Татьяна Локшина во время круглого стола на открытии выставки о насилии на Северном Кавказе. Москва, 15 июля 2015 г. Фото Карины Гаджиевой для "Кавказского узла"

16 июля 2015, 19:10

Безнаказанное насилие на Северном Кавказе носит системный характер

Механизмы борьбы с нарушениями прав человека со стороны представителей правоохранительных органов в Чечне и Дагестане до сих пор четко не разработаны, заявили участники "круглого стола" на открытии выставки о насилии на Северном Кавказе в шестую годовщину убийства Натальи Эстемировой.

Как писал "Кавказский узел", выставка "Бесконечная история: насилие и безнаказанность на Северном Кавказе" в Москве подготовлена чешской неправительственной гуманитарной организацией "Человек в беде" (People In Need), многие годы работавшей на Северном Кавказе. На ней в художественной форме представлены 12 историй людей с рассказами о похищениях, убийствах, пытках, фабрикации уголовных дел. Одна из историй – о похищении и убийстве Натальи Эстемировой.

15 июля исполнилось шесть лет со дня похищения и гибели сотрудницы представительства Правозащитного центра "Мемориал" в Грозном Натальи Эстемировой. В этот день в 2009 году она была похищена неизвестными в Грозном, вывезена в Ингушетию и убита. Ее убийцы до сих пор не найдены.

Орлов: безнаказанность стала ключевым элементом карательной системы

Во время военного конфликта преступления совершают все стороны, подчеркнул в своем выступлении член совета Правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов.

"Но преступления боевиков государство стремится расследовать, мы знаем множество примеров, когда боевики за их преступления подвергались наказанию, были названы и получали приговоры, – отметил Орлов. – Между тем преступления, совершаемые представителями государства: сотрудниками МВД, ФСБ, военными – остаются безнаказанными".

По его мнению, у этого явления много причин, главной из которых является системный характер насилия.

"Дело тут не только в том, что налицо нежелание сдавать своих – это, конечно, тоже есть. И дело не в боязни политического руководства России потерять свою главную опору среди силовиков – и это тоже есть. Но главная причина глубже. Главное, что речь тут идет не об эксцессах, а о системе организованного насилия. И безнаказанность в этой системе является ее неотъемлемой частью", – пояснил Олег Орлов.

По его словам, с середины 2000 годов на Северном Кавказе за фасадом официальных правоохранительных структур, которые должны поддерживать закон и порядок, действовала "неофициальная карательная система", в которую включены практики похищения людей и пыток. В Чечне право на безнаказанное насилие постепенно передалось от федеральных силовых ведомств местным формированиям, в частности, так называемым "кадыровцам", которые выиграли монополию на насилие в конкурентной борьбе, заявил Олег Орлов.

"Кавказский узел" публикует материалы, посвященные Наталье Эстемировой и ее подруге, журналистке Анне Политковской, на тематической странице "Политковская и Эстемирова". В разделе  "Персоналии" на "Кавказском узле" опубликована  биографическая справка о Наталье Эстемировой.

Каляпин: похищения в Чечне продолжают оставаться безнаказанными

Главная проблема, которой занималась в Чечне Наталья Эстемирова, – это проблема похищений людей, часто заканчивавшихся бесследным исчезновением, отметил в ходе своего выступления председатель Комитета против пыток Игорь Каляпин.

Среди представленных на выставке работ – три плаката с изображениями людей, по делам которых работали юристы Комитета против пыток, рассказал Каляпин. Первый плакат посвящен Зареме Гайсановой, пропавшей в 2009 году в Грозном. По данным Комитета против пыток, есть основания полагать, что к похищению Гайсановой причастны сотрудники правоохранительных органов2 марта 2010 года Рамзан Кадыров, встречаясь с председателем Комитета против пыток Каляпиным, признал, что руководил спецоперацией, проводимой в день, когда была похищена Гайсанова.

Второй плакат - портрет Абдул-Язита Асхабова, бесследно исчезнувшего после задержания силовиками в 2009 году. Правозащитникам известно, что следователь по делу Асхабова для проведения опознания возможных похитителей обращался в полк патрульно-постовой службы милиции №2 им. Ахмада Кадырова, однако его запросы были проигнорированы. На третьем портрете из отмеченных Каляпиным изображен президент "Ассамблеи народов Кавказа" Руслан Кутаев.

"Руслан Кутаев, к счастью, жив, хотя находится в местах лишения свободы за преступление, которое он явно не совершал. Это понятно было всем, – убежден Каляпин. – Нужно было видеть этот процесс – там Кафка нервно курит в сторонке".

Руслан Кутаев в июле 2014 года приговорен к четырем годам лишения свободы по обвинению в хранении наркотиков. Он признан Amnesty International "узником совести", а ПЦ "Мемориал" внес его в список политзаключенных. Правозащитники связывали преследование Кутаева с тем, что 18 февраля 2014 года в ходе конференции, посвященной депортации чечено-ингушского народа, он выступил с критикой Рамзана Кадырова, запретившего проводить 23 февраля мемориальные мероприятия, приуроченные к дате начала депортации.

Локшина: "ваххабистский учет" превратился в бессмысленный конвейер

Незадолго до смерти Наталья Эстемирова озвучивала желание начать работать не только в Чечне, но и в соседнем Дагестане, рассказала в ходе "круглого стола" программный директор Human Rights Watch Татьяна Локшина.

"Чечня к 2009 году уже сформировалась как своего рода тоталитарный анклав, как государство внутри государства, где вместо закона Российской Федерации, вместо права существовала одна норма и существует до сих пор. Называется она: "Рамзан сказал". В соседнем же, сопредельном Дагестане тоже похищали людей, тоже исчезали люди, тоже были внесудебные казни, и ситуация стремительно ухудшалась на глазах. Но она была не настолько законсервировавшейся, как в Чечне. Казалось, что на это можно повлиять", – пояснила Локшина.

В июне Human Rights Watch выпустила доклад "Война без войны. Нарушения прав человека в ходе борьбы российских властей с вооруженным подпольем в Дагестане". В нем также описаны сообщения о пытках и похищениях в республике, однако в целом здесь сложилась не такая, как в Чечне, система.

Полная версия доклада международной правозащитной организации Human Rights Watch о нарушениях со стороны силовых структур и преступлениях боевиков в Дагестане в 2012 – 2014 годах опубликована "Кавказским узлом" в аналитическом разделе "Доклады".

"Система, которая на самом деле меня поразила, так как является неким бессмысленным конвейером. Она называется "вахучет", так называемый "ваххабистский учет". Официально он называется "профилактический учет" по статье "религиозный экстремизм". С определенного момента мусульмане-салафиты в Дагестане стали восприниматься правоохранительными органами и властью как сочувствующие вооруженному подполью или как просто пособники, или даже как участники. Людей ставят на специальный учет, регистрируя как религиозных экстремистов", – рассказала Локшина.

При выборке людей, подлежащих постановке на учет, используется, помимо прочих, и внешний признак. Если это мужчина, то таким признаком является борода, а если женщина, то - хиджаб. После попадания в "вахучет", по словам Локшиной, у человека "заканчивается нормальная жизнь".

"Его непрерывно задерживают, его останавливают на блокпостах, его останавливают сотрудники полиции. Они понимают, что человек находится в списке и с ним необходимо работать. Что значит "работать"? Таких людей регулярно допрашивают – несколько раз в месяц, иногда и несколько раз в неделю. С них регулярно снимают отпечатки пальцев, их регулярно фотографируют. Зачем правоохранительным органам нужно одного и того же человека раз по 15 фотографировать и у него, находящегося и так в базе данных, столько же раз снимать отпечатки пальцев – это никому неведомо", – заявила Татьяна Локшина.

У многих этих людей принудительно берутся образцы ДНК, продолжила правозащитница.

"Что значит "принудительно"? Согласно российскому законодательству без согласия ничего подобного проделать невозможно. И люди очень часто отказываются, но когда они отказываются, уже находясь в отделении полиции, им говорится: "Пока ты не сдашь образцы, ты отсюда никуда не уйдешь", – рассказала Татьяна Локшина.

Постановка на профилактический учет в органах внутренних дел лиц, склонных к совершению административных правонарушений и преступлений, является одной из мер индивидуальной профилактики правонарушений и рецидива преступлений, говорится в опубликованном в разделе "Справочник" на "Кавказском узле" справочном материале "Профучет в МВД РФ".

В ходе "круглого стола" также выступили председатель Комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина, председатель совета ПЦ "Мемориал" Александр Черкасов, а также адвокат семьи Бориса Немцова Вадим Прохоров, который заявил о сходстве в убийствах оппозиционного политика и Натальи Эстемировой.

"Следы убийства Натальи Эстемировой и Бориса Немцова, я полагаю, ведут в один источник – в Грозный", – сказал Прохоров.

Напомним, оппозиционный политик Борис Немцов был убит 27 февраля в Москве. По делу об убийстве, по официальным данным, задержаны пятеро выходцев из Чечни и Ингушетии: Заур Дадаев, Анзор Губашев, Хамзат Бахаев, Тамерлан Эскерханов и Шагид Губашев. Всем им предъявлены обвинения, однако вину они не признают.

На YouTube доступна видеозапись открытия выставки "Бесконечная история: насилие и безнаказанность на Северном Кавказе".

источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

28 июля 2017, 07:57

28 июля 2017, 06:59

28 июля 2017, 06:00

28 июля 2017, 05:53

28 июля 2017, 05:40

Архив новостей