07 августа 2015, 03:09

Фигуранты дела Сенцова в суде рассказали о выбивании показаний

В суде в Ростове-на-Дону 6 августа по делу украинских кинорежиссера Олега Сенцова и эколога Александра Кольченко оба подсудимых дали показания. Сенцов заявил о своей невиновности, а Кольченко признался в участии в совершении поджога офиса "Единой России". При этом оба утверждают, что подверглись физическому насилию после задержания.

Как писал "Кавказский узел", дело в отношении Сенцова и Кольченко слушается в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону с 21 июля. Судебный процесс был продолжен 6 августа.

Украинский режиссер Олег Сенцов обвиняется в создании крымского подразделения запрещенной в России организации "Правый сектор". По версии следствия, это подразделение совершило в Симферополе поджоги офисов общественной организации "Русская община Крыма" и представительства партии "Единая Россия" 14 и 18 апреля 2014 года. Кольченко обвиняется в участии в террористическом сообществе и совершении теракта. Оба фигуранта дела заявляли о политической мотивации дела. В защиту Сенцова и Кольченко выступила правозащитная организация Amnesty International, потребовавшая освободить их.

Специалист обнаружил контакты Сенцова в мобильном телефоне Кольченко

На заседании 6 августа гособвинитель Олег Ткаченко заявил ходатайство об оглашении постановления о заборе образцов крови и слюны у подсудимого Кольченко. Данный документ входил в число доказательств обвинения и был заслушан судом, передает корреспондент "Кавказского узла".

После этого в зал заседания был приглашен специалист Михаил Печонкин для изучения неисследованного вещественного доказательства - мобильного телефона Кольченко. Специалист сообщил, что работает в Ростовском государственном строительном университете в должности инженера информационной безопасности.

Печонкин после осмотра телефона сообщил суду, что тот не включается и стоит подождать, когда зарядится батарея. Телефон был подключен к зарядному устройству, специалист остался в зале.

Когда батарея телефона подзарядилась, адвокат Кольченко Светлана Сидоркина попросила специалиста осмотреть телефон и подтвердить слова ее подзащитного, что в телефонной книге были номера телефонов Геннадия Афанасьева, обозначенного как "Гена", Никиты Боркина под записью "Никита Ялта" и Олега Сенцова, подписанного как "Олег".

Специалист заверил, что эти абоненты есть в телефонной книге исследуемого телефона. Защита поинтересовалась также, почему в телефоне отсутствуют звонки за март-май 2014 года. Специалист пояснил, что они могли удалиться при выемке аккумулятора или полном снижении заряда батареи.

"Не призывал к насильственным действиям, не создавал террористических организаций"

Также на заседании 6 августа свои показания дали оба подсудимых. Сначала слово было предоставлено Олегу Сенцову, который напомнил, что не считает судебный процесс над ним легитимным.

"Мы - граждане Украины, которые были задержаны на территории нашей страны. И нас судят по сфальсифицированному делу. Но при этом я не испытываю неприязни к вам и другим участникам процесса. Единственное, я не считаю нужным активно участвовать в суде. Здесь уже прозвучало много неправды, и поэтому я считаю необходимым дать здесь некоторые прояснения, но в дальнейшем я не собираюсь участвовать в этом процессе", - сказал подсудимый.

Сенцов отметил, что считает себя активистом Майдана.

"Майдан — это главный поступок, который я совершил в своей жизни. Но это не значит, что я радикал, сжигал "Беркут" или пил чью-то кровь... Когда ваша страна оккупировала Крым, я вернулся туда и занимался той же волонтерской работой, что и на Майдане. Я общался с сотнями людей. Мы думали, что делать дальше, но никогда я не призывал к насильственным действиям, которые могли бы привести к жертвам, не создавал террористических организаций, и тем более не имел отношения к "Правому сектору" (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"), - заявил он.

18 марта 2014 года президент России Владимир Путин подписал договор о вхождении Крыма и Севастополя в состав России после того, как за это решение 16 марта на референдуме, по данным местного Центризбиркома, отдали свои голоса 96,77% проголосовавших при явке 83,1%. В тот же день на юге России прошли акции в поддержку присоединения Крыма. На заседании Генеральной ассамблеи ООН 28 марта 2014 года 100 стран проголосовали за то, чтобы не признавать присоединение Крыма, 11 – против, 58 – воздержались.

По его словам, в Крыму он помогал иностранным журналистам в освещении событий "крымской весны", занимался поиском пропавших украинских активистов.

"Я общался с сотнями людей, со всеми, кто готов был выступать за Украину. Из всех людей, которые были здесь упомянуты, я знаю только Геннадия Афанасьева и Кольченко Александра. О том, что он Кольченко, я узнал только в суде. Я его знал как "Тундру". Тут говорили, что он всем представлялся как Александр. Это неправда. Он — "Тундра", - рассказал Сенцов.

Он отметил, что Кольченко 9 мая 2014 года позвонил ему и рассказал, что его друг видел, как задержали Афанасьева, который в декабре 2014 года уже осужден по этому делу.

"Через несколько часов мне позвонил Афанасьев и голосом обреченного попросил встретиться. По наводящим вопросам я понял, что его заставляют это говорить. Я выключил телефон, но остался в городе и продолжал искать, где он находится", - сказал подсудимый.

Согласно его показаниям, он был задержан 10 мая у подъезда своего дома.

"Меня кинули в микроавтобус, с мешком на голове привезли в здание бывшего СБУ (Служба безопасности Украины. - Прим. "Кавказского узла") на Ивано Франко. Начался очень жесткий допрос, меня спрашивали, кого я знаю из активистов, кто собирался взрывать памятники. Меня начали избивать ногами, руками, дубинками, лежа и сидя. Когда я отказывался говорить, начали применять удушение. Я много раз видел это в кино и не понимал, как люди на этом ломаются. Но это очень страшно, ваша честь", - рассказал Сенцов.

По его словам, в ходе допроса ему поступали угрозы изнасилования. Спустя примерно четыре часа, как отметил подсудимый, он был доставлен на обыск в его квартире.

"Они там ожидали увидеть террористов и оружие, а нашли только моего ребенка — он присутствовал при обыске, о чем в протоколе не говорится. Найденные деньги — это деньги моей кинокомпании для съемок фильма "Носорог", - заявил режиссер.

По словам Сенцова, после отказа оговорить себя ему предложили дать показания на руководство Майдана, руководство Украины о том, что это они дали приказ взорвать памятники. Взамен ему было обещано наказание в виде семи лет лишения свободы, а в противном случае - 20 лет.

Он отметил, что позже на обысках у него дома были изъяты диски с фильмами, в том числе фильмы "Обыкновенный фашизм" и "Третий рейх в цвете".

Подсудимый указал, что силовики не нашли никаких связей с праворадикалами ни в его телефоне, ни в компьютере, но спустя полгода "следствие неожиданно нашло у меня инструкции какие-то по терроризму".

"Тут фамилия Чирний (ранее осужденный по этому делу Алексей Чирний. - Прим. "Кавказского узла") произносится чаще, чем Сенцов. Вы слышали, что он говорил тут. Вы думаете, что если я буду делать теракт, я доверю это такому человеку, как Чирний? Чтобы он всех завалил? Мы якобы планировали там теракты, при этом я остаюсь в городе, ничем не пытаюсь им помочь. Какой я тут революционер? Я неумеха. Я все сказал и больше не хотел бы участвовать в этом процессе и отвечать на вопросы суда или прокурора", - заключил Сенцов.

Крымский историк Алексей Чирний 21 апреля 2015 года был приговорен к 7 годам лишения свободы по делу о подготовке терактов в Крыму. Дело Чирния слушалось в особом порядке, поскольку он заключил соглашение со следствием. В ходе заседания прокурор потребовал приговорить Алексея Чирния к 12 годам лишения свободы. В последнем слове Чирний вину свою признал, однако заявил, что он выступает "против квалификации его деяний как террористических". 

Судья уточнил у Сенцова о готовности отвечать на вопросы гособвинителя, защиты, суда или Кольченко, но режиссер ответил отказом.

"Заявлений Сенцова о необходимости радикальных действий не слышал"

Далее суд приступил к допросу Александра Кольченко, который сразу заявил о несогласии с обвинением.

"С предъявленным обвинением я не согласен, в каком-либо террористическом сообществе не участвовал. Я родился и вырос в Симферополе, отучился 11 классов, учился в училище сервиса и туризма, работал на "Новой почте", потом устроился в Интернет-полиграфии, но после присоединения Крыма предприятие было эвакуировано. До задержания я также учился в ТНУ на географическом факультете", - заявил подсудимый.

По словам Кольченко, по политическим взглядам он относит себя к антифашистам и анархистам.

"Анархическое движение - это экологическая и студенческая борьба. Я участвовал в экологическом лагере протеста под Симферополем, также в акциях протеста студенческого профсоюза", - пояснил он.

Кольченко также рассказал, что с Сенцовым был знаком с февраля 2014 года, ездил вместе с ним на "Евромайдан" в Киев, с Чирнием принимал участие в археологических раскопках в 2011 году, а с Афанасьевым познакомился в начале марта 2014 года на медицинских тренингах по оказанию первой помощи.

Знакомство с Асановым, Зуйковым и Цирилем, которые находятся по данному делу в розыске, Кольченко не подтвердил, об их участии в каком-либо террористическом сообществе ему неизвестно.

Подсудимый сказал, что с Сенцовым он познакомился при поездке в Киев, затем он видел его на встречах, но каких-либо призывов к противоправным действиям не слышал.

"Я участвовал в нескольких встречах, состав участников менялся. От Сенцова и кого-либо другого о необходимости радикальных действий не слышал", - отметил Кольченко.

Адвокат Светлана Сидоркина уточнила у подзащитного, соглашался ли он на участие в поджоге офиса "Единой России".

"После последнего митинга, на который согнали много провокаторов и когда митинг работников "Крымтроллейбуса" был разогнан вооруженными людьми, я понял, что легальные методы себя исчерпали и поэтому, когда Никита Боркин предложил мне поучаствовать, я ответил согласием", - рассказал подсудимый.

С Афанасьевым, по словам Кольченко, он виделся несколько раз за весну 2014 года, о его политических взглядах он ничего не знает.

"К "Правому сектору" (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") я не имею никакого отношения. Я - анархист и антифашист, и националистических убеждений не разделяю. С Чирнием я познакомился на раскопках в заповеднике Неаполь Скифский, видел его всего несколько раз. Меня тогда насторожило, что он в летнюю жару одевался в камуфляжные штаны, китель и ботинки. На раскопках он был не расположен к общению", - пояснил Кольченко.

При этом он отметил, что предложений о взрывах от Чирния не слышал, и в 2014 году видел его только один раз.

Кольченко объяснил свое участие в поджоге офиса "Единой России" на улице Аксакова в Симферополе.

"Я был не согласен с происходящим в Крыму. Данная партия разрешила Путину ввод войск на территорию Крыма", - сказал он.

Со слов Кольченко, он и Афанасьев наблюдали за обстановкой, а осуществляли поджог Чирний и Боркин.

На вопросы гособвинителя, суда и адвокатов Сенцова Кольченко отвечать отказался.

Прокурор огласил протоколы допросов подсудимых на предварительном следствии

Затем гособвинителем Ткаченко ввиду отказа Кольченко от ответов на вопросы участников процесса был оглашен протокол его первого допроса. Сам Кольченко в ответ сказал, что на него перед допросом оказывали физическое давление, били по лицу, а "следователь писал показания в удобной для него формулировке".

Представителем обвинения были оглашены также два протокола допроса Кольченко, протокол опознания по фотографии, протокол проверки его показаний на месте и протокол очной ставки в Москве.

"Воспринимая строй в РФ как авторитарный, я выражал негативное отношение к вводу войск на территорию моего государства", - указано в одном из протоколов допроса Кольченко.

Гособвинителем было заявлено также ходатайство об оглашении всех показаний Олега Сенцова ввиду его отказов отвечать на вопросы, которое было судом удовлетворено. Прокурор зачитал три протокола допроса Сенцова в качестве подозреваемого. После чего гособвинение завершило представление своих доказательств.

Суд отказал защите в допросе экспертов

Далее свои доказательства начала представлять сторона защиты.

Адвокат Сенцова Дмитрий Динзе попросил приобщить к материалам дела заявление о применении пыток, которое Сенцов подавал в Следственный комитет, и ответ из СИЗО-1 в Симферополе о зафиксированных телесных повреждениях у Сенцова. Судья удовлетворил его просьбу.

Динзе также заявил, что сторона защиты была ограничена в сборе доказательств, и рассказал, что из-за подписки о неразглашении адвокаты были лишены возможности опрашивать свидетелей и проводить экспертизы. Он отметил, что по этому поводу им была подана жалоба в Конституционный суд.

Также Динзе просил приобщить заявление об угрозах в адрес руководителя арт-центра "Карман", режиссера Галины Джикаевой, которая рассказывала о давлении на нее силовиков с целью получить показания по делу Сенцова. Суд отказал адвокату в приобщении этого доказательства.

Помимо этого, Динзе ходатайствовал о вызове для допроса экспертов, проводивших оружейную и генетическую экспертизы. Суд не усмотрел оснований для вызова экспертов.

Адвокат Светлана Сидоркина в своем ходатайстве отметила, что ключевой свидетель обвинения - Геннадий Афанасьев - в суде отказался от своих показаний и заявил, что давал их под давлением. Сидоркина попросила приобщить к делу ответ из Общественной наблюдательной комиссии после посещения Афанасьева и его заявление о пытках. Суд отклонил ходатайство Сидоркиной.

На заседании суда 31 июля ключевой свидетель по делу Сенцова Геннадий Афанасьев заявил об отказе от своих прежних показаний. Афанасьев подвергался пыткам в ходе следствия, заявил 3 августа его адвокат Александр Попков.

Последним доказательством защиты в заседании 6 августа стала справка из украинской организации "Правый сектор" (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") о том, что Кольченко в этой организации не состоял. Справка, предоставленная адвокатом Сидоркиной, была подписана лидером организации Дмитрием Ярошем.

Судья объявил 10-минутный перерыв, после которого сказал, что "Правый сектор" (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"в России запрещен по решению Верховного суда, поэтому ходатайство является неуважением к суду и отклонил его, сделав Сидоркиной замечание.

Следующее заседание по делу намечено на 10.00 7 августа.

Комментариями сторон процесса относительно хода судебных слушаний "Кавказский узел" пока не располагает.

"Кавказский узел" публикует новости о влиянии событий на Украине на политическую и общественную жизнь регионов юга России и стран Южного Кавказа на специальной тематической странице "Эхо Украины на Кавказе". Случаи преследования активистов в регионах Кавказа, освещаемые "Кавказским узлом", собраны на тематической странице "Преследование активистов".

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 марта 2017, 12:15

29 марта 2017, 12:13

29 марта 2017, 12:09

29 марта 2017, 11:32

29 марта 2017, 11:25

  • Антикризисная комиссия в селе Давыденко заняла сторону местных властей

    Власти создали комиссию по решению земельного конфликта в чеченском селе Давыденко. Члены комиссии потребовали от местных жителей заняться оформлением аренды участков, на которых ими начато возведение самовольных построек. Сельчане отказываются платить штрафы, заявляя о коррупции чиновников.

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии