23 сентября 2002, 12:34

Открытый монолог Эльшада Гулиева

Эльшад Гулиев, руководитель общества "Знание": 

Реквием по телевизионной культуре

После проведения небольших теоретических исследований, совершающихся мною во время наблюдения за состоянием телевизионного пространства в Азербайджане, я придумал такой термин - ТТБ - Телевизионное тотальное бескультурие. Когда я говорю о тотальном бескультурии, я не имею в виду культуру Азербайджана в целом, хотя и считаю, что телевидение - это зеркало общества, и оно всегда показывает его таковым, какое оно есть. Если оценивать сегодняшнее состояние того, что мы называем телевизионной культурой, то необходимо вспомнить о большом кризисе, который в настоящий момент имеет место. Для объяснения его причин нужно взглянуть на то, какие этапы прошло телевидение страны за последние годы. Не стоит забывать о том, что до того, как Азербайджан приобрел независимость, наше телевидение было региональным, то есть телевидением одной из провинций огромной державы. О каких бы успехах мы не говорили - больших или малых - его уровень должен был отвечать нормативам провинциального телевидения. Дальше начался второй период в жизни нашего телевидения. Оно стало телевидением независимого, самостоятельного государства. Став таковым, оно унаследовало кое-какие факторы, которые в дальнейшем стали сопротивляться развитию телевидения в республике. Во-первых, старый грех нашего телевидения - ПРОВИНЦИАЛЬНОСТЬ, которым всегда страдало наше TV и даже тщетно пыталось от него избавиться. Второй отрицательный фактор - это ПРОВИНЦИАЛИЗМ. Мы стали телевидением независимого государства, унаследовав все "достоинства" провинциального TV, избавиться от которых не так то и легок. Мы не обладаем элементарными качествами телевидения независимого государства - наличием корреспондентов во многих частях мира, вкладывающиеся инвестиции, участие в мировом рынке. Всему этому мы до сих пор не научились. Существует еще и третий фактор, появившийся уже в последние десятилетия. Он объективен и субъективен одновременно. Объективен он в том, что является КОММЕРЧЕСКИМ. То есть он неминуемо должен был появиться. Телевидение стало более независимым, особенно новые, частные каналы. Государственное телевидение тоже пытается укрепиться материально. Но дело в том, что постепенно фактор коммерческий стал превращаться в КРИМИНАЛЬНЫЙ. Происходит криминализация всех телевизионных структур, причем исток его возникновения исходит от Государственного телевидения. Прежде всего это произошло потому, что Государственное телевидение выступало как монотелевидение. К тому же сыграла роль и кадровая чехарда руководства. Ведь туда в основном назначались случайные люди, для которых главным была конъюнктура. Венцом творения Государственного телевидения стала АВА, своего рода бацилла, заразившая другие каналы жаждой неуемной гонки за наживой. Все эти факторы привели к тому, что сейчас существует то, что я называю тотальным бескультурием. Последнее, в свою очередь, вызывает, к примеру, у людей в возрасте ожесточение. Я считаю, что можно показывать и те же самые восточные танцы, ориентал, как их называют. Но надо ведь знать, когда и где это делать - вот в чем весь вопрос. Можно давать концерты из ресторанов. Но у нас сегодня рестораны практически основное место проведения всех концертов. Я опять-таки говорю - можно все. Но если действо происходит в ресторане где-то в полночь с наплывом детишек, танцующих танец живота вокруг певца, то его демонстрация вызывает непонятные ощущения. Будет это происходить в жизни - пусть происходит. Это уже вопрос других организаций. Но у нас складывается какая-то странная ситуация, при которой каналы сами снимают передачи о том, что плохо и что нужно делать, чтобы этого плохого не было. И начинаются возражения типа: "Вот вы композиторы! Почему вы пишите плохие песни?", "Почему вы,! певцы, поете халтурные вещи?". Хорошо, ну, одни поют, другие - пишут, а вы не показывайте. Главная вина, конечно же, самих каналов. Кроме того, многие концерты снимаются непрофессиональными людьми, непрофессиональной аппаратурой. И потом их столько, что происходит какое-то распечатывание этих концертов. Ведь не случайно появилась эта терминология - "раскрутка". Вообще, я не понимаю это слово. За какую-то определенную мзду в день 10-15 раз нужно прокручивать определенную песню. Хорошо. Можно купить время, но зрителя-то мы не купим. Неужели эти люди не могут понять, что через два дня я не стану смотреть этот номер. Я просто переключу на другой канал. С другой стороны существует еще и фактор турецкого телевидения. Мы многое начинаем перенимать не только от России, но и от Турции. Обратите внимание, на турецком телевидении очень много ведущих-певцов. Мы сейчас стали делать то же самое. Но ведь необходимо учитывать психологические факторы восприятия нашего зрителя, резко отличающиеся от турецкого слушателя-телезрителя. Мы не привыкли видеть этих людей в таком амплуа, поэтому сразу же начинаем выискивать их недостатки. Турецкие певцы во время ведения передачи умеют отталкиваться от своей личности. В центре внимания оказывается не он и не его деятельность, как певца, а сама передача, цель которой - просто развлечь людей. У нас же эти передачи превращаются в демонстрацию своих достоинств. Тут и какая она красивая, какая она умная, какое у нее совершенное тело. Даже одежда не соответствует одежде ведения телепередачи. Ведь наряд концертный это одно, а наряд ведущей - совсем другое. А у нас ОНА (не важно кто) и передачу ведет в шортиках, и песни поет в шортиках. Так пусть она в них поет, я ни в коем случае не возражаю. К тому же турецкие ведущие умеют себя преподносить и делают это очень пластично и неназойливо. У нас же, практически, все шоумены стараются скопировать именно дрыганье ногами, руками, всевозможные мимические атрибуты, не понимая того, что помимо всего этого нужно обладать и специфическим или природным телеобаянием.

ОРТ по-азербайджански

Но прежде всего мне бы хотелось выразить большое удовлетворение в том, что государственные структуры приняли подобное решение - организовать у нас общественное телевидение именно на базе государственного. Здесь особенно важен переходный период. И вопрос не только в том, что постепенно должна меняться форма собственности. Я считаю, что для того, чтобы наше общественное TV стало реально таковым, необходимо учесть четыре момента, причем еще в переходный период. Во-первых, заработная плата работников общественного телевидения должна быть не меньше, чем у сотрудников частных каналов, а то и больше. Это сразу же отрежет отток хороших кадров и наоборот обеспечит их приток. Причем это необходимо осуществлять именно за счет внутренних резервов, то есть при помощи сокращения работников (ведь сейчас на ГосTV работает 3000 человек), использования рекламных доходов по назначению и прямого вливания из госбюджета. Во-вторых, необходимо изменить не только структуру руководства, но в целом поменять структуру настоящего государственного телевидения и его технологию, так как они не современны. В-третьих, техническая оснащенность общественного телевидения уже в этот период должна подойти к технической оснащенности таких частных каналов, как LIDER. И наконец, в-четвертых, в кресле руководителя телевидения должен находиться не чиновник-оборотень, а состав коллектива должен быть похож на национальную сборную по футболу. На этом канале необходимо собрать всех отечественных телезвезд.

Ностальгия-1, или реквием-2

Знаете, я около тридцати лет находился в руководящем составе Государственного телевидения. И в эти годы я всегда был членом художественного совета Гостелерадио. Отмечу, что председателями у нас были - Фикрет Амиров, пока не покинул этот мир, а потом - Тофик Кулиев. То есть два корифея нашей музыки. И тогда у нас в совете было такое правило, требование, сложившееся годами. Принимали произведения только людей, являющихся членами Союза композиторов и окончивших композиторский отдел в Консерватории. Правда, у меня это всегда вызывало внутреннее сопротивление. Я всегда думал, а если человек талантлив, но не имеет всего этого. И действительно, был такой человек - Алекпер Тагиев. Очень долгие годы не допускалось, чтобы его имя называлось. Его песни шли под видом народных. Когда председателем Союза композиторов стал Кара Караев, его приняли и в худфонд, и в музфонд, и стали, так сказать, его принимать. Но когда сегодня я вижу эту вакханалию в эфире, то мне начинает казаться, что все требования и запреты были оправданы. Я не редко говорю, что наш экран превращается в полигоны пошлости и нравственного каннибализма. Я всегда говорил о том, что ни в одной капиталистически развитой стране нельзя купить талант и сделать его за деньги. Мы это можем сделать. Я не говорю о том, что нужно возвращаться к прошлому. Хотя может и стоит возвратиться, но в иной форме, отвечающим современным взглядам.

Эстрадные болезни как патологическая склонность к различным маниям

Эстрадные болезни делятся на клиптоманию, презентациоманию, кличкоманию и сайтоманию. Разберемся сначала с клиптоманией. Вообще что такое клип? Ведь мы даже толком-то и не знаем что это такое. Клип - это не иллюстрация песни изобразительным рядом. Если человек поет о море и ходит около моря, то это не клип, а музыкальный номер, снятый на лоне природы. Если человек поет о любви, о красивой женщине (а в основном песни об этом) и в это время показывают парня с девушкой - гуляющих, купающихся, занимающихся еще чем-то, то это тоже не клип. Клип, это когда на песнь, в которой может даже и нет сюжета, положен оный. Вот Фаик Агаев недавно снял клип на песню "Сян гялмяз олдун" с сюжетом по принципу индийской мелодрамы. Вот это клип. Плохой он или хороший - это уже другой вопрос. А что такое презентация клипа? Это показ клипа и не более. Так я видел часовую передачу о клипе какой-то малоизвестной певички, в которой принимали участие вышестоящие чины. Или же эта кличкомания. Ну сколько кличек можно придумать? Все они золотые, все они любимые, обладатели различных грамот малоизвестных ассоциаций, организаций. Был фестиваль в Юрмале и почему-то ни один из этих бесподобных, неповторимых не принял на нем участия. А ведь давно пора, и не только участвовать, но и самим проводить такие фестивали. Хотя бы фестивали тюркоязычных стран. Хотя, честно говоря, не ВСЕ так уж и плохо. Да, эфир сегодня заполнен голосами "тойменов" (это люди, которые и поют, и одновременно выступают как массовики-затейники свадеб). Предосудительного в этом ничего нет, но на то они и свадьбы, и не надо переводить их на телевизионные экраны, что служит опошлением вкуса слушателей. И в этой толпе "гоп-стопов", "бакинских гагашей", "Алиага Чайковских" появляется истинное искусство, заставляющее задумываться, обновляющее и очищающее. Подобным исполнителем является Ильгар Мурадов. У него не легкая судьба. Впервые он появился на эстраде к 80-м годам и, благодаря Рафику Бабаеву, уже тогда вызывал большую надежду. Потом он надолго исчез и сегодня в эфире поражает своей какой-то философской окраской. Репертуар его изыскан, и я думаю, таким, как он, нужно давать широкую дорогу и всячески поддерживать. Это начал делать Space, но необходимо, чтобы его поддержали и другие каналы. В особой поддержке нуждается и такой удивительно красивый голос, как у Айгюн Гумбатовой.

А на войне как на войне

Мы сегодня часто говорим о том, что проиграли карабахскую войну, что наша территория оккупирована. На самом же деле мы проиграли именно информационную войну. Я утверждаю, что мы в ней сегодня беспомощны. Мы часто ссылаемся на то, что российские каналы ведут против нас провокацию. Сегодня мы пришли к тому, что у нас когда-то демонстрировалось три канала, а сейчас - два. Один из них - государственный, другой - общественный и третий был - частный. Так что все из известных телевизионных форм у нас были и, естественно, они по-разному показывали те или иные события. Самые острые материалы, направленные на нас, исходили со стороны НТВ. Не стану утверждать, что его закрытие связано с этой причиной. Все прекрасно знают, что оно имело экономическую подоплеку. Но если подумать, что мы с этого выиграли? Только возможность еще раз лицезреть первый канал Азербайджанского государственного телевидения. Я считаю, что мы очень плохо работали с каналом НТВ. Мы должны были заставить его работать на нас. Может это звучит несколько грубо. Но мы должны были заставить отражать события в Азербайджане объективно, тем более, что это делается очень просто, и все эти средства прекрасно известны. Это как раз и есть информационная война, и мы в ней беспомощны. Главная линия фронта информационной войны проходит не только во внешней, но и во внутренней жизни. Причем в основном она (война) концентрируется в области искусства. Мы никогда не могли использовать, и до сегодняшнего дня не можем, таких феноменов, как писатель Чингиз Абдуллаев, ученый-художник Керим Керимов, певец Муслим Магомаев. Я считаю, что юбилей Муслима Магомаева, который был проведен во Дворце "Республика" с участием президента - это тоже своеобразная форма информационной войны. Знаете, Муслим Магомаев своей сущностью показал (хотя наверняка и не хотел этого), что мы его не достаточно использовали (в самом хорошем смысле этого слова). А президент продемонстрировал блестящее знание культуры, искусства, оценки ценностей, которыми мы сегодня разбрасываемся. Я не знаю как вы, но лично я почувствовал в этот вечер очень большой диссонанс между президентом и теми, кто должны быть лоцманами (его окружение). Их конъюнктивный субъективизм, чванливость чувствовались даже в их речах. А ведь один в поле не воин, даже если поле - информационное...

Опубликовано 21 сентября 2002 года

источник: Газета "Зеркало" (Азербайджан)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

28 июля 2017, 17:39

28 июля 2017, 17:20

28 июля 2017, 17:02

28 июля 2017, 16:42

28 июля 2017, 16:38

  • Судья обвинила адвоката в срыве процесса по делу Сефиляна

    Адвокат одного из подсудимых по делу лидера армянского оппозиционного движения "100-летие без режима" Жирайра Сефиляна отказалась показать содержимое сумок приставам на входе в суд, и не была допущена на процесс. Процесс отложен на 4 августа.

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей