Купола мечети. Фото: Алексей Насыров, http://dumrf.ru/common/event/9565

05 августа 2015, 12:41

Социальная доктрина российских мусульман не станет договором верующих с государством

Подписанная представителями ислама социальная доктрина российских мусульман во многом повторяет ранее принятые верующими документы и в реальности не станет фактором переоценки взглядов и стимулирования социальной активности, считают опрошенные "Кавказским узлом" эксперты.

Как сообщал "Кавказский узел", руководство Духовных управлений мусульман (ДУМ) регионов юга России подписали "Социальную доктрину российских мусульман" 28 июля в ходе совещания Координационного центра мусульман Северного Кавказа во Владикавказе. От подписания воздержался муфтий Чеченской Республики Салах-хаджи Межиев, заявив, что подпишет документ после ознакомления с ним.

По заявлению авторов документа, социальная доктрина "охватывает все возможные аспекты жизни в обществе, с которыми может столкнуться мусульманин". Также в документе раскрываются "вопросы взаимоотношений мусульманина с государством и отношения к понятию "джихад". Ранее доктрину подписали глава Совета муфтиев России (СМР) Равиль Гайнутдин, председатель Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) Талгат Таджуддин и муфтий Татарстана Камиль Самигуллин. Текст "Социальной доктрины российских мусульман" размещен на "Кавказском узле" в разделе "Документы организаций".

Мухаметов: доктрина не изменит жизнь мусульман России

Подписание аналогичного документа ранее инициировалось Советом муфтиев России, сообщил исламовед, докторант Института ближневосточных исследований Мармарского университета Ринат Мухаметов.

"Доктрина мусульман под авторством Совета муфтиев России была подготовлена Полосиным (заместитель директора Фонда поддержки исламской культуры науки и образования Али Вячеслав Полосин, – прим. "Кавказского узла"). Сейчас ее также написал Полосин, только теперь документ выходит под шапкой Фонда поддержки исламской науки и образования, неофициально аффилированного с администрацией президента. Текст во многом повторяет предыдущий, немного его изменили, особой практической пользы в нем я не вижу", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Ринат Мухаметов.

По его мнению, сам по себе текст доктрины интересен, как статья в Интернете. "Его можно почитать, есть ценные мысли. А как документ, который изменит жизнь мусульман в России, он особой ценности не представляет - никто его не прочитает и особенно мусульманская молодежь на Кавказе. Они даже не знают о существовании такой доктрины", - отметил Мухаметов.

Запрос на подобные документы проистекает из бюрократической среды, считает политолог.

"Это такой бюрократический процесс, должно же что-то делаться. Нужно как-то оживлять работу муфтиев. Власти, в частности, отдел ислама в администрации президента России, понимают, что муфтияты должны как-то модернизироваться, заниматься социальной работой, влиять на общество, а не изображать из себя духовность, как было 20 лет после падения Союза. Сами муфтии знают, что есть такая доктрина, и действуют из принципа "попробуем реализовать", - сказал исламовед.

Говоря о тезисах доктрины, Мухаметов отметил, что "сделана попытка преломить положения, основанные на фундаментальных принципах ислама, под российские условия". А именно - "как в условиях России на основе шариата действовать и как понимать сложные темы, связанные с джихадом, халифатом в России".

"Я не увидел там ничего противоречащего принципиально основам ислама, но, наверное, это тоже интерпретация, которых в исламском мире множество, и кто-то наверняка найдет какие-то положения, не соответствующими исламу", - заключил Ринат Мухаметов.

Курбанов: молодежь не принимает инициативы сверху

Проблема в реализации документов, подобных социальной доктрине, связана с низким уровнем авторитета официальных духовных структур у молодежи, считает старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, исламовед Руслан Курбанов.

"Вся идея с социальной доктриной родилась в РПЦ, представители которой приняли ее первыми (Документ "Основы социальной концепции Русской православной церкви", согласно информации на сайте Московского патриархата, принят архиерейским собором в 2000 году, – прим. "Кавказского узла"), и у нас, в мусульманском сообществе, рождается желание соответствовать уровню православных, надеясь, что от этого поднимается и уровень доверительных отношений между мусульманской общиной и государством", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Руслан Курбанов.

Что касается предыдущих документов, богословской декларации, при всей ее значимости для России она никак не была реализована в практическом поле, кроме нескольких встреч с молодежью, указывает он. "Положения Московской богословской декларации не пошли в народ, не были усвоены, не нашли механизма передачи молодежи. Этот механизм проработан не был", - рассказал Курбанов.

На конференции "Исламская доктрина против радикализма" 25 и 26 мая 2012 года в Москве была принята Московская богословская декларация, подготовленная шейхом Абдаллой Бин Байя. Документ затрагивал вопросы джихада, халифата, запрета на кровопролитие, необоснованного обвинения кого-либо в неверии, отношения к иноверцам. В документе сказано, что декларация имеет всеобщее и вневременное значение и может всегда быть шариатской основой для вынесения на ее основе частных фетв. Текст "Московской богословской декларации" размещен на "Кавказском узле" в разделе "Документы организаций".

По мнению ученого, организатор принятия доктрины, коим тогда выступил Фонд поддержки исламской культуры, представлявший интересы государства, "предполагал, что муфтияты подхватят эту инициативу и смогут донести ее до молодежи".

"Но у нас многие муфтии не имеют авторитета среди молодежи. И то, что исходит от муфтиятов, отвергается, потому что высок уровень недоверия, а других каналов доведения до молодежи этой информации у нас нет. И я думаю, что в этот раз будет так же, хотя идея хорошая, но все ограничится вот этим формализмом", - полагает Курбанов.

Эксперт напомнил тезисы президента России Владимира Путина, озвученные им в Уфе в 2013 году, согласно которым "основной вектор развития должен быть направлен в сторону социализации российских мусульман".

"Путин сказал тогда, что нужно, чтобы они пользовались правами, брали на себя ответственность, взаимодействовали с немусульманским окружением, в том числе с властями. Инициатива лежит в области этого тренда власти для того, чтобы подтолкнуть, но все ограничится ее подписанием", - отметил Руслан Курбанов.

Среди отличий ранее подписанных документов и нынешней доктрины эксперт назвал ее ориентацию на социальную активность.

"Ранее богословская конференция включала в себя вопросы джихада, халифата и такфира и была против крайних толкований этих терминов, а данная доктрина - о социальной активности. Такие документы должны рождаться у самой мусульманской общественности, в ее самой активной части, у мусульманских интеллектуалов, у лидеров, которые имеют влияние на молодежь, которые, как я предполагаю, не принимали участия в ее разработке", - указал Курбанов.

Он считает, что инициативы, рожденные сверху, не принимаются мусульманской молодежью, как и любой другой молодежью в России. "Если и создается видимость принятия, то это какие-то общественные проекты, искусственно созданные, как движение "Наши", "Я помощник президента" в Дагестане и т.д.", - отметил Курбанов.

По мнению эксперта, власть должна перестать бояться работы с молодежью напрямую, без посредников.

"Чтобы подобные инициативы принимались молодежью, ее нужно вовлекать в общественную дискуссию, нужно перелагать на ее плечи больше ответственности за решение социальных проблем, а власть пока этого побаивается. Может быть, в Татарстане есть свой опыт, на Кавказе урывками какие-то положения этой доктрины, конечно же, реализовывались, но попытки создать самостоятельный документ, ни одна из общин ранее не предпринимала", - заключил исламовед.

Ярлыкапов: доктрина не прошла широкое обсуждение в российской умме

Принятие такого рода доктрин более свойственно религиям, имеющим церковь и религиозную иерархию, считает старший научный сотрудник Центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии РАН Ахмет Ярлыкапов.

"Богословская декларация и социальная доктрина, если говорить в принципе - это вещи разные, а к необходимости принятия такой доктрины подтолкнула РПЦ. Мусульманам надо было чем-то ответить на подписание аналогичной доктрины христианами, и разработка этого текста была мотивирована именно этим. Не зря Вячеслав Полосин писал эту доктрину, он - человек, имеющий опыт работы в РПЦ и имеющий представление, как такого рода документы пишутся", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Ахмет Ярлыкапов.

Он отметил, что в исламе церковной организации нет, и такие документы принимать и распространять гораздо сложнее. "И социальная доктрина - это документ, который рассказывает о роли религии в обществе, о ее общественной значимости, о том, как себя религия позиционирует в обществе", - считает Ярлыкапов.

Широкий формат обсуждения среди российских мусульман, который предполагает принятие подобных документов, в настоящее время невозможен, подчеркивает исламовед.

"Есть мусульмане, не подчиняющиеся духовным управлениям, а есть еще сотня духовных управлений, каждое из которых имеет совершенно четко очерченную территорию, на которую претендует, и привести всех мусульман России под единый формат невозможно без проведения широкого обсуждения, которое вряд ли сейчас возможно. Такого рода документы в исламе должны быть широко обсуждены практически каждым джамаатом (общиной, — прим. "Кавказского узла"). Навряд ли это возможно", - указывает Ярлыкапов.

Во-вторых, отмечает он, и в таких религиях, как даже православие, подобные документы остаются лишь на бумаге. "Кто из тех, кто даже посещает регулярно церковь, читает эти документы, и как довести до них эти документы? Это ведь вопрос добровольный, и церковь тоже имеет ограниченный ресурс для доведения до верующих. Не каждый христианин читает даже Евангелие, и не каждый мусульманин читает даже Коран, и в ситуации, в которой находится мусульманская умма России, я думаю, что значение этого документа будет ограничено в любом случае", - заявил Ярлыкапов.

По мнению эксперта, рождение подобных инициатив "из низов" означало бы подписание договора с государством о взаимных обязательствах.

"Подобные инициативы исходили снизу. В 2010 году две части Дагестана договорились, что не будут враждовать, и такой договор до сих пор существует и выполняется. Это гораздо лучше, и любая инициатива снизу, направленная не на деструктивные, а позитивные вещи, была бы более горячо воспринята и поддержана. Конечно же, надо опираться на инициативу снизу, и даже если она идет сверху, это надо широко обсуждать в общинах. И не ограничиваться обсуждением в верхах, не ограничиваться vip-собраниями и съездами, где будут лишь наши лидеры. А надо обсуждать с общиной и со всеми, кто готов на конструктивные действия внутри общины", - заключил эксперт.

Принятая во Владикавказе доктрина не имеет значения ни для традиционных, ни для тех, кого называют нетрадиционными мусульманами, считает представитель салафитской общины Дагестана.

"Во-первых, доктрина бесполезна сама по себе, во-вторых, о ней никто не знает, в-третьих, ее писали чиновники, а потому это просто бумажка. В положениях доктрины есть явное неверие. Например, утверждение, что крымские татары в составе русских войск в 1854 году штурмовали турецкую крепость. Это сказано с одобрением, и это действие считается неверием с точки зрения ислама", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" представитель салафитской общины Дагестана, пожелавший остаться неназванным.

Представители Чечни все еще не подписали доктрину

Социальную доктрину российских мусульман, подписание которой прошло 28 июля во Владикавказе, подписали муфтии Северной Осетии, Ингушетии, Калмыкии, Ставропольского края, Кабардино-Балкарии, Краснодарского края и Адыгеи, Республики Дагестан. От подписания доктрины воздержалась делегация Чеченской Республики, которая, согласно заявлению муфтия Чечни, "до подписания хотела бы ознакомиться с документом".

По поводу подписания доктрины муфтиятом Чечни в пресс-службе религиозной организации 3 августа сообщили, что доктрина остается не подписанной чеченской стороной.

"Доктрина нами пока не подписана, она изучается и согласовывается", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" представить пресс-службы ДУМ Чечни.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 января 2017, 01:53

24 января 2017, 01:34

  • Власти Краснодара пообещали дольщикам ЖК "Анит-Сити" наказать застройщика

    Глава администрации Краснодара, его зам, застройщик, представители УМВД и прокуратуры провели встречу с дольщиками ЖК "Анит-Сити", объявившими бессрочную голодовку. В отношении застройщика предпринимаются необходимые меры, заявил замглавы администрации города Сергей Васин. Но участники голодовки остались недовольны результатами встречи с чиновниками и отказались прекратить голодовку.

24 января 2017, 01:03

23 января 2017, 23:52

  • Локшина и Джемаль усомнились в скрытном вывозе вымогателей в Чечню

    Чеченские полицейские не похищали в Сургуте предполагаемых мошенников, имитировавших голос Кадырова, а просто попросили местных коллег закрыть глаза на задержание и вывоз подозреваемых, предположил журналист Орхан Джемаль. Противозаконные практики распространяются за пределы Чечни, констатировала правозащитница Татьяна Локшина.

23 января 2017, 23:44

  • Ставропольский студент Касаев освобожден после ареста

    Пятикурсник Ставропольской медакадемии Рахмет Касаев отбыл административный арест за мелкое хулиганство и сегодня вечером вышел на свободу. По уголовному делу о незаконном обороте наркотиков в отношении него избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, сообщил адвокат.

Справочник

Все справки

Архив новостей