Колючая проволока. Фото: Михаил Ступин / Югополис

06 июня 2015, 09:57

Армения нуждается в реформе системы реабилитации пожизненно заключенных

До сих пор в Армении нет прецедентов досрочного освобождения пожизненно осужденных или пересмотра их дел, что говорит о необходимости реформировать систему реабилитации таких заключенных, заявили опрошенные «Кавказским узлом» эксперты.

В 1991 году в Армении был объявлен мораторий на смертную казнь, в 2003 году после принятия нового Уголовного кодекса она была упразднена, президент Роберт Кочарян подписал указ о пожизненном заключении для всех осужденных, ранее приговоренных к смертной казни.

"В армянской судебной практике выносить пожизненный приговор стало обычным явлением"

Армянские суды часто выносят максимально строгий обвинительный приговор, не учитывая всех обстоятельств совершения преступления, заявила корреспонденту «Кавказского узла» председатель общественной организации Армянский проект невиновности, журналистка Заруи Меджлумян. При вынесении пожизненного приговора обязательно нужно учитывать, в частности, возраст обвиняемого и то, какое по счету преступление им совершено.

По словам Меджлумян, в европейских странах с плотностью населения, не превышающей три миллиона человек, число осужденных на пожизненный срок не превышает 30, тогда как в Армении таких заключенных 104.

«В армянской судебной практике выносить пожизненный приговор стало обычным явлением, однако для изоляции человека необходим серьезный мотив. При проведении журналистского расследования, выяснилось, что смертные приговоры, которые позже были заменены пожизненным заключением, выносили либо на основании показаний одного свидетеля, либо при отсутствии заключения экспертов», – подчеркнула журналистка.

Например, в подобных делах могли отсутствовать результаты дактилоскопической экспертизы, не проводилась доступная уже в те времена генетическая экспертиза. Кроме того, в судебной практике в Армении вещественные доказательства не хранятся, а уничтожаются, в то время как европейские страны с 1970-х годов начали хранить все вещественные доказательства по тяжким уголовным делам, отметила Меджлумян. Именно это, по ее мнению, позволило только в 2014 году оправдать и вернуть в общество после отбытия 30-40-летнего заключения 328 осужденных.

«Специалисты пришли к мнению, что окончательный ответ, совершал ли человек преступление, можно будет дать с помощью развивающейся науки, так как показания свидетелей, которые заинтересованы в процессе, по своей сути субъективные», – пояснила журналистка.

С июля 2014 года в Армении велись обсуждения проекта нового Уголовного кодекса.  4 июня правительство одобрило концепцию кодекса, предусматривающего более широкое применение альтернативных мер наказания, изменения условий УДО и новую градацию сроков наказания.

Минюсту Армении было предложено внести изменения в Уголовный кодекс, согласно которым вещественные доказательства не подлежат уничтожению, рассказала она.

Пожизненный приговор может быть применен только в том случае, когда нет механизмов возвращения человека в общество, уверена Меджлумян. Цель наказания состоит в том, чтобы способствовать исправлению преступника, а не его окончательной изоляции от общества, поэтому Армения должна перенять международный опыт содержания и реабилитации пожизненно осужденных, считает журналистка.

«В Англии действует четырехуровневый режим наказания для пожизненно осужденных. Первая категория – строгая, далее по убыванию менее строгий, полуоткрытый и открытый режимы. Для досрочного освобождения заключенный должен пройти по этой системе, начиная с менее строгого режима до открытого, который называется «тюрьмой без стен», когда осужденный имеет право проживать со своей семьей», – рассказала она.

Согласно исследованию преподавателя криминального права университета Лидса Кэтрин Эпплтон «Жизнь после пожизненного заключения», в Англии число рецидивов у досрочно освободившихся пожизненно осужденных почти нулевое, в отличие от осужденных за легкие или средней тяжести преступления. В Армении же сейчас отношение к осужденным на пожизненный срок предвзятое как у государства, так и у общества в целом.

Необходимо разработать механизмы, которые позволят отбывающим пожизненный срок  интегрироваться в общество

«На осужденных не распространяются ни амнистия, ни досрочное освобождение. Необходимо разработать действующие механизмы, которые позволят отбывающим пожизненный срок заключенным интегрироваться в общество. Достичь этого можно будет, когда человеческая жизнь станет высшей ценностью», – заключила Меджлумян.

"В отношении пожизненно заключенных в Армении не действуют основы гуманитарного права"

Замена смертной казни пожизненным заключением не входило в компетенцию президента Армении, дела заключенных должны были быть пересмотрены в судебном порядке, заявил корреспонденту «Кавказского узла» председатель Хельсинского комитета Армении, правозащитник Аветик Ишханян.

«Замена пожизненным заключением по указу президента не является законным решением. Это исключительно прерогатива судебных органов. Однако судебная система не нашла в себе мужества объявить недействительным этот указ согласно основам юридического права», – считает правозащитник.

При пересмотре дел судебные органы должны были ориентироваться на прежний вариант Уголовного кодекса, в котором говорилось, что в случае помилования смертная казнь заменяется сроком от 15 до 20 лет заключения, рассказал Ишханян.

В 2011 году в действующий кодекс была внесена поправка, согласно которой максимальный срок наказания увеличен до 20 лет, а в случае, если приговор выносится по нескольким тяжким статьям, – до 25 лет.

