015, 02:49

Анализ обвинительного заключения в отношении Николая Карпюка и Станислава Клыха (Часть 3, "Пытки и убийства пленных российских военнослужащих")

"Кавказский узел" публикует третью часть анализа обвинительного заключения по делу Николая Карпюка и Станислава Клыха, проведенного Правозащитным центром "Мемориал". В третьей части анализа были рассмотрены  фактические обстоятельства преступлений против пленных российских военных, изложенные в обвинительном заключении. Все четыре части анализа обвинительного заключения опубликованы на "Кавказском узле" в разделе "Документы организаций".

Верховный суд Чечни с 27 октября рассматривает дело граждан Украины Николая Карпюка и Станислава Клыха, обвиняемых в участии в боях на территории республики. По данным следствия, Карпюк и Клых были членами созданной в начале 1990-х годов организации УНА-УНСО, признанной в России экстремистской. Подсудимые обвиняются в руководстве и участии в банде, убийстве и покушении на двух и более человек во время первой чеченской войны. Карпюк и Клых отрицают свое участие в конфликте в Чечне и заявили о пытках во время следствия.

В свою очередь Правозащитный центр "Мемориал" проанализировал обвинительное заключение по делу Карпюка и Клыха. Правозащитники заявили о фактических ошибках и противоречиях в деле - в первой части анализа основное внимание уделялось процессуальным моментам, во второй правозащитники сосредоточились на анализе фактических обстоятельств, изложенных в обвинительном заключении.

В третьей части анализа были рассмотрены  фактические обстоятельства преступлений против пленных российских военных, изложенные в документе, а в четвертой - вопрос о состоятельности обвинения об участии Карпюка и Клыха в убийствах тридцати российских военнослужащих в ходе боевых столкновений в Грозном. Все четыре части анализа обвинительного заключения опубликованы на "Кавказском узле" в разделе "Документы организаций". 

Анализ обвинительного заключения по делу членов УНА-УНСО в Грозном. Часть третья: Пытки и убийства пленных российских военнослужащих.  

1. Пытки и убийства: обвинительное заключение, 2015 год

Самое тяжкое преступление, описанное в обвинительном заключении, - это пытки и убийство пленных российских военнослужащих в Грозном в первых числах января 1995 г. Описание этого эпизода повторено в обвинительном заключении многократно и почти дословно(стр. 20,31-32,85, 133, 144, 198,246, 257, 379, 383,440, 492, 496, 553, 605, 609-610, 666), и оставляет у любого человека, прочитавшего этот документ, наиболее тяжелое впечатление.

Ниже мы приводим, по возможности полно эти поистине ужасающие описания пыток, издевательств и убийств, изложенные в обвинительном заключении, - но лишь постольку, поскольку это важно для последующего анализа и сопоставления с другими документами.

Вот – фрагмент из показаний Николая Карпюка (цитата с 20-й страницы, повторено на стр. 133, 246, 383, 496, 609-610):

«…он [Николай Карпюк] взял одного из пленных российских военнослужащих, вывел его из указанной комнаты и, обхватив его голову левой рукой, согнув при этом руку в локте, удерживал солдата, чтобы он не мог оказывать сопротивление. В это время, Мазур Игорь спустил с указанного солдата штаны и, взяв в руки черенок от лопаты, который находился в этом помещении, ввел свободный его конец в задний проход данного солдата. Когда Мазур Игорь вводил данный черенок в задний проход солдату, последний кричал. Он (Карпюк Н.А.) же в это время достал имеющийся при нем нож (клинок длиной примерно 10-12 см, заточка с обеих сторон, кровотока у ножа не имелось, у ножа имелся упор) и, держа его в правой руке, нанес один удар (лезвием вниз) в хребет между лопатками данного солдата. После нанесенного удара ножом, солдат сразу же перестал подавать признаки жизни. После чего, он (Карпюк Н.А.) прошел в ту же комнату, где находились остальные пленные российские солдаты, и вывел оттуда первого стоявшего ближе к нему. Далее он у кого-то из находившихся парней из УНА-УНСО взял нож с изогнутым клинком и этим ножом нанес один удар в живот данного солдата и, провернув нож внутри живота данного солдата, выдернул его назад, после чего солдат сразу же упал и перестал подавать признаки жизни. После чего, Мазур И. вывел другого солдата и тем же самым способом издевался над ним, а именно вводил ему черенок от лопаты в задний проход. Он (Карпюк Н.А.) же в свою очередь вместе с кем-то из лиц УНА-УНСО, с кем точно не помнит, удерживали с обеих сторон за руки данного солдата, когда Мазур И. издевался над ним, засовывая ему черенок в задний проход. В указанное время, Мазур И. издевался над одним из пленных российских солдат, а именно он ему на палец руки одевал зажимочное кольцо, изготовленное самодельно, которое стягивал путем закручивания и при сжимании вокруг пальца происходила его ампутация. Таким образом, Мазур И. ампутировал все пальцы на обеих кистях рук данного солдата, после чего имеющимся при нем ножом, перерезал шею данному солдату и тот скончался там же. Всех остальных пленных российских солдат они расстреляли. Все там находившиеся лица, а также он (Карпюк Н.А.), лично принимали участие в расстреле указанных пленных солдат. …»

О том же говорится и в показаниях Станислава Клыха (стр. 30-31, повторено на стр. 144, 257, 379, 492, 605):

«…Музычко Александр стал допрашивать и пытать военнослужащих, звания которых он не помнит, их регионы он тоже не помнит, были там из внутренних регионов, т.е. Поволжья, как ему кажется. Военнослужащих со связанными руками поставили на колени, Малофеев Александр одного стал удерживать в согнутом положении, Музычко подобрал черенок от лопаты, снял с него штаны, ну и так себя «реализовывал». После этого Малофеев убил этого военнослужащего ножом, но не помнит каким образом, перерезал горло или в сердце. Всего было взято в плен около тридцати военнослужащих, в том числе те, кто были ранены, имели незначительные ранения и могли самостоятельно передвигаться. Тех, кто не мог передвигаться расстреливали, экономили и использовали холодное оружие. Их отвели в здание Президентского дворца, и они там содержались в подвале. Пленных солдат и офицеров там допрашивали, пытали военнослужащих до середины января 1995 года. Непосредственное участие в пытках принимали Музычко Александр, Малофеев, Мазур, Бобрович, Карпюк. Музычко в своих пытках резал пальцы, уши, дробил прикладом автомата кисти рук, убивал выстрелами из автомата. …»

О том же говорит и ключевой свидетель по делу Александр Малофеев (стр. 85, повторено на стр. 198, 311, 440, 553, 666):

«…Малофеев А.В. в присутствии своего защитника показал, что в январе 1995 года указанная улица носила название Первомайская, вместо здания Пенсионного Фонда на его месте стоял пятиэтажный многоквартирный жилой дом, в одной из пустующих квартир которого, в феврале 1995 года он видел как Карпюк Н.А. и Мазур И.П. убивали пленных военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, забивая тем клинки ножей в позвоночник, вводя деревянные черенки в задний проход, производя выстрелы в голову из огнестрельного оружия…»

Отметим странное обстоятельство: страшные преступления, подробно описанные в показаниях обвиняемых и свидетеля, в итоге обвиняемым ПОЧЕМУ-ТО НЕ ИНКРИМИНИРУЮТСЯ, и не станут предметом разбирательства в суде. Однако эти показания, будучи зачитаны в судебном заседании, несомненно, окажут влияние на судью и присяжных заседателей.

Итак, согласно обвинительному заключению, неизвестные российские военнослужащие были подвергнуты пыткам: в частности, несколько - путём изнасилования черенком лопаты в задний проход, и по крайней мере один – путём отчленения всех пальцев рук, а затем убиты. Можно ли каким-то образом проверить это?

2. Пытки и убийства: официальные заявления и сообщения СМИ, 1995 год

Первые сообщения государственных СМИ и заявления российских официальных лиц о зверствах чеченцев в отношении пленных российских военнослужащих появились достаточно поздно - во второй декаде января. Столь долгое отсутствие заявлений на эту «сильную» тему могло бы, на первый взгляд, показаться удивительным.

В этих описаниях «зверств чеченских боевиков» преобладали сообщения о кастрации пленных.

Первое известное нам сообщение появилось в программе «Время» телеканала ОРТ 11 января 1995 г. со ссылкой на дислоцировавшийся в Моздоке госпиталь "Медицина катастроф - Защита":

«...в госпитале ЗАЩИТА ... накануне ... вертолет доставил страшный груз - 22 русских солдата в целлофановых пакетах с вырезанными половыми органами. На символическом языке средневековой жестокости это означает: вырежем вас и ваши семьи. Мертвые, они были подброшены в расположение наших войск.

Вместе с представителями правительственного пресс-центра мы простояли около ... 2 часа. Видели палатку, где находились в это время и те 22 солдата ... Все это здесь, совсем рядом. После долгих переговоров и обращения к все более и более высокому начальству, съемку нам не разрешили. ...

Главный врач здесь Олег ГЕВЕЛИНГ ... принимал тот страшный груз.

ГЕВЕЛИНГ: Я зашел в этот 26-й вертолет там лежит 22 целлофановых пакета с мальчишками. Не могу. Просто видеть это было невозможно. ...» 1

Отметим, что сам главврач госпиталя «Защита» ничего не говорит о характере травм у доставленных на вертолёте солдат, - об этом говорит за кадром журналист ОРТ.

Отклик появился через два дня: в программе «Вести» заместитель министра по делам национальностей и региональной политики РФ Ким Цаголов, в частности, сказал:

«……вот отбили наших пленных - все они кастрированы. Все до единого кастрированы.»  2

 

На следующий день, 14 января 1995 г., в ходе экстренного пленарного заседания Государственной думы, посвященного поискам путей политического урегулирования чеченского кризиса, о том же говорил Александр Невзоров:

«Врачи, которые обследовали наших военнопленных, которых нам удалось отбить, военнослужащих из внутренних войск, врачи МИНВОД обнаружили, что все 12 военнопленных, которых мы отбили, кастрированы. Почему молчат об этом?»  3

В обоих заявлениях речь, видимо, идет о освобожденных 11 января «в результате операций военной контрразведки в ГРОЗНОМ» 13 военнопленных из 503-го мотострелкового полка. Других освобождений в те дни не было.  4

Невзоров либо ошибается, приписывая освобожденных ко внутренним войскам, - либо имеет в виду пленных, вывезенных из Грозного правозащитником Виктором Попковым, среди которых были двое бойцов ВВ.

Далее сообщения такого рода стали непременным атрибутом пропаганды. Вот - фрагмент из статьи с изложением услышанного на Северном аэродроме в Грозном:

«…О многих зверствах, творимых на этой войне, по свидетельствам офицеров, прошедших Афган, они не слышали даже там. На окраине аэродрома находятся три палатки, в которых лежат тела убитых. Без содрогания смотреть на это невозможно. Перерезаны горла, отрезаны носы, уши, сняты скальпы, обрублены руки, обуглены тела. (...)

АНДРЕЙ, его батальон 98-й Ивановской воздушно-десантной дивизии штурмовал президентский дворец и Совмин: Нас было 400. ... Сейчас от батальона осталось меньше ста человек. Двое моих друзей попали ранеными в плен. Через несколько часов нам подбросили их тела. Одному вырезали сердце. А второму вспороли живот и набили гильзами. Ребята, побывавшие в боях, подтверждают, что наших раненых подвешивали за ноги в окнах Совмина и из-за их тел вели прицельный огонь. …»  5

Накануне, 23 января, о том же, - об использовании пленных в качестве «живого щита», - сообщает в интервью радиостанции «Эхо Москвы» известный  пропагандист Михаил Леонтьев:

«… ВОПРОС: Вы говорите, что ... 9 января чеченцы вывесили на окнах здания СОВМИНА распятых российских пленных, неизвестно, живых или мертвых. Скажите пожалуйста, вы лично видели ... или нет?

ЛЕОНТЬЕВ: Вывешенных пленных видели из КП дивизии офицеры…»  6

 

Таким образом, со второй декады января 1995 г. из Грозного (точнее – из «тылов» российской группировки войск, из Моздока и аэропорта Северный) поступали сообщения о «зверствах чеченских боевиков». Однако речь шла о действиях иного рода, нежели описаны в обвинительном заключении по делу Карпюка и Клыха: о кастрации пленных (как о телах, так и о живых освобождённых!), о распятии на оконных рамах для использования в качестве «живого щита», и т. п.

3. Пытки и убийства: критический разбор, 1995 год

Если обратиться к сообщениям российских средств массовой информации за январь 1995 г., выясняется, что они проделали значительную часть работы, необходимой для анализа сообщений о пытках и членовредительстве в отношении российских военнослужащих со стороны боевиков.

Одни журналисты апеллировали к разуму читателя:

«…Эти разговоры больше всего похожи на внутреннюю защитную реакцию. (...) Последнее веяние в самооправдании - рассказы о зверствах чеченцев и о наемниках. Ни один из встреченных мною солдат лично не видел, но лучшие кореша им рассказывали: чеченцы уши и носы режут, кастрируют, пленных на окнах президентского дворца распинали. (...)

А всем верящим в распятие на окнах рекомендую самим попробовать проделать бесполезную и рискованную операцию. Взять пятидюймовые гвозди, молоток, пленного, подняться хотя бы на третий этаж простреливаемого и горящего здания, подойти к окну и быстренько приколотить сопротивляющегося (а как же иначе?) человека к разбитой оконной раме. ...»  7

 

Это убедительное рассуждение не может, тем не менее, служить доказательством. Важнее другое: известно, что ВСЕ 19 содержавшихся в подвале Совмина пленных были целыми и невредимыми переведены оттуда в подвал парикмахерской на просп. Ленина между 13 и 16 января 1995 г., после бомбардировки здания Совмина бетонобойными бомбами, когда стали рушиться перекрытия подвала  8

Завершая этот сугубо предварительный разбор сюжета с распятыми пленными, приведем выдержки из интервью Сергея Ковалева программе «Итоги» телеканала НТВ 29 января 1995 г.:

«…ВОПРОС: У вас есть уверенность в себе в том смысле, что вы уверены, что имеете полный объем информации, всестороннюю информацию для того, чтобы категорически заявлять о том... что нет случаев нарушения прав человека со стороны чеченцев в отношении российских пленных и так далее? ... Я не случайно задаю вам этот вопрос, потому что очень часто говорят о кастрированных российских солдатах, о том, что найдены обезображенные трупы, о том, что видели в окнах президентского дворца распятых российских пленных.

КОВАЛЕВ: Мне это говорил даже ЧЕРНОМЫРДИН. ... И тем не менее это неправда. ...

Я был в президентском дворце в то самое время, когда, как утверждают, там были распятые люди  9 Я не могу ручаться, что я все окна президентского дворца увидел и осмотрел, но я там с сотнями людей встречался, я не мог не знать этого, если бы это было так.

Я допускаю, что такие случаи с чеченской стороны есть, но они никому достоверно не известны.

…Я поговорю сейчас и обезображенных трупах. Между прочим, это я их нашел. Не они, а я, наша группа их и обнаружила, те три трупа пограничников, которые были найдены в станице АССИНОВСКАЯ. Это мы сообщили военному командованию, в частности, командованию пограничных войск, что имеются убитые.

При этом освидетельствовании присутствовал вовсе не только генерал-лейтенант БОРДЮЖА, а присутствовал и военный врач. Я спросил у врача: можете ли вы сказать, каким способом нанесены эти повреждения и когда, при жизни или после смерти? Он сказал: нет, без судебно-медицинской экспертизы не могу.

ВОПРОС: А почему же ссылаются военные врачи в МОЗДОКЕ на подобные случаи?

КОВАЛЕВ: Те военные врачи, с которыми я разговаривал в МОЗДОКЕ, когда я их спросил,- говорят, через ваш госпиталь проходили кастрированные военнопленные,- главный врач самого большого госпиталя в МОЗДОКЕ сказал: «Это неправда, вообще я слышал о таких случаях. Я старался обращаться к тем, кого называли, как свидетелей этих случаев. И ни разу на вопрос,- ты сам видел,- ни раз не получил ответа "да"».  10

 

Как видим, сообщения о «распятых пленных» уже тогда, в январе 1995 г., оказались под серьёзным сомнением. То же самое можно сказать и про заявления о «кастрированных солдатах».

 Так, уже на следующий день после цитированного выше выступления Александра Невзорова в Государственной Думе его информацию попытался проверить журналист «Радио России» Валерий Куц:

«...12 человек, вырванных из дудаевского плена, могли бы поведать о пытках, а не только я, но и вся пресса, общественность проморгали. Где лечатся жертвы? Кто обследовал, когда? На эти вопросы я попросил ответить начальника краевого управления здравоохранения Николая ШИПКОВА. Тот недоуменно несколько раз выслушал приведенную мною цитату о кастрированных бывших военнопленных, находящихся или находившихся в МИНВОДАХ. После тщательной проверки выяснилось, что вообще ставропольские врачи на территории края не касались ни одного военнослужащего, раненного в ЧЕЧНЕ. …»  11

Равным образом, не получили подтверждения на самом высоком ведомственном уровне вышеупомянутые в заявлении Кима Цаголова о кастрации пленных от 13 января 1995 г. обстоятельства:

«…Факты издевательства над военнопленными российскими солдатами в ЧЕЧНЕ начальник главного военно-медицинского управления МО РФ генерал-полковник военно-медицинской службы Иван ЧИЖ не подтвердил, однако и не опроверг.

ЧИЖ: К нам в госпиталь такие не попадали, если такое бывает…»  12

«На земле», - в Моздоке, через который проходили все раненые военнослужащие и тела погибших, - подобная информация (а также сообщения о скальпированных трупах и т.п.) была опровергнута начальником госпиталя полковником Поповым:

«…На вопрос, доставляли ли в госпиталь скальпированных и кастрированных, ответ был отрицательный. "Военная прокуратура обязала нас отслеживать эти факты ... Но пока за два месяца подобных случаев не было." Доктор подтвердил, что фактов умышленного увечья не было. …»  13

 

Таким образом, можно сказать, что тогда, в январе 1995 г., средства массовой информации выполнили свою миссию. Оказывается, журналисты побывали в основных местах содержания пленных (Реском, Совмин, Минутка), и сумма их прямых свидетельств даёт достаточно полную картину. Журналисты выяснили, что все раненые и тела погибших проходили через систему военно-медицинского управления, которой была поставлена задача выявлять все случаи пыток или посмертного глумления над трупами, и сообщать об этом в военную прокуратуру. Журналисты опросили многих сотрудников этой системы и смежных структур, - от начальника ГВМУ генерала Чижа до начальника госпиталя «Защита» Олега Гевелинга (цитированного нами в начале, - его-то прямую речь журналист и сопроводила словами о «кастрированных пленных»):

 

«…Некоторые средства массовой информации распространяют сообщения о якобы имевших место случаях надругательства (выкалывание глаз, кастрация и т.п.) над ранеными и пленными российскими военнослужащими в Чечне.

С такими заявлениями выступали журналист Александр Невзоров и заместитель министра по делам национальностей Ким Цаголов. Мы обратились за подтверждениями к военным медикам и освобожденным из плена офицерам и солдатам.

Начальник Главного военно-медицинского управления, генерал-майор медицинской службы Иван ЧИЖ заявил, что врачи не встретили ни одного подобного случая.

Начальник госпиталя имени Бурденко генерал-майор медицинской службы Вячеслав КЛЮЖЕВ и главный врач расположенного в Моздоке госпиталя МЧС Олег ГЕВЕЛИНГ по телефону ответили нашим корреспондентам, что они "не обнаружили у раненых и погибших российских военнослужащих подобных повреждений".

Подполковник Юрий КЛОПЦОВ, капитан Виктор МЫЧКО, лейтенант Максим ЯЩЕНКО, младшие сержанты Гафуан МУХАМАДИЕВ и Иван ОГОЛИХИН, рядовой Марат БАЙМУХАМЕДОВ, освобожденные недавно из плена, ответили, что с такими фактами они не встречались, рассказов об этом не слышали.

Подобные ответы дали только что вернувшаяся из Чечни заместитель председателя Комитета солдатских матерей Галина СЕВРУК и пробывший три недели в Грозном в качестве свободного журналиста Виктор ПОПКОВ.»  14.

Таким образом, можно утверждать, что заявления господ Невзорова и Цаголова, сообщения Первого канала и иных СМИ, не только не получили подтверждения, но были убедительно опровергнуты. Сведения о «кастрации пленных» и прочих подобных ужасах опровергают, в том числе, и те, на кого Первый канал ссылается.

Что ещё более важно, нет никаких сведений и о телах, повреждения которых соответствуют показаниям подсудимых Карпюка и Клыха, осужденного Малофеева.

Однако не было ли найдено нечто подобное впоследствии? Ведь тела из развалин Грозного вывозили вплоть до марта 1995 г.

Оказывается, есть ответ и на этот вопрос.

4. Пытки и убийства: официальные сведения, 1995 год

После заявлений официальных лиц и пропагандистов о пытках и жестоких убийствах российских военнослужащих в Грозном депутаты Государственной думы РФ направили соответствующие запросы в компетентные ведомства.

В дальнейшем удалось получить официальный ответ из Главного военно-медицинского управления Министерства обороны, от упоминавшегося выше Ивана Чижа:

ГВМУ МО РФ №161/2/1/1425 от 15.03.1995

на №5.6/183 от 02.03.1995

ФС РФ, ГД, ЗОЛОТУХИНУ Б.А.

Уважаемый Борис Андреевич!

Сообщаю Вам, что случаев поступления из войск, дислоцированных в Чечне, в военно-медицинские части и учреждения министерства обороны РФ военнослужащих, которым было нанесено членовредительство (в том числе кастрация) не зарегистрировано.

В то же время, по состоянию на 10 марта с.г. имели место 9 случаев поступления тел погибших военнослужащих со следами истязаний, пыток и кастрации (из них 5 из воинских частей Минобороны РФ).

Начальник главного управления

генерал-полковник медицинской службы

И.ЧИЖ

Ответ, полученный Борисом Золотухиным из военно-медицинского управления Северо-Кавказского военного округа, уточняет это общее утверждение вышестоящей инстанции:

ВМУ СКВО № 30/243 от 22.03.95

ФС РФ, ГД, ЗОЛОТУХИНУ Б.А.

На Ваше обращение к командующему войсками СКВО за №5,6/182 от 2 марта 1995 года по поручению сообщаю: список военнослужащих, при судебно медицинской экспертизе которых выявлены признаки глумлений над трупом.

 

1. Дата исследования: 10.01.1995

В/звание, ф.и.о.погибшего: неопознанный

Выявленные повреждения:

Прижизненное одиночное сквозное пулевое ранение правой половины грудной клетки с повреждением легкого и кровоизлиянием в плевральную полость.

Два посмертных сквозных огнестрельных пулевых повреждений живота, причиненных выстрелами с дистанции "в упор".

Посмертно иссечено левое глазное яблоко острым предметом.

В прямой кишке обнаружены сперматазоиды [так в тексте ответа – ПЦ «Мемориал»].

 

2. Дата исследования: 15.01.95

В/звание, ф.и.о.погибшего: ряд. в/ч 83483 саперный батальон ХХХ  15

Выявленные повреждения:

Прижизненная минно-взрывная травма с повреждением внутренних органов груди и живота.

Посмертно иссечено правое яичко.

 

3. Дата исследования: 16.01.1995

В/звание, ф.и.о.погибшего: л-т в/ч 2446 ХХХ

Выявленные повреждения:

Два прижизненных огнестрельных сквозных пулевых ранения груди с повреждением легких и сердца.

Посмертно иссечены острым предметом оба яичка, произведены разрезы полового члена. Множественные посмертные огнестрельные повреждения туловища и конечностей. Посмертные сквозные колото-резаные повреждения на предплечьях с размятием мягких тканей твердым предметом под действием силы тяжести собственного тела (следы подвешивания на крюки). Множественные рубленые посмертные повреждения на теле. Следы прижизненных контактных ожогов на груди и в поясничной области.

 

4. Дата исследования: 17.01.1995

В/звание, ф.и.о.погибшего: ряд. кс в/ч 2446 ХХХ

Выявленные повреждения:

Два прижизненных огнестрельных сквозных пулевых повреждения груди.

Множественные посмертные огнестрельные повреждения туловища, головы и конечностей.

Посмертные сквозные колото-резаные повреждения на предплечьях (следы подвешивания на крюках).

 

5. Дата исследования: 18.01.1995

В/звание, ф.и.о.погибшего: л-т в/ч 2446 ХХХ

Выявленные повреждения:

Одиночное сквозное огнестрельное пулевое ранение головы дуплетом из охотничьего ружья с дистанции "в упор".

Множественные огнестрельные пулевые посмертные повреждения туловища и конечностей.

Сквозные колото-резаные посмертные повреждения на голенях [(следы подвешивания на крюках)].

 

6. Дата исследования: 16.02.1995

В/звание, ф.и.о.погибшего: к-н в/ч 11731 ХХХ

Выявленные повреждения:

Грубые повреждения органов таза и брюшной полости в результате прямого попадания выстрела из подствольного гранатомета.

Посмертно иссечены острым предметом обе ушные раковины.

 

7. Дата исследования: 07.02.1995

В/звание, ф.и.о.погибшего: мл.с-т 129 мсп ХХХ

Выявленные повреждения:

Минно-взрывная травма.

Посмертно иссечена правая ушная раковина.

 

8. Дата исследования: 07.02.1995

В/звание, ф.и.о.погибшего: мл.с-т 129 мсп ...

Выявленные повреждения:

Минно-взрывная травма.

Посмертно иссечена правая ушная раковина.

 

9. Дата исследования: 06.03.1995

В/звание, ф.и.о.погибшего: неопознанный

Выявленные повреждения:

Минно-взрывная травма.

Посмертно иссечена правая ушная раковина.

 

Другими данными военно-медицинское управление СКВО не располагает.

 

С уважением

начальник военно-медицинского управления СКВО

полковник медицинской службы

А.ДЕВЯТКИН

Анализ этих ответов показывает, что освидетельствование в системе Военно-медицинского управления Северо-Кавказского военного округа проходили все тела военнослужащих, доставляемые из Чечни, - как Вооруженных сил, так и внутренних войск, и Федеральной пограничной службы. Таким образом, перед нами исчерпывающий список тел со следами прижизненных пыток и посмертного глумления на март 1995 г.  16

Первое из освидетельствованных тел, похоже, принадлежит жертве какого-то маньяка. Отметим важное для нас обстоятельство: паталогоанатомы ВМУ добросовестно исследовали, в частности, состояние заднего прохода трупов.

О кастрации, - но посмертной! - можно говорить в отношении второго и третьего исследованных тел.

В отношении тел №№ 3-5 со следами «подвешивания на крюках» можно было бы предположить, что они принадлежат «распятым десантникам». На самом деле речь здесь идёт о пограничниках, тела которых были обнаружены 13 января 1995 г. в ст. Ассиновская Уполномоченным по правам человека в РФ С.А.Ковалёвым, сопровождавшими его Е.М.Альбац, М.А.Гессен и А.Ю.Даниэлем. Как выяснилось, эти трое пограничников по ошибке заехали в Ассиновскую, где были в упор расстреляны из засады (двое - из охотничьего ружья). По лежавшим на земле телам убитых продолжали стрелять из различных видов оружия, их кололи штыками, глумились над трупами. Затем тела с помощью трактора (отсюда и «следы подвешивания на крюках») отволокли на окраину села.

Таким образом, всех эти девять человек погибли в бою или при нападении из засады, имели прижизненные огнестрельные ранения или минно-взрывные травмы, и следы посмертного глумления.

Тела со следами прижизненных пыток, - в частности, отчленения пальцев рук, или тела с признаками изнасилования черенком лопаты (что не могло не повлечь повреждения, если не разрыв, прямой кишки), не проходили через систему военно-медицинского управления СКВО.   17

Можно с большой степенью уверенности утверждать, что таких тел в рассматриваемый нами период просто не было.

Это ставит под сомнение достоверность показаний обвиняемых, изобличивших себя в зверских пытках, - показаний, от которых Карпюк и Клых в дальнейшем отказались, заявив, дали их под воздействием примененного к ним самим насилия.

Следствие поступило весьма осмотрительно, не предъявив Николаю Карпюку и Станиславу Клыху обвинение по этим эпизодам, и избегая, таким образом, их разбора в суде. Выше мы отчасти попытались восполнить это недоразумение.

*****

Таким образом, есть основания предполагать, что обвиняемых принудили оговорить себя и приписать себе пытки и убийства группы российских военнослужащих. Именно по этой причине по данному эпизоду, подробно описанному в показаниях обвиняемых, следствие не привело в обвинительном заключении никаких объективных доказательств, никак не квалифицировало его, и не вменило обвиняемым. Очевидно, что эти показания обвиняемых присутствуют в обвинительном заключении исключительно с целью придания Клыху и Карпюку максимально негативного образа и характеристики.

 
Примечания: 
  1. Останкино, «Время», 11 января 1995 г., 21:00, репортаж Прокофьевой.
  2. Российское телевидение, «Вести», 13 января 1995г., 20:00, репортаж Пановой.
  3. Российское телевидение, «Парламентская неделя», 14 января 1995 г., 10:00.
  4. Никаких масштабных обменов пленных и насильственно удерживаемых лиц в тот день не было, но эта группа пленных может быть уверенно идентифицирована. По сообщению профессора Беника Багратовича Багдасаряна, 11 января 1995 г. вывозившего освобожденных пленных из Грозного, накануне в подвале 2-го интерната оставались около дюжины пленных российских солдат, среди них - семеро раненых. Боевиков там не было - они отступили после боя (сведения О.П.Орлова, см. 2-й грозненский дневник, л.17). В тот же день ряд информационных программ (Радио России, «Новости», 11 января 1995 г., 13:00; Российское телевидение, «Вести», 11 января 1995 г., 20:00; Останкино, «Время», 11 января 1995 г., 21:00) со ссылкой на интервью начальника Центра общественных связей Федеральной службы контрразведки Александра Михайлова агентству ИНТЕРФАКС сообщили, что «минувшей ночью в результате операций военной контрразведки в ГРОЗНОМ освобождено 13 военнопленных из 503-го мотострелкового полка 19-й мотострелковой дивизии российской армии». Фамилии освобожденных ПЦ «Мемориал» известны.
  5. «Комсомольская Правда», 24 января 1995 г., с.1. Ольга Герасименко, Василий Устюжанин. «На 41-й день войны в Грозном сыграна первая свадьба»
  6. «Эхо Москвы», «Интервью», 23 января 1995 г., 20:30, 22:10.
  7. «Общая газета», 26 января 1995 г., с.5. Александр Мнацаканян. «Сложнее смерти»
  8.  Ср. два журналистских свидетельства, первое - о встрече с 19-ю пленными в Совмине: «...в здание Совмина вниз по ступеням, туда, где, как я выясняю уже по ходу нашего движения, помещены русские пленные. Их оказывается 19 человек, …Тьма-тьмущая, зажигаю спичку, чтобы побеседовать с ними, но пламя сразу высвечивает лицо человека в каракулевой шапке, который вдруг категорически отказывается разрешить нам побеседовать с солдатами. Тридцать восемь глаз смотрят на нас с тоской и надеждой. «Среди вас есть раненые, избитые?» - спрашиваю. «Нет» - отвечают они. «И что с ними будет?» - перевожу я вопрос уже к каракулевой шапке. «Во всяком случае, жизнь мы им гарантируем, а вот российские власти вряд ли,» - резко отвечает он. Я подношу спичку ближе к пленным. Мальчишки лет 18-19, в глазах животный страх. …» (Московский комсомолец, 19 января 1995 г., стр.2. А.Колпаков, «Война и чир»)…и на «Минутке», в подвале парикмахерской, где 16 января 1995 г. с 19-ю пленными говорили Александр Минкин и Вячеслав Грунский:"…перед этим сидели в подвале Совмина, пока три вакуумные бомбы не проломили подвал. Пришлось срочно эвакуировать. Теперь они здесь, на проспекте Ленина, под парикмахерской. По словам Усмана Имаева, он уже не раз звонил родителям этих солдат, предлагая лично забрать из плена своих сыновей. …» («Московский комсомолец, 18 января 1995 г., А.Минкин, «Премьер в интересном положении»; Московский Комсомолец, 20 января 1995 г., сс.1-2, А.Минкин, «Честный Ельцин сказал то, что думал»; НТВ, «Сегодня», 16 января 1995 г., 22:00, репортаж В. Грунского). Таким образом, группа пленных из 19 человек была в полном составе выведена из подвала Совмина на Минутку. Ни один из них не был «распят на оконных переплетах». Относительно всех пленных солдат, упомянутых в этих репортажах, известно, что они были впоследствии освобождены.
  9. Члены группы Ковалева находились в районе Президентского дворца и Совмина в Грозном в январе 1995 года, когда велись переговоры и при 48-часовом прекращении огня
  10. НТВ, «Итоги», 29 января 1995 г., 21:00.
  11. Радио России, «Новости», 15 января 1995 г., 15:00.
  12. Российское телевидение, «Вести», 17 января 1995 г., 14:00.
  13. «Московский комсомолец», 2 февраля 1995 г., А.Колпаков, «Первой операцией был аппендицит. Белые одежды войны и мира».
  14.  «Общая газета», 19-25 января 1995 г., с.2, «Об этом никто не слышал, кроме...»
  15. Сведения о личности погибших, по понятным причинам, нами опущены.
  16. Подобные запросы направлялись в официальные структуры и в дальнейшем.
  17. Следует оговорить, что здесь шла речь только о начальном периоде Первой чеченской войны, о первых её неделях и месяцах. Впоследствии произошло ожесточение, и, например, на май 1996 г. капитан второго ранга Владимир Щербаков, заведующий 124-й Специальной медицинской лабораторией, куда доставляли тела всех погибших в Чечне военнослужащих, зафиксировал 42 случая, когда у тел погибших военнослужащих были отрезаны головы, половые органы, руки, выколоты глаза и т. п. В завершение процитируем ответ депутату ГД Рыбакову из Главной военной прокуратуры за № СУ-300 от 20 июня 1996 г. на исх. №3.1-1361 от 13 июня 1996:  В производстве Кавказской межрегиональной прокуратуры находятся уголовные дела об убийствах военнослужащих федеральных войск, сопряженных с фактами издевательств и глумлений над пострадавшими, совершенных членами вооруженных бандформирований. 5 марта 1995г.на территории УПТК "Спецстроя РФ" в г.Грозном на военнослужащих в/ч 54249 совершено вооруженное нападение. Лейтенант М. и младший сержант П. были захвачены в заложники, а военнослужащие К., Г., А. и В. расстреляны на месте. Впоследствии обезглавленные тела М. и П. были обнаружены за городом. В июле 1995г. на рынке в г.ГРОЗНОМ неустановленными лицами убит рядовой в/ч 22033 Г., на трупе которого обнаружены следы жестоких пыток, в том числе травматическая ампутация полового органа. Заместитель Главного военного прокурора генерал-лейтенант юстиции С.Э.ГАВЕТО

источник: Правозащитный центр "Мемориал"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 апреля 2017, 19:02

  • Глава Карачаево-Черкесии объявил 3 мая выходным днем

    Согласно указу главы Карачаево-Черкесии, День возрождения карачаевского народа, который отмечается 3 мая, объявлен нерабочим праздничным днем в связи с юбилейной датой - 60-летием со дня начала массового возвращения из депортации.

28 апреля 2017, 19:00

28 апреля 2017, 18:52

28 апреля 2017, 18:21

28 апреля 2017, 18:19

Архив новостей