17 августа 2015, 20:59

Родители умершего в Новороссийске младенца заявили о необоснованном изъятии их детей

Виктория и Максим Тонких считают, что органы опеки в Новороссийске не имели достаточных оснований забирать у них грудного ребенка, умершего впоследствии в больнице, и его трехлетнюю сестру. Знакомые семьи охарактеризовали Тонких как благополучную, но социально не защищенную семью.

"Кавказский узел" писал, что 12 августа в Новороссийске скончался трехмесячный ребенок, которого 6 августа органы опеки изъяли из семьи. По мнению родителей, малыша уронили в больнице.

В настоящее время проводится судебно-медицинская экспертиза, которая должна установить, из-за чего скончался ребенок семьи Тонких, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" сотрудник пресс-службы Краснодарского краевого Минздрава. Он уточнил, что ребенок умер в больнице новороссийского села Мысхако. Результаты экспертизы станут известны после 20 августа.

Отцу мальчика не оказывалась помощь в трудоустройстве

Родственники готовы оплатить проведение независимой экспертизы, если их не устроят выводы первой, заявила корреспонденту "Кавказского узла" тетя погибшего ребенка Юлия Стефанец.

По ее словам, сейчас гибель ребенка расследуется по статье "Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей" (ч. 2 ст. 109 УК России).

"Меня 16 августа вызывали на допрос в прокуратуру, сегодня допрашивали врача-реаниматолога, который пытался спасти ребенка, и медсестру", – сообщила Стефанец.

Семья сестры Юлии проживает в поселке Верхний Баканский и находится на контроле администрации Новороссийска как попавшая в трудную жизненную ситуацию. К родителям мальчика, Виктории и Максиму Тонких, постоянно приходили с проверками, сообщила Юлия Стефанец. Неблагополучной семья, по ее мнению, не была – супруги были в хороших отношениях, не злоупотребляли спиртным и заботились о детях. Кроме умершего ребенка, у Тонких есть также трехлетняя дочь.

Родственники помогали, как могли: продуктами, деньгами. Дети никогда не были голодными

"Трудности в семье сестры появились после того, как Максим потерял работу, несколько месяцев он перебивался шабашками. Мы, родственники, помогали, как могли: продуктами, деньгами. Дети никогда не были голодными", – заявила Стефанец.

По ее словам, органы опеки и сотрудники полиции, регулярно проверявшие условия проживания детей, никак не помогли в трудоустройстве Максиму Тонких, хотя его супруга не раз им заявляла, что ее муж не может найти работу. 5 августа Викторию вызывали на комиссию по делам несовершеннолетних в администрацию.

"Она сообщила комиссии, что Максим нашел работу, правда, неофициальную, но обещали платить хорошо и вовремя", – рассказала Юлия Стефанец.

6 августа в квартиру Тонких вновь пришли с проверкой. Виктории не было дома, поскольку она устраивала дочь в детский сад.

"Пока она не пришла, представители опеки и участковый осмотрели холодильник, детские кроватки. И решили, что дети больше оставаться в квартире родителей не могут. Вика пришла, у нее стали забирать детей", – рассказал Стефанец.

Никакого протокола об изъятии детей на руки Тонких не выдали, утверждает родственница.

"Дети были совершенно здоровы, когда их забрали. В детскую больницу доставили, потому что больше негде содержать таких детей", – сообщила Юлия Стефанец.

Врачи не допускали мать к изъятому ребенку даже для кормления

Отец погибшего ребенка Максим Тонких претензии социальных органов считает немотивированными.

"В холодильнике не было еды, но я собирался купить продукты к вечеру, после работы. На полу были разбросаны игрушки – дочка играла. Они вломились в дом, схватили детей и увезли", – заявил корреспонденту "Кавказского узла" Максим Тонких.

Виктория Тонких каждый день приходила в больницу села Мысхако, где находились дети, но ни разу ее не пустили даже к грудному ребенку, рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Я просила врачей пустить меня покормить сыночка, но передо мной захлопывали двери

"Он грудничок, я даже ему прикорм не вводила, он ел только материнское молоко. Я просила врачей пустить меня, чтобы покормить сыночка, но передо мной захлопывали двери", – рассказала женщина.

По словам Виктории, пока дети находились в больнице, отец предоставил в органы опеки справку с места работы. Тогда было принято решение вернуть грудного ребенка родителям.

"Нам его должны были отдать 11 августа, но не были готовы какие-то документы, сказали приходить завтра. 12 августа мне позвонили и сказали, что мой ребенок умер", – сказала Виктория Тонких.

На лице ребенка в области нижней челюсти была большая гематома, сообщила она.

"Его или ударили, или уронили. Много ли нужно трехмесячному малышу", – сказала Виктория.

Тонких похоронили сына 14 августа, все расходы взял на себя поселковый совет.

"Мы, когда увидели своего ребенка, были шокированы: он был весь в синяках, личико синее. До сих пор нам ничего не объяснили, как это все произошло", – рассказал Максим Тонких.

Дочь родителям вернули после похорон сына, сообщил супруг. "Когда мы приехали за ней в больницу, Вике предложили остаться вместе с дочкой там. Мы написали отказ и увезли ребенка", – сказал Максим Тонких.  

Семье была необходима социальная поддержка

Главные претензии опеки к семье заключались в отсутствии продуктов в холодильнике и наличии задолженности по квартплате, рассказала корреспонденту "Кавказского узла" соседка Тонких Анастасия Хромова.

"Хоть бы раз эти органы опеки чем-то помогли. Ни разу, они только приезжали и прессовали соседей", – заявила Хромова.

Она также подтвердила, что, несмотря на трудное финансовое состояние родителей, дети всегда были "чистыми и накормленными", а Максим и Виктория не злоупотребляли спиртным. Максим никогда не сидел дома, если не было постоянной работы, брался за любую временную, заверила она. Женщина также отметила, что оба супруга были сиротами и воспитывались в коррекционном детском доме.

"Максим круглый сирота, у Виктории был дедушка, который участвовал в ее судьбе", – рассказала Хромова.

Грудной ребенок Тонких, Родион, когда комиссия прибыла в квартиру Тонких, а матери не было дома, находился у соседки.

Свою проверку обстоятельств изъятия детей Тонких из семьи проводит Ассоциация родительских комитетов и сообществ, сообщила корреспонденту "Кавказского узла"  директор центрального совета ассоциации Ольга Леткова. По ее мнению, органы опеки и сотрудники полиции действовали необоснованно.

"Статья 77 Семейного кодекса РФ говорит о том, что дети могут быть отобраны у родителей только в случае реальной угрозы их здоровью и жизни. Мы уже проверили, Тонких – родители нормальные, не алкоголики, не наркоманы, никакой угрозы для детей нет и не было. Другое дело, что они социально не защищенные. Им нужно было помочь. Никакой помощи от властей они не получали", – подчеркнула Леткова.

Ассоциация родительских комитетов и сообществ намерена помочь семье Тонких пережить утрату и добиться справедливости, заявила Леткова.

Пришедшая с проверкой к Тонких комиссия зафиксировала, что в комнатах у них было грязно, в холодильнике вообще не было еды, а грудной ребенок находился у соседки, потому что Виктории не было, сказал представитель органов опеки Новороссийска корреспонденту "Кавказского узла". Уполномоченные органы решили, что детям грозила голодная смерть, поэтому было принято решение забрать детей под контроль государства.

В детской больнице, где погиб мальчик, корреспонденту "Кавказского узла" комментировать ситуацию отказались.

Автор: Анна Грицевич; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 10:27

22 января 2017, 09:40

22 января 2017, 08:47

22 января 2017, 07:46

22 января 2017, 06:48

Архив новостей
Все SMS-новости