«До этого самым строгим наказанием было 15 лет лишения свободы, после которого следовал пожизненный срок. Авторы поправок объяснили внесение изменений тем, что с зачастую суды не могли определиться при вынесении приговора – 15 лет или пожизненное заключение. Опять же возникает вопрос, почему в этом случае суды не пересмотрели дела осужденных на пожизненное заключение», – отметил Ишханян.

Все попытки пожизненно заключенных добиться пересмотра дел прошли безуспешно. Скорее всего, есть негласное указание не брать подобные дела в производство, считает правозащитник. Однако авторы той поправки заявляли, что изменения не носят смягчающего характера.

«Третья проблема – любое уголовное дело, в том числе и по дело пожизненно осужденного, можно пересмотреть при возникновении новых или вновь открывшихся обстоятельств дела. Но и это также не действует в судебной практике, что доказывают дела Согомона Кочаряна и Артур Мкртчяна», – рассказал он.

Оба этих дела касаются бывших военнослужащих. Инвалид II-ой группы, ветеран Карабахской войны Согомон Кочарян в 1995 году был обвинен в убийстве иранского подданного, азербайджанца по национальности. Прокурор не требовал высшей меры наказания для обвиняемого, однако судья приговорил Кочаряна к смертной казни. При этом на момент ареста Кочаряна его супруга была беременна. В 2012 году она умерла от тяжелой болезни, а в марте 2014 года 19-летная дочь осужденного покончила жизнь самоубийством.

В деле Кочаряна есть заявление государственного обвинителя, который признал, что на судебную систему было оказано политическое давление со стороны посольства Ирана в Армении, в результате чего его приговорили к смерти, тогда как в этом надобности не было. Однако генпрокуратура Армении в 2014 году отказала в повторном рассмотрении дела.

В 1997 году бывший рядовой Артур Мкртчян был приговорен к смертной казни по обвинению в убийстве пятерых сослуживцев. Мкртчян не признал себя виновным, заявив на суде, что убийство совершили незнакомые ему люди.

«По делу Артура Мкртчяна военный прокурор тех лет Гагик Джангирян признался в сомнениях, что Артур Мкртчян убил пятерых сослуживцев, но выразил мнение, что им были убиты трое. Кроме того, в своем интервью бывший военный прокурор сообщил оперативные данные, согласно которым в день убийства на воинских позициях действительно находились незнакомые люди. Однако и в этом случае суд отказал в повторном рассмотрении дела, мотивируя тем, что оперативные данные, о которых сообщил Джангирян, являются предположениями», – рассказал Аветик Ишханян.

По его мнению, складывается ощущение, что пожизненно заключенные полностью изолированы от общества.

«В отношении них не действуют никакие основы гуманитарного права. Отбывающие пожизненное наказание заключенные проигнорированы государством», – заключил правозащитник.

2 июня Степан Григорян, осужденный в Армении на пожизненный срок по обвинению в соучастии в убийстве, объявил голодовку в знак протеста против решения администрации тюрьмы о переносе рассмотрения вопроса его досрочного освобождения на год. Оперативная группа офиса омбудсмена Армении планирует навести осужденного.

"Генпрокуратура ни разу не удовлетворила ходатайство о пересмотре дела"

Отказ генпрокуратуры пересматривать дела при возникновении новых или вновь открывшихся обстоятельств является прямым нарушением права человека на свободу, закрепленного в Конституции Армении, заявил корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Левон Багдасарян, защищающий права осужденного на пожизненный срок Мгера Енокяна.

В международной юридической практике принято, что если есть малейшее подозрение в том, правильно ли вынесен приговор, необходимо пересмотреть дело с учетом вновь открывшихся обстоятельств.

«В США обвиняемого в изнасиловании приговорили к пожизненному сроку, и спустя почти 20 лет прокурор, который лично требовал столь сурового наказания, без ведомого заключенного возбуждает новое дело в производство. По итогам получения результатов генетической экспертизы выясняется, что данное преступление осужденный не совершал», – привел пример Багдасарян.

По словам адвоката, в уголовном деле его подзащитного также есть противоречащие друг другу показания одного свидетеля, а в заключении Независимого международного центра экспертизы сказано, что «Енокян однозначно не совершал убийства».

«Тем не менее, генпрокуратура Армении отказалась рассматривать это заключение как новые обстоятельства уголовного дела. Нет ни единого случая, в котором прокуратура удовлетворила бы ходатайство о пересмотре дела», – заявил защитник.

Часто защита осужденных на пожизненный срок даже не требует напрямую оправдать или смягчить наказание, основным требованием в подобных делах является возможность пересмотра дела согласно основам уголовного права, подчеркнул Багдасарян.

«Решение, насколько оправданный был вынесенный ранее приговор так или иначе должен вынести суд», – пояснил он.

Нынешнее государство не желает пересмотра подобных уголовных дел, считает адвокат.

Автор: Тигран Петросян; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

17 января 2017, 18:18

17 января 2017, 18:05

17 января 2017, 17:57

  • Кадыров назвал Музаева "обыкновенным сторожем"

    Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что погибший Алихан Музаев, подозревавшийся в связях с боевиками, не был его личным охранником. По словам Кадырова, за Музаевым был установлен контроль, благодаря чему были установлены личности ряда боевиков.

17 января 2017, 17:53

17 января 2017, 17:43

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии